home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Печальные обязанности и новые планы

Действие стелса закончилось, продлевать мы его не стали, свободно свисающие спереди и сзади пологи закрывали нас и от конюха, и от стражников у города. Я пытливо всматривался в лицо Адельхейд, пытаясь догадаться, как она перенесла нашу проделку с Дхакуном и всю эту ситуацию. Но было слишком темно, чтобы что-то увидеть, а тянуться к ней руками через тела ее родителей, чтобы обнять, я опасался. Руки у гнома коротковаты, мало ли повозку тряхнет на ухабе, и я упаду прямо на тела?

Когда мы отъехали километра полтора, я тихонько сказал Адельхейд:

– Пошли на выход. Прокатимся на лошадках!

Адельхейд кивнула, и мы осторожно, один за одним, выпрыгнули из повозки.

– Конюх, стой! – закричал я, – мы прилетели, и теперь пересядем на лошадей!

Повозка тут же остановилась, мы отвязали лошадей, и поскакали впереди, показывая конюху путь.

– Где ты хочешь похоронить родителей? – спросил я Адельхейд?

– Не знаю, – растерянно ответила она, – а ты что посоветуешь?

– Главное, не там, где король эльфов и его люди смогут найти могилу. Мы все же украли тела, да и в наших планах, мягко говоря, создание неприятностей для него. Чтобы им не пришло в голову ответить нам, раскопав могилы и осквернив тела.

Очень уж мне нравился фильм «Храброе сердце», чтобы я забыл про такую возможность!

Адельхейд кивнула, признавая мою правоту. Минуту подумав, она сказала решительно:

– Я знаю подходящее место!

И поехала впереди, показывая дорогу. Я подъехал к ней:

– Только не подъезжай прямо к нему, остановись за километр. Через конюха можно узнать слишком многое.

Адельхейд кивнула. В выбранное ею место мы добрались через полтора часа. Это было предгорье в десяти километрах от столицы. Отпустив конюха, получившего еще три золотые монеты, мы подождали, когда повозка скроется за поворотом горной дороги. Я быстро, но бережно перенес тела на седла коней, тела застыли, поэтому торчали над седлами, производя жуткое впечатление, и мы повели коней в поводу в выбранное Адельхейд место в стороне от дороги.

Когда мы туда добрались, преодолев несколько овражков и обойдя несколько расщелин, я невольно остановился в восхищении. Мы вышли на обрыв, с которого открывался красивейший вид на большую холмистую долину. Почти отвесный спуск вниз на полкилометра, еще километра полтора нависавшей скалы над головой, делали этот восхитительный клочок земли метров на сто квадратных как изолированным, так и словно плывущим над местностью.

– Вот здесь сто лет назад наш предок нашел раненого в стычке с диким соколом ручного сокола короля, выходил его, и привез во дворец, догадавшись по гербу на лапке, кому он принадлежит. Для королей ценность вещей не поддается нашим меркам, эльфийский король настолько любил своего сокола, что тут же назначил моего предка, абсолютно незнакомого ему человека, комендантом той самой злосчастной крепости, вызвав настоящее потрясение среди придворных этим фактом. Отец привел меня сюда показать это место, когда мне было десять лет, как и его приводил его отец.

Одно было точно хорошо – в игре не было необходимости потеть, долбя киркой скалистую местность, чтобы выкопать могилу. Адельхейд пожелала, чтобы ее родители вместе лежали в одной могиле, и сама выкопала ее, используя заклинание ров, а уже моя работа состояла в том, чтобы опустить тела в могилу и завалить обломками скал. Я аккуратно перенес Рхиэннон и Вилхалмера, предварительно тщательно закутав, в их последнее пристанище, и принялся искать подходящие обломки скал. Справился я со своими печальными обязанностями минут за пятьдесят, постаравшись придать поверхности естественный вид окружающей местности. Потом мы долго стояли над обрывом. Лучи солнца, ставшие из-за близости заката красноватыми, придали открывавшейся под нами долине особенно чудный вид.

– Если я погибну в борьбе с королем, похорони меня тут же, пожалуйста, – нарушила тишину Адельхейд.

Меня по коже пробрало ознобом. Не то чтобы я сам не хотел отомстить королю, но точно не такой ценой.

– Может, тогда не стоит с ним связываться? Я не хочу потерять тебя из-за какого-то злобного старикашки! – попытался воззвать я к голосу благоразумия, – ты для меня намного дороже, чем месть!

Адельхейд впервые за все время наших отношений бросила на меня взгляд, который мне не понравился. Мигнуло оповещение:

Вами потеряно три пункта репутации в отношениях с Адельхейд.

Да, благоразумие нынче не в моде. Адельхейд вышла на тропу войны, и я буду убивать ради нее, рискуя, что она погибнет в войне с могущественным королевством, или точно потеряю ее, если откажусь в этой войне участвовать.

– Хорошо, тогда война до победного конца! – я вытащил меч и поднял его над головой, – мы отомстим всем, кто виновен в гибели Рхиэннон и Вилхалмера!

– Мы отомстим! – тихо, но твёрдо повторила за мной Адельхейд.

Через несколько минут мы оседлали лошадей, и отправились в обратный путь, спеша, пока солнце не село слишком низко, выбраться на дорогу. Конечно, мы в любой момент могли вызвать грифонов и быстро добраться до ближайшего жилья, но тогда пришлось бы бросить на съедение волкам лошадей, к чему мы оба не были готовы. Поэтому через полтора часа уже в полной темноте мы въехали в крохотную деревню в той самой долине, на которую недавно смотрели со своего уступа, определили лошадей на постой, и сели поужинать в полном одиночестве в таверне.

– Нам надо хорошенько продумать, как мы будем мстить, и как не пострадать самим во время мести, – начал я делиться своими мыслями с Адельхейд, – ты согласна с тем, что месть не имеет смысла, если мы сами погибнем, порадовав тем самым венценосного старикашку?

Я специально завел разговор об этом, поскольку опасался, что из-за охватившей Адельхейд мрачной решимости она однажды просто рванет сама к дворцу в наивной попытке подобраться поближе к королю и зарезать его кинжалом. В результате ее казнят на площади, а старичок, окруженный опытнейшими телохранителями, останется цел и невредим. Мне надо было привить ей мою концепцию мести, унаследованную от бати, намного более эффективную и разрушительную, и намного менее рискованную. Ответ Адельхейд подтвердил мои опасения о смеси романтики и юношеского максимализма, бушевавшего сейчас в ее сознании.

– Я согласна погибнуть, если он тоже умрет, – решительно сказала она.

Мы замолчали на время, поскольку подошел официант с подогретой посредством дополнительной оплаты едой. Мясо кабана с зеленью и пиво, то, что надо после долгого пребывания на свежем воздухе и множества эмоций.

– Если хоть один из нас погибнет, победа останется за ним, даже если мы его и убьём. Он разрушит нашу любовь! Я хочу, чтобы однажды мы привели наших детей на тот самый уступ, и рассказали им всю историю от начала до конца – про преданную службу твоей семьи королю, про предательство с его стороны, и про то, как мы отомстили за него!

Адельхейд растроганно, но удивленно на меня посмотрела.

– Но, милый, гном и человек не могут иметь детей!

Облом, однако! Я подозревал о возможности подобного, но у кого было спросить, чтобы не выглядеть идиотом?

– Я не верю в то, что мы не сможем справиться с этой проблемой, если по-настоящему захотим, – продолжал я неуклонно гнуть свою линию, – наша любовь окажется способной на любые чудеса, если мы ее сохраним. Но для этого король должен умереть, а мы – остаться живыми!

Адельхейд протянула ко мне руки, я крепко обнял ее. Мигнуло уведомление:

Вами получено три пункта репутации в отношениях с Адельхейд.

Надеюсь, это значит, что я ее убедил, и она не будет делать глупостей, играя в камикадзе. Мне еще не хватало в холодном поту разруливать те проблемы, которые из-за этого неизбежно возникнут, включая самоубийственную атаку стражи на площади, если ее схватят и поведут на казнь. Я же не смогу смотреть из толпы на это зрелище, украдкой помахивая ладошкой Адельхейд, мол, крепись!?

– Я предлагаю начать с финансовой стороны вопроса, – продолжил я, когда мы вернулись к еде, – у тебя практически нет снаряжения, пригодного для защиты и атаки. Чтобы исправить ситуацию, нам понадобится много денег. Сколько там ты насчитала денег в кошелях, которые я принес из оружейки крепости?

– К сожалению, там не все кошели были с золотом, часть оказалась с серебром и три вообще с медью, – ответила Адельхейд, оставив в покое на время кабанину, – общая сумма составила 11230 золотых монеты, 3 серебряных и шесть медных.

Меньше, чем я рассчитывал, но тоже очень неплохо за несколько минут работы! Так, 3500 золотых я получил за освобождение крепости по заданию, 10000 вместе с премией от Манивольда за наводку на данж. Итого, 24730. Но это ни о чем на фоне необходимости снарядить Адельхейд артефактами, которые не будут делать ее выглядящей как боец, но придадут необходимую смертоносность и защищенность. Тут нужен бюджет тысяч на сто-сто пятьдесят.

– На данный момент король эльфов и военный министр должны нам 35 тысяч золотых и тысяч десять за драгоценности, на которые они успели наложить лапу. Успели же?

Адельхейд мрачно кивнула.

– Да, а советник военного министра должен нам еще тысячу. И, естественно, возвращать они ничего не намерены. Значит, нам придется самим взять эти деньги до того, как мы отомстим. Если мы сначала отомстим, их места займут другие эльфы, которые нам ничего не должны, кроме этого, как мстить, если ты абсолютно не снаряжена, верно?

Подумав, Адельхейд снова согласно кивнула. И куда девали ту девочку-простушку, которая еще вчера так мило болтала, не замолкая, своим очаровательным голоском! Секрет прост – жестокая и неоправданная катастрофа, вторгшаяся в ее жизнь. И она еще неплохо держится, не сломлена, нашла опору для дальнейшей жизни в мести виновникам своих бед. Не все способны так держать удар. Я вот лично никогда не понимал тех, кто смеется над бомжами, когда сам немного лучше узнал, как устроен мир. Те, кто смеется, не понимают, что далеко не все бомжи лентяи и тунеядцы. Представьте себе, к примеру, отца семейства, который отвлекся за рулем на звонок, машина попала в ДТП, и все его домочадцы погибли, а он один выжил? Погибли по его вине. Сможет он вернуться в квартиру, где они жили, пройтись по комнатам, еще недавно полным смеха и веселья, собрать вещи жены и детей, выбросить их в мусорку, и жить дальше, как ни в чем не бывало? Часть бомжей – те, кто в схожей ситуации не смогли. Или представьте, что вам шестьдесят, всю свою жизнь после смерти жены вы растили сына и помогали ему во всем, переписали на него квартиру, а потом он привел жену, которая иначе смотрит на совместное проживание с отцом мужа, и однажды уговаривает вашего сына поменять замок, когда вы вышли в магазин. Кто-то пойдет скандалить и судиться, а кто-то так и не сможет оправиться после этого предательства со стороны того, кому слепо доверял.

– И как мы это сделаем? – мне все же удалось вовлечь Адельхейд в разговор. Это было важно, поскольку я хотел, чтобы она активно участвовала в составлении всех наших планов, как для того, чтобы иметь гарантии, что она будет их придерживаться, так и для того, чтобы занять ее голову чем-то, что отвлечет ее от мрачных мыслей.

– Есть у меня одно заклинание, которое позволяет похищать ценные артефакты, не заходя в помещение, – я все же решил нарушить собственное табу на разглашение своих секретов, но только в отношениях с Адельхейд, – единственная проблема, потом надо очень быстро удирать. И тут, кстати, мне пригодилась бы твоя помощь.

– Что я должна сделать?

– Мне нужна информация по всем пещерам в этом королевстве, которые тебе известны, желательно с двумя и более выходами. Или, если ты путешествовала и по другим, то и по пещерам в других королевствах.

Адельхейд задумалась.

– Парочку я знаю, в окрестностях крепости, и это все. Но только одна из них с кучей входов и выходов, вторая глухая.

– Отлично! Завтра слетаем туда и посмотрим! Но перед этим пройдемся по деревне, поспрашиваем местных жителей, может, они знают и другие пещеры уже в этих окрестностях?

Закончив есть, мы поднялись в номер. Я тут же усадил Адельхейд на колени, крепко обняв, ей сейчас это очень было нужно.

– Единственное, у тебя очень мало маны. Надо этим заняться с самого утра, есть способы поправить положение.

Мигнуло оповещение, глянул:

На Ваш счет зачислена компенсация в 1000 золотых монет за введенные ограничения в отношении использования заклинания «Призыв крота».

А, та самая обещанная компенсация, ничего не компенсирующая по существу!

Ночью Адельхейд спала, как я и ожидал, беспокойно, крутилась и стонала во сне. Кто бы ни создавал ИИ для неписей в этой игре, это однозначно был гений! Адельхейд в результате ничем не отличалась от настоящих девушек, а по многим моментам – честность, самоотверженность, страстность – дала бы фору многим из них.

Проснувшись раньше своей невесты (я уже потихоньку так ее про себя стал называть), я начал серфить лоты в сети. Когда Адельхейд начала потихоньку просыпаться через полчаса, я уже был готов предъявить ей покупки:

Кольцо феи, уникальное, плюс четыре интеллект, плюс три выносливость, плюс один к ловкости, экономия для заклинаний магии природы двадцать процентов.

Кольцо эксперта магии земли, легендарное, плюс четыре интеллект, плюс четыре выносливость, экономия для заклинаний магии земли двадцать процентов, плюс пять процентов к резервуару маны.

Браслет водяной пыли. Легендарный. Выносливость плюс четыре, интеллект плюс четыре, экономия для заклинаний магии воды двадцать процентов. В жаркую погоду автоматически создает вокруг открытых частей тела барьер из прохладной водяной пыли.

Особенно я был доволен кольцом феи, отдать за него пришлось пять с половиной тысяч, но теперь каждый вызов грифона обойдется Адельхейд не в 300 единиц маны, а всего в 240. Кольцо эксперта магии земли обеспечивало ей возможность пользоваться значительно дешевле таким не раз выручавшим меня из сложных передряг заклинанием, как телепорт, и обошлось уже в восемь с половиной тысяч. Браслет водяной пыли, созданный, видимо, для какой-либо принцессы из-за приятной опции с водяной пылью, местным аналогом кондиционера, потянул дороже всего, и обошелся в девять тысяч золотых монет. Но мне важнее всего была экономия для Адельхейд двадцати процентов маны на очень часто нужном заклинании «невидимость».

В то же время, при всей их пользе, эти три вещички съели почти весь наш скопившийся капитал. И предстояли еще траты – я хотел прокачать у моей невесты «батарейку маны», чтобы ее резервуар маны увеличился на десять процентов, а для этого необходимо было серьезно потратиться на пять сотен эликсиров на ману.

Адельхейд проснулась, сладко потянулась, посмотрела на меня счастливыми глазами, и внезапно резко помрачнела, вспомнив, что вчера произошло. Я был готов к подобному, поэтому тут же подскочил к кровати с браслетом и надел его ей на руку. Помимо постоянной занятости, хорошие подарки тоже помогают пережить сложные времена полегче.

– Ух ты! – сказала Адельхейд, ознакомившись с характеристиками артефакта, – это мне, правда?

– Тебе, моя милая, примеряй скорее!

Адельхейд тут же нацепила браслет на правую руку. Под стать своей стихии, магии воды, браслет словно обтекал ее запястье, расплывающийся и почти невидимый. Впрочем, когда моя невеста подняла его повыше, и на него попал луч солнца, по комнате запрыгал зайчик, словно браслет был сделан из хрусталя.

Когда Адельхейд вдоволь наигралась с новой игрушкой, я взял ее левую руку, поцеловал, и одел на мизинец кольцо феи.

– Ох, да что же такое творится-то! – довольным голосом сказала она, – я же этим вечером заснуть не смогу, все буду думать, что ты мне подаришь завтра утром.

– Боюсь, что ничего, – сказал я, поймав ее правую руку и надевая на указательный палец кольцо эксперта магии земли, – будет банально не на что купить. Видишь, на что я готов пойти, чтобы ты сегодня нормально выспалась?

– Ох, ох, ох! – только и смогла сказать Адельхейд, рассматривая одновременно второе и третье кольца, – эти же тоже из серии уникальных и легендарных! После завтрака нас выгонят из номера, правда? У нас же ни на что не останется денег!

– Ну, все не так страшно, не бойся! – поддержал ее шутку я, – пару тысяч золотых еще осталось. Правда, часть из них мы спустим сразу после завтрака на 500 эликсиров маны.

– Мы так много будем сегодня летать? – удивилась Адельхейд.

– Нет, употребление такого количества эликсиров одновременно позволит тебе получить интересное достижение, в результате которого твой резерв маны увеличится на десять процентов.

Пока мы завтракали в таверне в гордом одиночестве, я просчитал в уме изменение характеристик Адельхейд с учетом новых артефактов. Теперь она могла по два раза вызывать грифона, телепортироваться, кастовать невидимость и еще иметь немножко маны в запасе на какую-нибудь мелочь. Решив, что надо усилить эффект, после завтрака разложил все имеющиеся артефакты, включая мой ремесленный комплект, на столе, и мы неспешно выбрали для Адельхейд те артефакты, которые помимо ловкости и удачи давали различные бонусы к мане, интеллекту или выносливости, и не были очевидно боевыми, наподобие меча или шлема. Я пришел к выводу, что под платьем с длинными рукавами свободного кроя можно будет успешно спрятать наколенники, налокотники и поножи, и они тоже пошли в дело. В результате у Адельхейд значительно увеличились параметры:

Характеристики:

1.      Выносливость (жизнь) – 72 (720 единиц).

2.      Сила – 12.

3.      Ловкость – 39.

4.      Интеллект – 59.

5.      Удача – 24.

6.      Репутация в Худруге – 0.

Нераспределённых баллов – 0.

Бодрость – 170.

Мана – 590.

Специализация – маг.

Количество единиц до тридцать четвертого уровня – 3120.

Деньги – 502 золотых, 2 серебряные, 2 медные монеты.


– Ну, это уже что-то! – удовлетворенно сказал я, – теперь бегом в лавку колдуньи.

Закупившись эликсирами на ману, я по привычке осведомился у старушки колдуньи, по виду выглядевшей на все девяносто лет, нет ли в продаже необычных заклинаний, получил в ответ много раз ранее услышанное «давно уже не было», и вспомнил по поводу пещер.

– А не подскажите ли мне, уважаемая, есть ли в окрестностях пещеры? Да желательно проходные?

– Как же не быть, минимум семь, – благостно ответила старушка, наблюдая с удовольствием мою вытянувшуюся от удивления физиономию, – тут же скалы из известняка сделаны, легко вытачиваются что ветром, что водой.

Я с сомнением посмотрел на хрупкую фигуру старушки. Пещеры надо осмотреть, но тащить ее с собой негуманно.

– Я сама уже стара, чтобы туда лезть, но обратитесь к сыну мясника, Сакенде – правильно оценила смысл моей заминки колдунья, – парнишка от этих пещер без ума, его уже ядовитые змеи трижды кусали, столько он в них времени проводит. Лупит его отец нещадно за это, а все без толку. А если Вы его возьмёте проводником, и он хоть монетку серебряную отцу потом принесет, все его жизнь полегче станет.

Поблагодарив колдунью, мы отправились в лавку мясника. Узнав, что покупать мы ничего не собираемся, он разочаровался, а когда мы спросили его, можно ли поговорить с Сакендой, удивился. Но сына позвал. По описанию колдуньи я ожидал увидеть прыщавого тощего подростка лет двенадцати, а из глубины лавки нам навстречу, наклонившись под притолокой, чтобы не ушибить голову, выбрался аналог Ильи Муромца, здоровенный мужик раза в полтора шире мясника, комплекция которого была далеко не субтильной. Все мои планы посадить ребенка сзади себя на грифоне, и быстренько осмотреть входы и выходы в пещеры с воздуха, тут же рухнули. Я понял также, как «парнишка» смог уцелеть после трех укусов ядовитых змей. Чтобы такого завалить, нужно кусать всем трем сразу. Но были и плюсы. В тех пещерах, где он смог пробраться, и я, спасаясь от погони, однозначно не застряну.

– Здравствуй, Сакенда! – поздоровался я, – мы с супругой (брошенный мельком на Адельхейд взгляд показал, что она зарделась от смущения) большие любители пещер, а ты, говорят, их знаешь все наперечет. Покажешь нам их за золотую монету?

Брови мясника удивленно взметнулись вверх, в его мозгу стремительно происходила переоценка ценностей. Илья Муромец задумчиво посмотрел на батю, ожидая его решения. Видно было, что с дисциплиной и иерархией в этом конкретно взятом семействе строго.

– Соглашайся, сынок! – ласково сказал мясник сыну, от чего брови того удивлённо взметнулись вверх, – все-таки гости нашей деревни, не часто к нам вообще гости заезжают-то!

Проблему с транспортировкой Сакенды мы решили быстро, я раскинул мозгами и вызвал двух грифонов сразу, одного для себя, другого для него. Несмотря на мои понятные опасения, грифон огромного мужика в воздух поднять смог, а он был счастлив от того, что летает на грифоне, как богатый или знатный господин. За следующие три часа мы осмотрели входы и выходы во все семь пещер, каковые я старательно помечал на листах бумаги, попутно отмечая и все пояснения сына мясника по поводу особенностей внутренних маршрутов той или иной пещеры. По двум пещерам, которые я планировал использовать на первое время, я даже бегло прошелся, приметив места, где можно быстро обрушить свод. Пещеры местные мне понравились, хребет рядом с деревней был изрезан ими как швейцарский сыр дырами, и бегать по ним от погони, зная все входы и выходы, можно было до бесконечности. Я даже хотел начать устраивать приготовления к обрушению свода, чтобы, забежав в пещеру, надежно отсечь от себя погоню, как ранее задумывал, когда мне пришла в голову идея получше. Зачем рисковать, руша десятки метров свода, если можно все сделать красивее и безопаснее? Переношусь порталом к ближайшей пещере, захожу в нее, дожидаюсь погоню, запечатываю вход в самом узком месте валуном на пять минут посредством заклинания визуализация. Потом, если преследователи еще здесь, кастую следующий валун. По истечении часа, когда я стану невидим на радаре владельца артефакта, линяю подальше от погони, и прости-прощай!

После этого мы вернулись в деревню. Сакенду с золотой монетой мы отправили к отцу, а Адельхейд я наказал заняться в нашем номере в таверне прокачкой навыка «батарейка маны». Мне же предстояло приступить к грабежу виновных в казни родителей Адельхейд сановников.


Глава 2 | Королевский квест | Глава 4