home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

БЫЛА ЛИ ЭТО КОМЕТА?

Прежде всего надо разобраться с вопросом — сколько в кометах содержится твердой, жидкой и газообразной субстанций?

Являются ли они чем-то существенным или же представляют из себя только видимость?

Некоторые полагают, что кометы представляют собой сильно разреженные газы, столь неуловимые для наблюдений, что если бы Земля прошла сквозь одну из комет, то мы бы этой встречи не заметили. Другие считают, что кометы состоят из пара и легкого тумана, столь разреженного, что если собрать все вещество на протяжении сотни миллионов миль, то, подобно джину из известной арабской сказки, это вещество смогло бы уместиться в медной лампе Аладдина.

Однако результаты недавно проведенных исследований заставляют усомниться в ранее принятых мнениях[5].

Отец Секки (Анджело Секки — итальянский астроном, один из пионеров астроспектроскопии. — Примеч. перев.) из Рима наблюдал с 15 по 22 октября 1858 года комету Донати. В ней периодически из ядра выбрасывались придатки, имевшие форму светящихся оболочек, внутри которых энергично крутились бесформенные массы. Секки отметил очень значительные изменения конфигурации кометы: во-первых, под влиянием тепла при приближении к Солнцу, а во-вторых, под воздействием световой радиации, которая вызывает значительные волны и возмущения. Некоторые возмущения имели место 11 октября, когда комета подошла к Земле на минимальное расстояние, и 17 октября, когда комета прошла рядом с Венерой. Секки пришел к заключению, что близкое соседство Земли и Венеры является причиной внезапных изменений вида кометы, и что эти изменения говорят о том, что вещество кометы «состоит из весьма весомого материала».

Локьер (Локьер — английский астроном, один из пионеров астроспектроскопии) использовал спектроскоп для анализа света кометы Коггиа и твердо установил, что:

«Некоторые лучи от кометы исходят либо от твердых частиц, либо от пара в состоянии очень высокой конденсации. Также твердо было установлено, что другие частицы кометы испускают лучи от того, что пар светится своим внутренним светом. Свет, исходящий от более твердых составляющих, имеет, однако, мало синих лучей и, по всей видимости, излучается веществом в красном и желтом диапазонах волн».

Отец Секки полагал, что он увидел в комете «углерод или оксид углерода как источник ярких полос света», а аббат Му-аньо (Франсуа-Наполеон-Мари Муаньо — французский математик, аббат, в 1852 г. основал журнал «Cosmos», позднее переименованный в «Les Mondes» — Примеч. перев.), писал:

«Каким бы в дальнейшем ни был дан ответ на этот вопрос, спектроскоп ясно показывает, что кометы состоят из смеси сильно разреженного пара и более твердых частиц, либо сжатой до состояния твердого вещества, либо до близкого к этому состоянию. Это полностью подтверждает высказанное на основе других данных предположение, что комета состоит из набора твердых образований или гранул, и что светящиеся оболочка кометы и хвост служат как бы реактивным снарядом (из более густых компонентов) и истекающим из него газом; причем форма и направление снаряда и газа определяются количеством получаемого тепла и силой притяжения, которые действуют в разных направлениях» («Edinburgh Review», October, 1874, р. 210).

Если комета светится отраженным светом, это является достаточно хорошим свидетельством того, что должна существовать какая-то материальная субстанция, которая отражает этот свет.

«Значительная часть света кометы, тем не менее, является отраженным светом Солнца. Об этом можно судить по свойству, которым обладает только отраженный свет. Отраженный свет можно поляризовать призмами из исландского шпата. Поляризация этого вида возможна, только когда свет уже подвергался отражению от малопрозрачной среды» («Edinburgh Review», October, 1874, p. 207).

Однако существует сильная разница во мнениях относительно того, является ли головная часть кометы твердым веществом или негорючим газом.

«Почти всегда в головной части кометы имеется часть особой яркости; эту зону называют ядром. Необходимо определить, что это яркое ядро из себя представляет: либо это и в самом деле ядро из твердой плотной субстанции, или просто сгусток пара. Ньютон с самого начала утверждал, что комета частично состоит из твердого вещества, а частично — из разреженного упругого пара. Если это верно, то более твердая субстанция головной части должна закрывать свет от более отдаленных источников света, как, к примеру, неподвижные звезды. Кометы же, проходя на фоне звезд, должны быть едва видимы из-за своих малых размеров. 18 августа 1778 года астроном Месье пришел к выводу, что свет звезды второй величины погас, заслоненный ядром кометы, после чего через мгновение снова вспыхнул. Еще один астроном, Вартманн, в 1828 году заметил, что свет звезды восьмой величины временно исчез при прохождении над ней ядра кометы Энке (Ibid., р. 206).

Другие астрономы также считали, что при прохождении головной части кометы звезды все равно видно.

Амеде Гиймен писал:

«При наблюдении головных частей комет можно видеть, что они являются прозрачными, и звезды, которые должны загораживать головные части комет, хорошо видны» («The Heavens», р. 239.).

Когда сэр Уильям Гершель открыл планету Уран, он думал, что это комета.

Ричард А. Проктор писал:

«Спектроскопические исследования света трех комет, сделанные г-ном Хаггинсом, показали, что по крайней мере некоторая часть света этих объектов является внутренней… Ядра дают в каждом случае три полосы света, показывая, что вещество ядра состоит из светящегося пара» (Note to Guillemin’s «Heavens», p. 261).

В одном случае головная часть кометы, как в случае с кометой, исследованной отцом Секки, состояла из чистого углерода.

В обширном труде доктора Г. Шеллена из Кельна с аннотацией профессора Хиггинса можно прочитать:

«Что ядра комет не состоят из твердого и темного вещества, как у планет, доказано их исключительной прозрачностью, но это не отвергает возможности, что ядро состоит из огромного числа отдельных мелких частиц, которые в свете Солнца отражают солнечные лучи и создают впечатление гомогенной массы. Отсюда можно сделать заключение, что кометы состоят из вещества, которое, подобно газу в состоянии крайнего переотражения, совершенно прозрачно, либо из небольших твердых частиц, отделенных друг от друга промежутками, через которые свет звезд может проходить беспрепятственно и которые связаны взаимным притяжением, а также притяжением к более густой центральной части, и которые двигаются вместе через пространство подобно облаку пыли. В любом случае существует связь, недавно замеченная Скиапарелли между кометами и метеоритными дождями. Из этой связи было сделано предположение, что во многих кометах существует похожее собрание частиц» («Spectrum Analysis», 1872).

Я не смог бы лучше подытожить открытия последнего времени, чем это сделал доктор Шеллен в только что процитированной работе:

«Сопоставляя эти различные феномены, нельзя не прийти к выводу, что ядро кометы не только излучает собственный свет, исходящий от ярко светящегося газа, но также, вместе с оболочкой кометы и хвостом, отражает свет Солнца. Таким образом, похоже, здесь ничто не противоречит теории, что вся масса кометы может состоять из небольших твердых частиц, не слипшихся между собой, таким же образом, как не слипаются частицы дыма и пыли. При приближении к Солнцу наиболее легко воспламеняющиеся из этих маленьких частиц полностью или частично переходят в пар, раскаляются добела и нагревают соседние частицы, образуя самосветящееся облако ярко светящегося пара вокруг ядра» (Ibid., р. 402).

Итак, состав комет следующий:

Во-первых, это более-менее плотное ядро, которое раскалено, полыхает и ярко светится.

Во-вторых, это большие массы нагретого газа, окружающие ядро. Этот газ образовывает светящуюся голову, которая в одном случае оказалась по размеру в пятьдесят раз больше, чем Луна.

В-третьих, это твердое вещество, составляющее хвост (возможно, и ядро), массу которого в наше время можно оценить. Это вещество отражает солнечные лучи и следует за ядром кометы.

В-четвертых, это следующий за первыми тремя составляющими разряженный газ, из-за которого хвост кометы растягивается на большие расстояния.

Но из чего состоит твердое вещество?

Это камни, песок и тонко растолченные от бесконечного трения частицы камней.

Что это доказывает?

Очень ясный факт: приходится признать, что метеорные дожди являются крупицами и частицами хвоста кометы. Надо признать и то, что во время метеорных дождей на Землю выпадают камни[6].

«Скиапарелли считает, что метеоры — это рассеянные частицы первоначальной субстанции комет, субстанции, с которой кометы входят в окрестности Солнца. Таким образом, надо считать, что кометы состоят из большого количества относительно небольших масс» («American Cyclopaedia», vol. V, p. 141).

Теперь разберемся с вопросом «как возникают кометы?». Откуда они приходят? Как они рождаются?

Первым делом надо отметить, что у них есть много общего с нашими планетами. Они принадлежат солнечной системе и кружатся вокруг Солнца.

Говорит Амеде Гиймен:

«Кометы являются частью нашей Солнечной системы. Подобно планетам они вращаются вокруг Солнца, путешествуя с очень сильно меняющимися скоростями по крайне вытянутым орбитам» («The Heavens», p. 239).

Орбиты комет, похоже, являются результатом тех процессов, которые происходили при формировании Солнечной системы: «Все кометы, имеющие период не более семи лет, путешествуют в том же направлении вокруг Солнца, что и планеты. Среди комет, чей период составляет менее восьмидесяти лет, пять шестых путешествуют в том же направлении, что и планеты» («American Cyclopaedia», vol. V, p. 141).

Сейчас принято думать, что поначалу наша планета представляла собой газообразную массу. По мере охлаждения происходило сгущение, подобное превращению пара в воду. Со временем наша Земля превратилась в расплавленный докрасна шар. Этот шар продолжал охлаждаться, вокруг него формировалась кора или оболочка, подобная оболочке яйца, и именно на этой коре мы сейчас обитаем.

Пока земная кора была еще пластична, она морщилась при сокращении размеров Земли из-за охлаждения — и эти неровности и привели к появлению горных хребтов и океанских впадин.

Время шло, земная кора охлаждалась все больше, и наступил момент, когда она стала столь плотной, что перестала следовать за сжатием внутренних слоев, подобно сводчатым аркам, которые способны поддерживать мост, хотя под арками нет опоры. Поскольку изменения внутренних слоев больше не отслеживались земной корой, горообразование прекратилось. В конечном итоге получилось нечто вроде раскаленного докрасна шара, вращающегося внутри коры или оболочки, причем между земной корой и ядром возникло некоторое пространство, как между кожурой и ядром ореха.

Вулканы всегда расположены на морском берегу или на островах. Почему? Через разломы в земле морские воды находят путь вглубь к расплавленным массам; тут же образуется газ и пар, который при расширении прорывается наружу через жерло вулканов. Этот процесс напоминает расширение газа при воспламенении пороха после удара по капсюлю, что вынуждает пулю вылетать из ствола. Отсюда можно сказать: «нет воды — нет вулканов».

Поскольку количество воды, проникающее вниз, мало — из-за узости проломов в земной коре, — этот процесс происходит в относительно небольших масштабах и безопасен для Земли в целом. Но представьте, что процесс охлаждения происходит непрерывно, пока большое пространство между ядром и корой не заполняется. Это приведет к землетрясениям, а те, в свою очередь, откроют новые проходы воде к раскаленному ядру. Появится огромное количество пара, а выходные жерла слишком малы, чтобы этот пар спокойно вышел наружу. Это приведет к колоссальному взрыву, так что земная кора расколется на миллион фрагментов.

Внутри оторвавшегося от Земли фрагмента будет раскаленный шар, в шар его сожмут силы гравитации. Гравитация заставит частицы земной коры следовать за шаром, который становится ядром кометы и по-прежнему полыхает и ярко сияет, постепенно теряя свое свечение. Взрыв приводит к тому, что комета вращается вокруг Солнца не вместе с Землей, а по довольно вытянутой орбите, утягивая частицы земной коры за собой в виде протяженного хвоста.

Эти частицы со временем выстраиваются в определенном порядке: самые большие из них приближаются к головной части кометы, мелкие частицы отстают, самые мелкие — песок, пыль и газы — отстают еще больше, образуя хвост. Частицы хвоста постоянно движутся из-за притяжения Солнца и его отталкивания (имеется в виду солнечный ветер. — Примеч. перев.). Частицы сталкиваются между собой и наносят друг другу повреждения. По законам природы каждый камешек размещается так, чтобы его самый протяженный диаметр совпадал с направлением движения кометы. Таким образом, при столкновениях частицы оставляют друг на друге царапины, направление которых совпадает с самым направлением движения частиц. Из-за этих постоянных столкновений частицы измалывают друг друга в мелкую пыль, которая не улетает в космос и не скапливается вокруг камней, а под влиянием притяжения головы кометы следует за ней, но постепенно отодвигаясь в хвост — подобно самым низкорослым солдатам подразделения, которые замыкают строй.

Надо сказать, что описанный процесс весьма похож на тот, который, как говорит наука, происходит при формировании глины.

«Это тонко растертая в порошок кремний-алюминиевая земля, сформированная в результате разрушения камней полевого шпата или гранита» («American Cyclopaedia», article «Clay»).

Частицы, которые получаются из полевого шпата, мельче, чем частицы из слюды или роговой обманки, и мы можем легко понять, как значительные силы гравитации, действующие на пылевидные частицы хвоста кометы, могут отделить одну частицу от другой, и как электромагнитные волны, проходящие через комету, могли собирать вместе железосодержащие частицы. Именно так и происходило удивительнейшее разделение составляющих гранита, которую мы находим в глине осадочных пород. Если бы разрушения и разделения не происходило, тогда бы все вещество комет состояло из гранитных камней и пыли.

Постоянным трением друг от друга камни в составе кометы уменьшаются в размерах:

«Камни тилла невелики по размерам: булыжники более четырех футов в диаметре сравнительно редки в тилле» («The Great Ice Age», p. 10).

Этой теории соответствует тот факт, что выдающийся немецкий геолог, д-р Хан, недавно открыл целую серию органических останков в метеоритных камнях, класса «хрондитов», который он относит к классам губок, кораллов и морских лилий. Д-р Вейнланд, еще один выдающийся немец, подтвердил эти открытия; он также нашел фрагменты в этих камнях, которые очень напоминали самый молодой слой морского мела в Мексиканском заливе. Он полагает, что под микроскопом ему удалось разглядеть следы растительной жизни. Франсуа Биргхэм говорит:

«Эта вся бывшая земная фауна. Мы нашли уже примерно пятьдесят различных образцов, которые появилась на Земле в результате падения различных метеоров, в том числе и в последнее столетие. Создается впечатление, что когда-то эта фауна была частью единого небесного тела земного происхождения, возникшего в результате каких-то уникальных обстоятельств, возможно — в результате колоссальной катастрофы в далекие времена, расколовшей это единое тело на фрагменты» («Popular Science Monthly», November, 1881, p. 86).

Если мы вспомним, что метеориты, как сейчас принято думать, представляют собой упавшие на Землю частицы комет, то мы получим серьезный аргумент в пользу того, что кометы состоят из обломков взорвавшихся планет, поскольку считается, что жизнь существует только на планетах, так как существование всех этих губок, кораллов и морских лилий требует наличия земли, камней, морей или озер, атмосферы, солнечного света и определенного диапазона температур между точкой замерзания, когда жизнь невозможна, и точкой кипения, в которой все варится. Таким образом, метеориты должны быть фрагментами небесных тел, у которых условия близки к земным.

Мы знаем, что небесные тела сформированы из тех же веществ, что и наша планета.

Дана говорит:

«Метеоритные камни имеют те же химические и кристаллографические характеристики, как и земные камни, и не обладают никакими новыми элементами и не подчиняются каким-либо новым принципам» («Manual of Geology», p. 3).

Таким образом можно предположить, что гранитные породы взорвавшегося земного шара образовали вещество комет, которые позднее снова упали на Землю, но уже с тщательно измельченным материалом, который мы знаем как глина.

Но глина имеет разные цвета — белая, желтая, красная и синяя.

«В гранитных породах имеются содержащие алюминий минералы, такие как полевой шпат, слюда и роговая обманка… Слюда и роговая обманка обычно содержат значительное количество окиси железа, в то время как полевой шпат обычно содержит лишь их следы или не содержит вообще ничего. Таким образом, глины, которые получаются из полевого шпата, имеют белый или светлый цвет, а те, что произошли от слюды и роговой обманки, темные, синеватые или красные» («American Cyclopaedia», article «Clay»).

Хвост кометы мы видим постоянно находящимся в движении. Один автор говорит, что хвост «постоянно изменяется и флуктуирует, подобно облакам, так что иногда движение комет может казаться стороннему наблюдателю неровным» («Edinburgh Review», October, 1874, p. 208).

Великая комета 1858 г., комета Донати, имела такую длину, что когда ее голова была на горизонте, то хвост тянулся почти до зенита. При прохождении этой кометы были прекрасно видны перемещения ее хвоста, который сжимался и расширялся на миллионы миль в длину.

Г-н Локьер полагает, что он видел при прохождении кометы вращательное движение, «где области самой большой яркости имели самую большую скорость вращения, так что в этих областях активнее происходили процессы сжатия и конденсации, а также были частые столкновения светящихся частиц».

Олберс увидел в хвосте кометы «внезапную вспышку и пульсации света, которые продолжались несколько секунд по всей длине; при пульсациях света хвост казался то увеличившимся на несколько градусов, то снова сократившимся» («Cosmos», vol. I, p. 143).

Теперь, зная про непрерывное движение, про столкновения, про пульсации во время движения, мы можем определить источник появления глин, которые покрывают большую часть нашего земного шара на глубину в сотни футов. Где находятся месторождения гранита на поверхности Земли, из которых лед и вода могли вымыть частицы гранита? Гранит, повторяю, выходит на поверхность только в ограниченном числе регионов Земли. И нужно помнить, что глина появляется исключительно из гранита, когда он измельчается до пыли. Глины состоят из продуктов разрушенной гранитной породы. Они содержат следы известняка, магнезии или органической материи — да и те вполне могли оказаться в глине после ее падения на поверхность Земли («American Cyclopaedia», vol. IV, p. 650). Другие виды камней, измельченные, стали песком. Кроме того, мы уже видели, что ни ледники, ни ледяные щиты не производят такой глины.

В дальнейшем мы увидим, что легенды человечества, описывающие ударившую в Землю комету, говорят, что она частично была окрашена. В одной легенде она «пестрая», в другой — полосатая, как тигр, ее именуют и белым кабаном в облаках, и синей змеей — иногда же она красная от крови миллионов тех, кого погубила. Без сомнения, эти отдельные формации, полученные размельчением гранита из слюды, роговой обманки и полевого шпата соответственно, могут, как я уже говорил, по законам природы — под действием магнетизма и электричества — организоваться в отдельные линии или протяженные поверхности в хвосте кометы. Это и привело к тому, что глина в одном регионе имеет один цвет, а в другом — другой. Кроме того, мы убедимся, что легенды говорят о небесном чудовище как о «вьющемся», меняющем размеры, извивающемся, сгибающемся, складывающемся в складки — то есть точно так, как телескопы показывают кометы в наши дни.

Сам факт, что по хвосту комет пробегают волны, меняющие их форму, что увеличение и уменьшение хвостов происходит в больших масштабах, является доказательством, что хвост состоит из маленьких, способных перемещаться друг относительно друга частиц. Автор, которого я уже цитировал, говоря о необычно большой комете 1843 года, отмечает:

«Когда комета проходит мимо большого светящегося небесного тела, она отводит свой хвост, словно саблю, которой боится кого-то поранить, так что хвост может поменять свое положение на противоположное. Но сабля с клинком в сто пятьдесят миллионов миль длиной является несколько неудобным оружием, чтобы его было легко поворачивать. Ее наконечник должен проделывать дугу, тянущуюся более чем на шестьсот миллионов миль, и если даже предположить, что на это перемещение потребуется два часа, скорость движения клинка должна иметь такую ужасающую величину, что просто нельзя представить, чтобы лезвие из сплошной твердой материи могло бы это осуществить. Если в лезвии содержатся очень твердые материалы — железо и сталь, то и в этом случае межмолекулярные связи не выдержали бы столь быстрого вращения. Да и отдельные, сравнительно небольшие частицы при таких скоростях тоже может разорвать.

Можно, с другой стороны, предположить, что материал хвоста кометы не подчиняется законам природы, которым следуют мелкие предметы, что кометы и их хвосты являются своего рода оптическим обманом, нематериальными фантомами, несуществующим миражом, чем-то вроде тени. К сожалению, это не соответствует истине. Приходится признать несомненный факт, что кометы подлетают к Солнцу из отдаленного космоса со все большей скоростью, обходят этот великий центр притяжения и удаляются с уменьшающейся скоростью. При этом траектории комет точно соответствуют законам движения по эллипсу — или более точно говоря, законам движения по коническим сечениям. И эта точность не оставляет сомнения, что кометы — объекты материальные. По всей видимости, кометы подчиняются влиянию солнечной массы и подвластны проникающим повсеместно законам тяготения, которое представляет собой главную связь материального мира. Нет никакого сомнения, что комета состоит из мельчайшей пыли и представляет собой как бы цепь, связанную физической силой, заслуга открытия которой принадлежит Ньютону. Если комета не была бы материальной и состоящей из мелкой пыли, она бы не могла вращаться вокруг Солнца и не демонстрировала бы вращение с изменяемой скоростью, когда она приближается к огромной массе Солнца, набирая энергию для того, чтобы потом использовать ее же для своего ухода от Солнца. Точное подчинение законам тяготения и законам движения и является главным доказательством того, что комета может считаться, по крайней мере, пылеобразным космическим объектом» («Edinburgh Review», October 1874, p. 202).

И разыскивая причину появления огромных залежей гравия, который образовался в эпоху появления осадочных пород, мы должны обратиться к комете.

«Их появление обычно приписывают действию волн; но механическая работа океана по большей части относится к берегам океана и морским глубинам» (Dana, «Text Book», p. 286) «Действие эрозии наиболее велико на сравнительно коротком участке берега, который занимает примерно половину высоты прилива. Если не брать в расчет сильные шторма, то ниже зоны прилива эрозии почти не наблюдается» (Ibid., р. 287).

Но если кто-либо внимательно осмотрит морское побережье, он найдет большое количество гальки, постоянно перемещающейся под действием волн и трущейся друг о друга — но только в области прибережного песка. Это легко объяснимо: постепенно измельченная галька превращается в песок, песок задерживает гальку и приостанавливает их дальнейшее уменьшение. Чтобы возникла такая масса гравия, какая найдена в осадочных породах, мы должны предположить, что после образования песка кто-то немедленно его удалял, после чего процесс измельчения камней трением продолжался. Именно такой процесс, как мы можем заключить, происходит в кометах, когда очень мелкие осколки постоянно относятся в дальнюю часть хвоста, так что в хвосте в конечном счете частицы организовываются по их величине.

Поясним это на примере. Пусть кто-нибудь положит какое-нибудь твердое вещество в ступку и примется размалывать его пестиком в мелкую пыль. Работа поначалу будет продвигаться быстро, пока частицы будут велики. Однако довольно скоро вы обнаружите, что мелкие частицы набиваются между крупными и защищают собой большие. Наступит время, когда работа практически остановится. Чтобы продолжить свой труд и расколоть крупные частицы, вам придется удалить более мелкие.

Море не может удалить песок из гравия. Вода достигает камней, но почти не может их сдвинуть — они плотно сидят в песке.

«Волны и прибережные воды могут двигать предметы, а поскольку они движутся к берегу, они могут выбрасывать предметы на сушу. Таким образом они выбрасывают на берег, волна за волной, обломочные минералы, предотвращая уменьшение островов и континентов, которое бы происходило, если бы обломочные минералы уносило в море» (Dana, «Text Book», р. 288).

Гравий и галька довольно быстро оказываются на берегу, и здесь они уже не могут измельчаться (Ibid., р. 291), и «реки несут в океан только ил» (Ibid., р. 302).

Реки и ручьи производят много больше гравия, чем морской берег:

«Обломочные минералы уносятся вниз реками в количествах много больших, чем камни, песок или глина, получающимися из-за разрушения берегов» (Ibid., р. 290).

Но было бы абсурдом предположить, что именно речное дно является источником того неисчислимого количества гравия, которое найдено во всем мире в осадочных породах.

К тому же гравий осадочных пород отличается от морского или речного гравия.

Гейки пишет, говоря про тилл:

«Есть нечто очень своеобразное в форме камней. Они не круглые и не овальные, подобно речному гравию, и не похожи на гальку морского побережья. Нет среди них и остроконечных и угловатых камней, как у только что упавших к основанию скалы осколков, хотя они больше напоминают именно эти камни, чем упомянутые выше. Они действительно угловатые по форме, но резкие углы и грани у них, без всякого сомнения, были скруглены… Наиболее поражает в них их форма. Каждый камешек скруглен, отполирован и покрыт полосами или царапинами, некоторые из которых так тонки, словно нанесены алмазным инструментом, некоторые же очень глубоки и грубы, возможно, появились, когда волна бросила камень на скалу. И, что особенно стоит заметить, большая часть царапин, как грубых, так и тонких, похоже, направлена параллельно самому протяженному диаметру камней, хотя есть и множество царапин, нанесенных в других направлениях» («The Great Ice Age», p. 13).

Теперь снова подведем итог:

I. Кометы состоят из ярко светящегося ядра и массы мелкой по размерам материи — камней, гравия, глиняной пыли и газа.

II. Ядро выделяет большое количество тепла и значительное число раскаленного газа.

III. Светящиеся газы окружают ядро.

IV. Глина осадочных пород является результатом перемалывания гранитных обломков.

V. Подобные залежи глины — или что-либо подобное в столь больших объемах — не могли появиться на Земле.

VI. Подобные глины сейчас не формируются под ледниками или ледяными щитами Арктики.

VII. Эти глины появились в результате трения в составе кометы из-за бесконечного изменения положения вещества, из которого они состоят, при очень долгом полете в космосе на протяжении очень большого времени.

VIII. Количество гравия в земле не соответствует количеству гравия в слое осадочных пород.

IX. Ни морской берег, ни реки не способны производить камни, подобные тем, что были найдены в осадочных породах.

Теперь я перехожу к следующему вопросу.


Глава 1 КОМЕТА СТАЛА ПРИЧИНОЙ ПОЯВЛЕНИЯ ОСАДОЧНЫХ ПОРОД | Гибель богов в эпоху Огня и Камня | Глава 3 МОГЛА ЛИ КОМЕТА УДАРИТЬСЯ О ЗЕМЛЮ?