home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Борода!

Терлэг и его сотня, Бхампот, параллельный мир.

Вчерашнее послание от кланлидера ни Терлэга, ни его людей, которые кипели негодованием, что так глупо упустили пойманного нуба прямо перед казнью, не оставило равнодушным.

Отчётливо складывалось впечатление, что Манивальд над ними чуть ли не откровенно насмехается. Но, увы, кланлидер имел возможность вести себя таким образом. Они в самом деле вчера конкретно облажались, и прекрасно понимали это. Успей они казнить нуба, и сейчас предписание Манивальда не сметь и думать о создании ему проблем их бы особенно и не задело. А так, получалось, что сбежавший вчера нуб ВСЁ рассказал кланлидеру, и, вполне возможно, они вместе и посмеялись над тем, какие неудалые у Терлэга в сотне подчинённые.

Чем же этот нуб завоевал такое благосклонное отношение Манивальда, что его не только нельзя казнить за неподобающее поведение по отношению к членам клана, но и предписано следить за сохранностью его здоровья?

Они и следили все полдня, как Трой резвился на улицах Бхампота. Не то чтобы готовые выполнять предписания кланлидера об оказании поддержки заносчивому нубу, это было бы уже слишком для гордых хаев после вчерашнего унижения, а, скорее, в надежде увидеть, как нечисть, ряды которой Трой активно прореживал при помощи своей каменной магии, все же доберется до него и снимет с него шкуру.

И был момент, когда двое наблюдателей за нубом уже начали радостно потирать руки в надежде, что вот сейчас неведомо откуда возникшая пятерка чертей с наглецом все же разберётся, но Трой, получив множество ударов кинжалами, все же умчался телепортами окровавленный, но явно вполне живой.

Доложив Терлэгу об этом неслыханном происшествии, они и сами призадумались, как же такое вообще возможно.

Черти, как все уже знали, были обычно примерно 170-180-ых уровней, то есть в три раза с гаком выше, чем у атакованного ими нуба. Один удар кинжалом со стороны такого моба при такой разнице в уровнях должен был гарантированно снимать от трёх сотен хитпойнтов, а то и более, в зависимости от места удара. Нуб, за какую-то секунду, прямо на их глазах, получил не меньше десятка таких ударов, и все же остался жив. И вот как прикажете это понимать?

Даже вложи он все заработанные очки в выносливость, этого бы не хватило, даже при имеющихся дорогих доспехах, чтобы спасти его от смерти. Да и двигался бы он в таком случае еле-еле, не имея ни ловкости, ни силы. Но ничего подобного не наблюдалось, нуб скакал как сайгак, что свидетельствовало о хорошо прокачанный ловкости и о достаточной силе, учитывая, что он был полностью упакован в тяжелые доспехи.

Может, все дело в снаряжении, мало ли, в одном из использованных комплектов есть какая-нибудь фишка по сокращению понесенного урона? Или нуб где-то разжился достижением или навыком, способным спасти его даже в такой ситуации? Непонятно!

Но уговаривать никого следить за ним, едва информация о произошедшем распространилась, больше не нужно было. Всем хотелось разгадать загадку, для собственной же пользы. А вдруг удастся заполучить и себе такой трюк, как у нуба!

А некоторые были готовы следить за нубом и с другой отчетливой целью – отомстить при удобном случае. И даже разрабатывали планы мести, при которых доказать их личное участие будет невозможно. К числу заговорщиков относился и Терлэг.

Будучи достаточно мнительным девятнадцатилетним студентом, уязвленным в реале отказом сразу двух девушек за один год встречаться с ним на более интимной основе, он посвятил все свободное время новой игре, достигнув в ней серьезного прогресса. Но избавиться от комплексов реала не смог и в виртуале. Терлэг был уверен, что его авторитет серьезно пошатнулся, когда зеленый нуб легко, хотя и непонятно как, избежал удара его меча, и воспринял приказ Манивальда об отмене приговора как личное оскорбление.

Уходить из клана он не хотел, неуверенный в себе игрок боялся, что в другом клане ему сотником уже не стать. Да и клан Манивальда славился справедливым отношением к игрокам, взаимовыручкой на редкость высокого уровня, и реальной возможностью сделать карьеру, которая, в том числе, приносила хороший доход, легко выводимый и в реал.

Терлэг отнюдь не относился к числу студентов, приезжающих на занятия на собственном мерседесе, поэтому ради дальнейшей успешной карьеры в клане был готов на многое. Но и нахальному нубу спустить все с рук согласиться было трудно. А Кравчиг и Ред Вольф его в этом полностью поддерживали. Особенно после того, как вчера попытались собрать лут с попавших в ловушку зомби и намертво прилипли к ее нитям. К счастью, с самого края, поэтому спустя полчаса все же вырвались, пожертвовав одеждой. Положительного настроя им к Трою это не добавило.

Поэтому, когда нуб вернулся в город и с неслыханной легкостью устроил еще пять новых ловушек для фарма мобов из загадочной чрезвычайно прочной и липучей нити, Терлэг постарался организовать расстановку игроков по городу так, чтобы наилучшие возможности присматривать за нубом, кроме Кравчига и Ред Вольфа, получил он сам. Некоторые идеи, как отомстить нубу, начали потихоньку созревать.

Терлэг так и не понял, что никто над ним за промах с казнью нуба не насмехается. Убив трех хаев за час, и сумев ускользнуть от казни, Трой показал себя бывалым игроком с кучей примочек, и больше членам сотни нубом отнюдь не казался. Добавил ему авторитета и неожиданный приказ Манивальда – строгого, но справедливого лидера. Подавляющее большинство членов клана, уделяя время этому вопросу, про Терлэга вообще не вспоминало, больше споря о том, что за примочки есть у Троя, и как он их получил.

Основное распространение получили две версии.

По первой, к которой склонялось большинство игроков, Трой был кем-то значимым из администрации игры, в силу чего легко пользовался разнообразными неизвестными широким массам игроков возможностями. Это делало понятным и стремление Манивальда поддерживать с ним прекрасные отношения.

По второй, Трой был одним из чиканутых корейских игроков, проводящих в виртуале намного больше времени, чем в реале, достигших ранее высот во множестве игр, и теперь вот демонстрировавшем свое понимание их глубинной сути и в «Эгиде». И это тоже полностью объясняло стремление Манивальда с ним поладить.


Трой, параллельный мир.

Остаток прошлого вечера и утро я посвятил проработке тактики использования новых навыков в боевых действиях и поиску новых перспективных комбинаций. Несмотря на то, что можно было бы снова отправиться в Бампхот на фарм зомби, я от этой идеи отказался. У меня было совершенно четкое ощущение, что в этом городе я чрезмерно наследил, и минимум пару дней туда лучше не соваться.

Вряд ли нечисти по нраву нести такие потери в зомби, могут и подсуетиться по моему поводу. Если так, то пусть там организовывают против меня засады. А я поступлю, как хиппи говорили в 1960-х. Что-то там такое было: «они объявят войну, а на нее никто не придет». Эх, жаль, но погуглить, чтобы уточнить, у меня нет никакой возможности!

Моя тактика с паучьими ловушками приносила хорошие дивиденды, и ее стоило продолжать использовать в другом месте. В котором о ней еще не знали, и не вырастили огромный кровоточащий зуб на меня.

Но этому препятствовал простой факт. Я не знал ни одного города больше в параллельном мире, кроме небольшого городка у самого туннеля с входом в параллельный мир. В отношении него у меня были большие сомнения, в том, что там для меня будет добыча – исходя из письма Манивальда, теперь тот район контролировали гномы и орки. Вряд ли они не зачистили его от нечисти, городишко прямо у них под носом.

Конечно, можно было бы полетать на грифоне в поисках первого попавшегося крупного города, но я знал другой вариант, намного более эффективный. Подождать несколько часов, дождаться, когда полностью пропадет эффект красного ника, и отправиться к королю – сдать выполненный квест, попытаться разжиться новыми, а заодно постараться уточнить расположение других крупных городов, где я могу фармить зомби. Так я и решил сделать.

С нетерпением дождался, когда ни следа от красноты на нике не останется. Всё-таки неприятная зараза, хотя я и абсолютно не жалел о том, что грохнул тех двух уродов. Пусть система и посчитала, что из-за имущественных разногласий этого делать нельзя, покрасив мой ник, я бы и снова сделал бы все точно также, окажись в схожей ситуации. Мое – это мое, и нечего тянуть к нему свои загребущие лапы!

Перед визитом к королю забежал к Ликволу. Давно его не видел, уже чувствовалось серьезное напряжение из-за проклятия. Нельзя было доводить ситуацию до момента, когда я перестану рационально соображать, как в прошлый раз, что стоило мне тогда жизни.

Как оказалось, в эти дни, что я с ним не виделся, Ликвол, полный стремления усовершенствовать свои техники за счет использования все новых и новых материалов, нашел общую нишу для совместных занятий с Адельхейд. Еще в тюрьме он, не имея других материалов для плетения, кроме соломы и собственных волос, практиковал создание не только артефактов из этих материалов по отдельности, но и объединяя их. В связи с чем и развил ботанику, но только до третьего уровня, поскольку мог использовать только солому, а не только что сорванные травы, цветы и экстракты из них.

Адельхейд, как более продвинутый ботаник, порекомендовала эльфу вернуться к его хобби создания кружев с использованием биологических материалов, но на более продвинутом уровне. Последней фишкой Ликвола, в результате, стали прически, при которых в волосы вплетались разные виды свежесобранных трав, да еще и политых экстрактами из других трав.

Как ни удивительно, пока плетения сохранялись, обладатель прически получал неплохие бонусы. Как оказалось, только за это утро он четыре раза успел переделать прическу Адельхейд. Самая последняя ее прическа ей так понравилась, что она категорически отказалась ее переделывать дальше. К огромному разочарованию эльфа, рвущегося к дальнейшим экспериментам.

Ну, ее можно было понять, как она мне озвучила, прическа увеличивала ее привлекательность на пять процентов, давала по две единицы к ловкости и интеллекту, и увеличивала на пять процентов ее «адаптацию к местности с растительностью».

Что означает последнее, не знал и сам Ликвол, и они с Адельхейд начали опрашивать местных мастеров, начав с эльфов, мало ли, кто знает, чем она разжилась с новой прической. Эльфы им помочь не смогли, а вот один из гоблинов справился с вопросом без всякого напряга. По его словам, адаптация к местности с растительностью увеличивала все твои основные параметры в местах, где она имелась.

Хорошенько подумав над полученными Ликволом результатами, следующим клиентом в парикмахерское кресло эльфа я выдвинул себя. Король подождет, дополнительные статы мне точно не помешают, в особенности, учитывая, что после встречи с королем я планировал опять заняться фармом зомби.

Никогда заранее не знаешь, какая небольшая грань в прокачке и статах позволит тебе победить, или, в самых сложных случаях, просто остаться в живых.

Естественно, попросил только эльфа сделать причёску побрутальнее, и ни в коем случае не то чудо с выглядывающими в трех местах милыми цветочками, которое эльф соорудил на голове моей зазнобы.

Полтора часа страха, поскольку эльф отказывался работать перед зеркалом, в отличие от нормальных парикмахеров, мотивируя это тем, что оно его отвлекает, но итог меня полностью устроил.

Стоя перед зеркалом, я даже и не увидел значимых изменений в моей прическе, разве что густая копна волос стала лежать более организованно. Эльф умудрился вплести все использованные травы поглубже, не заставляя меня являть их удивленному миру. Один минус был в том, что от меня, как и от Адельхейд, теперь прилично несло травяными запахами, словно мы только что вылезли из одного и того же стога сена. А вот эффект – эффект радовал.

Прическа сурового воина. Плюс два к силе, плюс два к ловкости, плюс пять процентов к эффективности действий в подземелье.

– А с чего это появилась эффективность действий в подземельях, вместо адаптации к растительности? – удивился я.

Ликвол проворно написал ответ на листе бумаги:

– Новая разработка! Я добавил к собранным на поверхности травам мох, найденный в пещере! А также использовал экстракты из трех видов грибов, растущих только под землей!

– А светиться в темноте я не буду? Местный мох светится будь здоров! – озадачился я.

– Не беспокойся, я взял разновидность мха без эффекта флюоресценции! – тут же успокоил меня эльф.

Ну что же, очень, очень перспективное направление для дальнейшего развития! Вертясь перед зеркалом, я сожалел только, что дракон спалил мою бороду. За прошедшие три с лишним недели с того момента отросло лишь менее сантиметра, по-прежнему делая из меня очень странного гнома. Адельхейд, наблюдая за моим недовольным сопением, пока я скреб ту жалкую растительность, что была у меня теперь заместо бороды, вдруг просияла:

– Трой, милый, я придумала! И тебе будет здорово, и у Ликвола появится новая возможность попрактиковаться! Я сейчас! Только не убегай к королю, обязательно меня дождись!

И куда-то тут же скрылась, ничего больше не объяснив. Я только и пожал плечами. Обычно, когда она говорила, что мне будет здорово, это касалось той сферы наших отношений, которую мы при Ликволе, как люди порядочные, не обсуждали. Тут же я только и мог теряться в догадках.

Что она имела в виду, выяснилось только минут через двадцать, когда Адельхейд вернулась. Засунув с таинственным видом в сумку руку, она торжествующе вытащила из нее что-то, больше всего напоминающую чью-то отрезанную косу. И почему мне с этой штуки должно быть здорово?

– Вот! – радостно сказала Адельхейд, – разрезаем эту косу на три части, и будет полно волос, чтобы Ликвол соорудил для тебя накладную бороду! Борода будет – не отличишь от настоящей!

Ну что сказать, идея отличная! Тем более, что и у меня волосы на месте сожженной бороды немного отросли, будет к чему ее теперь прицепить. Явный плюс, не придется больше нервничать перед новыми знакомыми, всем же невозможно рассказать, что короткая борода – это результат суровой битвы с драконом. Вон, даже призрачные охранники в пещере подвергли сомнению мою принадлежность к высоким кругам гномьей элиты из-за моей короткой несолидной бороденки. Повезло, что отбрехался, но на одно везение вечно рассчитывать нельзя. А еще мне прямо сейчас к королю идти, в надежде получить новые прибыльные квесты. Так что нечего и думать, отменная идея появилась у Адельхейд!

Что касается Ликвола, то он действительно обрадовался новым возможностям по приложению своих талантов, которые ему никак не могла предоставить Адельхейд в силу своего пола. Единственный минус, что процедура заняла целых два часа, поскольку причесок эльф только на той же Адельхейд уже штук десять соорудил, а вот бороду делал впервые. Зато по окончании, я с удовольствием полюбовался на статы:

Накладная борода гнома. Плюс десять процентов к харизме, плюс четыре к силе.

Увидев это, мой ум буквально закипел, ища возможности для дальнейшего грейда в сфере имеющейся на теле человека растительности. К сожалению, после непродолжительных прикидок, я был вынужден признать, что дальнейшие возможности для использования новой технологии лежали уже только в той области, которую в реале называли «интимной стрижкой». Быть первопроходцем в этой сфере я в игре не собирался. Да, бонусы всегда нужны, но пускать в такое место мужика с ножницами… нервы-то не железные.

Да и более того, вдруг получишь легендарное достижение «Легенда интимной стрижки» – и вот тогда все, в приличном обществе уже появляться точно не сможешь. Разве что захочешь, чтобы все вокруг повально помирали со смеху, ознакомившись с тем, что написано у тебя над головой. Да и вкупе с легендарным достижением искателя такое третье достижение будет смотреться вообще убойно, я бы и сам спросил, увидев чувака с двумя такими достижениями одновременно, глубоко ли он искал то, что нашел. В смысле, глубже уровня интимной стрижки долго ли пришлось искать?

А уж к Адельхейд с подобными целями я Ликвола не собирался подпускать уже совсем по другим, вполне понятным причинам. К счастью, им самим, уроженцам достаточно консервативного феодального мира, такие идеи, способные озолотить парикмахера в реалиях двадцать первого века, даже и в голову прийти не могли.

Но эти шальные мысли навели меня на идею, которую уже можно было реализовать.

– Послушай, Ликвол, а как у тебя с портновским искусством, я вроде не помню, чтобы у тебя были какие-нибудь навыки в этой сфере.

Ликвол покачал головой, показывая, что ничем таким действительно не располагает.

– А вот если, к примеру, ты сплетешь из каких-нибудь нитей нижнее белье, те же трусы, они будут располагать бонусами?

К чести Ликвола, он не стал отвергать идею, как неподобающую для мастера такого уровня, как он. Отнесся вполне конструктивно, поразмыслив, взял лист бумаги и перо:

– Бонусы будут не особенно велики, пока я не получу и не разовью какой-нибудь портняжный навык, но позитивный эффект, несомненно, будет.

– Ну что же, рекомендую попробовать! – сказал я.

А сам почесал к королю. Время-то уже перевалило за шестой час, остались какие-то три часа дневного света. Ночью фармить зомби как-то не хотелось.

В тронную залу меня пропустили без каких-либо вопросов. Вот что творит прокачанная репутация! Не знаю, что тут было раньше, до нашего прихода в этот городок, скорее всего, тут устраивали танцы или отмечали важные праздники, но сейчас было видно проделанную в последние дни работу: в зале установили большой трон, разместили два длинных стола со скамьями, точь-в-точь, как было на утраченной базе. Но, поскольку зал был поменьше того, что был на базе, трон оказался значительно ближе к входной двери.

Король, которого я не видел пару дней, ещё больше сдал. Но моему приходу обрадовался:

– Здравствуй, Трой, здравствуй! Проходи! – доброжелательно пригласил он меня прямо с трона.

Я подошел поближе и поклонился. НПС мне кланяться было совсем не зазорно, а королю приятно, да и положено так по местной традиции. Как говорится, в чужой монастырь со своим уставом не суйся!

– Вижу, вижу, что ты выполнил мое поручение, молодец! – благосклонно сказал Перфундар, и у меня мигнуло оповещение:

Вы выполнили задание короля Перфундара, успешно проведя разведывательную операцию в его бывшей столице Бампхоте, и отворив засов на металлической плите, преграждающей выход из подземного хода! Награда: 12000 опыта, 5000 золотых, плюс шесть к репутации в отношениях с Перфундаром и его двором.

– Я также приятно удивлен образцовым состоянием твоей бороды сегодня! – продолжил король, – не хотел тебе говорить раньше, но для гнома твоих достоинств она была непозволительна коротка! Не то, что при первом твоем визите в наш мир!

– Рад стараться, Ваше Величество! – громко ответил я, помня про указ Петра I, что подчинённый должен перед начальством иметь вид «лихой и придурковатый». Я как бы и не подчинённый Перфундара в полной мере, но почему бы его не порадовать, если хочется получить новый квест повкуснее? И, кстати, неплохо бы и самому подсуетиться по этому поводу!

– Позвольте, Ваше Величество, озаботить Вас по одному важному вопросу! – вытянулся в струнку я.

– Говори, Трой, говори! – тут же отреагировал довольный король.

– Имеется определенное беспокойство, что в грот могут вести и другие ходы, помимо того, на котором сейчас сооружаются баррикады и выставлена охрана. Это подвергает нашу новую базу опасности! – сказав это, я замер. Удастся выдурить квест на задание, или нет?




Глава 16 Их не звали, а они… | Адская кампания | Глава 18 Новые союзники