home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

МОСТ

Исследование морских глубин эхолотом, проведенное в последнее время в Атлантике, привело к обнаружению того факта, что Азорские острова являются горными вершинами колоссальной массы погрузившейся под воду земли[27]. От центра этой массы на некоторое расстояние тянется к югу один огромный массив, который дает в одном месте отросток к Африке, в другом — к Южной Америке. Есть следы того, что раньше существовало и третье ответвление — в северном направлении, от Азорских островов к Британским островам.

Когда-то эти подводные хребты были протяженными и непрерывными горными грядами, подобными Андам или Скалистым горам. Они были как бы позвоночником огромного Атлантического океана. Большая часть этого затонувшего ныне континента в те времена находилась над водой, связывая воедино отдельные части мира. Эти хребты были дорогами, по которым могли передвигаться древние расы. Горы тянулись на тысячи миль — неровные, каменистые, омываемые водами великого океана, кое-где превращаясь в узкие проходы, кое-где становясь островами, кое-где просто опускаясь в море. Эти проходы шли от центральной цивилизованной страны — древней и давно обжитой страны богоподобной расы — к ее колониям или к соседям на севере, юге, востоке или западе. Память об этом материке запечатлелась в сказках и легендах человечества так ярко, что образ этого материка сохранился в мировых религиях до наших дней.

С течением времени этот материк постепенно — или внезапно — погрузился в глубины, оставив после себя длинную непрерывную цепь островов, расположенных совсем близко друг к другу и напоминая Алеутский архипелаг или Багамские острова. И эти острова также использовались в качестве дороги для миграций и для связи между ранее обжитыми и недавно колонизованными землями — точно так же, как Азорские острова помогли Колумбу позднее открыть Новый Свет, поскольку, как мы знаем, Колумб использовал Азорские острова как место остановки для своего великого путешествия.

Когда Иов говорит об «острове безвинных», который не подвергся полному уничтожению, он перед этим спрашивает:

«Неужели ты держишься пути древних, по которому шли люди беззаконные, которые преждевременно были истреблены, когда вода разлилась под основание их?» (Иов 22: 15–16).

И далее в главе 28, стихе 4, мы встречаем то, что может быть еще одним намеком на этот «путь», по которому идут люди и который «разделяем потоком», и по которому они спасаются.

Рукописный манускрипт племени киче, переведенный аббатом Брассер де Бурбуром (Tylor, «Early Mankind», p. 308), описывает миграцию этого народа в Америку из какой-то восточной земли в самые ранние времена, в «день тьмы», когда Солнца не было, то есть в ледниковый период.

Когда они перебрались в Америку, киче долгое время бродили по лесам и горам, «они проделали долгий путь, через моря, по гальке и зыбучим пескам». И этот долгий путь проходил по морю, «которое разделилось при их проходе», то есть море было по обеим сторонам этого долгого хребта из камней и песка.

Этот аббат пишет:

«Но неясно, как они перешли море. Они прошли так, словно никакого моря не было, поскольку они двигались по разбросанным камням, а эти камни катались по песку. Они называли то место, по которому прошли по океану «выстроившимися камнями и неровными песками», при этом воды разделились для их прохода».

Люди киче, по всей видимости, прошли по одному из хребтов, которые, как свидетельствует обследование моря эхолотом, тянулись от Атлантики к берегу Южной Америки.

Мы уже видели в легендах индусов, что Рама для того, чтобы прибыть на остров Ланка для борьбы с демоном Раваной, воздвиг каменный мост длиной в шестьдесят миль с помощью бога обезьян.

У Овидия мы читаем про «небольшом оседании» острова, на котором произошла драма с Фаэтоном.

В норвежских легендах мост Биврёст играет важную роль. Кое-кто склонен считать его радугой (то, что позволяет так думать, является, скорее всего, более поздней интерполяцией) — но внимательно присмотревшись, мы увидим, что он является чем-то вполне вещественным, представляя собой какую-то материальную структуру.

Гюльви, который был, как утверждается, королем Швеции, посетил Асгард. Он взял себе имя Ганглери («путешественник» или «странник»). Далее я цитирую «Младшую Эдду, Виденье Гюльвы»

«Тогда спросил Ганглери: «Какой путь ведет с земли на небо?».

Земля здесь, как я понимаю, означает европейские колонии, которые окружали океан, который, в свою очередь, окружал Асгард; небеса же являются страной богоподобной расы, жившей в Асгарде. Таким образом, Ганглери спрашивает: что в мифологическом прошлом было путем от Европы к островам в Атлантике?

«Отвечал со смехом Высокий: «Неразумен твой вопрос! Разве тебе неизвестно, что боги построили мост от земли до неба, и зовется мост Биврёст? Ты его, верно, видел. Может статься, что ты зовешь его радугой. Он трех цветов и очень прочен и сделан — нельзя искуснее и хитрее. Но как ни прочен этот мост, и он подломится, когда поедут по нему на своих конях сыны Муспелля, и переплывут их кони великие реки и помчатся дальше».

Муспелль — это пламенеющий юг, страна огня, вызванного появлением кометы. Но может ли Биврёст означать радугу? Разве радуга может пересекать великие реки?

«Тогда молвил Ганглери: «Думается мне, не по совести сделали боги тот мост, если может он подломиться; ведь они могут сделать все, что ни пожелают». Отвечал Высокий: «Нельзя хулить богов за эту работу. Добрый мост Биврёст, но ничто не устоит в этом мире, когда пойдут войною сыны Муспелля»».

Еще раз повторюсь — Муспелль означает здесь жару юга. Одно лишь тепло не может влиять на радугу. Радуга появляется от солнечного света и падающей воды и часто наиболее отчетливо видна в самую теплую погоду.

Но мы увидим немного позже, что этот мост, Биврёст, был вполне реальным сооружением. Мы читаем о корнях ясеня Иггдрасиль, и один из его корней доходит до источника Урд.

«Там место судбища богов. Каждый день съезжаются туда асы по мосту Биврёст. Этот мост называют еще Мостом Асов».

И эти три горных цепи, которые расходятся к разным континентам, являются тремя корнями дерева Иггдрасиль, священного дерева горной вершины. Эти же горные цепи являются «корнем с тремя отростками мировой горы», о которой говорит индуистская легенда. На вершине этой горы находятся небеса, Олимп. Под Олимпом находится ад, где обитают асуры, комета. Между ними расположены Меру (Меро, Меру) — страна меропов, Атлантида.

Асы явно представляют собой человеческую расу людей с благородными и богоподобными чертами. Доказательством этого является то, что они гибнут во время Рагнарёка, то есть они смертны. Спускаясь с небес, с небесной земли, каждый день они едут по мосту на землю, то есть в Европу.

Далее мы читаем:

Кермт и Эрмт

и Керлауг обе

Тор в брод переходят

в те дни, когда асы

вершат правосудье

у ясеня Иггдрасиль;

в ту пору священные

воды кипят,

пламенеет мост асов.

(Старшая Эдда, «Grimner’s Lay», 29).

Эти реки — Кермт, Эрмт и обе Керлауг — возможно, пересекали горный хребет, где он постепенно опускался в море. Мост асов, весьма похоже, имел много вулканов, как острова в Атлантике по сей день.

«Тогда сказал Ганглери: «Разве Биврёст охвачен пламенем?». Высокий говорит: «Тот красный цвет, что ты видишь в радуге, — это жаркое пламя. Ледяные великаны и великаны гор захватили бы небо, если бы путь по Биврёсту был открыт для всякого. Много прекрасных мест на небе, и все они под защитой богов»».

Чуть ранее мы видели, что обитель богоподобной расы, асов, Асгард, окружена океаном, и, таким образом, превратилась в остров, и что вокруг внешней границы этого океана, Атлантики, богоподобная раса уступила свою землю ледяным гигантам. А теперь мы читаем, что этот мост Асов, Биврёст, протянулся с земли до неба — то есть через залив, что отделял этот остров от колоний ледяных гигантов. Мы узнаем, что если бы этот мост не имел божественной защиты, эти несносные ледяные гиганты могли бы отправиться на небеса — другими словами, храбрые северяне могли отправиться маршем через Великобританию и Ирландию к Азорским островам — то есть к Атлантиде. Определенно такой марш нельзя совершить по радуге.

Но читаем дальше. Высокий перечисляет Ганглери чудеса небесной страны, описывает ее золотые дворцы и ее смешанное население из темной и светлокожей рас и говорит:

«И есть еще жилище Химинбьёрг. Оно стоит на краю неба, в том месте, где Биврёст дугою своей упирается в небо».

Затем мы читаем о Хеймдалле, одном из богов, который впоследствии был убит кометой:

«Он живет в месте под названием Химинбьёрг, у самого моста Биврёст. Он страж богов и обитает у края небес, чтобы охранять мост от горных великанов. Ему нужно меньше сна, чем птице. Как ночью, так и днем видит он на сотни миль вокруг себя, и так же хорошо ночью, как и днем. Его зубы из золота».

Это выглядит подобно воспоминаниям варвара о расе, у которой были дантисты и которая использовала телескопы. Мы знаем, что золотые пломбы были найдены в зубах древних египтян и перуанцев, и что телескопические линзы были обнаружены на руинах Вавилона.

Но здесь мы видим Биврёст, мост, а не сплошную структуру, прерываемую в отдельных местах водой и протянувшуюся от Европы до каких-то островов в Атлантике. И островитяне относятся к этому во многом подобно некоторым англичанам, которые считают предложение прорыть туннель из Дувра в Кале опасным, поскольку он может стать путем вторжения, угрозой. И в конце острова, где к нему примыкает горный хребет, островитяне сделали то, что, возможно, в конце концов сделают англичане — они воздвигли укрепления и построили замок, в котором поселили правителя — возможно, вассального царя — Хеймдалла, который постоянно, с возвышенной точки — возможно, с подзорной трубой, — следит за подходом беспокойных готов из их далеких земель. Без сомнения, беловолосые или рыжеволосые, голодные, оборванные дикари имели не меньше желания вторгнуться в цивилизованную, преуспевающую страну, чем их потомки, которые разграбили клонящуюся к упадку Римскую империю.

Слово «асы» вовсе не происходит, как думают некоторые, от слова «Азия». Это слово «Азия» происходит от «асов»[28].

А слово «асы» происходит от норвежского слова, до сих пор существующего в норвежском языке, «аас», что означает «край высокой земли» («The Younger Edda», Anderson, note, p. 226). Андерсон полагает, что есть какая-то связь между «аас» — высокий хребет, горная возвышенность, и Атласом (Атлантом), который держал мир на своих плечах.

Таким образом, «асы» были цивилизованной расой, населявшей высокогорную, обрывистую страну, которая являлась местом соединения нескольких горных хребтов. Атлас был королем или богом Атлантиды. В прежние времена все короли обожествлялись. Для многих они до сих пор являются чем-то большим, чем обычные люди.

И затем мы доходим до «Рагнарёка» готских легенд, в которых челюсть волка Фенрира простирается от Земли до Солнца, и где он извергает огонь и ядовитые газы — и где Сурт и все силы Муспелла, «едут через Биврёст, и он ломается на куски». Другими словами, в этой последней великой катастрофе на Земле горный хребет, что вел от Британских островов в Атлантику, погружается навсегда под воду.

И в описании Атлантиды Платона, который получил свои знания от египетских жрецов, мы читаем:

«Существовал остров» (Атлантида), «расположенный перед проливами, которые вы называете Столбы Геракла; этот остров больше, чем Ливия и Азия, взятые вместе, и существовал путь к другим островам, и с этих островов вы могли перейти на другой континент», (Америка), «который окружает истинный океан».

Сейчас этот отрывок не очень понятен, но он может означать, что существовала непрерывная связь по земле между Атлантикой и островами наполовину утонувшего хребта — и между этими островами и американским континентом. Похоже на то, что это был не просто путь в море для кораблей, поскольку такой путь существует везде, причем в любых направлениях.

Я уже приводил в предыдущей главе часть легенды на санскрите о Адиме и Хеве, как она описывается в Бхагават-Гите и других священных книгах индусов. Определенно в ней говорится о мосте, который соединяет островную прародину человечества с остальной частью Земли. Но в легенде есть не только это. Когда, вдохновенные князем демонов, Адима и Хева отправились в странствия и выразили желание покинуть свой остров, они «прибыли наконец к оконечности острова…»

Мы видели, что мост Биврёст был связан с оконечностью Асгарда.

«… они узрели ровную гладь узкого пролива, а за ним — обширную и, по всей видимости, безграничную страну (Европу?), связанную с их островом узкой и скалистой дорожкой, поднимающейся из водных глубин».

Это, по всей видимости, является описанием горного хребта; он соединяет «безграничную страну», Европу, с островом. Этот мост поднимается их моря, он скалистый, представляет собой верхнюю часть погрузившейся в воду горной цепи.

Что в легенде следует дальше? Дальше мы снова встречаемся с легендой о катастрофе. Мы читаем, что после того, как Адима и Хева прошли по этому скалистому мосту, «как только они достигли берега, деревья, цветы, плоды, птицы — все, что они видели с другого берега — мгновенно исчезло, с ужасным грохотом; скалы, которые они прошли, скрылись под волнами; только несколько острых пиков оставались над поверхностью, показывая, где существовал этот мост, уничтоженный гневом богов».

Здесь мы видим мгновенное разрушение и уничтожение острова осадочными породами, ужасный грохот эпохи хаоса и обрушение моста Биврёст под ногами наступающей армии Муспелля. Это заставляет вспомнить «землю» Овидия, «немного опустившуюся» в океан — и описанную Теннисоном «потерянную землю» из корнуэльских легенд. Здесь мы видим уходящих в Европу эмигрантов, отрезанных от своей древней прародины и оказавшихся в мире камней, глины и чертополоха.

Легенда, конечно, описывает Цейлон — точно так же, как в библейской легенде все происходит возле Арарата, а у греков — у Олимпа, поскольку каждый народ видоизменял легенду, давая ей знакомые названия. До наших дней индусы показывают на скалы, которые поднимаются из Индийского океана и расположены между восточной оконечностью Индии и островом Цейлон, как на остатки этого моста. На наших картах эти острова помечены как «мост Адама» (Palam Adima).

Вам могут даже показать высокую гору, от которой начинался мост, по которому Адам и Хева перешли на континент. В современной географии она называется «пиком Адама». Как живо легенда огромной древности дошла до наших дней! Легенды о времени появления осадочных пород оставили свой след даже в наших школьных книгах.

И память об этом мосте сохранилась не только в нашей географии, но и в нашей религии.

В человеческой памяти люди с течением времени как бы вырастают — сначала они уподобляются богам, затем становятся богами. Цезарь когда-то был просто полководцем (слово «император» раньше означало «полководец». — Примеч. перев.), позднее в Риме Цезаря стали причислять к лику богов.

То, что когда-то было городом богов на земле, в человеческой памяти постепенно перебралось на облака, где этот город обрел свои золотые улицы и блистательные дворцы.

Это естественно: в духовный мир мы можем перенести только то, что знаем по миру материальному. Мы не в состоянии представить, на каком музыкальном инструменте может играть ангел, и потому снабжаем его самым сладкозвучным, что есть у нас — арфой.

Это не говорит о бедности высшего и духовного — это говорит о скудности и ограниченности нашего интеллектуального аппарата, который, подобно зеркалу, отражает только то, что есть вокруг него, и отражает очень несовершенно.

Люди часто насмехаются над духовными вещами, когда на самом деле то, что вызывает их насмешки, вызвано несовершенством материальной природы (что они обычно игнорируют).

Итак, среди всех народов, которые вышли из этой «небесной страны» — страны высокой культуры, стране господ, о которой помнили на протяжении всех эпох, и с которой ушли при затоплении водой Атлантики, — сохранилась память о прародине как о «духовных небесах». А горный хребет, который связывал прародину с континентом на востоке и западе, стал мостом, по которому души людей должны пройти во время своего путешествия с земли на небеса.

Над средней частью мусульманского ада протянулся мост Эс-Сират, «более тонкий, чем волос и более острый, чем край сабли».

В Лайк-Уэйк-Дирдже на севере Англии поют про «Мост ужаса не толще, чем нить».

На острове Борнео считается, что души уходят на небо по длинному дереву; это трудноосуществимо для душ обычных людей, за исключением тех, кто убил человека.

В «бурмахе» каренов через реки перекидывают веревки, чтобы души мертвых могли пройти к своим могилам (Poor, «Sanskrit Literature», p. 151).

На Яве через пропасть к обители богов ведет мост; те, кто при жизни делал зло, падают в глубины с моста.

У эскимосов души пересекают ужасный залив по натянутому канату, чтобы достичь обители «великого женского злого духа внизу» (выше?) «поверхности моря».

Индейцы-оджибвеи попадают в рай на огромной змее, которая служит мостом.

У чоктавов мост представляет собой скользкое сосновое бревно.

Южноамериканские маначикас проходят по деревянному мосту.

У многих американских племен Млечный Путь считается мостом во внешний мир.

У полинезийцев нет моста, они минуют ущелье в каноэ.

Африканские племена — негры Гвинеи — считают, что страну человеческих душ можно достичь, только преодолев реку.

У некоторых североамериканских племен «души приходят к огромному озеру» (океану), «где есть прекрасный остров, к которому они должны плыть, помогая себе веслом, в каноэ из белого камня. На этом пути их ожидает буря, в котором плохие души терпят кораблекрушения — под водой видны груды из их костей, — но души хороших людей достигают счастливого острова» (Tylor, «Early Mankind», p. 362).

Славяне верили в путь или дорогу, которая ведет в другой мир; это как радуга (как в легендах готов), так и Млечный Путь — и, поскольку это путешествие продолжительно, они кладут в гроб обувь (поскольку она сделана для ног) и монеты, чтобы заплатить за переправу через широкое море. Этот обычай заставляет вспомнить реку Стикс и перевозчика Харона. Обитель мертвых, которую достигают в конце долгого путешествия, представляет собой остров — теплую, плодородную землю, называемую Буян (Poor, «Sanskrit and Kindred Literatures», pp. 371, 372).

Чтобы помочь мертвым достичь острова, на котором живут счастливые души умерших, норвежцы сажали своих погибших героев в лодки и пускали эти лодки в открытый океан (Ibid.).

Впоследствии они воздвигали огромный холм над лодкой, усопшим воином, лошадьми, оружием и т. д. Такие лодки были вырыты из земли на севере Европы и помещены в крупнейшие музеи.

Я думаю, что непредубежденный читатель согласится со мной: эти легенды демонстрируют, что некоторые острова Атлантики играли важную роль в начале человеческой истории. До выпадения осадочных пород и в период между выпадением осадочных пород и потопом это была часть обитаемого мира. Здесь человек пережил катастрофу, здесь он выжил, отсюда пошло обновление человеческой расы — и именно из этого центра он заселил мир вновь.

Мы также видим, что этот остров был связан с континентом на востоке и западе большими горными хребтами.

Исследование дна эхолотом показало, что большая масса земли, от которой сейчас остались лишь Азорские острова, так и продолжает связывать континенты, хотя верхняя часть этого хребта находится ныне под водой. И нам неизвестно ни одной другой группы островов, которая связывала бы континенты по обеим сторонам от них[29].

Кому-то, возможно, покажутся не очень строгими мои доказательства того, что существовала островная прародина, на которой располагалась пещера Иова, на берега которой упал Фаэтон, на чьих полях жил Адам, на чьих равнинах стояли Содом и Гоморра, где умерли Один, Тор и Цитли, откуда ушли странствовать по Америке киче и ацтеки; центр всех рас; корень всех мифологий.


Глава 2 НАУКА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ВЫЖИВАНИЯ | Гибель богов в эпоху Огня и Камня | Глава 4 ВОЗРАЖЕНИЯ, КОТОРЫЕ ТРЕБУЕТСЯ ПРИНЯТЬ ВО ВНИМАНИЕ