home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Упущенная возможность

Увидев меня, целого и невредимого, Адельхейд радостно взвизгнув, кинулась обниматься. Слава богу, она оживала прямо на глазах!

– Как все прошло? – с жадным любопытством в глазах спросила она. С одной стороны, я был рад видеть, как она быстро приходит в себя после смерти родителей. С другой, мне не нравилось это адреналиновое оживление в ее глазах. Ей явно понравилась придуманная мной самопальная психотерапия по разносу королевских дворцов валунами, и она переживала, что участвовать в дальнейших приключениях ее не взяли. Мне еще не хватало, чтобы она почувствовала драйв от таких вылазок, и в конце концов погибла в одной из них!

– Тихо, скучно, банально, – зевнул я, – они погнались за мной, но не догнали, пара эльфов упали в пропасть и погибли, я и пальцем их не тронул. Но добычу забрал.

И я выложил свиток и кольцо на стол.

Свиток был на прыжок, продам за восемьдесят золотых. Кольцо очень редкое, плюс два на ловкость, плюс два на силу. Это уже пару сотен. Неплохо, портал окупился полностью!

– Ну, сколько ты насчитала денег в утренних кошельках?

– 17340 золотых монет! – радостно воскликнула Адельхейд, – а твою новую добычу еще не всю пересчитала, но то, что уже посчитано, тянет на двадцать две с половиной тысячи. Погоди-ка, а где ты взял копье, которое бросил на пол, когда забегал недавно? Тоже у Огеслегура?

Да, а я уже как-то из-за усталости и подзабыл, что разжился парочкой артефактов в хранилище у министра! Эх, вот она утрата очарования от охоты за артефактами, приходящая с развитием, дай мне кто такого уровня артефакт в первые дни попадания в игру, счастья были бы полные штаны! Тут же нашарил в сумке второй крутой артефакт из хранилища, выложил браслет на стол, туда же положив и поднятое с пола копье.

Лесной браслет. Уникальный. Плюс четыре к интеллекту, плюс три к ловкости, плюс 15 процентов к способности слиться с растительностью в лесу для внешнего наблюдателя.

Копье яростной атаки. Уникальное. Урон – 140-165, вероятность критического урона 25 процентов. Плюс четыре к выносливости, плюс два к ловкости, плюс два к силе.

Подумав, я протянул браслет Адельхейд.

– Поноси, пока не купим тебе сет, вместо своего второго на ловкость и интеллект. Маскировка в лесу лишней не будет!

Адельхейд ловко скинула тот из браслетов, что я дал ей из своего ремесленного комплекта, и натянула новый. Потом благодарно чмокнула меня в щеку.

– Подождёшь, пока я досчитаю деньги до конца?

– Нет уж, давно пора спать, бегом в постель!

И через пять минут мы уже лежали, обнявшись, под одеялом.

Проснулись мы по моим меркам поздно, прямо к завтраку, поскольку из-за усталости от длительной ночной операции я забыл выставить будильник. Впрочем, все прошло практически по плану, что стало приятным сюрпризом, так что отдых мы заслужили.

Адельхейд сбегала под присмотром Дхакуна на ресепшен, и заказала завтрак к нам в номер. Именно от нее я узнал, что такая услуга в городских тавернах есть, обходясь в две медных монетки за раз. Я как-то в самом начале спрашивал о подобном в сельских тавернах, получил отказ, и неправильно полагал, что тот же порядок везде.

Приступив к завтраку, я отправил Дхакуна на прогулку по первому этажу таверны и по улице собирать слухи. Надо было узнать о судьбе министра и в целом о результатах наших ночных действий. Я уже безоговорочно доверял его талантам узнавать важные новости даже по обрывочным фразам собеседников, сказывались несколько столетий работы при дворе, где широко распространён эзопов язык и завуалированные намеки.

К концу завтрака в результате мы уже имели полное представление о ходивших по столице слухах. Говорили о том, что ночью министр обороны, решив стать изменником, лично руководил нападением на дворец короля, но доблестная охрана атаку отбила и арестовала его. Все его имущество конфисковано в пользу казны, его приближенные арестованы. Широко обсуждали, что из-за поразившей монарха дерзости изменника он может отказаться от введенной им традиции не казнить эльфов при большом стечении народа. Некоторые даже заключали пари на крупные суммы, казнят ли опального министра прилюдно, или все же это недостоверная информация.

Одно было очевидно: из города уходить было нельзя, нужно было ждать дальнейшего развития событий. Чтобы скоротать время, я предложил Адельхейд дать мне несколько уроков по ботанике. У нее по ней был впечатляющий восьмой уровень, у меня только достигнутый немалыми трудами второй. Между тем, ключевое значение в развитии навыка имеет уровень твоего учителя, поскольку чем выше он поднялся в деле овладения своим навыком, тем более продвинутые задачи он может тебе дать. А скорость роста твоего навыка напрямую зависит от сложности выполняемых задач.

Чтобы уговорить серьезного НПС заняться по полной развитием твоего находящегося на низком уровне навыка, надо иметь запредельный уровень репутации с ним, которого достичь очень муторно. Но у меня с моей девушкой уже и был запредельный уровень, достигнутый, правда, совсем с иными целями, но чем просто сидеть в ожидании, лучше все же развиваться!

Адельхейд показала мне, как делать то самое сонное зелье, которое она недавно приготовила для бакалейщика. При этом она всячески расхваливала мою магическую склянку, говоря, что с таким артефактом развивать ботанику одно удовольствие. А когда я, припомнив, что у меня есть еще и перчатки старого алхимика, достал их, восторгам вообще не было конца! Сам я теперь не мог их использовать из-за намертво прицепившихся ко мне проклятых перчаток «Твердая рука» из данжа кровавых колдунов, о чем немало сожалел, так что теперь алхимические перчатки полностью переходили в распоряжение моей Адельхейд. Адельхейд сказала, что хотя они заточены на алхимию, ботанические эксперименты с алхимическими близкие родственники, поэтому толк от них будет и для нее.

Сама же Адельхейд, пока я корпел над пробиркой и травами, решила до конца учесть финансовые результаты нашей вчерашней бурной деятельности. Впрочем, дело это двигалось медленно, Адельхейд то и дело поправляла меня, корректируя пропорции выжимок, которые я добавлял в склянку для смешивания, или учила меня, как по запаху выжимки понять, находится она на пике потенциала или уже не способна дать нужный результат при составлении действительно сложных смесей, и ее лучше оставить на что-то попроще.

Наличие такого серьезного учителя и выполнение столь сложного задания дало свои результаты, через сорок минут я получил желанное оповещение о том, что третий уровень получен. Но, поскольку Дхакун все еще не вернулся с улицы, куда был послан собирать городские новости, я с удовольствием продолжал свои занятия. Была в них в компании Адельхейд изрядная доля ностальгии по тем временам, когда я сидел над расчетами за компьютером дома, жена хлопотала на кухне, а дети возились то прямо под ногами, то убегали в соседнюю комнату.

Впрочем, наслаждаться этим состоянием можно, а вот с воспоминаниями надо поосторожнее, чтобы они не вывели меня из эффективного рабочего режима. Я многому научился у бати по теории регулирования психологического состояния бойца на длительном одиночном задании, теперь нужно было все это разумно применять на практике. Прежний якорь стабильности моей психики, от которой зависит способность выиграть шанс продолжить свою жизнь, моя семья, остался в прошлом. Вспоминать постоянно об утраченном – только растравливать себя, подрывая способность добиться цели. Теперь мой новый якорь Адельхейд, пусть наши отношения и завязались случайно, без всякой нацеленности на подобное, с ней я снова чувствую себя целым и готовым сражаться до победного конца. Стабильность психики и мотивация – две вещи, которые способны сделать и невозможное возможным!

– Всего 32320, – закончила считать реквизированные мной из спальни министра обороны деньги Адельхейд, – как много денежек!

Внезапно посередине комнаты визуализировался Дхакун. Мы с ним договорились, что когда мы в безопасных местах, ему лучше вначале появляться у нас на виду, а потом заговаривать, потому что внезапно раздающийся из пустоты голос изрядно нервировал.

– Новости с улиц, милорд. Впервые за годы правления Техвана II сегодня состоится публичная казнь эльфа. Бывший министр обороны призван виновным в заговоре против короны и приговорен к освежеванию на площади в 13.00.

Я знал, что Адельхейд по душе Дхакуну, но он все же упорно игнорировал ее, обращаясь к нам одновременно. Видимо, какие-то особенности ритуалов у высокообразованных эльфов.

Так, казнь уже через два часа!

– А в чем суть этого вида казни? – название было страшноватым, и хотелось точно знать, что задумал эльфийский король.

– С Огеслегура будут медленно снимать кожу, пока он не умрет. Страшная вещь, милорд, хотя он и заслужил смерти из-за своих интриг, принесших такое горе Адельхейд.

Да, действительно, симпатизирует! Надо будет расспросить его как-нибудь, когда будем наедине, что это за особенности обращения в отношении женщин у эльфов в присутствии других мужчин.

– Я хочу видеть это! – твердо сказала Адельхейд.

Этого я и боялся. Одно дело, когда присутствие на площади было необходимо, чтобы понять, клюнул король эльфов на подметное письмо или нет, другое – риск ради эмоций. Хотя и тогда Адельхейд ни к чему было ходить со мной, она все же настояла на этом. И вот теперь новая опасная вылазка. Я не говорю, что сам не склонен принимать важные решения на основе эмоций, и Адельхейд рядом со мной является тому прямым доказательством. Но я уже прекрасно знал, что когда Адельхейд говорит таким тоном, уговорить ее изменить решение не получится.

В то же время важным позитивным отличием от вчерашнего похода было то, что у нас появились деньги, чтобы прикупить ей новые артефакты, усилив ее характеристики. Я уже предварительно присмотрел пару интересных сетов, надо было теперь убедиться, что они все еще в продаже, и глянуть, не появилось ли что-нибудь новое. Два часа… должно хватить.

Я тут же залез в сеть. Сеты, что я нашел ранее, предназначались для ассасинов, их особенностью была легкость ношения, включая незаметность наличия под одеждой панциря. Особенно мне понравился уникальный сет под названием «Смерть близка». Несмотря на двусмысленное название, он, похоже, был тем, что мне нужно, чтобы Адельхейд выглядела мирной НПС, но могла себя при необходимости защитить. Для ближнего боя предусматривалось два длинных кинжала, которые можно было держать в рукавах на специальных креплениях. Вместо лука – составная трубка с отравленными стрелами, трубка делилась на две части, которые хранились в левом рукаве и собирались меньше чем за секунду при необходимости. Стрелы крепились в специальном скрытом колчане в правом. Сет включал в себя семь предметов, помимо тонкого, но прочного панциря, двух кинжалов и трубки в него также входили сапоги с бонусами на скорость и уменьшением звука от ходьбы или бега, кольцо с плюс четыре к ловкости и выносливости и десятью процентами к скрытности, и шляпа, которая выглядела абсолютно цивильной, но была на самом деле замаскированным шлемом. Стоил он 48000 золотых, и при полном ношении давал дополнительные бонусы – плюс пять к ловкости, плюс пять к выносливости, плюс пятнадцать процентов к скрытности и плюс пять процентов к скорости.

К счастью, его еще никто не купил. Цена для такого количества предметов была все же очень солидной. Быстренько просмотрев новинки на рынке, ничего более подходящего для скрытого ношения не нашел. Все, хорошего понемножку, надо брать, а то кто-нибудь другой хапнет, и придется брать второй. Он, конечно, был дешевле, но не случайно, потому что был очень редким и давал значительно меньше бонусов.

Сказано – сделано. Комплект тут же появился на нашем столе прямо перед сортирующей имеющиеся в моем распоряжении склянки с различными эликсирами хозяйственной Адельхейд.

– Ой, что это?

– Твой первый боевой сет. Примерь-ка!

Глаза Адельхейд вспыхнули таким восторгом, словно я выложил перед ней на стол бриллиантовое колье, купленное по случаю у королевского ювелира. То ли особенности характера, то ли воспитание в военном гарнизоне вызывали у моей девушки крайне живой интерес ко всему военному.

Комплект подошёл идеально, под самым просторным платьем Адельхейд ни панциря, ни многочисленного оружия видно не было вовсе. Неизбежная проблема была только со шляпой, по уверениям Адельхейд она была не в тон со светло-синим платьем.

Одетый сет радикально изменил параметры моей любимой в лучшую сторону.

Характеристики:

1.      Выносливость (жизнь) – 93 (930 единиц).

2.      Сила – 19.

3.      Ловкость – 57.

4.      Интеллект – 69.

5.      Удача – 34.

6.      Репутация в Ленланлене – минус 2.

Нераспределённых баллов – 0.

Бодрость – 180.

Мана – 690.

Специализация – маг.

Количество единиц до тридцать четвертого уровня – 3120.

Деньги – 502 золотых, 2 серебряные, 2 медные монеты.


Чтобы решить проблему с цветовыми тонами, остановились на том, что к серой шляпе Адельхейд приобретет новое платье, тоже просторное, но подходящее по цвету. Так что на казнь мы вышли на час раньше, чтобы сначала успеть к портному.

Решив проблему с платьем, мы как раз успели на площадь в самое подходящее время – когда народу уже было прилично, и среди него было легко спрятаться, но к помосту еще можно было протолкнуться. Король уже был на своем месте, наслаждаясь привычным ритуалом – его маслянистый взгляд не отрывался от палачей, раскладывающих свои орудия для пыток на помосте. Я только диву давался, как местные жители терпят в качестве короля откровенного садиста, который и не пытается скрывать, что ему нравится следить за пытками. Мог бы хоть делать вид, что он на них всего лишь по государственной необходимости!

С другой стороны, несколько веков во власти должны были невероятно деформировать его как личность. Я вспомнил историю про одного африканского правителя-каннибала, который приезжал на заседания ООН в Нью-Йорке со своим холодильником с частями тел своих политических противников. Если такой регресс возможен за пару десятилетий во власти, то страшно представить, как могут покорежить личность три сотни лет на престоле?

Наконец, по специально оставленному проходу, к помосту медленно проехала черная повозка, из которой двое воинов вывели Огеслегура. Несмотря на покрытый пятнами крови разорванный камзол и лицо в синяках, держался он с достоинством, превратности судьбы его не сломили.

На королевском помосте вперед вышел красиво наряженный эльф, внезапно заоравший чрезвычайно громким голосом. Видимо, то ли хорошо прокаченный редкий навык, то ли уникальное заклинание или амулет.

– Бывший министр Огеслегур королевским судом приговаривается к казни через освежевание за предательство своего суверена. Все его имущество обращается в доход казны. Смотрите и убоитесь!

И началось то, чего нужно было «убояться». Главный палач был новый, место погибшего при доставке письма занял бывший начальник охраны. Но он был полон служебного рвения, тут же разорвав на Огеслегуре камзол и кинув его обрывки прямо под ноги. Вслед за этим такому же обращению подверглись его штаны, оставив бывшего министра абсолютно нагим, затем его грубо толкнули на деревянное ложе и прикрутили руки и ноги к нему цепями. Наблюдать за всем этим становилось все более и более дискомфортно, я украдкой покосился на Адельхейд, взгляд ее был по-прежнему твёрдым и непреклонным. Но лицо побледнело.

Тут колебания толпы принесли прямо передо мной не только высокого, но и невероятно плечистого игрока-человека, загородившего помост полностью. Прежняя тактика наблюдения за происходящим на цыпочках больше не помогала. Пришлось мне украдкой визуализировать небольшой кусок камня сантиметров тридцать высотой, и забраться на него, чтобы хоть что-то видеть.

Король махнул белым платочком, и палач провел кинжалом по груди Огеслегура. Тот не издал ни звука, что толпа восприняла одобрительным гулом. Еще три надреза, бывший министр по-прежнему молчит. Главный палач не спеша меняет кинжал на щипцы. Повертев их в воздухе, чтобы все смогли их увидеть, он опустил их вниз, видимо, зацепив кожу, мне это видно не было. Затем резко дернул вверх, тишину разорвал животный крик Огеслегура, струйка крови брызнула на лицо палача, но он, не обращая внимания, победно поднял в воздух оторванный лоскут кожи. Меня замутило… Толпа радостно загоготала, Адельхейд поспешно отвернулась.

– Я не могу на это смотреть. Какие же они скоты! Уведи меня отсюда!

Я невероятно обрадовался! Останься она, и я бы остался, но каждую минуту во мне умирала бы частичка любви к ней. Я бы не смог любить по-прежнему женщину, получающую удовольствие от чьих-то невероятных мучений, пусть даже и своего заклятого врага. Слава богу!

Покинуть площадь оказалось еще сложнее, чем вчера. Когда казнь началась, толпа словно окаменела, не в силах отвести взор от помоста, ловя каждый мучительный вздох или крик, рвущийся из груди Огеслегура. Приходилось чуть ли не бить того, кто стоял на пути, чтобы он приходил в себя и замечал меня, отстраняясь в сторону, вчера хватало и грубого толчка. Обернувшись, я увидел, что Адельхейд послушно идет за мной, но побледнела как смерть. Представляет себе, что это ее отец кричит там, ведь пару дней назад так оно все и было, догадался внезапно я.

– Быстро заткни уши пальцами! Дхакун, расскажи ей какую-нибудь интересную историю из своей жизни!

Надеюсь, этого хватит до тех пор, пока мы все же сможем покинуть площадь и удалиться на достаточное расстояние, чтобы не слышать происходящего.

– Не надо! – резко ответила Адельхейд, и продолжила, понизив голос до шепота, и прижавшись ко мне, – ты можешь убить его быстро, так же, как вчера атаковал дворец, большим булыжником?

Я оглянулся, мы как раз были на пределе дальности моих магических способностей от помоста. Хорошо, хоть не придется продираться обратно, это могло вызвать подозрение у охранников на помостах и вокруг них. Огеслегур был достойным врагом, я был рад тому, что Адельхейд попросила даровать ему быструю смерть, несмотря на то, что он учинил с ее родителями. Одно дело, что она хотела подвергнуть его мукам за это, другое дело, что ее здоровая психика не выдерживает такого ужаса.

Все три палача хлопотали вокруг Огеслегура, но мне любых палачей после длительного общения на днях жалко не было абсолютно. Пусть следующие претенденты на эту должность, зная о судьбе предшественников, не столь ревностно и не с таким очевидным удовольствием исполняют свои обязанности. Я представил четыре десятка валунов размером с приличный арбуз каждый в восьми метрах над их головами, и они страшным каменным градом обрушились на помост. Грохот ударов по телам и доскам помоста был заглушен криком удивления, вырвавшимся из уст толпы. Мелькнуло несколько уведомлений, я отбросил их в сторону.

Охранники короля моментально оказались вокруг него, накрыв щитами и сверху, и сбоку. Я с сожалением подумал, что нахожусь слишком далеко от короля эльфов, чтобы сколдовать на эту своеобразную черепаху валунчик тонны на четыре.

А ведь и вправду! Думай, Трой, думай! Приказав мне быстро убить Огеслегура, Адельхейд фактически отменила прежнее указание, что виновные в смерти ее родителей должны умереть так же мучительно, как и они. Так что если я исхитрюсь грохнуть короля эльфов, мы закроем эту вендетту, в связи с исчерпанием тех, кто должен быть наказан, и займемся намного более приятными делами – будем много путешествовать, помогать друг другу прокачивать старые и получать новые навыки, короче, заживем нормальной жизнью. Потому как идея продолжать долгую борьбу с целым государством казалась мне слишком опасной, все же при таком неравенстве потенциалов государство обычно в конце концов выигрывает. Бонни и Клайд, не сразу, но все же попались, как и аналогичные другие парочки в схожих ситуациях.

Возникла даже мысль изменить направление движения, чтобы приблизиться к королю на необходимые для моего радиуса действия магии полсотни метров, чтобы покончить с ним одним ударом. Но в этот момент, подчиняясь кем-то отданному приказу, импровизированная черепаха из щитов начала энергично пятиться от меня к краю помоста, ближайшему к королевскому дворцу, на мгновение замялась у конца помоста, таки высота была приличной, но все же достаточно быстро оказалась на площади, после чего начала быстро продвигаться к воротам дворца, эффективно продавливая себе дорогу в толпе. Я бы не смог догнать их обычными способами, а вызывать грифона, или скастовать полет и невидимость с последующим прыжком посредством телепорта поближе означало тут же сделать себя мишенью для стражников, по крайней мере для тех, у кого есть амулеты против стелса. Я, может быть, и рискнул бы, так сильно было желание раз и навсегда разобраться с этой ситуацией, но что тогда будет с Адельхейд? Бросать ее одну в толпе не хотелось, а если я предприму хоть какое-то действие, которое охрана сочтет потенциально агрессивным, на этот квадрат обрушаться десятки стрел, я помню, что было, когда Принц доставлял письмо. Нет, так рисковать моей невестой просто глупо. Будет и другая возможность расквитаться с врагом!

Приняв решение, я принялся энергично протискиваться к ближайшему выходу с площади. Поторопиться меня побуждало и осознание нарастающей опасности ситуации. Едва короля выведут с площади, охранники могут начать действовать жестко в попытке поймать того, кто прервал казнь таким своеобразным способом. А любые попытки оцепить площадь и воспрепятствовать уходу присутствующих могут привести к панике и давке, что очень опасно, поскольку мы с Адельхейд тут одни из самых низкоуровневых персонажей. Сколько там задавили во время паники на Ходынке, под полторы тысячи? Обернувшись к ней, я произнес:

– Если начнется облава или давка, по моей команде кастуй вначале невидимость, затем полет и поднимайся над толпой, тут же отпивайся эликсирами на ману и прыгаем телепортом на ближайшую плоскую крышу. Но только по моей команде, попытаемся выбраться обычным образом, нам ни к чему привлекать к себе лишнее внимание.

Убедившись, что она меня поняла, несмотря на стресс, неизбежный в ситуации эмоционального потрясения от местных ужасов, продолжил пробиваться к ближайшей улице. Помог случай, недалеко от себя заметил огромного эльфа 120 уровня в рабочей одежде, заляпанной известкой. Может, каменщик, а возможно, и камнетес. По какой-то причине он тоже спешил покинуть площадь, и получалось у него это за счет массы, силы и впечатления от размера у окружающих не в пример лучше, чем у меня. Дальше я что есть силы стал проталкиваться в толпе так, чтобы пересечься с ним курсами. Две минуты, за которые мне удалось все же это сделать, стоили мне почти всех сил, но мой прорыв окупился сторицей, когда мы с Адельхейд пристроились за его спиной, скорость продвижения увеличилась почти вдвое. Я недоумевал про себя, почему толпа не расходится, чего они ждут, неужели думают, что убитые моим камнепадом Огеслегур и палачи оживут, и собравшиеся-таки получат длинное кровавое зрелище, ради которого пришли на площадь?

Мои опасения по поводу облавы подтвердились, когда я заметил на окраине толпы начавших формировать линию гвардейцев короля. Несмотря на возросшую скорость передвижения благодаря могучему эльфу, по моим прикидкам мы все равно не успевали до того, как окружение будет завершено. Учитывая, что я точно в розыске, сомневаюсь, что отставка Огеслегура аннулировала приказ о моем аресте, а Адельхейд может быть в розыске за снятие банковского вклада, который так хотел присвоить себе король, все же придется использовать запасной вариант.

– Все, пора! На счет три невидимость, потом полет, потом телепорт вот на ту огромную крышу в ста метрах чуть налево, видишь? Я приземляюсь справа, ты слева, чтобы не пытаться прыгнуть в одну точку. Все, поехали! Один, два, три!

Если принять невидимость было просто, то вырваться из толпы даже со скастованным полетом было ожидаемо сложнее, хотя немного и помогало удивление окружающих, внезапно обнаруживших, что их соседи исчезли, но на ощупь все еще присутствуют, что заставило их инстинктивно податься в стороны. Невидимость была очень дорогим заклинанием, подавляющее большинство присутствующих себе позволить его не могли, в силу чего уважали тех, кто его мог приобрести. Это как ехать на Порше в XXI веке, тебя могут и не любить, но, по крайней мере, будут опасаться задеть. Секунд через пять я выдрался сам и вытянул Адельхейд, тут же отпустив ее руку, чтобы она могла прыгнуть.

Толчок сзади в левое бедро, толчок в панцирь сзади в районе сердца! Снайперы с амулетами против стелса все же не дремлют на посту! Ну ничего, сейчас увеличу дистанцию сразу на сто метров. Вряд ли у них будут амулеты на такую дистанцию. Тут же телепортируюсь на крышу, ощупываю себя, нахожу одну стрелу, торчащую в бедре, вторая отрикошетила от панциря. Автоматически отламываю наконечник и выдергиваю стрелу. Негромко говорю:

– Адельхейд! Ты уже здесь?

Тишина. Нервничая, повышаю голос:

– Адельхейд!

Тишина. Блин, что случилось!

– Адельхейд! Где ты?

– Я прыгнула, Трой! В меня всадили стрелу! Прямо в шею! От неожиданности выронила склянку с эликсиром на ману, пришлось доставать новую. Можешь выдернуть стрелу?

Подскочив на голос Адельхейд, я нащупал торчащую из ее нежной шейки стрелу, отломал наконечник и одним рывком вырвал.

– Ой! – только и успела сказать Адельхейд.

– Быстро пей эликсир на лечение и восполняй ману, отсюда прыгаем ко входу вон в ту таверну и тут же заходим внутрь. Нужно срочно прятаться.

Адельхейд справилась в рекордные сроки и скоро мы уже входили в практически пустую таверну, аккуратно обойдя ходивших по улице постояльцев. Фух, очередная игра наперегонки со смертью все же кончилась в нашу пользу, подумал я, входя в номер. Я тут же решил прояснить волновавшую меня мысль по поводу судьбы короля:

– Адельхейд, уточни, что должно произойти с королем, должен он умереть страшной смертью, или просто умереть?

Адельхейд поморщилась, видимо, я все же неудачно затеял это обсуждение, пока она еще не пришла в себя после последних событий. С другой стороны, мне не хотелось начинать этот разговор, когда мы немножечко расслабимся и отмякнем, лучше сразу же все прояснить, а потом уже спокойно отдыхать.

– Мне точно не нужно повторения сегодняшнего. Теперь я понимаю, почему папа никогда не водил меня на казни. Я, помнится, даже обижалась, всех других знакомых мне детей водили, а папа с собой никогда не брал. Этот жестокий король должен просто умереть! А еще лучше всего, если придет к власти такой король, какой тут же отменит эту варварскую традицию пытать прилюдно узников!

У меня мигнуло оповещение:

Адельхейд предлагает изменить прежнее задание! Помогите не только отомстить за ее родителей, но и привести к власти монарха, способного гуманно относиться к населению страны! Награда: 40000 опыта, 8000 золотых, плюс пятнадцать к репутации у Адельхейд. Внимание: задание рекомендовано для игроков уровня 250+ из-за высокого уровня препятствий при выполнении. Принять/Отклонить?

Прочитав внимательно описание, я тут же нажал: отклонить. Да, вознаграждение щедрое, но мне еще не хватало такого геморроя, как смена одной династии на другую, да и еще и с такой особой спецификацией – посадить на трон гуманного короля! Да где же я такого найду среди спесивых эльфов! А если и найду, то как этот гуманист заслужит среди свирепых бессмертных подданных репутацию, позволяющую ему серьёзно претендовать на самую важную в стране позицию? Раз в предложенном изменении задания нет штрафа в отношениях с Адельхейд за отказ от него, то в бан такой ужас, и без всяких сожалений!

Тут я вспомнил и про мигавшие на площади после моего каменного града оповещения. Открыл посмотреть:

Вами убит НПС, узник 230 уровня! Получен опыт 7020 единиц.

Вами убит НПС, палач 220 уровня! Получен опыт 6700 единиц.

Вами убит НПС, палач 190 уровня! Получен опыт 4920 единиц.

Вами убит НПС, палач 188 уровня! Получен опыт 4860 единиц.

Получен тридцать четвертый уровень. Не забудьте распределить два балла!

Сразу же распределил два балла, кинув их в удачу. Да, нужно еще выпустить пета, столько опыта получено, что и ему хватит для апгрейда!

Ваш воспитанник, Принц летучих мышей, получил 37 уровень!

Довольный Принц огляделся, и тут же подлетел к Адельхейд. Изменник! Так постоянно происходило в последнее время! И из-за чего, из-за какого-то пустяка – в отличие от меня, она регулярно чесала его брюшко, когда он шлепался рядом и забавно опрокидывался на спину.


Глава 7 | Королевский квест | Глава 9