home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Семья

Надежда Адвокатова,

супруга


Мы с Аркадием учились в одном институте, правда, никогда не виделись. У меня была подружка, у него друг. Они встречались, потом стали мужем и женой, а мы оказались свидетелями на их свадьбе.

Приближался мой день рождения, и мне хотелось приготовить много вкусного, но у нас были проблемы с продуктами. Мне нужно было мясо. Я знала, что Аркадий работал в ресторане «Университетский», и подумала, что у него будет возможность помочь мне. Аркадий обрадовался моему звонку. Я спросила, как у него дела, потом еще задала какой-то вопрос. Я же не могла сразу выпалить: «Мне нужно мясо». Мы поговорили какое-то время, и Аркадий предложил встретиться.

Я согласилась. Решила, что как раз смогу сказать про мясо при встрече. У меня была одна цель – мясо. Аркадий пригласил меня в McDonald’s, который тогда только открылся. В километровой очереди вокруг бульвара мы стояли больше часа. До сих пор мы никогда с ним не оставались наедине, а тут стояли вдвоем и все время говорили, говорили, говорили. Я рассказала ему все свои истории из жизни, он мне – свои. Аркадий на тот момент встречался с девушкой, так что мы общались просто как друзья, и я себя очень комфортно ощущала. В McDonald’s мы все-таки попали, поели, и я, в конце концов, сказала:

– Аркаша, выручай, нужно мясо.

– Конечно, конечно.

Аркадий достал мясо, я приготовила праздничный ужин, пригласила своих друзей и его, конечно, тоже пригласила. Вечер был прекрасный, все получилось, как я хотела. Аркадий помогал по хозяйству, посуду мыл с другом Сережей. Я тогда подумала: «Какой хозяйственный парень».

Возвращаться Аркадию было далеко, так что я оставила его у себя ночевать. В нашей однокомнатной квартире как раз стояли диван и отделенная шкафом кровать. Я отдала ему диван, а сама легла за шкаф. Ночью я слышу:

– Надь, Надь, ты спишь?

Я не отзываюсь.

– Надь, спишь?

– Нет, не сплю. А что?

– Выходи за меня замуж.

Это было первое предложение. Я сделала вид, что ничего не услышала, уснула. Утром Аркадий уехал на работу, вечером мне позвонил, а на следующий день мы снова встретились, и он сделал мне предложение официально.

Как бы смешно это ни звучало, но McDonald’s – не просто ресторан быстрого питания. Это место, где вершатся судьбы! Лично мне McDonald’s дважды принес пользу.

Во-первых, когда меня не приняли туда на работу.

Я решил пойти в McDonald’s, потому что мой однокурсник подал заявку и его приняли. Я тоже подал заявку, пришел на собеседование, и меня спросили: «Чем бы вы хотели у нас заниматься?» Я ответил, что я отличный повар, знаю русскую, европейскую, греческую кухню и могу приготовить любое блюдо. Мне сказали: «Отлично, нам такие нужны», – и больше не позвонили.

Много лет спустя, когда я уже был известным ресторатором, в наш ресторан пришел Владимир Иванович Малышков, в то время еще министр департамента торговли Москвы, вместе с владельцем генеральной франшизы McDonald’s в России. Я подошел к ним поздороваться, а затем, повернувшись к владельцу франшизы, произнес: «Хотел бы сказать вам огромное спасибо». – «За что?» – с удивлением спросил он. «За то, что вы когда-то не приняли меня на работу», – ответил я и пожелал им приятного аппетита и прекрасного вечера.

Во-вторых, когда я сделал предложение Наде, моей любимой жене.

В то время я работал в ресторане в парке Горького и уже долгое время встречался с одной девушкой, мы вместе жили. Ей нравилось гулять и ходить по ресторанам, я же любил более спокойный отдых. Ее увлечение разгульными компаниями мне не нравилось и казалось очень странным. У нас начались проблемы.

С Надей мы были знакомы через общих друзей – того самого парня, который поступил работать в McDonald’s, и его жену, подругу Нади. Надя была красивой, доброй и очень мне нравилась.

Как-то Надя собиралась отмечать свой день рождения, и ей нужно было мясо, чтобы приготовить какое-то блюдо. Тогда был дефицит продуктов, и Надя, зная, что я работаю в ресторане, решила попробовать достать его через меня. По этому поводу она позвонила мне домой, но беседу решила начать издалека. Возможно, в процессе разговора она бы и задала интересующий ее вопрос, но я подумал так: мне звонит девушка, значит, она мной интересуется. И сразу же спросил: «Не хочешь со мной сходить пообедать?» Надежда ответила согласием.

Я пригласил ее в новый ресторан McDonald’s на Пушкинской площади. За два часа, проведенных в очереди, мы, кажется, поговорили обо всем на свете, и я понял, что это единственная девушка на Земле, с которой мне хочется связать свою жизнь. Почти сразу я попросил Надю стать моей женой. Через пару недель мы подали заявление в загс.

Надежда Адвокатова,

супруга


Я не была сильно влюблена в Аркадия, но поняла, что с ним мне будет комфортно. После предложения я дня три, наверное, думала, в итоге все взвесила, рассталась с предыдущим парнем и сказала Аркадию: «Да». Мы поехали знакомиться с его мамой.

Мамин характер, активный и напористый, проявился не только в отношениях с папой. До женитьбы на Наде я несколько раз пытался встречаться с девушками. Одна была из Твери – приятная, интеллигентная, потрясающая девушка. Она очень мне нравилась, но мама практически разорвала наши отношения. Она считала, что иногородней девушке может быть нужна от меня лишь прописка и квартира.

Потом я встречался с девушкой, у которой был ребенок. Мама и этим отношениям препятствовала как могла. Она звонила ей, мне, устраивала истерики, чего только не было. Я проклинал все и мечтал лишь о том, чтобы закончились эти скандалы.

Однако вот что странно. О моей жене Наде мама ни разу не сказала мне плохого слова. Она ни разу не влезла в наши отношения, ни разу не сделала замечания ни по поводу дома, ни по поводу детей. С предыдущими девушками она не просто мешала, а буквально жить мне не давала. А Надю приняла сразу и полностью. Удивительно. Может быть, мама видела, что все, что было раньше, – это просто не мое.

Когда у нас появился ребенок, она помогла нам купить квартиру, за это я ей очень благодарен. Мы с Надей снимали маленькую комнату в коммуналке и сами не смогли бы тогда приобрести собственное жилье. Почему-то я совсем не помню, как познакомил маму с Надеждой. Надо спросить жену, интересно, помнит ли она.

Надежда Адвокатова,

супруга


Очень хорошо помню, как мы приехали к Марии Семеновне в гости. Она сидела на диване, я села рядом, и Аркадий сказал:

– Мам, давай, угощай: чай, сосиски.

– Тебе надо, ты иди и делай сосиски.

Аркадий все сделал сам, чем произвел на меня очень благоприятное впечатление. Тогда еще была жива его бабушка, такая милая и добрая. Мы попили чай, познакомились, все было хорошо. Мария Семеновна обращалась со мной доброжелательно, вежливо. После этого визита она позвонила моей маме и спросила:

– Вы знаете, что мы евреи?

– Да, здорово, прекрасно.

– Решила вас предупредить на всякий случай, чтобы не было никаких проблем.

Потом и я Аркадия с мамой познакомила. Мама, конечно, была в шоке, потому что… Ну, вы бы видели Аркадия в тот момент: кудрявые волосы, пшеничные усы, зуб вставной, железный. Мама нас приняла прекрасно, мы пили чай, разговаривали, потом проводили Аркадия и легли спать. Слышу, что-то маме не спится, она ворочается и вздыхает, сама с собой разговаривает: «Какие же у нее красивые ребята были».

Мне же она ничего не сказала. А я сделала вид, что ничего не слышала.

Правда, решив выходить за Аркадия замуж, я попросила его сбрить усы. Он их тут же сбрил и снял себе комнату на Большой Никитской. Каждый вечер он мне звонил, просил приехать, на что я обычно отвечала, что буду с ним жить только после свадьбы.

Так я какое-то время сопротивлялась, а потом все же переехала к Аркадию. Мы стали жить вместе и готовиться к свадьбе. Сходили в комиссионку и присмотрели мне свадебное платье, Аркадий его купил. Там же я увидела красивые брюки, но на них нам денег уже не хватило. Аркадий до сих пор вспоминает эту историю.

Свадьбу отметили в кафе «Виктория», которое находилось в парке Горького. Кто-то нам дал белый «мерседес», пришли какие-то известные музыканты, цыгане пели и плясали. Я считаю, что по меркам того времени у нас была хорошая свадьба.

Неправильный бизнесмен

Свадебная (я очень волновался в этот день)

Аркадий очень старался, все делал сам и переживал, как пройдет свадьба, а мне было весело и чудесно. Помню, мы сели за стол, я стала есть рыбу, и она оказалась не соленая. Не подумав, я сказала об этом мужу, и он расстроился. Для него было очень важно сделать нашу свадьбу идеальной и запоминающейся.

Первое время мы жили в комнате, которую снял Аркадий, а позже его мама помогла нам купить однокомнатную квартиру на Бауманской. Я очень благодарна ей за это. Мария Семеновна никогда не вмешивалась в наши отношения, не пыталась нас учить. Она любила позвонить, поговорить, но никогда не донимала нас. Мы ни разу не поругались, у нас всегда были очень добрые и теплые отношения.

Помню, как мы гуляли с Аркадием летом перед свадьбой, размышляли о нашей совместной жизни и думали о том, будем ли мы заводить детей. Я говорила:

– Нет, я только институт закончила, работаю по распределению, никаких детей. Я хочу работать.

Мы с Аркадием спорили, в итоге договорились, что заведем детей через три года. Однако я забеременела сразу же, как мы стали жить вместе. Аркадий радовался, он очень хотел детей. А я боялась, не знала, что и как делать. Для меня это был шок.

Я была молодая и не очень понимала, что такое ребенок. Для меня самое главное было, чтобы родилась дочка, красивая. Когда я после родов посмотрела на Сашу, то расстроилась. Сказала: «Ой какая страшненькая». Медсестра, которая принесла мне дочку, обиделась и произнесла: «А ты на себя-то посмотри».

Когда мне впервые дали Сашу, у меня никакого особенного чувства не возникло, но практически сразу, как только я начала ее кормить, конечно, она стала родной. Она была вылитый Аркаша. Аркадий приходил вместе с моей мамой, я через окно показывала кулечек. Когда я выходила из роддома, то уже ее очень любила.

Аркадий забирал нас, и пока мы ехали домой в такси, он смотрел на Сашу, а во взгляде читалось: «Что это?». А я уже на тот момент так любила ее, что этот взгляд меня задевал. Он ничего не говорил, и мне стало ужасно обидно. Аркадий тоже не сразу понял, что у него появилось то, о чем он долго мечтал.

Аркадий сильно мне помогал с Сашенькой. Мы по очереди вставали к дочке ночью, пеленки стирали, все делали вместе. Аркадий отличный отец и муж. Я себя почувствовала счастливой мамой, женой, на тот момент я была уже совершенно влюблена в Аркадия. Я видела, какой он человек, как много он делает для меня и ребенка. Аркадий – очень надежный, он для меня – солнце, опора, защита.

Через пять лет я захотела второго ребенка, девочку. Аркадию было все равно, он не возражал против девочки, лишь бы все были счастливы. Он никогда не говорил, что хочет сына. Впрочем, вскоре стало понятно, что родится мальчик. Со вторым ребенком было гораздо проще. С Сашей я еще ничего не понимала. А тут мне показали на ультразвуке ручки, ножки, я увидела, как малыш двигается, и пришла в полный восторг. Помню, долго рассказывала Аркадию, какой у нас замечательный мальчик будет. Я не просто понимала, я чувствовала эту новую жизнь, которой внутри меня уже жил этот маленький человечек. Я осознанно и осмысленно ждала этого ребенка. Аркадий присутствовал на родах, поддерживал меня.

Когда родился Никита, уже была другая страна, и у нас появились другие возможности. Аркадий всегда помогал, несмотря на то, что была няня и мне стало намного проще. Аркадий гулял с сыном ночью, потому что Никита у нас сова, мы с самого начала это поняли: днем спит, ночью гуляет. Только часам к трем ночи Аркадий закатывал коляску домой – вроде сын заснул. Мы с него шапочку аккуратно снимаем, готовимся положить в кроватку, и тут Никита открывает глаза. «Здравствуйте, я выспался!» Сын не плакал, он улыбался, а нам очень хотелось спать. Мы с Аркадием, конечно, уставали. Так проходила ночь, а затем Никита спал до часа дня.

Аркадий очень много работал. Разумеется, я ревновала. Ему нравилось работать, я это видела, но мне хотелось, чтобы он больше времени проводил с семьей. Естественно, ставила ему какие-то условия: приходить в определенное время, проводить с нами выходные, каникулы. У нас как-то так заведено было, что работа работой, а все каникулы – с детьми. Должны быть какие-то дни, которые мы проводим все вместе.

Я ужасно не хотела, чтобы он открывал рестораны. Я ревновала его к каждому новому заведению, мне казалось, что он все больше времени тратит на них и меньше на нас с детьми. Мы приезжаем с отдыха, все вместе, мне так хорошо, а Аркадий раз – и прямо из аэропорта едет на работу. И мне так обидно становилось. С другой стороны, я понимала, что не нужно сидеть на одном месте, ему хочется двигаться, и он двигается. Если ничего не делать, то ничего и не будет.

Мне нравится, что все свободное время наша семья старается проводить вместе. Обожаю путешествовать вчетвером. Мы с сыном любим кататься на горных лыжах, а Саша с Аркадием любят теплые страны, поэтому мы чередуем одно с другим. По субботам и воскресеньям мы посвящаем время друг другу – завтракаем, гуляем. Я домосед, интроверт, люблю быть дома в кругу близких людей. Большие тусовки, мероприятия – это все не мое. А муж, наоборот, любит быть в центре внимания, любит комплименты. Ему нужно обмениваться энергией с людьми, для него это очень важно.

Меня иногда спрашивают: вы столько лет с Аркадием вместе, у вас были когда-нибудь мысли разойтись? Я всегда отвечаю, что всякое в жизни бывает, мы можем поссориться, я, конечно, могу обидеться, но слово «развод» в голову никогда не приходило.

Когда живешь с человеком вместе столько лет, ты уже врастаешь в него, вы по-настоящему становитесь двумя половинками единого целого. Вот вчера Аркадий приносит плитку шоколада, а я достаю из своей сумки точно такую же. Мы не сговариваясь зашли в магазин и купили один и тот же шоколад, одной фирмы. Как такое может быть? Я даже не знаю, как это объяснить. Мы смотрим в одну сторону, думаем одинаково, мы – как одно целое. Я надеюсь, что это так, а как будет дальше, покажет время.

Неправильный бизнесмен

Хорошая семейная фотография


Наверное, я не самый плохой семьянин. Не могу сказать, что идеальный, но не плохой. Точнее, я хороший, но не отличный. Потому что отличные семьянины больше времени проводят дома. А у меня профессия такая: в 18–19 часов, когда все заканчивают свою работу, моя только начинается. Профессия ресторатора непростая, но для меня – любимая. Мне повезло, что у меня прекрасная жена и такие хорошие дети.

Надежда Адвокатова,

супруга


Саше мы дали мужское имя. С самого начала выбирали между Сашей и Женей, почему-то мне нравились два этих имени. И она у нас девушка с мужским характером. Первопроходец во всем. В 14 лет Саша решила поехать за знаниями в Лондон. На мой взгляд, это было странное желание. Возможно, ей было некомфортно там, где она училась. Саша решила попробовать, и мы не стали возражать.

Никите мы тоже выбрали школу в Лондоне. Я приезжала, уезжала, приходилось все время мотаться между двумя странами. Дети учились, и какое-то внимание надо было этому уделять, поэтому мы часто бывали там. В итоге Аркадий занялся ресторанным бизнесом в Лондоне.

Муж всегда советовался со мной, все рассказывал, прислушивался. Помню, я даже подсказала ему идею для первого ресторана – «Сирены». Но в целом мне были не очень интересны рестораны. В Лондоне я решила открыть салон красоты. Нашла помещение, архитектора, сделала дизайн. Саша говорила, что любит Лондон и хочет здесь остаться, так что салон я открывала и для нее. Однако, когда Саша закончила учебу, ей не захотелось заниматься салоном. Мы с Аркадием уговорили ее посмотреть, попробовать, но, проработав несколько месяцев на ресепшене, она поняла, что это ей неинтересно.

Мы, родители, привыкаем думать за детей, забываем, что они умеют думать и сами. Человек сам выбирает себе дорогу. Сегодня Саша нашла себя. Она занимается тем, от чего получает удовольствие, и по-настоящему счастлива. Аркадий, впрочем, до сих пор не понимает, как это она не взялась за столь интересное дело.

Я хочу, чтобы наши дети были счастливы. Аркадий иногда говорит: «Никита, давай, прояви интерес к ресторанам, сходи, посмотри. Я тебя всему обучу». А у сына совершенно другие предпочтения, ему нравится философия. Во что все это выльется, сказать сложно. Аркадию, конечно, хотелось бы иметь преемника. С другой стороны, заставлять человека, своего ребенка нельзя.

Я никогда особенно не задумывалась о том, кем станут сын и дочь. Дети сегодня совершенно по-другому видят мир, для них открыто множество возможностей. В советское время нам давали работу, и мы работали. У наших детей есть выбор. Мне кажется, главное, чтобы они сами видели свою дорогу, у них получалось реализовать собственные идеи и работа делала бы их счастливыми.

Александра Новикова,

дочь


Для детей очень важно видеть, что у родителей в отношениях все хорошо. Такая гармония способствует личностному росту ребенка. Я очень благодарна родителям за их любовь друг к другу.

Для меня папа – пример того, как можно добиться успеха не только в бизнесе, но и в семье. Он на 100 % посвящает себя работе, но как бы бизнес ни был важен, папа всегда показывал нам, что семья для него на первом месте. Помню, бабушка рассказывала, что как-то я все время плакала, никак не могла успокоиться, и тут зашел папа, он вернулся после работы. Папа взял меня на руки, и я сразу перестала плакать.

Неправильный бизнесмен

Неправильный бизнесмен

В этот день дети работали официантами в ресторане


Когда я была маленькая, папа очень много работал, но всегда посвящал нам все свободное время. Мы вместе проводили каникулы. До сих пор каждые выходные мы устраиваем совместные завтраки – что-то готовим, пьем кофе, общаемся. Это время, которое мы проводим вместе, дарит невероятные ощущения. Все очень мягкие, спокойные, забывают о суете и стрессах рабочих будней, и утро становится таким теплым. Когда я не в Москве, то особенно скучаю по этим нашим выходным. Мы любим путешествовать все вместе. Это очень сближает. И родители, и брат – мои лучшие друзья. Я счастлива, что у меня такая замечательная семья.

У меня было насыщенное детство, впрочем, не без негативных эмоций. Я была очень закрытой девочкой, мне тяжело давалось общение со сверстниками. Думаю, я была слабой, а слабость всегда чувствуется. В 14 лет я поняла, что так продолжаться не может, нужно что-то менять. Благодаря родителям последние школьные годы я провела в Англии. Это было самое лучшее время в моей жизни.

Родители всегда меня поддерживали. Меня никогда не покидало ощущение, что они добрые, щедрые и готовы сделать все, чтобы мне было хорошо. Родители ни к чему не принуждали меня. В Лондоне мама открыла салон красоты, как оказалось, для меня. Но когда я поняла, что бьюти-индустрия не мое, она не стала настаивать.

Глядя на то, как живет и работает папа, я поняла, что если берусь за дело, то должна делать его на все 100 %. Если в работе мне что-то не нравится, не идет, не получается, то, как ни крути, необходимо искать что-то другое.

Папе не просто нравится ресторанный бизнес, он этим живет. Он любит готовить, любит все делать сам, своими руками. Он не чурается любой работы, сам берет швабру в руки, протирает, моет, что-то показывает, говорит, как нужно делать. На самом деле папа очень простой человек. Он абсолютно не скован и не боится выглядеть нелепо.

Именно из-за папы я так стремилась найти себя. У меня перед глазами был реальный пример человека, который любит свое дело, и это приносит замечательный доход. Мне хотелось того же. Я не хотела работать ради денег или просто для того, чтобы иметь какое-то занятие.

Однажды мне в голову пришла идея на тему здорового образа жизни. Я жила тогда в Нью-Йорке, где этому уделяют очень много внимания. В тот момент я металась от РR к фешен-индустрии, но никак не могла найти то, что мне подходит. И тут вдруг возник этот проект. У меня буквально зачесались руки от желания им заниматься. Я подумала, что, наверное, так же чувствует себя папа, когда с головой окунается в открытие нового ресторана.

Для реализации своего проекта я решила переехать в Москву. У меня был блог, в котором я делилась собственными кулинарными рецептами. Я делала фотографии, что-то писала о здоровом образе жизни, находила полезную и интересную информацию и переводила ее на русский язык. Хотелось сделать полезный и доступный всем ресурс. Постепенно все это начало превращаться в бизнес.

Папа сначала не одобрял моего занятия. Он считал, что я просто развлекаюсь, и из этого ничего получиться не может. Полгода мои сотрудники работали бесплатно, на энтузиазме, и в какой-то момент я поняла, что мне понадобится помощью папы. Он одолжил мне первый пул зарплат. Вскоре мы его отбили и после этого справлялись уже без папиной финансовой помощи.

Конечно, я прислушиваюсь к папиным советам. Думаю, что и на мое занятие он начал немножко по-другому смотреть, видит уже, что это не просто моя блажь. Когда я начала продвигать здоровый образ жизни, в России им почти никто не интересовался. Потом это направление начало активно развиваться, стало трендом, и я попала, что называется, в струю. Мне стало намного легче зарабатывать.

У меня иногда спрашивают, почему я не хочу развивать с папой его бизнес. Честно говоря, не думаю, что смогла бы осилить это – ни эмоционально, ни физически. Кроме того, в какой-то момент я хочу создать семью и в будущем уделять много времени детям, а с таким количеством работы я просто не справлюсь. Разумеется, мне нравится создавать что-то с нуля, что-то новое, а не просто продолжать то, что уже существует, неважно, папино ли это, мамино или дяди Феди.

Я рада, что послушалась зова сердца. Думаю, нужно всегда прислушиваться к себе, и если тебе что-то нравится, двигаться в этом направлении, неважно, кто и что тебе говорит, даже если это говорит тебе твой обожаемый папа. Ведь и он тоже – не ты. Нужно уметь опираться на себя. Папа построил свой бизнес исключительно на собственном интересе. Думаю, он никогда не ориентировался исключительно на деньги, а делал то, что ему нравится. Теперь я делаю то же самое.

За последние два-три года мы с папой очень сблизились, в том числе и в бизнесе. В Москве я начала работать с его сотрудниками – поварами, пиар-отделом. Я стала осознавать, что делает мой папа и насколько он уникальный человек. Меня восхищает, что в одном городе он реализует на 90 % разные проекты, и все они выстреливают и работают. Есть структуры типа McDonald’s, в которых все выполняется по определенному шаблону. У папы нет готовых схем. Каждый раз все новое.

Занявшись бизнесом, я взглянула на отца абсолютно другими глазами. Я не понимала, как он со всем этим справляется. У меня пять дел, и я уже разрываюсь, все так сложно, и в этот момент я вспоминаю папу, у которого 70 ресторанов, плюс все сетевые проекты: «FARШ», Prime. Я начала изнутри видеть, насколько он затрачивается и физически, и эмоционально. В жизни бывают разные моменты, никто из нас не идеален, и я даже не представляю, как папе удается все время оставаться на таком позитиве, откуда в нем берется такое количество энергии.

Меня иногда спрашивают, кто помогает папе. Мне кажется, он буквально всем занимается сам. Он и дизайнер, и директор, все всегда проходит через него, во все он вовлекается с самого начала и целиком. Он действительно не просто мой папа, он невероятный, вдохновляющий человек. Для меня он идеал, номер один и в семейном, и в профессиональном плане. Я очень горжусь тем, что у меня такой отец.


«Гавана», «Виктория» и Hard Rock Cafe | Неправильный бизнесмен | Глава 4 Первый ресторан