home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Место: «Бисквит», затем «Мясной клуб»

Было в Москве одно необычное помещение, которое сдавали в аренду. В галерее на Кузнецком мосту рядом с магазинами Versace, Ferre, Cartier находился ресторан, который можно было арендовать и переделать. Я предложил Михаилу Петухову построить все с нуля и стать директором ресторана. Назвать этот ресторан я решил «Бисквит».

Декоратором ресторана стала замечательная Альбина Назимова, супруга Владислава Листьева. Мы вспомнили отель Costes в Париже и решили сделать ресторан в том же стиле. Перед тем как открывать «Бисквит», я отправил Михаила Петухова вместе с шеф-поваром Патрисом Тережолем во Францию. Они гуляли по Парижу и изучали местные заведения на предмет еды, обстановки. Думаю, тем, что у нас в итоге получилось с точки зрения дизайна, остался бы доволен сам Наполеон III.

Михаил Петухов,

бизнес-партнер, управляющий 12 ресторанами


Когда я попросил Аркадия взять меня обратно, он с радостью принял меня. Я, честно говоря, не ожидал такого поворота событий, думал, что он будет говорить что-нибудь в духе: «Ты же ушел, я больше не хочу тебя видеть!». Вместо этого он загадочно сказал мне: «Есть одно предложение, приезжай, посмотри».

Я поехал на Кузнецкий мост, 19, – в те времена это была своего рода «точка силы» в Москве. Аркадий предложил мне построить там ресторан и стать его директором. Я с удовольствием согласился. Для меня это невероятный, существенный опыт: одно дело знать в теории, как делать, и совершенно другое – самому реализовать все с нуля.

В те времена не существовало всех этих компаний, которые сегодня регистрируют кассу, получают лицензию. Я все делал сам: покупал кассовый аппарат, перевозил его в багажнике своей машины, ехал в налоговую инспекцию ставить его на учет.

«Бисквит» стал первым по-настоящему модным местом, куда люди за две недели пытались записаться, чтобы попасть. Все сливки тогдашнего общества бывали у нас. Я в ресторане дневал и ночевал. Мне было абсолютно кайфово от того, что мы делаем.

Особенно запомнился один случай. Мы уже готовились к открытию, когда приехал Аркадий и говорит:

– Ну как, у тебя все готово?

– Нет, не готово.

– А тебе число 25 нравится?

– Нет, не знаю. – Я понимал, что он куда-то клонит.

– Ну хорошо, тогда 25 октября давай открываться.

Я в шоке, в ужасе, у нас нет того, сего.

– Давай открываться.

Как-то вырулили ситуацию. Открылись. Приходит Аркадий Новиков и видит, что меня в зале нет. Он начинает кричать: «Где Петухов? Подать его сюда немедленно. Почему он не занимается гостями и не следит за тем, что происходит вокруг?»

Я в этот момент стою кверху попой на втором этаже, пытаясь на импровизированном складе отыскать бутылки вина, которые заказал какой-то стол. Вино привезли накануне, и мы не успели разобрать все коробки. Подбегает Аркадий.

– Почему ты не в зале?

Я даже не понял, кто это спрашивает, и, не поворачиваясь, говорю:

– Отстаньте от меня все, я вино разыскиваю.

– А, вино?

– Да-да. Гости заказали.

Потом я уже понял, что и кому сказал. Аркадий сразу поменял тональность.

– Какое?

– Такое-то.

Аркадий наклонился и тоже стал искать. Так мы с ним и стояли на пару, разбирая все коробки, пока не нашли нужные бутылки.

Как-то с Патрисом Тережолем говорили о том, что было бы здорово пригласить в Москву звезду кулинарного искусства Нобу Мацухиса. В 2001 году Нобу являлся символом успеха и процветания, однако у нас о нем слышали лишь те немногие, кому удалось за границей попасть в его рестораны. Я пришел к Аркадию и говорю:

– Аркадий, давай, пригласим Нобу в Москву.

Он посмотрел на меня, пальцем покрутил у виска.

– Ты что, дурак, что ли, с какой радости он сюда приедет?

– Приедет!

Я был неугомонен. Господин Нобу в тот момент был в Париже. Мы с Патрисом отправились во Францию, познакомились с шеф-поваром ресторана Нобу, разговорились и договорились осуществить этот безумный проект. В 2002 году мы привезли Нобу в Москву. Это был настоящий фурор. Толпы людей буквально валили к нам, чтобы попробовать его чудесные блюда.

Это был чудесный опыт. После этого Аркадий поднял мне зарплату на 1000 долларов.

Еще одним важным событием был приезд Алена Дюкасса с форматом «Спуна». У Алена есть разные рестораны, «Спун» – это такое негастрономическое кафе, современное, интересное, с кучей всяких примочек. Нам удалось выйти на Алена и убедить его привезти «Спун» в Москву.

В честь этого визита мы устроили гала-ужин, пригласили весь цвет столицы. А на кухне случился коллапс: французские повара Алена Дюкасса и наши повара никак не могли найти общий язык и что-то не поделили. И вот сидит у меня полный зал людей, а блюда не подаются. Алена Дюкасса в Москве тогда еще никто не видел. В общем, мы бегаем, разговариваем, угощаем напитками, байки травим – развлекаем публику как можем. Я понимаю, что прошло уже минут сорок, а то и час, все в ожидании хотя бы закусок, и их нет. В итоге я встал на раздачу и начал разруливать ситуацию, как умел, применяя все возможные средства, в том числе русский мат. Одним сказал «Ша!» на кухне, другим сказал «Ша!» в зале, как мог старался, чтобы блюда попали в зал к гостям. Как раз в этот момент приехал Аркадий, посмотреть, как проходит наш чудесный ужин, оценить ситуацию. Он заходит в зал, все сидят.

– Здравствуй, Аркаша! Как дела?

– Отлично.

После двух-трех приветствий Аркадий вдруг осознает, что на столах пусто, еды нет, и меня в зале тоже нет. Он отошел в сторону и начал выяснять, что происходит.

– Где Петухов? Куда он девался, что за фигня?

– Он на кухне.

– Почему на кухне? Почему он не в зале?

А я не знал, что он приехал. Я стоял посреди кухни и орал матом, чтоб дело двигалось с места, и первые столы начали получать еду. У меня вроде получалось, я вошел в раж, погрузился в процесс и совершенно перестал обращать внимание на все остальное. Как мне потом рассказывали, Аркадий Новиков появился за моей спиной с явным желанием порвать меня на части, услышал, как я ору, понаблюдал 2–3 секунды, молча развернулся и ушел.

К счастью, ужин в итоге состоялся. Все благодарили Аркадия за интересный и вкусный вечер, за приезд Алена Дюкасса в Москву. А Аркадий, в свою очередь, оценил мой вклад в это событие и сделал новое предложение.

«Бисквит» достойно прожил отпущенное ему время и потихонечку сдулся. Мы переделали его в ресторан «Мясной клуб», который через какое-то время также умер. Впрочем, умерла и сама улица, изменилось движение, изменились потоки людей. После нас в этом помещении еще пытались сделать что-то новое, но ничего не получилось. Я считаю, что само это место изжило себя.

Кстати, Александр Раппопорт как ресторатор родился именно в «Мясном клубе». Он стал нашим партнером, когда мы переделывали «Бисквит» в «Мясной клуб». Мы решили пригласить Александра, потому что он любил готовить, разбирался в еде и у него было большое желание заняться рестораным бизнесом. Александр любезно согласился, и у нас с ним все получилось.

В какой-то момент я почувствовал, что «Мясной клуб» скоро умрет, надо его продавать. Александр, наверное, тоже это чувствовал. У нас не было секретов друг от друга. Я считаю, что некорректно предлагать своему партнеру выкупить твою долю, когда понимаешь, что бизнес скоро умрет. Я думаю, мы оба всё прекрасно понимали, и тем не менее Александр решил купить ресторан. Возможно, он хотел сохранить имя, потому что ему нравилось название «Мясной клуб». Мы с партнером вышли из этого проекта, продав свои доли Раппопорту.

Ресторан какое-то время еще поработал, а потом закрылся. Александр перенес его на Пречистенку, где в одном здании сделал ресторан «Воронеж», а наверху – «Мясной клуб».

Если говорить о том, почему ресторан «не пошел», я считаю главной проблемой неправильное месторасположение и отсутствие окон. Ресторан располагался внутри комплекса и не имел ни одного окна. Кроме того, на улицу Кузнецкий мост очень сложно подъехать, а перед зданием было непросто остановиться, потому что напротив располагалась приемная ФСБ. Эта приемная и сама по себе смущала некоторых гостей.


Неправильный бизнесмен

Наши близкие друзья. Александр Малинин, Эмма, Устинья, Фрол


Я считаю, что ситуация с парковками очень влияет на жизнь ресторана. Представьте, в модное заведение приезжает клиент с водителем или на хорошей машине, а парковаться негде. После перестройки улиц многие рестораны не очень хорошо себя чувствуют: если вы за рулем, вам нужно поставить машину, и вы выберете тот ресторан, где можно припарковаться. В результате хотя каким-то ресторанам удалось выиграть, многие потеряли былую популярность.

«Мясной клуб» мы открыли в непростом месте, и тем не менее ресторан был доходный, известный. Затем наступил спад, а потом длинная прямая. Однако это был хороший и интересный проект.

С Аленом Дюкассом мы тоже собирались делать ресторан в Москве, но так и не собрались. Я думаю, что Москва и Россия в целом пока не готовы к французским ресторанам высокой кухни такого уровня. Поэтому до сих пор такого ресторана здесь не появилось. Высокая кухня предполагает определенную эстетику в еде и высокие цены. У маститых шефов в ресторанах Парижа одно блюдо стоит минимум 60–70 евро. В Москве это блюдо может стоить и 80, и 90 евро. Во-первых, это связано с тем, что заграничным поварам приходится платить больше, а это дополнительные расходы. Во-вторых, именитые шефы работают со своими продуктами, и их тоже нужно привозить из-за границы. Впрочем, из-за санкций говорить об этом сейчас бессмысленно.

Стоит отметить, что в России появилось множество ферм, предлагающих местные продукты хорошего качества. На самом деле у нас рынок шикарный. Меня часто спрашивают: «Как вы живете после санкций? У вас же есть нечего!» Да у нас качественных продуктов больше, чем в Европе. Недавно в Москву приезжала журналистка из Великобритании, ей было интересно посмотреть, как живет страна после всех событий 2014 года. Она была уверена, что в России нет продуктов. Я повез ее на рынки, она ахнула от удивления. Да, наверное, цены у нас не самые низкие, но и за границей хорошие продукты стоят дорого, может, даже больше, чем в Москве.


Место: «Клуб Т.» | Неправильный бизнесмен | Место: «Vаниль»