home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Игра осложняется

Манивальд, параллельный мир

Армию альянса разбили, перебив всех до самого последнего игрока, но самого страшного не произошло – массового опускания игроков на несколько уровней не состоялось. Манивальд, как и многие другие, опасался, что игроки будут, пока действуют наложенные дьяволами дебаффы, каждые полчаса воскресать на круге возрождения и тут же уничтожаться прямо на месте. Даже в том случае, если после гибели армии больше в игру не заходили.

Но нет, погибнув на поле боя и зайдя в игру снова следующим утром, Манивальд, как и остальные, со вздохом облегчения обнаружил, что потерял только один уровень. Ночь после поражения, конечно, была стремной, и многие перенервничали, но нет, обошлось. Больше всего не повезло тем игрокам, которые, погибнув вначале в туннеле, потом снова погибли под завалами обрушенных демонами домов. Они вошли снова в игру как раз тогда, когда основная армия была силами ада уничтожена, и стали лёгкой мишенью, тут же погибнув в третий раз. На тех высоких уровнях, на которых они играли, тройная смерть в один день означала потерю прогресса за пару недель интенсивной игры. Это было обидно, и Манивальд продумывал меры по компенсации им, по крайней мере, части потерь.

Моральный дух в кланах альянса был серьезно подорван столь масштабным поражением. Все прежние планы рухнули в результате одной неудачной битвы. Тут же собранное экстренное совещание глав кланов поставило главной задачей выработку дальнейшей стратегии пребывания в параллельном мире. Решили рассматривать все возможные варианты, не отказываясь ни от одного, в том числе и вариант отказа от освобождения параллельного мира.

На собрании Манивальд с некоторым облегчением передал свои полномочия лидера следующему претенденту, им по жребию стала китаянка. Нет, никто его ни в чем не винил, все были тоже среди участников той злополучной битвы, и прекрасно понимали, что от главы армии альянса там практически ничего не зависело, когда силы ада ввели в действие свои главные резервы. Как говорится, против лома нет приема, если нет другого лома.

Более того, эпическая битва с силами ада стала главной новостью игры, и ее участников их знакомые из других кланов, не входящих в альянс, засыпали градом писем, требуя мельчайших подробностей столь масштабного сражения. По правде говоря, самого масштабного сражения игроков против НПС за все время существования игры, что несколько утешало потерявших из-за участия в нем драгоценный опыт игроков.

Но все же, первый опыт лидерства Манивальда в альянсе, столь высоко вначале его вознесший в собственных глазах, не менее жёстко ущемил его эго в конце недельного срока исполнения полномочий. И Манивальд чувствовал, что ему нужно переварить произошедшее, и все связанные с этим опытом эмоции, чтобы примириться с поражением, и сделать полезные выводы. Так что возможность свалить многочисленные обязанности главы альянса на китаянку подвернулась вовремя.

Возглавившая альянс Минчжу счастливой не выглядела. Именно ей предстояло разруливать крайне сложную ситуацию, в которую попали все кланы, и найти компромиссное решение, если таковое вообще есть. Впрочем, и недоумевающей она тоже не казалась. Китаянки таковы – те, что узнали вкус власти, поруководив, никогда по доброй воле не сдадутся перед трудностями. Новый лидер альянса тут же властно постучала рукоятью кинжала по столу:

– Итак, вчера нас знатно потрепали. Мы к такому не привыкли, это понятно, но что нам теперь делать? Готова выслушать предложения.

Первым дискуссию открыл американец, никогда за словом в карман не лезший:

– Думаю, главный вопрос заключается в том, что мы должны понять, можем ли мы вообще победить армию ада на текущем этапе? Те силы, что мы вчера видели, выглядят грандиозными. Мы разбились о них, как утлая лодка разбивается о гранитную скалу. Нужно решить, можем ли мы победить армию, в которой больше миллиона только низовых мобов, причем, как мы вчера убедились, низовых не означает слабых.

Индус согласно кивнул головой и продолжил сразу, как американец замолк.

– Я согласен с Джо Смитом. Иногда правильнее отступить, выжидая более удобный момент, или изменения ситуации, чем раз за разом разбивать голову о стену. Мои предки сделали именно так, когда в страну нагрянул Александр Македонский. В итоге победа осталась за нами, поскольку мы правильно выбрали время для ответных действий.

Манивальд едва не фыркнул, услышав это. Индийцы всегда расписывали в подробностях, как они победили Александра Македонского, но он, изучив историю вопроса из любопытства, не увидел ни одного сражения, в котором великого грека разбили бы индусы, или хотя бы чего-то похожего на ту ничью, которая сложилась у Наполеона при Бородино с русскими. Во всех битвах, что великий военачальник провел на территории Индии, противник был им разгромлен наголову.

Скорее, Александра Македонского заставили покинуть Индию неприятный климат, приведший к массовым заболеваниям личного состава, и огромные просторы, заставившие взбунтоваться обычно послушных воинов его армии. А так, все, с кем он сражался в Индии, победить его не смогли. От слова совсем. И в начале вторжения, и в конце. Так что «выбирать время для ответных действий» никому не пришлось.

Впрочем, опыт работы в международной организации позволил кланлидеру сдержать свои эмоции. Не хватало еще обзавестись врагом в альянсе. Хочет индус думать, что его предки разбили великого полководца, пусть остается со своими заблуждениями. Манивальду важнее сотрудничество с ним в настоящее время, чем дискуссии по поводу его заблуждений относительно истории.

– Я понимаю вас, – кивнула Минчжу, – но должны ли мы покинуть параллельный мир, чтобы перегруппироваться и выработать новую стратегию, более успешную, чем прежняя, или все же остаться здесь и продолжить сражаться?

– Не думаю, что нам следует отсюда уходить, – вступил в разговор Санада Юкимура, – наши конкуренты из других кланов тут же сколотят свой альянс и ворвутся сюда, чтобы подчинить эти земли себе. Если сейчас уйдем, то, возможно, упустим великую возможность возвыситься.

– А я не думаю, что покинув параллельный мир, мы рискуем утратить эти территории, – тут же возразил Хань Син.

Услышав это, Манивальд мысленно покачал головой. Ох уж эта вражда китайцев с японцами! Неважно, в чем вопрос, но согласиться с японцем большинство китайцев не готово в принципе.

– Если уж нас с нашими силами разгромили, то их и подавно местная чертовщина просто размажет по окрестностям, – продолжил Хань Син, – а мы, когда соберемся с силами, легко выкинем отсюда их остатки.

– Я бы не был так оптимистичен, – решил высказаться и Ма Имин, – разное случается. Мало ли, они найдут какой-нибудь артефакт, что даст им возможность договориться с силами ада или даже изгнать их отсюда. Это все же игра, и иногда сложнейшие вещи может разрешить случайно найденный и пройденный до конца легендарный квест.

Не утерпел и сам Манивальд. Двусмысленность ситуации, в которой он оказался, став лидером, при котором армию альянса разгромили, требовала от него сначала послушать других. Но и свои соображения у него потихоньку созрели:

– Я предлагаю остаться, просто кардинально изменить стратегию. По свежим разведданным, добытым по моему указанию в последние часы, силы армии ада массово возвращаются в ранее временно покинутые ими города и поселения. Как мы можем изменить стратегию в связи с этим? Предлагаю – никаких больше захватов крупных городов или огромных битв. Разобьём нашу армию на сотни партизанских отрядов и будем мародерить весь параллельный мир.

Сила армии ада заключается в возможности накладывать очень неприятные дебаффы и давить числом, когда она собирается в одно целое. Помните, когда мы имели дело с отдельными отрядами, серьезных проблем не возникало! Так давайте день за днем, неделю за неделей истощать силы ада, пока у верховного дьявола не останется такой большой армии, как сейчас, и вот тогда и устроим последнее генеральное сражение. Также предлагаю объявить настоящую охоту именно на дьяволов. Истребим дьяволов поодиночке – и у нас будет совсем другой расклад при крупных сражениях.

В воздухе повисла тишина. Кланлидеры принялись сосредоточенно обдумывать предложение Манивальда, почувствовав в нем серьезный потенциал.

– А ведь он дело говорит, – прервал тишину не успевший еще высказаться Ху Юньгэн, – я вижу в его предложении и другие плюсы. Наши воины воспрянут духом. Им уже поднадоели битвы, в которых либо на всех не хватает лута, либо по тебе проходятся паровым катком. То, что предложил Манивальд, напоминает то, что они любят больше всего – бродить небольшими отрядами по неизведанным просторам, фармить мобов, находить новые данжи и проходить их. И с нас снимается серьезная проблема по поиску им лута. Если они сами не смогут его найти в огромном новом мире, то к нам какие претензии?

Как ни странно, в этот раз никто возражать не стал. Похоже, что предложение Манивальда попало в самую точку, а Ху Юньгэн своими соображениями по поводу его стратегии привел дополнительные, очень важные аргументы, ответившими на все вопросы. Один кланлидер за другим кивнули, соглашаясь с новой стратегией. Манивальд ликовал. Можно и не быть лидером альянса формально. Главное – фактически управлять им.

И тут перед его глазами мелькнуло сначала одно присланное в кланчате письмо, а потом сразу еще два с небольшим интервалом. Это был условный сигнал от приславшего первое письмо, что надо бросить все дела и немедленно ознакомиться с посланием. Во всех кланах использовали схожие системы, поскольку кланлидерам традиционно слали много писем, и без условного сигнала о важности послания от заместителей, оно могло оставаться непрочитанным часами, пока до него не доходили руки.

Тут же прочитав письмо, Манивальд ошалел. Открыв глаза, он заметил по характерным позам, что и остальные кланлидеры что-то читают, и на их лицах тоже можно заметить множество эмоций от удивления до негодования. Скорее всего, послания на ту же самую тему. Первым тишину прервала Минчжу:

– Ну что же, насколько я понимаю, вариант с уходом из параллельного мира теперь значительно осложнен, даже если мы вдруг решим снова к нему прибегнуть. Это еще если говорить мягко.


Глендаин III, окрестности крепости Гормлэйт.

На экстренном совещании Государственного совета короля гномов, так поначалу его шокировавшее предложение Тратроина по поводу альянса с орками неожиданно для Глендаина III нашло множество поборников. В результате и сам король был вынужден признать разумность предложения, приказав тут же организовать переговоры с королем орков. Отношения орков и гномов трудно было назвать спокойными, постоянные сражения с ними происходили гораздо чаще, чем хотелось бы самим гномам, будучи обусловленными стилем жизни орков. В отличие от гномов, честно трудившихся и на земле, и под землёй, и ценивших прежде всего тех, кто работает наиболее усердно, у орков наибольшие почести воздавались грабителям, совершающим успешные набеги на соседей.

Учитывая постоянные войны между орками и гномами, король орков Вахтиган Урлан был шокирован предложением гномов совместно отправиться на войну не в меньшей степени, чем первоначально сам король гномов. Но союз гномов и орков таки был заключён, когда король гномов выложил на стол решающий аргумент. Какими бы плохими не были отношения орков и гномов, им было не сравниться с той ненавистью, которая всегда царила между орками и эльфами.

Утонченные эльфы никогда не стеснялись в выражениях, высказываясь об «этих примитивных животных», как они именовали орков. Для того, чтобы полностью выразить свою точку зрения об этих потных, постоянно сопящих и чавкающих примитивах, эльфы использовали самые яркие метафоры, и, учитывая природную склонность к изящным искусствам, звучали их речи предельно уничижительно.

В свою очередь, у орков было все прекрасно и со слухом, и с памятью, поэтому любые сражения между орками и эльфами всегда отличались особой ожесточенностью – стороны если и брали пленных, то с одной целью – устроить публичную казнь с особой жестокостью.

Стоило только королю орков услышать, что союз с гномами нужен, чтобы опередить эльфов, которые тоже мечтают наложить руку на потрясающий своими масштабами параллельный мир, как гномы были им объявлены исконными железными братьями по подземному миру, с которыми у орков были лишь временные, уже и непонятно по какой причине возникшие недоразумения, теперь, к счастью, полностью преодоленные. И Вахтиган Урлан приказал спешно собирать оркскую армию в поход.

Пока шли приготовления, два короля обговорили и то, как защищать свои земли, если эльфы, разъярённые тем, что их опередили, вместо похода в параллельный мир решат захватить их королевства. Каждый из королей оставил по пять тысяч регулярных войск, а назначенным на время завоевательного похода наместникам было поручено провести немедленную мобилизацию всех годных к военным действиям.

С учетом этого, а также сил, которые имелись у союзников как гномов, так и орков, наступающую армию эльфов, если те решатся на такие действия, встретят войска, способные препятствовать их успешному продвижению неделями. Сдерживанию врага будет способствовать и пересеченный, а временами чрезвычайно пересеченный, рельеф горной местности. А за это время можно в случае чего вернуться из параллельного мира и ударить эльфам в тыл.

Вот так достаточно неожиданно для самого себя король гномов и оказался бок о бок с королем орков во главе объединенной армии гномов и орков.

Сам король гномов восседал на мощном приземистым муле, защищённом позолоченными доспехами из мифрила, король орков передвигался на матером седом волке-вампире, тоже в доспехах, причем, как с удивлением отметил при первой встрече король гномов, гномьей работы. Впрочем, подумал Глендаин III, в плену у орков томится не один гном-кузнец экстра-класса, учитывая, что в битвах орки всегда старались захватить гномов живыми, либо для обмена на своих пленных, либо для развития своей экономики.

Король орков выглядел очень внушительно – мифриловые доспехи со шлемом в виде черепа, овальный щит с выгравированным пылающими красными рубинами гербом королевства, закинутый за спину, внушающее уважение черная массивная палица. Сам король гномов был снаряжен не менее добротно, но его доспехи, хоть и были легендарного качества, так ярко и свирепо не выглядели. Он считал, что это ни к чему, король должен внушать уважение не внешним видом, а своими делами на благо подданных.

Общая численность гномье-орочьей армии достигла сорока пяти тысяч опытных воинов с явным преимуществом по численности гномов. Впрочем, оно уравновешивалось тем, что практически каждый орк привел с собой прирученного волка, а некоторые и волков-вампиров. Подавляющая часть из них не достигала тех размеров, как волк-вампир короля орков, и ездить на них с могучей орочьей комплекцией было нельзя, но в битве волки были грозной силой.

Спешка себя оправдала – армия гномов и орков успела прибыть к переходу в параллельный мир раньше армии эльфов. Глендаин III и Вахтиган Урлан прекрасно знали, что недавно созданный альянс из пришлых кланов объявил себя хозяевами как крепости Гормлэйт, так и самого перехода. Ни гномам, ни оркам не было до этого дела, пока они не узнали, какие сокровища скрываются в параллельном мире.

Полученная от шпиона у эльфов информация немедленно изменила их отношение к захвату как крепости, так и перехода в параллельный мир самозванцами. Есть ли у них права на крепость и переход? Да какие у них могут быть права, если в этих местах тысячелетиями сражались за владение каждым клочком земли древние и могущественные королевства гномов, орков, гоблинов и эльфов! А тут пришли какие-то новые кланы, причем в каждом из них пестрым-пестро намешано представителей всех рас, что только есть в мире, и претендуют на такую стратегическую собственность? Не бывать этому!

Презрение двух королей к альянсу кланов было так велико, что они даже не собирались вступать с ним в переговоры. В поход выступили сразу, как были готовы, начав перекидывать воинов армии порталами в ущелье в километре от перехода в параллельный мир. Несколько часов понадобились на перемещение всех сил и приготовления к штурму.

Когда обе армии были полностью готовы, а добиться этого удалось только к трем часам ночи, Глендаин III и Вахтиган Урлан дали условные сигналы своим маршалам, и те скомандовали выступать. Тысячи орков и гномов хлынули к крепости, таща на скорую руку сделанные лестницы в руках. Только тут немногочисленные патрули заметили угрозу и заметались по стенам, зовя на помощь. Вскоре к ним присоединилось еще несколько десятков воинов. Осознав, какие огромные силы надвигаются на них, они, даже не пытаясь защищаться, быстро исчезли со стен, а через несколько секунд повзлетали в воздух на белых грифонах и быстро пропали в темноте. Никто им не препятствовал.

Пять минут – и крепость была полностью взята под контроль. Первые ворвавшиеся тут же распахнули ворота, и огромная армия хлынула во двор. Король гномов уже знал, что изготовленные и установленные его лучшими мастерами ворота в проходе кем-то были недавно взломаны. Они так и валялись с тех пор прямо там. Владевшие телепортами воины запрыгнули на карниз перед проходом и принялись крепить верёвочные лестницы, по которым поднимутся мастера, которые начнут сооружать деревянный мост.

При стоимости в тысячу золотых за заклинания высшего пятого уровня владели ими только лучшие воины, им либо выделялись на приобретение средства по линии военного ведомства, либо они сами получали свитки в данжах высшего уровня сложности. При планировании перехода обсуждался вариант, что можно сбросить сразу несколько верёвочных лестниц, но главной проблемой такого варианта по времени было поднять к проходу волков из армии орков и вьючных мулов гномов. Для них верёвочные лестницы однозначно не подходили.

Конечно, можно было бы поднять животных к проходу в специальных люльках, но в этом случае переход затянулся бы на несколько суток, что было абсолютно неприемлемо. По данным от шпиона при дворе короля эльфов, сводная армия гномов и орков опережала эльфов максимум на сутки.

Поэтому лучшие мастера гномов перед штурмом крепости за несколько часов изготовили в окрестном лесу все необходимые элементы для монтажа деревянного моста с крыши самого высокого здания прямо к проходу. Схему такого моста оказалось сделать достаточно несложно – несколько мастеров-гномов сделали все необходимые замеры, ещё когда готовились поднимать и устанавливать изготовленные по заказу альянса ворота. По старой привычке, на всякий случай. Привычке, которую веками взращивала и поддерживала щедрыми подарками секретная служба при короле гномов.

Два часа – и мост был собран и установлен слаженными действиями лучших мастеров-гномов. Видно было, что для орков такое быстрое появление моста, словно из ниоткуда, было сродни чуду и сильно укрепило репутацию короля орков, пошедшего на неожиданный союз с гномами.

Как только мост был готов, первыми в переход отправили по сотне бойцов из личной гвардии каждого из королей. Они должны были захватить его и установить контроль над ним и со стороны параллельного мира. Спустя пять минут назад вернулся посланный с ними гонец короля гномов. Низко поклонившись обоим королям, он сообщил, что цель достигнута, проход очищен от чертей и контролируется.

Тут же был дан сигнал выступать, и основные силы армии хлынули по мосту в переход. Собравшие мост гномы-мастера тщательно следили, чтобы ни на крыше здания, ни на мосту одновременно не скапливалось более сотни воинов и волков, или полсотни мулов. По их расчетам, такое количество и крыша, и мост могли выдержать, большее могло привести к катастрофе.

Полностью армия смогла перебраться в другой мир только через одиннадцать часов. Все это время войска отводились вниз по горной дороге на равнину, и шатер за шатром разбивались прямо на лугах. Во все стороны рассылались разведчики, чтобы собрать как можно больше информации о противнике и целях для последующей атаки. Всю поступающую информацию придворный картограф Глендаина III тут же тщательно наносил на карту. Поскольку у короля орков такого сотрудника в штате не было, договорились, что для него будет изготовлена копия, на которую каждые несколько часов будет вноситься новая информация. А пока что король орков может приходить на совещания в шатер короля гномов.

Тем временем гномы-мастера разобрали недавно возведенный мост и тут же его сожгли прямо на центральной площади крепости.

Почти сразу же был обнаружен и небольшой городок по ту сторону хребта, и было решено захватить его сразу, как будет определена ближайшая стратегия действий. Все, что пока успели обговорить два короля на данный момент, так это как они будут делить захваченную землю – каждому будет доставаться ровно по половине. А уж сколько он из этого будет выделять для примкнувших к походу союзников, всяких корольков и герцогов с небольшими силами, это уже его дело.

Одним из ключевых вопросов было, что делать с проходом в параллельный мир. С одной стороны, оставлять его без охраны не хотелось, в этом случае появившаяся армия эльфов без труда также сможет войти в параллельный мир. С другой стороны, оставлять на его защиту слишком большие силы также было опасно – могло не хватить войск для сражений с местными противниками. После дискуссий с привлечением лучших стратегов было решено оставить для охраны туннеля две тысячи воинов. Им было велено разбить лагерь у перехода и сооружать укрепления прямо в туннеле, чтобы не дать эльфам даже войти в него. Учитывая узость туннеля даже после проведенных работ по его расширению, и сотни воинов должно хватить, чтобы долго сдерживать в нем эльфов. Остальные будут пополнять силы сражающихся, а также охранять переход с другой стороны на тот случай, если отбивать туннель пожалуют местные.

О том, какой армией располагают эти самые местные, два короля пока себе ясно не представляли. Глендаин III поделился с Вахтиганом Урланом тем, что узнал сам от мастеров, что устанавливали ворота для туннеля по заказу альянса кланов. А они, внимательно прислушиваясь к разговорам в процессе установки, узнали, что по ту сторону властвует армия ада, и ее представителей, чертей, можно увидеть прямо в туннеле. Тогда же несколько гномов смогли и самолично узреть этих самых чертей, во время неудавшейся попытки установить вторые ворота с другой стороны туннеля.

Помимо этого, известно было, что кроме чертей у армии ада есть также такие виды воинов, как бесы и демоны, но, как они выглядят и сражаются, никто не знал. При штурме перехода и зачистке окрестностей пока что попадались только черти, но разосланные по окрестностям разведчики уже рапортовали и о внешнем виде бесов. О том же, как выглядят и сражаются демоны, не знал еще никто.


Глава 1 Суровая реальность | Адская кампания | Глава 3 Награда нашла героя