home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



XXII

Человека, ждавшего их на вокзале Лондон-Бридж, Октавия узнала. Возле него нервно топтался дежурный по станции, поскольку поезд на Дил должен был тронуться несколько минут назад, однако мужчина в коричневом был невозмутим. Одной ногой стоя на платформе, другой – на ступеньке, из двери вагона первого класса он наблюдал за приближением Октавии и Эльфа. Несмотря на ропот недовольства, он всем своим видом давал ясно понять, что не сойдет с места, пока не будет к тому готов.

На эту его манеру бесстрастной самоуверенности, напускного равнодушия, с которым он следил за всем и вся, Октавия обратила внимание еще возле Страйт-хаус. Номинально главным на месте происшествия считался инспектор Уорнок – нелепый лощеный деревенщина с вонючей сигарой, – но все подчинялись приказам именно этого человека, которые тот отдавал спокойным голосом. И именно он откинул мешковину с трупа. Именно его немигающий взгляд чувствовала на себе Октавия, пока, силясь выровнять дыхание, делала записи.

Соизволив обратиться к ней – чтобы объяснить, например, что он отвезет ее статью в редакцию «Газетт», пока она съездит домой за вещами, – он не особо утруждал себя любезностями. Даже сейчас, когда Эльф отступил в сторону, пропуская ее в вагон, мужчина в коричневом поприветствовал ее всего лишь едва заметным кивком.

– Господи боже мой! – воскликнул Эльф, когда они устроились в своем купе. – Какие жуткие неудобства приходится терпеть! Сначала тряслись в одном отвратном экипаже, теперь в другом. Боюсь, я слишком далеко утащил тебя от нашей привычной среды. Но, может быть, Юго-Восточная железная дорога хотя бы расщедрится на бутылочку шампанского. Хотелось бы немного успокоить нервы.

Октавия разглядывала их безымянного спутника. Он занял место напротив нее и, сложив руки на груди, с присущей ему невозмутимостью отвернулся к окну. Выпуская клубы дыма, поезд с дрожью катил на восток под редеющей массой серых облаков. Мимо промелькнули уксусный завод и пивоварня. У тусклых кирпичных стен Бермондси кое-где еще лежали крохотные островки снега.

– В нашей привычной среде, – указала Октавия, – меня и этого господина давно представили бы друг другу.

Эльф посмотрел на нее с некоторой досадой во взгляде и, свернув пальто, жестом сообщил проводнику, что свою верхнюю одежду он предпочитает оставить при себе.

– Ну да, пожалуй, это довольно необычно, – согласился он. – Мой коллега, как и я, находясь при исполнении, склонен проявлять осмотрительность, хотя, в принципе, работа у нас не такая уж сверхсекретная, чтобы пренебрегать приличиями. Что ж, позволь представить тебе… э-э… мистера Брауна. Мистер Браун, познакомьтесь: мисс Октавия Хиллингдон, внучка великого газетного магната Феликса Хиллингдона, а ныне еще и журналистка. Мисс Хиллингдон – мой близкий друг, чему я несказанно рад.

Оценивающе рассматривая мистера Брауна, Октавия обратила внимание и на его костюм из грубой ткани табачного цвета, и на подстриженные усы, и на пятнышко грязи под ногтем большого пальца. Она перевела взгляд на Эльфа. Тот ласково улыбнулся ей. Со своей стороны он сделал ей маленькое одолжение. Никто не ждал, что она поверит в его обман, но ее спутники рассчитывали, что она не станет указывать на это и тем самым избавит их от неловкости.

– Мистер Браун, – отрывисто произнесла Октавия. Тот в ответ на мгновение склонил голову и тронул поля шляпы. – Полагаю, вы тоже занимаете какой-то пост на госслужбе?

– Очень скромный, – вмешался Эльф. – Примерно как я. Мы c ним разменные пешки в Уайтхолле.

– Верится с трудом, Эльф. И мистер Браун тоже – как ты там выразился? – осуществляет «надзор за деятельностью некоторых полицейских структур»? Не будучи полицейским?

Эльф расплылся в улыбке.

– На наше счастье, у нас сложились весьма сердечные отношения с различными полицейскими ведомствами Ее Величества. Да, мы оказываем им посильную помощь в некоторых вопросах.

– По мне, так скорее наоборот, – заметила Октавия.

Эльф принял вальяжную позу, чуть насмешливо глядя на нее.

– Что ты имеешь в виду, старушка?

– Эльф, я не дурочка. Ты привез меня к Страйт-хаус, чтобы я увидела то, что ты хотел мне показать. Ты думал, ничего другого я не замечу?

– Сдаюсь, – сказал Эльф. Он снял перчатки и прижал их к груди. – Боюсь, я это заслужил.

– Эльф, ты просил, чтобы я доверилась тебе, и я доверилась. Но всему есть предел. Одно дело Страйт-хаус, другое – Кент. Я не намерена тащиться за тобой бог весть куда, полагаясь на одни твои заверения. Этот поезд идет в Дил, а оттуда недалеко до приморской резиденции лорда Страйта. Видишь ли, я собираю о нем информацию и стараюсь делать это хорошо. Насколько я понимаю, это не просто совпадение, но у меня нет желания строить догадки относительно всего остального. Если не дашь мне удовлетворительного объяснения, я сойду на первой же остановке.

– Что ж, мистер Браун, – тяжело вздохнул Эльф, – похоже, мы проиграли, старина. Придется нам быть более разговорчивыми, если мы не хотим утратить расположение мисс Хиллингдон.

– Похоже на то, – согласился мистер Браун, большим пальцем потирая уголок рта.

– Мисс Хиллингдон всегда отличалась дьявольской проницательностью, – продолжал Эльф. – Вообще-то я на это и рассчитывал, и всегда планировал честно ей все рассказать, когда придет время. Эти маленькие приключения, конечно, безумно интересны, но нужно придерживаться определенного порядка. Так и быть, красотка. С чего начнем?

– Начни с «зачем». Зачем мы едем в Вечерние Пески? Домочадцы его светлости посылали за ним туда, но там его не оказалось.

– Ну и ну! Не зря ты ешь свой хлеб, а? Едем мы туда, потому что я обещал тебе помочь. Накануне вечером, когда мы беседовали, ты была сильно озабочена. Твои мысли занимал лорд Страйт со своими непонятными делишками. А еще тебя заставили копаться в деле Похитителей душ, и, как выяснилось, это совсем не то, на что рассчитывал мистер Хили. В общем, достается тебе в последнее время по самое не хочу. А еще эта пропавшая девушка, как ее…

– Мисс Таттон. Мисс Анджела Таттон.

– Мисс Таттон, да. Ты обещала найти ее – естественно, из самых благороднейших побуждений. Но нельзя же ради этого наплевать на остальные тайны. Да и с какой стати? Шансы, подобные этому, выпадают нечасто. А ты представь, что тебе не надо делать выбор. Насчет Похитителей душ я не уверен, во всяком случае пока, но что, если я тебе скажу, что у тебя есть возможность найти мисс Таттон и одновременно получить новую информацию о Страйте? И от тебя требуется только одно: остаться на этом поезде?

– Что-о? Как пропавшая девушка могла оказаться в Кенте? – Мистер Браун склонил набок голову, словно ему тоже было любопытно. – Ты же не хочешь сказать, что лорд Страйт…

– Упаси боже, старушка. Нет, ничего подобного. Что касается девушки, обстоятельства складываются весьма необычным образом, но к этому мы еще вернемся. Да, полиция заинтересовалась Страйтом, но лишь потому, что из окон его дома стали выпадать люди. Первый раз полицию вызвали в его особняк в четверг утром, после того как обнаружили труп белошвейки.

– Эстер Тулл, – добавила Октавия. – Тридцати семи лет. Проживала на Шарлотт-стрит в Бетнал-Грин. Этот мерзкий инспектор Уорнок с готовностью выложил все подробности, хотя сомневаюсь, что это были сведения из первых рук.

– Конечно нет. Уорнок по-своему полезен, но когда дело деликатное, касается трагедии, случившейся в доме графа, он не тот человек, за которым посылают. Нет, там проводил расследование сотрудник Скотленд-Ярда, и что-то его насторожило.

– Он заподозрил, что это было убийство? А самого лорда Страйта в момент происшествия дома не было.

– Да, насколько я понял. Что касается обстоятельств гибели, это предстоит установить коронеру. А тот мужик из Скотленда тем временем начал тайком наводить справки. Тут-то и всплыла та пропавшая девушка, совершенно непонятным образом. Из того немногого, что я слышал, этот полицейский вроде как ее задержал – подробностей мы пока не знаем. Возможно, он тоже занимается Похитителями душ, хотя это странно: связанные с ними дела ведут местные ребята из Уайтчепела, но они не особо усердствуют. По их мнению, это просто череда обычных исчезновений. Конечно, может быть и так, что он случайно наткнулся на эту девчонку Таттон, но тогда бы он должен был передать ее ребятам с Леман-стрит. А он предпринял весьма неординарный шаг – оставил ее при себе. Сегодня утром вместе со своим сержантом первым же поездом укатил в Дил, прихватив с собой мисс Таттон.

– Но почему? Почему этот полицейский держит ее при себе?

– А вот это загадка, как я уже говорил. Хотя не исключено, что в его ведении сразу несколько дел. Но все равно, зачем создавать себе лишние проблемы? Если он решил сунуть нос в дела лорда Страйта, по идее, действовать он должен осторожно, чтобы не привлекать к себе внимания.

– Не понимаю, – произнесла Октавия. – Если он подозревает, что совершено преступление, значит, он действует в рамках своих полномочий?

– Ну, это как сказать. Смотря из чего исходить. Обстоятельства таковы – были таковыми, во всяком случае: погиб человек, по необъяснимой причине. Печальная трагедия, безусловно, но вполне может статься и так, что это банальное самоубийство. Не в привычках Скотленд-Ярда искать себе лишнюю работу. Тем более ввязываться в скандал с участием сильных мира сего, если этого можно избежать. Нет, наш приятель что-то учуял, не более того. Пока у него нет неопровержимых доказательств, он сам по себе.

– Даже сильные мира сего должны отвечать перед законом. И не застрахованы от внимания прессы, если уж на то пошло. Что тебе известно об этом полицейском? Думаешь, он прав?

– Хороший вопрос, – сказал Эльф. – Этот полицейский – инспектор Генри Каттер из Уголовного розыска. Авторитетный человек, хотя в полиции его скорее побаиваются, чем любят. Славу ему принесло расследование одного чудовищного, дикого случая – думаю, это было еще до тебя. На страницах дешевых изданий оно фигурировало под заголовком «Резня в семье Сент-Джон».

– Да, я слышала об этом, – сказала Октавия. – Кажется, там был замешан кто-то из членов Кабинета?

– Министр внутренних дел, ни много ни мало. Доктор Сент-Джон приходился ему шурином. Очень поганое было дело, пришлось повозиться, чтоб его распутать. Мало кто сумел бы его раскрыть. С тех пор ему предоставлена относительная свобода действий – слишком широкая, по мнению некоторых. Он питает слабость к неординарным случаям, и методы у него нетрадиционные. Однако даже Каттер ограничен в своих возможностях. Вообще-то, по сведениям одного моего надежного источника, до сего утра стоял вопрос о том, чтобы вызвать его на ковер и устроить ему разнос.

– Что значит «до сего утра»? Что заставило начальство изменить решение?

– Ну как же? Сегодняшняя трагедия в Страйт-хаус, конечно. Поскольку картина теперь такая, что безвременная кончина, возможно, постигла самого лорда Страйта, полиция не щадит усилий. От инспектора Уорнока толку мало, он даже кражу со взломом в курятнике не способен раскрыть, но будет «присматривать за лавкой» до возвращения Каттера. А инспектор Каттер тем временем что-то вынюхивает в Кенте, и отзывать его в Лондон теперь нет оснований.

– Если допустить, – указала Октавия, – что останки, которые мы сегодня видели, принадлежат лорду Страйту.

Эльф с минуту изучающе смотрел на нее.

– Разумеется, – ответил он. – В конце концов, нужно сохранять объективность. Умеешь ты закрутить интригу, красотка.

Он собрался было добавить что-то еще, но их беседу прервало дребезжание двери. В купе вошел мужчина в невзрачном черном пальто.

– Нижайше прошу извинить меня, – заговорил он, с застенчивой церемонностью обнажая голову. – Механизм заело – то есть дверную ручку, так сказать, – хотя, возможно, это у меня кости гремят. Возраст, знаете ли. Но вы не бойтесь, сейчас я займу свое место и буду сидеть тихо как мышь.

Пассажир отвернулся от двери и суетливо поклонился своим спутникам. Он снял шарф – оказалось, что на нем пасторский воротник, – и уже принялся было расстегивать пальто, но тут мистер Браун его остановил:

– Здесь занято.

Священник отреагировал на его заявление недоуменным взглядом, моргая, посмотрел поверх очков на каждого из них по очереди.

– Прошу прощения? – оторопел он.

– То место, – Браун показал на сиденье. – Это купе. Оно полностью занято. Вы не туда зашли.

– Ой, как же так? – ошеломленно произнес священник. – Вот незадача.

Октавия предположила, что ему лет пятьдесят пять, и вид у него был благородный, но потрепанный, что вполне простительно для священника его возраста.

– Извините, бога ради, – продолжал он, снова застегиваясь. – Проводник довел меня почти до самой двери, а я все равно ухитрился заблудиться. Не мудрено в моем возрасте. Вечно перед глазами туман.

Эльф открыл для него дверь.

– Боюсь, мой товарищ был несколько неучтив с вами. Просто мы здесь обсуждаем вопросы конфиденциального характера. В противном случае мы были бы очень рады вашему обществу.

– Пустяки, пустяки. – Священник поклонился, отступая в проход. – Увы, мирские дела меня не интересуют, я поглощен думами о вечном. Мои старания будут вознаграждены еще не скоро.

Он задержался в дверях, пристально глядя на каждого из них по очереди. Лицо его имело благостное выражение, какое обычно машинально принимают священники, и было до странного неподвижным. Его черты, едва он придал им нужный вид, мгновенно застыли, словно на восковой статуе.

– Боже мой! – воскликнул священник, устремив взгляд в окно. – Как же быстро меркнет день из-за снега. Еще и двух часов нет, а уже темно, как поздним вечером.

Эльф закрыл за ним дверь и с минуту постоял в задумчивости. Шагнув к своему месту, он вдруг заметил на полу какой-то предмет и, нагнувшись, поднял его.

– Ну вот, – протянул он, выпрямляясь. – Наш рассеянный друг, похоже, что-то обронил. Браун, старина, не сочтете за труд?

Эльф протянул ему маленькую аптечную склянку без этикетки. Мистер Браун повертел ее в руках, рассматривая, затем глянул в сторону прохода и вскинул бровь.

– Я тоже не заметил, – сказал Эльф, словно в ответ. – Наверно, мы на что-то отвлеклись, да и бутылочка крохотная. В любом случае нужно поступить по-джентльменски. Верните ему, пожалуйста. И передайте от меня поклон.

– Передать поклон от вас?

– Именно так.

Мистера Брауна это, казалось, удовлетворило. Надев шляпу, он небрежно кивнул в знак извинения и, никого и ничего не задевая, уверенно шагнул в коридор.

– Да, любопытный тип, – задумчиво произнес Эльф. – И по-моему, где-то я его уже видел, хотя, возможно, у меня просто разыгралось воображение от всех этих треволнений. Итак, на чем мы остановились?

– Мы говорили о гибели лорда Страйта, – напомнила Октавия. – Или о его предполагаемой смерти. Что развяжет руки инспектору Каттеру.

– Да, именно так. Погиб ли это лорд Страйт или кто-то другой, для Каттера лучше, чтобы его светлость пока считали погибшим. Чем дольше он будет иметь свободу действий, тем больше сумеешь выяснить ты сама. Мне следовало очертить тебе ситуацию до того, как мы сели в этот жуткий поезд, но я руководствовался твоими интересами. Надеюсь, теперь ты это понимаешь?

Октавия устало отвела взгляд. Они миновали доки в Вулидже, где из серой мглы выступал корпус какого-то судна, громоздившийся на стапелях.

– А тебе самому зачем это надо, Эльф? В чем твой интерес? Насколько я понимаю, ты преследуешь некую цель? Вы ведь с мистером Брауном не отдыхать к морю едете?

Эльф слабо улыбнулся и вытянул перед собой руку, разглядывая свои ногти.

– Мы просто посмотрим, что и как, не более того.

– Посмотрите? Эльф, я понятия не имею, чем ты занимаешься, но я видела, как вы с мистером Брауном вели себя среди полицейских. Может, Скотленд-Ярд и не станет вмешиваться в расследование, но где гарантия, что Каттеру будет дозволено выполнить свою работу?

– Каттер сам себе хозяин. Иначе я знал бы гораздо больше о том, что он делает. И он не из тех, кто заглядывает в рот таким, как я. Мне придется сохранять дистанцию, пока ты будешь налаживать с ним контакт. Разумеется, прежде ты должна будешь снискать расположение сестры Страйта. Слышала про леди Аду? Говорят, несчастная женщина, ведет жалкое существование, и я не уверен, что это проходит для нее даром. Как бы то ни было, я буду держаться в стороне. Погибшего, что обнаружили сегодня утром, осмотрит врач; его личность так или иначе будет установлена. Думаю, до нас эта новость дойдет через день-два, ну а ты тем временем срывай бутоны роз[39], так сказать. Прошу только: держи меня в курсе событий и постарайся не развеять впечатление, что Страйта нет в живых. Господи помилуй, что еще?!

Умопомрачительный лязг цепей, скрежет металла. Содрогаясь и громыхая, поезд резко затормозил и остановился. Раздались свистки проводников, гомон взволнованных голосов.

– Ну и ну! – выдохнул Эльф, отнимая руки от сиденья. – Ты как, красотка? Швырнуло тебя.

– Нормально, – ответила Октавия. – Просто резко затормозили. Бывает. Выйди посмотри, что там.

Эльф шагнул к двери, высунул голову в коридор.

– Эй, вы там! – окликнул он проводника. – Да, я к тебе обращаюсь. – Что за чертовщина? Почему мы встали?

Октавия тоже подошла к двери. Неподалеку стоял проводник с кепи под мышкой. На вид – не старше пятнадцати-шестнадцати лет. Чумазый, он тяжело дышал, как будто таскал что-то тяжелое.

– Авария, сэр, – объяснил юноша, с беспокойством оглядев коридор. – Прошу прощения, я лучше пойду. Там рук не хватает.

– Что за авария? – спросила Октавия. – Кто-нибудь пострадал?

– Не обижайтесь, но этого я сказать не могу.

Часть лица парня покрывала сажа, и потому Октавия не сразу обратила внимание на его чистую половину. Теперь же она увидела, что молодой проводник смертельно бледен, его угрюмые глаза ввалились.

– У тебя шок, – констатировала она. – Сегодня я уже видела одного мертвеца, еще до того, как ты сел завтракать. Расскажи, что произошло.

– Мисс, сэр. – Юноша вытащил из-под мышки кепи и большими пальцами затеребил козырек. – Сразу же за Вулиджем навстречу нам промчался поезд в Лондон. Но он там не останавливается, как и мы, поэтому он мчался на всех парах – свыше сорока миль в час, не меньше. А некий джентльмен, видимо, захотел глотнуть воздуха и высунул голову – в самый неудачный момент. Мистер Даунз думает, что у него, наверно, было плохо со слухом, а то бы он услышал, что идет поезд.

– Где он? – спросил Эльф с явной тревогой в голосе. – Отведи меня к нему. Он сильно пострадал?

Проводник начал что-то говорить, но потом замялся.

– Сэр, мы не нашли… мы еще не все нашли.

– Не все? – Эльф изумленно уставился на юношу, будто тот бредил. – Ты это о чем, парень?

Снова сунув кепи под мышку, проводник переводил смятенный взгляд с Эльфа на Октавию.

– Сэр, оба поезда шли на полной скорости. Джентльмену оторвало голову и, должно быть, далеко отнесло. Ее еще не нашли.


предыдущая глава | Дом в Вечерних песках | * * *