home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

Уязвленное самолюбие

Адельхейд сидела за столом и что-то рисовала. Увидев меня, тут же молча бросилась ко мне в объятия, как будто мы не расстались меньше двух часов назад, но у нее были на это основания, она знала, что я отправлялся на рискованную миссию, и наверняка за меня волновалась. Нескоро выпустил я ее из своих объятий, но, когда это все же произошло, тут же вручил ей добытый из хранилища министерства обороны лук, так мне не терпелось похвастаться удачной вылазкой!

Смертельный ветерок. Легендарный. Урон – 190-240, вероятность критического урона 40 процентов, максимальная убойная дальность – 250 метров. Плюс четыре к силе, плюс пять к ловкости. Минимальные параметры для использования: сила – пятьдесят, ловкость – пятьдесят.

– Только за сегодняшний день мы отбили минимум четверть своих финансовых потерь, и дважды выставили министра обороны дураком перед его подчинёнными. Уверен, что они держать язык за зубами не будут, и вскоре все узнают о произошедшем, – с законной гордостью заявил я.

– Милый, ты молодец, но мне тоже не терпится сделать хоть что-то! – Адельхейд действительно выглядела рвущейся в бой, – я хочу лично отомстить и королю, и его взяточникам-приближенным, обрекшим моих маму и папу на смерть!

– О, и ты отомстишь, когда придёт время, не сомневайся! Есть у меня пару интересных идей уже на ближайшее время. Но помни – не разочаруй меня! Я верю в твою отвагу, но настоящий воин должен демонстрировать также недюжинное терпение, ум и знание, когда нужно бросаться в битву, а когда нужно отступить в ожидании удачного момента для контратаки!

Речь я задвинул здоровскую, и Адельхейд она действительно вдохновила, но сам я в изнеможении опустился на стул. Устал я не физически, больше пострадала моя нервная система, пережившая несколько крайне нелегких минут, и мое самолюбие. Как раз сегодня ума и знаний мне не хватило, и я едва не облажался по полной программе!

Кстати, надо кое-что проверить. Я подошел к зеркалу. Ник был синим, никаких красных оттенков. Убийство эльфа-лучника сошло мне с рук, видимо, сработало задание о мести королю. Ну, хоть это хорошо! И я снова шлепнулся на стул, а Адельхейд тут же, как соскучившаяся дочка, долго ждавшая отца с работы, забралась ко мне на колени.

Теперь, оказавшись в безопасности, и баюкая Адельхейд на коленях, можно и нужно прикинуть, как так вышло, что я едва не попал в плен или не был убит. Пораскинув мозгами, пришел к следующим выводам:

Первое – нельзя недооценивать противника! Час – это много времени, я должен был подумать о том, что у них хватит мозгов, чтобы найти проводника. Когда у тебя грифон, смотаться за ним в деревню и обратно дело нескольких минут.

Второе – всегда нужно заранее продумывать запасной вариант! В следующий раз я должен искать пещеру, достаточно широкую, чтобы в ней можно было открыть портал. Да, это еще двести золотых монет, но жизнь и свобода дороже, нечего скупердяйничать!

Третье – даже при прекрасно продуманном плане, которым гордишься, нельзя снижать бдительность! Дхакун спас меня в последний момент, в конечном итоге мне просто повезло, что буквально рядом нашлась ниша. А я должен был отправить Принца караулить около запасных выходов, и тогда бы знал о появлении поисковой партии в тылу за несколько минут до ее появления! За это время можно было уйти намного дальше от входа ей навстречу, замуроваться там в другой нише, и совершенно спокойно потом пройти к запасным выходам, пока они мялись бы у входа вместе с основной партией.

Четвертое – местный спелеолог во время моей операции не должен быть доступен эльфам, которые заявятся в поисках его в деревню.

Немножко прочухавшись, я сказал Адельхейд:

– Нам стоит переехать отсюда в другую деревню. Буквально в километре отсюда сотня воинов короля, мало ли им захочется определиться тут на постой на несколько дней.

Уже через несколько минут мы под стелсом покидали деревушку, под надежной опекой Дхакуна. Войдя в редкий лес, тут же усилил охрану петом. Мне только что, такому всему из себя умному и гордому своим интеллектом, болезненно щелкнули по носу, и я был полон решимости усилить бдительность и восстановить веру в себя.

Лесок, как и большинство лесов в округе, был сплошным недоразумением, если сравнить его с той густой пущей, в которой я провел много времени после выхода из нубятника. Поэтому приходилось все время следить за тем, чтобы между горой с пещерой и нами были хоть какие-то чахлые, но деревья, на случай, если эльфы сядут на грифонов и начнут шариться по местности. Но за полчаса никто на небосклоне так и не появился. Я стал подозревать, что Огеслегур, отчаявшись меня поймать, просто открыл портал, и вместе со всей своей командой отбыл в столицу. Учитывая его статус, порталы ему наверняка достаются бесплатно, до столицы отсюда намного дальше, чем от пещер, к которым он летал в прошлый раз, так что это вполне возможно. Я поделился этой мыслью с Адельхейд, и она с ней согласилась.

Через полчаса, уверившись в своих подозрениях, мы вызвали грифонов, и полетели искать новую деревню. Критерии были прежние – горы из известняка и определённая удаленность от столицы. Выбор был богатый, и перед ужином мы смогли найти и деревню, и проводника, местного бакалейщика, и при его содействии необходимые пещеры. Во время ужина я рассказал Адельхейд, как все было, смягчив риски, которые возникли для меня, но про погибшего эльфа рассказал. Мне хотелось посмотреть, как она отреагирует на первую настоящую жертву в нашей маленькой войне. Моя невеста отреагировала хладнокровно. Впрочем, подумав, я не стал винить ее за это, она же дочь армейского капитана, и должна была сполна усвоить армейское равнодушие по поводу неизбежных потерь, как своих, так и у противника, в любой серьезной заварушке. Поужинав, я изложил свои соображения Адельхейд:

– В сокровищнице министерства обороны есть еще одна занятная вещица, не легендарная, но все же уникальная, которую присмотрел Дхакун. Я пришел к выводу, что мне лучше красть ее ночью, не зря же воры так и делают, надо пользоваться народной мудростью. Одно точно – я знаю, что едва войска прибудут сюда в поисках меня, они тут же пошлют сюда нарочных в поисках местного любителя пещер, и потащат его искать меня. Ты хотела помочь – придумай, как сделать так, чтобы его не нашли? Только, пожалуйста, без рецепта с перерезанием ему горла, – я таки не смог сдержать своих эмоций по поводу ее равнодушия к гибели лучника.

Адельхейд возмущенно фыркнула.

– Вот еще, зачем такие крайние меры! Дай мне несколько минут, и я что-нибудь придумаю!

Такой расклад меня полностью устраивал, мне как раз надо было проверить мою сумку и пополнить из имевшегося в номере запаса истраченные эликсиры. Не успел я еще уложить все необходимые склянки, как Адельхейд выдала предложение:

– Дай мне пять минут, и я из имеющихся у тебя трав сооружу прекрасное зелье, выпив которое, он проспит следующие сутки счастливо, как младенец, и никто не сможет его поднять с постели!

– Молодец! – потрепал я ее по нежной щечке, тут же зардевшейся от гордости за похвалу. Мне после пережитого недавно стресса безумно хотелось схватить ее в охапку и потащить в постель, но ведь только вчера погибли ее родители… хрен его знает, как она отреагирует, не буду рисковать!

Через пять минут я собрался, зелье было готово, а я полностью пополнил свои запасы. Еще раз поблагодарив Адельхейд за прекрасную идею, чтобы она чувствовала свой вклад в общее дело, и не проявила какой опасной инициативы, я попросил ее сделать побольше таких же зелий на будущее. Главное, что будет занята делом, да и действительно такое зелье снова может пригодиться. Сам же купил в таверне бутылку с вином, и поспешил к бакалейщику, надеясь, что он еще не закрыл свою лавочку. По пути я открыл пробку и вылил в бутылку сонное зелье, что бакалейщик будет пить вино, я не сомневался. По его красному носу было отчетливо видно, что спелеология не единственное его хобби, которому он отдается всей душой. Как знал и то, что живет он один, вполне возможно, как раз по этой причине.

Лавка была закрыта, но на втором жилом этаже горел свет.

–Уважаемый! – громко, но не срываясь на крик, позвал я, – можно Вас потревожить на минутку!

По комнате заплясали тени от перемещающейся лампы, окно скрипнуло, и в него выглянул бакалейщик с масляной лампой в правой руке.

– Кто тут? – голос не был испуганным, скорее заинтересованным.

– Это я, мы с Вами недавно ходили смотреть пещеры! Моя жена уснула, а я вот заскучал, нашел в номере бутылку чудесного вина и решил зайти к Вам в гости!

– Так это, – бакалейщик в предвкушении засуетился, – милости просим!

Через минуту он открыл мне дверь, а еще через полминуты уже радушно усаживал у камина и искал, во что разлить благородный напиток. Налив вино в огромные глиняные чащи, мы чокнулись, и мне даже не пришлось делать вид, что я пью из своей, потому что простодушный бакалейщик высадил свои триста грамм за один присест, старательно закинув голову под конец. А еще через минуту наша незатейливая беседа прервалась на полуслове, и он обмяк в своем кресле.

Чувствуя себя виноватым, я отнес его в постель, пусть хоть поспит нормально. Хотя уже скоро его по моему сценарию будут безжалостно тормошить солдаты министра обороны. Свою нетронутую чашу я оставил у постели, вдруг один из служивых не утерпит, и присоединится к бакалейщику.

Еще через две минуты я уже летел на грифоне в столицу. Была уже кромешная тьма, звезды сияли невообразимо прекрасно, а луна, поскольку на небе не было ни облачка, сияла как маленькое солнце. Ясное дело, никаких серьезных экологических загрязнений, просто тебе пастораль!

А еще через полчаса я стоял в том самом пятачке, который мне так полюбился, в трёхстах пятидесяти метрах от Министерства обороны. Глухая ночь имела свои преимущества, ни вооруженных солдат Огеслегура, ни случайных прохожих. Скастовал призыв крота. Что за черт! В направлении министерства обороны не было ни одной искорки, хотя должно было быть три. Именно столько там было после второй кражи.

Ну, все ясно, измотанный мной министр обороны перепрятал артефакты в другое место. Но что теперь делать? Первый вариант – убраться несолоно хлебавши, меня не устраивал. Значит, надо взять хоть что-то. Я проанализировал оставшиеся пять искорок. И близко нет той густоты маркеров на карте, как было две недели назад, когда я пахал, как проклятый, изымая местные артефакты. Но все же какие-то новые артефакты появились, и надо взять хоть что-то стоящее, не зря же я тратил время на эту вылазку?

Хватать наугад по названию мне ничего не хотелось, было уже много разочарований по этому поводу, название может быть самое расчудесное, а артефакт будет стоить всего две сотни золотых. Поэтому я пошел в том направлении, в котором компактно лежали два артефакта. Это оказался богатый дом, который я тут же узнал, дом того самого советника министра обороны, которому я сунул взятку в тысячу золотых, чтобы попасть на прием к Огеслегуру. Ну, раз уже так удачно получилось, что вы тут все рядышком расположены, пора восстанавливать социальную справедливость!

Подойдя к самому дому, я послал Дхакуна на вылазку, прояснить, какой из артефактов стоит брать. Вернулся он только через три минуты, что для него было долго.

– Милорд, оба артефакта пустяковые, и не стоят Вашего внимания!

Я пригорюнился.

– Но, пока я их искал, я обнаружил кое-что поинтереснее! На первом нежилом этаже есть тайник в стене над камином, и в нем полно золота!

Во как оно! Кажется, у меня есть все шансы стать настоящим вором! И есть серьезное преимущество – если нам с Дхакуном удастся обстряпать все по-тихому, никто не будет гнаться за мной, видя, где я нахожусь на карте следующий час. Просто – вошел, взял, и был таков! Прям тебе идиллия!

– А как у него с охранными заклинаниями?

– Ничего такого не заметил, это все же слишком дорого для советника министра! Да и зачем, кто осмелится залезть в дом человека, способного спустить на тебя всю стражу города?

– Значит, я и осмелюсь! – пробормотал я, приступая к противоправным действиям.

Эх, знать бы, что мне попадется панцирь с Дхакуном, надо бы брать воровскую специализацию, а не ремесленную! Мы с ним были шайкой мечты – он был способен обнаружить любой тайник, и предупредить о любой засаде, а мои руки, помнящие инженерное прошлое, легко вскрывали замки и тайники. Золото хранилось даже не в сейфе, а в простой железной коробке. Я подивился самоуверенности сановника, любой желающий мог легко обнаружить его, проходя по улице и используя заклинание «ресурсы». Видимо, в самом деле расчет был на неприкосновенность приближенной к власти персоне.

Перекинув несколько десятков кошелей, в которые советник любезно уложил свою заначку, в сумку, я так же тихо, как и вошел, покинул дом. Так же тихо и покинул столицу, было как-то непривычно, ни погони на хвосте, ни необходимости использовать портал. Больше прибыли, меньше пыли!

Вернувшись в спящую деревню, с сожалением вспомнил о беспробудно дрыхнущем бакалейщике, кто же знал, что это не пригодится! Зашел к нему, и вылил свою чашу с вином в раковину. А то проснется через сутки, а тут чаша с вином и сонным зельем под носом, выпьет, и еще на сутки уйдет в аут.

Адельхейд не спала, и снова обрадованно бросилась мне на шею. Рассказывая о вылазке, я параллельно выкладывал золото на стол, радуясь ее постепенно округляющимся от удивления глазам. Есть что-то невероятно приятное для мужика на уровне атавизмов в том, чтобы притащить своей женщине хорошую добычу и получить ее одобрение.

Поскольку было очень поздно, пересчет отложили на завтра. Будет, опять же, чем занять Адельхейд в мое отсутствие.

На следующее утро я проснулся первым. Несмотря на раннее утро, было жарко, и я подошел к открытому на ночь окну, чтобы пошире его распахнуть. Сюрприз! На улице стояла парочка эльфийских солдат в столичных эмалевых доспехах, которая тут же на меня уставилась. Небрежно помахав им рукой, я отошёл от окна, прикидывая, сколько нас разделяло метров. По прямой метров семь, по идее должно хватить, чтобы они не смогли рассмотреть мой ник с учетом кольца. Значит, увидели просто дружелюбного гнома в окне таверны, сколько их тут, в эльфийской стране, тысячи? Местных ремесленников, путешественников, ученых, заезжих торговцев? Но что солдаты из элитной столичной части делают в таком глухом месте?

– Дхакун, будь любезен, посмотри вокруг, сколько тут солдат, послушай их разговоры, узнай, зачем они тут появились, и когда собираются уходить. Во времени я тебя не ограничиваю, главное – результат.

– Да, милорд! – Дхакун, как обычно, при получении заданий не прекословил и словами не разбрасывался. Вот что значит выучка при дворе короля!

В ожидании я стал разбирать лежащие на столе рисунки Адельхейд. Никаких зеленых цветочков и ласкового солнышка! Суровые воины в доспехах, рубящие других воинов мечами и втыкающие в них копья. Щедрые брызги крови. Интересно, это ее эмоциональное состояние повлияло, или это обычная тематика для рисования у молодых девушек в стране эльфов?

– Солдат в окрестностях немного, патруль из шести воинов и офицера, лейтенанта. Из разговоров я понял, что их послали в эту деревню по личному приказу министра обороны. Задачи – найти проводника, изучить окрестные пещеры и составить их схемы, присматриваться ко всем заезжим, в случае, если вызывают подозрение, арестовывать и тащить в столицу. Насколько я понял, такие же патрули разосланы по всем горным деревням вокруг столицы, – Дхакун отсутствовал долго, но и информацию собрал исчерпывающую.

Я начал проникаться уважением к Огеслегуру. Да, взяточник, да еще и склонный к кидалову, но находится в королевстве на своем месте – хитрый и опасный враг, мыслит системно, с таким министром обороны король эльфов как за каменной стеной. А для наших с Адельхейд зловещих планов это ни к чему. Значит, пришла пора с ним разбираться по серьезному! Тем более что ценных артефактов у него больше для меня нет. Перепрятал!

Впрочем, тут же у меня появилась конструктивная мысль по поводу того, как исправить ситуацию с финансовой точки зрения. Судя по добыче с дома советника, наверняка есть, что взять и в доме министра в столице, местоположение которого мне пока неизвестно. Это тоже надо исправить.

Мои размышления прервала проснувшаяся Адельхейд. Уже по установленной привычке, она тут же взобралась ко мне на колени. А увидев, что я рассматриваю ее рисунки, покраснела. Эту ситуацию надо было исправлять.

– Очень красиво рисуешь, маленькая соня! – мои слова были абсолютно искренними. Мастер рисования пятой степени – это действительно серьезно.

– Рада, что тебе нравится! – обрадовалась Адельхейд, – пошли обратно в постель, я тебе еще и другие красивые вещи покажу!

Очень похоже, что Адельхейд стала пробуждаться от своей первоначальной депрессии. И славу богу!

Через час мир стал казаться гармоничнее, а жизнь красочнее. И есть захотелось просто невыносимо. Сам я рисковать спускаться в зал не решился, я не то что был тем самым подозрительным, которого нужно было тащить в столицу, а и наверняка находился в списке самых разыскиваемых преступников по личному пожеланию министра обороны. 35000 полученных золотых не шутка, такого взяткодателя надо зачищать со страшной силой. Не удивлюсь, если есть приказ мочить меня на месте. Интересно, что стало с теми двумя капитанами, которые меня упустили? Наверное, теперь они два лейтенанта, сосланные в самые богом забытые отдаленные форпосты эльфийского королевства. Так что не стоило мне сейчас показываться на глаза местного обслуживающего персонала, напоминая им о себе. Мало ли они в порыве верноподданнического энтузиазма тут же рванут к солдатам рассказывать о подозрительном гноме!

Так что на первый этаж спустилась Адельхейд, красивая молодая девушка, вряд ли по представлениям персонала способная попасть в разряд подозрительных лиц. Естественно, при сопровождении Дхакуна, чтобы, если все же что-то пойдет не так, я мог тут же узнать и вмешаться. Но вылазка прошла вполне себе благополучно, и через пять минут мы уже вовсю угощались горячим вишневым пирогом со сбитнем.

Когда мы умяли его весь, я решил посоветоваться со своей невестой:

– Огеслегур очень опасный противник. Я бы не играл с ним дальше в финансовые игры, а убирал. У меня нехорошее ощущение, что если мы поступим иначе, он до нас однажды доберется.

– Я никогда и не выступала за то, чтобы дать ему пожить подольше, это была твоя вчерашняя идея, – справедливо, хотя и несколько жестко, с моей точки зрения, отреагировала Адельхейд, – он посылал своих людей арестовать моих родителей, он взял деньги за то, чтобы их освободить, дал тебе поручение вернуть крепость, обещая их освободить. При этом во всем, что обещал, обманул, и в результате мои мама и папа умерли жестокой смертью. Я хочу, чтобы он за это ответил. Я хочу, чтобы он страдал также, как и они!

Ну что же, моя девушка в своем праве. Жизнь повернулась к ней жестокой стороной, и она не видит необходимости быть гуманной к тем, кто вел себя нецивилизованно.

– Я тут кое-что придумал, чтобы пост министра обороны очень скоро стал вакантным. Давай это обсудим. Нужна будет и твоя помощь, если тебя все устроит.


Глава 4 | Королевский квест | Глава 6