home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

ЛЕГЕНДЫ ЭПОХИ ТЬМЫ

Все космогонии начинаются с эпохи тьмы: периода холода, сырости, дождей и мрака.

Говоря о «начале вещей», Гесиод сообщает:

«По правде, тогда, сначала возник Хаос… Но из Хаоса родился Эребус и черная Ночь; а из ночи вновь возник Эфир и день, которого она родила после зачатия от союза с Эребусом».

Аристофан в своих «Птицах» свидетельствует («Теогония»):

«Сначала существовали Хаос и Ночь и черный Эребус и широкий Тартар» (Faber, «Origin of Pagan Idolatry», vol. I, p. 255).

Орфей говорит:

«С самого начала мрачная ночь окружила и сделала едва различимыми все вещи, которые были среди эфира» (облака). «Земля была невидимой из-за тьмы, но сквозь эфир прорывался свет» (облака) «и освещал Землю».

Этой силой были созданы Солнце, Луна и звезды (Cory, «Fragments», p. 298).

Из «Санхониафона»[15] мы знаем ббльшую часть того немногого, что сохранилось о древнем народе финикийцев. Они жили перед Троянской войной, из их текстов до нас дошло лишь несколько фрагментов, да и то в виде цитат в более поздних источниках.

В «Санхониафоне» написано:

«В начале всех вещей был конденсированный, ветряной воздух — или бриз из плотного воздуха, и пыльный хаос и чернота, как в Эребусе.

Из всего этого хаоса появился Мот, который некоторые называют Илус» (грязь), «но другие — гнилой водой. И из этой воды проросло все семя создания, и поколения вселенной… и, когда воздух начал посылать впереди себя свет, появились ветра, облака — и очень сильные наводнения и потоки вод с небес».

Был ли этот «плотный воздух» воздухом с кометной пылью, который впоследствии стал грязью? Может, именно это и следует понимать под «пыльным хаосом»?

Теперь обратимся к вавилонским легендам. Бероэс, ссылаясь на тексты из храма Бела в Вавилоне, пишет: «Было время, в которое не существовало ничего, кроме темноты и водной пропасти, где жили самые жуткие существа, которые появились от двойного принципа».

Были ли эти «жуткие существа» кометой?

Из «Законов Ману» древних индусов мы узнаем, что мир поначалу существовал в темноте. В Ведах есть следующие строки:

«Существовало только Верховное существо; после него была только всемирная тьма; распространение добродетели привело к появлению водного океана^.

Обратимся к китайским легендам. Там мы найдем ту же историю.

Китайские хроники начинаются с «Пань Гу, или Царства хаоса» («The Ancient Dynasties of Berosus and China», Rev. T. P. Crawford, D.D., p. 4). Китайские историки говорят, что «Пань Гу появился в середине времени великой хаотической пустоты, и мы не знаем о его происхождении; он знал, как разделить небо и землю и ввел смену Тьмы и Света» («Compendium of Wong-shi-Shing 1526–1590», Crawford, p. 3). Пань Гу «существовал перед наступлением Света» (Ibid.). Он был «князем Хаоса». «После того, как хаос рассеялся, сначала пришли в порядок небеса, затем земля. После того, как атмосфера изменила свои свойства, появился человек» (Ibid., р. 2).

Другими словами, Пань Гу жил во времена эпохи тьмы, когда царил хаос и атмосфера была наполнена газами от комет. Где он жил? Китайские хроники сообщают: «Во времена после хаоса, когда небеса и земля только что разделились». Другими словами, когда большие массы облаков поднялись с земли.

«Тогда еще не было изобретено письменности и от тех пор не сохранилось записей. Поначалу даже правители жили в пещерах и пустынных местах, питались сырым мясом и пили кровь. На счастье, появился Пань Гу, и с его появлением земля и небо разделились, люди стали людьми, а вещи приобрели свой современный вид, так что хаотическое состояние исчезло» (Ibid., р. 3).

Это — то же обновление мира, которое встречается во многих других легендах.

Эти же летописи говорят нам о «Десяти побегах» — стадиях древней истории Земли.

«Во времена «Ву» — «Шестого побега» — Темнота и Свет объединились с губительным эффектом — все вещи стали твердыми» (замерзшими?), «и темнота остановила рост всех вещей».

Во времена «Кун» — «Седьмого побега» — темнота уменьшила все вещи».

Но темнота прошла:

«Во времена «Цзин» — «Девятого побега» — Свет начал питать все вещи в низинах.

Наконец, во времена «Цзе», все вещи начали расти» («Compendium of Wong-shi-Shing 1526–1590», Crawford, pp. 4, 5).

Такая же история приводится при описании «Двенадцати ветвей».

«Куан-тун означает период хаоса, холодную полуночную темноту. Говорят, что в этот период все вещи начинают прорастать в скрытых тайниках подземного мира». Во втором периоде — Чи-фун-ю — света и тепла стало больше, и все вещи принялись расти в соответствии с их природой». В третий период — «Шэнь-цы-кун», — возможно, появились звезды и Солнце, поскольку календарь начинается с этого времени. В пятый период — «Чжи-ши-и» — вещи начали появляться в оцепенелом состоянии. В пятый период — «Юэнь-ся» — все вещи гармонизовались и установился существующий ныне порядок — другими словами, последствия катастрофы» (Ibid., р. 8).

Цари, которые правили до появления слоя осадочных пород, были названы Правителями неба и земли; те, кто появились позже, стали Правителями человечества. «Шэнь Чжиху-ан говорит: «Правители человечества делились на Правителей неба и Правителей земли; затем атмосфера постепенно очистилась и все расцвело; порядок времен постепенно установился, а отношения между людьми стали правильными и уважительными» (Ibid.). Далее мы читаем, что «день и ночь не были еще разделены», но после некоторого времени «день и ночь были различимы друг от друга» (Ibid., р. 7).

В мире установились царские династии, небесное царство сменилось на человеческие. В то время еще царили хаос, холод и темнота, растения погибали. Но свет понемногу увеличивался и растения снова начали расцветать. Но атмосфера оставалась густой. Небеса лежали на земле, день и ночь были почти похожи друг на друга, и человечество обитало в пещерах и питалось сырым мясом и кровью.

Все это, конечно, прекрасно согласуется с нашей теорией.

И далее мы видим ту же историю в другой форме:

«Философ Ориби говорит нам, что когда люди поднимались вверх по магическому дереву, которое имело лестницу от нижнего мира до верхнего, они нашли небесный свод, потолок этого мира, лежащий на земле — потолок этого мира».

Другими словами, когда люди выбрались наверх из пещер, где они прятались, то увидели на поверхности Земли густые облака.

«Мачито, один из их богов, поднял небесный свод на плечи и поднял его. В таком виде мы сейчас небо и видим. Но тьма вокруг не рассеивалась, не было Солнца, не было Луны и звезд. Люди роптали из-за тьмы и холода. Мачито сказал: «Приведите мне семь девственниц», и ему привели семь девственниц. И он сказал: «Принесите мне семь корзин с семенными коробочками хлопка» — и ему принесли семь корзин с семенными коробочками хлопка. И он научил семь девственниц ткать магическую ткань из хлопка, и когда они закончили, он поднял ткань над головой, и ветер понес ткань к небесной тверди — и в мгновение ока ткань превратилась в красивую и полную Луну. И тот же бриз схватил остатки клочковатого хлопка, который девственницы роняли во время работы, и поднял их вверх, где они превратились в яркие звезды.

Но все равно оставалось холодно, и люди продолжали роптать. Тогда Мачито сказал: «Принесите мне семь шкур бизонов» — и ему принесли семь шкур. Из густой спутанной шерсти шкур он соткал еще одну удивительную ткань, которую буря унесла в небо, — и эта ткань превратилась в круглое Солнце. После этого Мачито ввел время и установил времена года, а также пути, по которым должны были двигаться небесные тела. И боги небесного свода подчинялись нововведениям Мачито с самого дня их появления до настоящего дня» («Popular Science Monthly», October 1879, p. 800).

Среди индейцев-тлинкитов в Британской Колумбии распространена легенда, что Великая ворона или Великий ворон, Йехл, была создателем большинства вещей:

«В самом начале мир был очень темным, влажным и хаотичным; кроме Йехла не было ничего, что имело бы тело и дышало. В одеянии ворона он сидел, размышляя, в тумане; его черные крылья били вниз, создавая большое смятение; воды отступили перед ним и появилась сухая земля. На землю были помещены тлинкиты — хотя точно не ясно как и когда, — в это время мир был неподвижным в темноте, без Солнца, Луны или звезд» (Bancroft, «Native Races», vol. Ill, p. 98).

Легенда тянется очень долго, рассказывая о деяниях Йела. Его дядя пытался убить его и, когда ему это не удалось, «он, издав страшное проклятие, предпринял новую попытку, наслав на Землю наводнение… Хлынула вода, воды поднимались и поднимались, но Йел обрядился в птичью кожу и подскочил до небес, воткнул клюв в облака и оставался в таком положении, пока воды не утихомирились» (Ibid., р. 99). Эта легенда напоминает о легенде Керамбосе из Фессалии, «который спасся от наводнения, поднявшись в воздух на крыльях, подаренных ему нимфами».

Теперь я обращусь к легендам миштеков, которые проживали на окраинах Мексиканской империи. Эти легенды были переписаны Фра Грегориа Гарсиа («Origen de los Ind.», pp. 327–329) из книги, найденной им в монастыре в Куила-пе — маленьком индейском городке, примерно в лиге с половиной к югу от Оахаки. Эту книгу составил викарий монастыря, «точно так, как они сами привыкли изображать и объяснять в своих примитивных свитках».

«В год и день плохой видимости и темноты» (день большой облачности?), «даже когда дней и лет не было» (перед тем, как стало видным движение Солнца, отмечающее смену дней, а всеобщие тьма и холод не давали отследить смену времен года?), «когда мир был в великой тьме и хаосе, когда Земля была покрыта водой, и не было ничего, кроме грязи и слизи на всей поверхности Земли — бог стал видимым, и его имя было Олень, а его фамилия была Лев-змея. Появилась и очень красивая богиня, которую звали Олениха, а фамилия была Тигр-змея. С этих двух богов начались все боги, которые были их потомками».

Этот Лев-змея, вероятно, был кометой; Тигр-змея, без сомнения, был второй кометой, названной в честь тигра из-за ее «полосатого», разного на вид внешнего облика. Надо особо отметить, что они появились перед тем, как вернулся свет.

Эти боги воздвигли на высоком месте храм и разбили сад, после чего осуществили жертвоприношения высшим богам и начали терпеливо ждать. Во время жертвоприношений они наносили себе раны кремневыми ножами и «молились, чтобы к ним пришло благо в виде небесного свода, чтобы на Земле появились свет и тьма — и чтобы воды собрались вместе, чтобы из-под нее могла появиться земля, поскольку у них не было участка, чтобы разбить даже один маленький сад».

В этой легенде мы видим и людей, и змей. После описанных событий Земля стала пригодной для проживания человечества, но впоследствии наступил «великий потоп, от которого погибло много сыновей и дочерей богов. Говорят, что когда потоп прекратился, человеческая раса восстановилась в том числе, что был до потопа, и появились земля и небо» (Bancroft, «Native Races», vol. Ill, pp. 71–73).

Отец Дюран в своей рукописи «Древняя история Новой Испании», написанной в 1585 году, приводит описание легенд племени чолула, которая начинается следующими словами:

«В самом начале, перед тем, как были созданы Солнце и небо, на этой Земле царила тьма и было трудно что-либо разглядеть, и на ней не было ни одного создания».

В легенде тольтеков мы читаем о времени, когда:

«Был сильный ураган, который уносил деревья, горы, дома и самые крепкие здания, из которых многие люди бежали, в основном в пещеры и места, где их не мог достать ураган. Прошло несколько дней, и люди отправились посмотреть, что стало с Землей. Они обнаружили, что Земля населена обезьянами. Все это время было темно, не было видно света солнца, луны, которые принес людям ветер» («North Americans of Antiquity», p. 239).

В ацтекских мифах о сотворении мира, согласно литературно обработанному пересказу Мендиеты, который взял эти мифы у Фра Андреса де Олмоса — одного из самых первых христианских миссионеров среди индейцев современной Мексики, мы находим следующую легенду о «Возвращении Солнца».

«Не было Солнца на протяжении многих лет; и боги встретились в месте под названием Теотиуакан в шести лигах от Мехико. Они собрались вокруг великого огня. Те, кто поклонялись богам, сказали, что тот из них, кто возьмет на себя эту честь, будет превращен в Солнце. Тогда один из богов, которого звали Нанахуатцин… бросился в огонь. Затем боги (вожди?) «начали смотреть сквозь мрак во всех направлениях, ожидая увидеть обещанный свет и заключая пари — в какой части небес свет появится. Некоторые говорили: «Здесь», но когда Солнце поднялось, все оказались не правы, поскольку ни один не показывал на восток».

В долго продолжавшейся темноте они позабыли о сторонах света. Древние ориентиры, как и все, оказались изменены, утеряны.

«Популь Вух», эпос индейцев киче (Центральная Америка), говорит, что мир пережил было четыре эпохи. Человек первой эпохи был сделан из глины; он был «лишен сил, неумел, водянист. Он не мог двинуть головой, его глаза могли смотреть только в одну сторону. Его зрение было ограничено, он не мог оглянуться» (наверное, это значит, что он не имел знания о прошлом), «он имел язык, но его речь была невразумительной, так что он мог жить только в воде» (Bancroft, «Native Races», vol. Ill, p. 46).

Потом появилась более развитая раса людей, она наполнила мир своим потомством. У этих людей был интеллект, но не было чувства морали, «они забыли Сердце Небес». Эти люди были уничтожены огнем и смолой с неба, и это уничтожение сопровождалось сильнейшими землетрясениями, так что спаслось только несколько человек.

Затем наступил период, когда все было темным, за исключением белого света «утренней звезды — единственного света, сохранившегося от первобытного мира». Возможно, это был вулкан. Боги снова собрались на совет, в темноте, в ночи опустошенной вселенной. Люди начали молиться Творцу с просьбами о свете — по всей видимости, о возвращении Солнца.

«О создатель! — кричали они, — О бог прежнего мира! Ты можешь слышать и понимать нас лучше других! Не покидай нас! Не оставляй нас! О боже, ты самый всемогущий на небе и на земле! О сердце Небес! О сердце Земли! Пусть у нас будут потомки и потомство так же долго, как виден свет». Другими словами — не прекращая наш род.

«Так они говорили, живя безмятежной жизнью, призывая к возвращению света и ожидая появления Солнца, наблюдая за одной звездой на небе, которая должна была стать Солнцем. Но Солнце не приходило, и эти четыре человека и их потомки стали чувствовать беспокойство. «Нет никого, кто бы покровительствовал нам, — говорили они, — нет никого, кто бы защитил наши символы!» Тогда они установили культ собственных богов и стали ждать. Они разжигали костры, поскольку климат становился холоднее, затем начались сильные дожди и буря с градом, которые погасили их костры. Несколько раз они разводили костер, и несколько раз дожди и ветра их гасили. Народу в Туле (Толлане) пришлось подвергнуться еще многим испытаниям — голоду, холоду и промозглости, от которой некуда было деться — поскольку Земля была влажной, а Солнце не показывалось».

Все это весьма похоже на близкое к ледниковой эпохе время. Густые облака покрывают Землю, закрывая свет Солнца, постоянно льются дожди и бушуют шторма, мир холоден и влажен, много грязи, а жизнь ужасна, людям приходится скитаться, чувствуя голод и отчаяние. Похоже на то, что люди пришли из какой-то восточной страны. Мы читаем: «Климат в Туле (Толлане) был значительно холодней, чем в счастливой восточной стране, которую они похитили». Возможно, многие поколения выросли, испытывая перечисленные природные бедствия, под небом без Солнца и «ожидая возвращения Солнца», поскольку «Популь Вух» говорит нам, что «здесь перемешались также языки всех семейств, так что никто из первых четырех не мог понимать речь других».

Другими словами, отделение и изоляция первобытных племен сделала их языки непонятными для других. Это свидетельствует о том, что прошло много, много лет — может быть, столетия до того, как огромный слой тумана, поддерживаемый испарением, не смог рассеяться, превратившись в воду снегов и дождей, которые выпали на Землю — после чего Солнце засияло сквозь «покров тьмы». Разбросанное по Земле человечество страдало от голода.

И в той же самой легенде племени киче мы читаем:

«Головы богов были облачен в темноту, в которой пребывал покинутый мир» («North Americans of Antiquity», p. 214).

Боги собрались на совет и создали четырех человек из белого и желтого маиса (белую и желтую расы?). Было все еще темно; поскольку у них не было света — был свет утренней звезды. Они пошли в Тулу (Толлан).

Аббат Брассер де Бурбур дает дальнейшие подробности легенд киче:

«Теперь наши предки и наши отцы были возведены в ранг богов, и они устроили свой собственный рассвет. Теперь у нас есть возможность видеть подъем Солнца, Луну и звезды! Великой была их радость, когда они увидели утреннюю звезду, которая появилась первой, явив перед Солнцем свой блистательный лик. Наконец вышло вперед и само Солнце; животные — большие и малые — возрадовались, они поднялись из водных потоков и ущелий и стояли на вершинах гор, направив голову туда, где поднималось Солнце. Собралась бесчисленная толпа людей, и рассвет бросал свет на всех этих людей сразу. Наконец поверхность Земли была высушена Солнцем: подобно человеку Солнце показало себя, и его присутствие согрело и высушило поверхность Земли. Перед появлением Солнца Земля была покрыта грязью и водой. Но тепло Солнца было слабым, и когда Солнце взошло, оно только светило; оно напоминало зеркало, и, как говорят легенды, оно не было тем Солнцем, которое видно сейчас» (Tylor, «Early History of Mankind», p. 308).

Как точно это сходится с тем, что, как мы показывали, следует за столкновением кометы с Землей!

Поверхность Земли покрыта влагой, грязью и глиной; Солнца долго нет на небосводе; наконец, оно возвращается; оно высушивает грязь, но Землю еще закрывают от Солнца остатки толстого облачного покрова; «тепло Солнца было слабым»; Солнце показывается только в просветах между облаками и не кажется таким огромным светящимся диском, как в наши дни».

Но когда Солнце появилось во всем своем блеске, оно показалось, несмотря на свой грозный вид, желанным зрелищем для тех, кто ждал его на протяжении многих лет. В легендах тлинкитов Британской Колумбии можно прочитать историю о том, что мир когда-то был «темным, сырым и беспорядочным», полным воды, без Солнца, Луны или звезд — и о том, что впоследствии все эти светящиеся объекты снова появились на небе. Великий бог-герой этого племени, Йихл, получил в свое владение три таинственных ящика и, открыв их крышки, выпустил Солнце, Луну и звезды.

«Когда он установил сияющий свет» (Солнца) «в небесах, люди, увидев это, поначалу испугались. Многие спрятались в горах, лесах и даже в воде и были превращены в различные виды животных, которые населяют эти места (Bancroft, «Native Races», vol. Ill, p. 100)».

Говорит Джеймс Герки:

«Мы не можем создать какой-нибудь достоверной методики, чтобы определить, сколько времени потребовалось для того, чтобы произошли эти изменения климата, под действием которых медленно и едва заметно этот огромный ледяной панцирь стаял в низинах, оставшись лишь на вершинах гор. Несомненно, прошло много времени прежде, чем тепло дало возможность растениям и животным снова размножиться, а людям — заселить Землю. Несомненно и то, что до того времени, как потепление достигло своего максимума, прошло очень много времени!» («The Great Ice Age», p. 184).

И все это время падал дождь. Солнце не возвращалось до тех пор, пока вся влага, поднявшаяся в воздух из-за выделенного кометой тепла, не сконденсировалась обратно в воду и, выпав на землю, не вернулась обратно в океан. Процесс парообразования и конденсации должен был происходить много раз. Это было время сильнейших дождей первобытных времен.

Описывая Анды, Гумбольдт сообщает нечто подобное:

«Густой туман в определенные времена года закрывает небо на многие месяцы. Ни планеты, ни самые яркие звезды южного полушария — Канопус, Южный Крест, Альфа Центавра — нельзя разглядеть. Часто нельзя разглядеть даже положение Луны. Если временами днем доводится видеть очертания солнечного диска, то он кажется лишенным лучей».

Кролл говорит:

«Мы видели, что накопление снега и льда не Земле в результате долгих и холодных зим приводит к охлаждению воздуха и к появлению тумана, который словно отрезает солнечные лучи» («Climate and Time», p. 75).

Тот же самый автор утверждает:

«Снег и лед уменьшают температуру, охлаждая воздух и поглощая лучи в толстом слое тумана. Большая сила солнечных лучей летом, благодаря близости Солнца к Земле в это время, приводит в первую очередь к повышенному парообразованию. Но большая масса снега на горах и ледяные воды океана охлаждают атмосферу и конденсируют пар, образуя толстый слой тумана. Туман и облачное небо не дает солнечным лучам доходить до Земли, и это приводит к тому, что снег не тает все лето. Фактически мы имеем дело с процессами, которые по сей день происходят в южных морях. Сандвичевы острова находятся на той же широте, что и Шотландия, и покрыты льдом и снегом все лето. То же можно сказать об острове Южная Джоржия, который лежит на той же широте, как и Англия, и где постоянный снежный покров спускается до самого моря. Вот как капитан Кук описывал это унылое место: «Мы думаем, очень странно, что остров между широтами 54° и 55° в самый разгар лета почти полностью покрыт снегом с ледяной коркой, причем в некоторых местах снег достигает несколько фатомов[16] глубины… Передняя часть залива совершенно обезображена ледяными горами значительной высоты, с которых постоянно откалываются куски льда, производя при этом звук, подобный пушечному. Но и внутренние части страны не менее ужасны. Разорванные на части горы поднимают свои высокие вершины так высоко, что теряются в облаках, а долины покрыты, похоже, никогда не тающим снегом. И нигде нельзя увидеть ни дерева, ни малейшего кустика» (Captain Cook, «Second Voyage», vol. II, pp. 232–235).

Но вернемся к легендам.

У племени галлиномеро из центральной Калифорнии также сохранились воспоминания о днях тьмы и о возвращении Солнца:

«Поначалу не было ни луча, только непроглядная тьма покрывала всю Землю. Люди, не видя друг друга, сталкивались друг с другом и животными, птицы врезались друг в друга в полете, и везде царил беспорядок. Ястреб случайно влетел прямо в морду Койота, после чего последовали взаимные извинения, а потом — долгое обсуждение сложившейся тяжелой ситуации. Решив предпринять какие-нибудь действия, чтобы уменьшить всеобщее зло, эти двое принялись за дело. Койот собрал огромную кучу камыша, скатал его в шар и передал шар Ястребу, вместе с несколькими кусочками кремня. Собрав все вместе, Ястреб полетел прямо в небо, где высек огонь при помощи кремня, зажег этот мяч из тростника и оставил его в небе вращаться в виде ослепительного красного круга, каким круг остается по сей день — это и есть наше Солнце. Таким же способом была сделана Луна — но круг из тростника на этот раз был сделан довольно влажным, так что свет Луны получился несколько тусклым и слабым» («Climate and Time», Croll, pp. 60, 61).

Племя алгонкинов считает, что существовал другой мир, другая Земля, «которая предшествовала нашей, но в которой не было света и людей. Этот мир был затоплен, когда одно из озер вышло из своих берегов» (Powers, MS «Рото»; Bancroft, «Native Races», vol. Ill, p. 86).

В древнем мире повсеместно существовала вера в великие циклы, каждый из которых оканчивался колоссальной катастрофой.

Отсюда возникла вера в природные эпохи, которые у древних философов превратились в «циклы» стоиков и «великие дни» Брахмы — длинные периоды, оканчивающиеся всеобщим уничтожением, катаклизмами и крушением вселенной. Некоторые полагали, что в подобных катастрофах исчезало все, некоторые — что выживала горстка людей… К примеру, Эпиктет склонялся к мнению, что в конце таких периодов исчезают не только люди, но и даже боги — и размышлял, не чувствует ли себя в такие времена Юпитер одиноким («Discourses», book III, chapter XIII). Макробий, не соглашаясь с ним, объяснял большую древность египетской цивилизации тем, что Египет удачно размещался между полюсом и экватором и это позволяло ему избежать как наводнения, так и исчезновения в огне в конце великого цикла» (Brinton, «Myths of the New World», p. 215).

В вавилонских табличках, посвященных древнейшей истории, можно найти те же упоминания о человеке — или народе, — который после великой катастрофы разделил звезды на созвездия и «отрегулировал их движение» — то есть открыл законы движения. В пятой табличке «Легенды о создании» (Proctor, «Pleasant Ways», p. 393) можно прочитать:

«1. Достойно восхищения то, что создано великими богами.

2. Он распределил звезды, их внешний вид (фигуры) животных.

3. Чтобы можно было определить времена года наблюдением за созвездия,

4. Двенадцать месяцев или знаков звезд в три ряда он распределил,

5. Со дня, когда год клонится к концу.

6. Он отмечал положение блуждающих звезд, которые должны светиться на своем пути,

7. Чтобы они не производили вреда и никого не беспокоили».

Другими словами, цивилизованный народ, живший после великого катаклизма и еще помнивший это несчастье, под впечатлением случившихся бедствий начал изучать небесные тела в попытке определить, что могло вызвать свалившееся на них бедствие. Потому он «отметил», насколько мог, «положения комет», чтобы эти кометы не могли снова «причинять вред и больше никого не беспокоили». Слово «кометы» в тесте пишется как «Нибиру». Г-н Смит считает, что этим словом обозначаются не планеты; вместе с тем это и не звезды, поскольку в тексте они стоят особняком от звезд; ранее в тексте звезды описаны организованными в созвездия. Отсюда единственном, что можно понимать под «Нибиру», остаются кометы. Далее в табличках, явно указывая на Век тьмы, сообщается:

«8. Положение богов Бела и Неа он установил рядом с собой.

9. И он открыл огромные ворота в окутанную тайной тьму.

10. Застежки были крепкими слева и справа.

11. В его массе (т. е. в нижней части хаоса) он сделал кипячение.

12. Бога Уру (Луна) он заставил подниматься, он установил ночь,

13. Чтобы был ночью свет до сияния дня.

14. Чтобы месяц не прерывался и его продолжительность была одинакова,

15. В начале месяца, при закате,

16. Его (т. е. Солнца) рога пробиваются сквозь свет на небеса.

17. На седьмой день серп начинает расти,

18. И с каждым рассветом вытягиваться все больше,

19. Когда бог Шамаш в горизонте на небе, на востоке,

20… прекрасно оформился и…

21… на орбите Шамаш был доведен до совершенства».

Здесь текст таблички становится неразборчивым. Однако общий смысл понятен: и налево, и направо, на востоке и на западе — всюду царил мрак, воздух был густ, до тех пор, пока бог не «открыл огромные ворота в окутанную тайной» и пустил внутрь свет. Первой появилась Луна, благодаря «кипячению», то есть появлению просветов в облаках, так что люди снова получили возможность отсчитывать время по движению Луны. На седьмой день появился Шамаш, Солнце. Сначала его рога, то есть лучи, едва пробивались сквозь тьму. Затем Солнце предстало в виде круглого диска, стало казаться ближе и ближе, установились нормальные рассветы. Наконец Солнце начало появляться на горизонте, на востоке, и его орбита «прекрасно оформилась», то есть его орбита могла теперь непрерывно прослеживаться через очистившееся от облаков небо.

Но как смогла выжить человеческая раса в период невзгод?

В своей великолепной поэме «Тьма» Байрон пытается представить такой слепой и мрачный мир, который описывают легенды. Он также пытается представить и голод, опустошение и наступившую деградацию.

Мы нисколько не осуждаем воображение. Любая великая мысль имеет под собой какое-то обоснование. Не было еще великого ума, который бы не сделал попытку обозреть мир с горных вершин.

Если Бэкон изобрел причинно-следственный метод, благодаря которому сейчас развивается наука, то это произошло только потому, что он, имея подобное необыкновенное воображение, увидел, что с трудом продвигающееся к прогрессу человечество нуждается в подобном пути. Его сердце обнимало человечество своей добротой точно так же, как его мозг обнимал вселенную.

Река, которая является пределом мира для кролика, — это всего лишь знак на Земле для орла. И потому, чтобы иметь представление о высших сферах, не стоит полагаться на мнение грызунов.

Байрон увидел, какое влияние окажет на мир отсутствие солнечного света — и это его видение удивительно совпадает с теми легендами человечества о наступивших после катастрофа темных днях, с которыми мы уже познакомились.

Байрон пишет:

Час утра наставал и проходил,

Но дня не приводил он за собою…

И люди — в ужасе беды великой

Забыли страсти прежние… Сердца

В одну себялюбивую молитву

О свете робко сжались — и застыли…

Весь мир одной надеждой робкой жил…

Зажгли леса; но с каждым часом гас

И падал обгорелый лес; деревья

Внезапно с грозным треском обрушались…

И лица — при неровном трепетанье

Последних замирающих огней

Казались неземными… Кто лежал,

Закрыв глаза, да плакал; кто сидел,

Руками подпираясь, улыбался;

Другие хлопотливо суетились

Вокруг костров — и в ужасе безумном

Глядели смутно на глухое небо,

Земли погибшей саван… а потом

С проклятьями бросались в прах и выли,

Зубами скрежетали. Птицы с криком

Носились низко над землей, махали

Ненужными крылами… Даже звери

Сбегались робкими стадами… Змеи

Ползли, вились среди толпы, шипели,

Безвредные… Их убивали люди

На пищу… Снова вспыхнула война,

Погасшая на время… Кровью куплен

Кусок был каждый; всякий в стороне

Сидел угрюмо, насыщаясь в мраке…

Страшный голод

Терзал людей… И быстро гибли люди…

Но не было могилы ни костям,

Ни телу… Пожирал скелет скелета…

И даже псы хозяев раздирали.

(Перевод с английского И. Тургенева. — Примеч. перев.)

Как образна, как драматична, как реалистична эта картина! И как верна!

Поскольку легенды говорят, что когда наконец камни и глина перестали падать, а огонь стих, выжившие люди смогли прорыть себе путь наверх и увидели ужасное зрелище разрушений в природе.

Вместо привычного прекрасного мира, к которому они привыкли — залитого светом, зеленого, с величественными кронами деревьев, — они вернулись к разоренной и незнакомой земле, покрытой океанами грязи и камней. Сама поверхность страны изменилась: озера, реки, холмы — все это было стерто с лица Земли и исчезло. Они бродили, с трудом дыша в смрадной и болезнетворной атмосфере, в ужасающем мраке ночи, где не наступало утро, не было звезд, не было Луны. Во мраке приходилось двигаться на ощупь, свет вспыхивал только при ударах молний — и эти молнии сопровождались таким ужасающим грохотом, который мы в наши дни не можем себе и представить. Это был самый настоящий «хаос и ночь древности». Все силы природы заявили о себе во весь голос — но беспорядочно, разрушительно, борясь друг с другом или умножая друг друга в тысячи раз. Ветры прекратились в ураганы, магнитное поле сильно расширилось, а электрические разряды достигли ужасающих величин.

На земле люди оказались в большей бесприютности, чем в пещерах под землей, которые они покинули. Лесов не было, плодовые деревья смело ураганами, дикие звери погибли, равно как и домашние животные, смиренные спутники человека. Поля, на которых культивировались растения, оказались глубоко под слоем осадочных пород. Царили два главных зла человечества — голод и страх, — причем не было никаких надежд побороть голод, а страх постоянно усиливался от новых смерчей, бурь и ослепляющих молний. Люди боялись, что небеса могут снова разойтись, чтобы обрушить на них огонь, камни и пыль.

Бог отвернулся от человечества. Он покинул своих детей. Все, что люди создали во времена благоприятных природных условий, исчезло. Человек вернулся в мир, не понимая, по каким законам движется природа. Он оказался маленькой частицей, обломком, осколком в непонятной и бесконечной битве титанов.

Некоторые из выживших просто ложились на землю, желая умереть, не имея ни малейшей надежды и проклиная своих бесполезных богов. Кое-кто устремился к огням вулканов в поисках тепла и света. Вулканы были словно звезды, манящие издалека. Кое-кто питался падалью огромных животных, трупы которых можно было найти среди камней. Можно пред ставить, как люди бежали к этим тушам с радостными криками и как боролись за куски мяса.

Упоминания о почитании «утренней звезды», которые часто встречаются в легендах, похоже, относятся к какому-то большом вулкану на востоке, который единственный в мире давал свет, когда все остальное исчезло во мраке. Как говорил Байрон в своей великой поэме «Тьма»:

Перед огнями жил народ; престолы,

Дворцы царей венчанных, шалаши,

Жилища всех имеющих жилища —

В костры слагались… города горели…

И люди собиралися толпами

Вокруг домов пылающих — затем,

Чтобы хоть раз взглянуть в глаза друг другу.

Счастливы были жители тех стран,

Где факелы вулканов пламенели…

(Перевод с английского И. Тургенева, курсив И. Доннелли. — Примеч. перев.)

В этом печальном положении оказались некогда предки всего человечества. Если кто-то из читателей сомневается в этом, то ему следует просто перечитать уже приведенные нами легенды, а затем обратиться к молитве ацтеков Центральной Америки, о которой я уже упоминал раньше. С этой молитвой обращались к богу Тескатлипоке, которого ацтеки рисовали в виде Пернатого Змея — что весьма похоже на изображение кометы[17]:

«Возможно, что эта плеть и наказание даны не для того, чтобы поправить нас и наставить, а только для нашего полного уничтожения и низвержения, что Солнце никогда не будет больше нам светить, и что мы должны навсегда оставаться в темноте?… Горько говорить, как тяжело нам в темноте… О, боже…, положи конец этому дыму и туману. Утоли жажду горящего и разрушающего огня твоего гнева; путь придут покой и свет; «пусть малые птицы твоего народа начнут петь и приближаться к Солнцу».

Сохранилась еще одна молитва ацтеков, обращенная к тому же божеству — столь же выразительная, возвышенная и патетическая, — которую, как мне кажется, произносили тогда, когда люди покинули свои укрытия после прекращения пожара, но когда тьма все еще покрывала Землю, растительность не вернулась, а зерна для посева не было. В молитве есть упоминание о «народе, который что-то имеет», что, по всей видимости, говорит об относительной разнице в условиях жизни даже при всеобщей бедности; впрочем, возможно, что эти слова были привнесены позже. Молитва выглядит следующим образом:

«О боже наш, защитник самый сильный и сострадательный, невидимый и неощутимый, ты являешься дарителем жизни, господином всего и повелителем сражений. Я пришел сюда, чтобы предстать перед тобой и сказать несколько слов относительно нужд бедных людей, не имеющих состояния или ума. Когда они ложатся спать, они не имеют ничего, ничего у них нет и когда они поднимаются утром. Бедность выглядит одинаковой и в темноте, и на свету. Знай, боже, что твои подданные и слуги страдают от бедности, которую невозможно описать, кроме как сказать, что это крайняя бедность и заброшенность. У людей нет одежды — даже у женщин, чтобы ими прикрыться — только несколько тряпок, собранных где попало, через которые проходят и воздух, и холод.

С тяжелым трудом и с усталостью они наскребают кое-что, чтобы прожить день, бродя по горам и пустыням в поисках пищи; они столь слабы и хилы, что их животы припадают к их позвоночнику, все их тело в ямах, у них неуверенная походка, а на лице и теле лежит печать усталости. Если бы они были торговцами, они бы сейчас смогли бы продать только пирожки из соли и молотый перец. Те люди, у которых что-то осталось, получают жалкую прибыль от продажи, когда они долгие дни ходят от двери к двери, от дома к дому. Когда им ничего не удается продать, они печально садятся около какой-нибудь ограды или стены — или в каком-нибудь углу, облизывая губы и обгрызая пальцы на руках из-за голода. Они глядят на рты проходящих мимо в надежде, что кто-нибудь с ними заговорит.

О, милосердный бог, кровать, на которой они ложатся, не может быть местом, где можно отдохнуть, напротив, она является источником мучений. Ночью люди прикрываются тряпкой и так спят. На эти кровати им приходится класть свои тела — тела детей, которые ты дал им. Из-за бедности, которая растет из-за недостатка пищи, недостатка одежды, лица людей желтеют, а тело становится землянистого цвета. Они дрожат от холода и из-за слабости они шатаются при ходьбе. Они много плачут и вздыхают, они полны печали, все напасти обрушиваются на них; хотя они держатся у огня, они получают мало тепла» (Bancroft, «Native Races», vol. Ill, p. 204).

Молитва продолжается в том же ключе и содержит мольбу богу дать людям «несколько дней богатства и спокойствия, чтобы они могли спать и пребывать в покое». В заключении молитвы говорится:

«Если ты окажешь великую доброту, ответив на мои просьбы, то это будет только благодаря твоей щедрости и величию, поскольку никто их нас не достоин получить твою милость за заслуги, только из-за твоей милости. Найди под кучами мусора и в горах своих слуг, друзей и знакомых — и подними их к богатствам и отличиям…

Где я? Слушая, я говорю с тобой, царь. Я знаю, что когда я говорю с одним из могущественных величеств, я стою на возвышенном месте, где река проходит через ущелье и залив простирается на ужасную глубину. Это также скользкое место, где многие падают — но даже для твоего величества нельзя найти лучшее место. Я сам, мало понимающий и не очень красноречивый человек, осмелился обратиться к тебе со своими словами. Я подвергаю себя опасности упасть в ущелье или омут этой реки. Я, боже, пришел сюда, нащупывая путь руками, поскольку мои глаза ослепли, мои члены дрожат и чувствуют себя плохо от бедности и несчастий — отсюда мои убогость и грубость. Живи и правь всегда в тишине и покое, о, ты, кто является нашим господином, наше прибежище, наш охранитель, самый сострадательный, самый милосердный, невидимый и неощутимый».

Несомненно, что все описываемое в молитве действительно встречается во время массового голода — но в данном случае, похоже, к голоду добавился и сильный холод, который охватил всю страну, поскольку люди, собираясь у костров, не могли согреться. Особо надо отметить, что подобный холод сковал такую тропическую страну, как Мексика. Из молитвы следует, что этот народ вел кочевую жизнь, поскольку «ходил по горам и пустыням» в поисках пищи. Целый народ, таким образом, был охвачен голодом, не имел крова и представлял собой толпу странствующих нищих. В той части, где молящийся говорит «найди под кучами мусора и в горах своих слуг, друзей и знакомых — и подними их к богатствам и отличиям», по всей видимости, содержится просьба воскресить тех, кто был заживо погребен под падающей слизью, глиной и камнями. Даже бедняки не живут под кучами мусора, их под ними обычно и не хоронят, так что, возможно, в передаваемой от поколения к поколению легенде первоначальный смысл был искажен. Я понимаю эти слова следующим образом: «Иди, Господин, найди и верни к жизни, дай комфорт и богатство миллионам, которые ты погреб в горах, покрыв их кучами грязи и отбросов».

Теперь мы обратимся к легендам тольтеков («North Americans of Antiquity», p. 240). В этих легендах говорится, что после падения огня с небес народ, вышедший из семи пещер, странствовал сто четыре года, «страдая от наготы, голода и холода» по многим землям, пересекал моря и испытывал несказанные лишения» — точно так, как это описано в приведенной ранее патетической молитве.

Легенда говорит нам о миграциях народа, об опустошенном мире в Эпоху тьмы. И позднее мы найдем кое-что, что очень на это похоже, в Книге Иова.


Глава 7 ЛЕГЕНДЫ ПЕЩЕРНОГО ВЕКА | Гибель богов в эпоху Огня и Камня | Глава 9 ТРИУМФ СОЛНЦА