home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ХХ

Октавия решила, что ослышалась, когда Джорджи, постучав к ней в комнату, просунул голову в дверь и сообщил, что к ней пришел гость.

– Прости, дорогой, кто ждет меня внизу? – изумленно спросила она, отворачиваясь от туалетного столика.

– Лорд Хартингтон. Представляешь, я сразу даже его не узнал. Ни тебе жабо, ни гвоздики в петлице.

– Право слово, Джорджи, ты слишком старомоден. Просто Эльф немного пижон. Мода сейчас такая. Впрочем, вряд ли это он. Еще только половина девятого утра.

– Сама посмотри. – Джорджи кивнул на окно. – Даже в дом войти отказался. Говорит, торопится по срочному делу.

На светские мероприятия Эльф приезжал в своем собственном городском экипаже – роскошной величавой карете, украшенной геральдическими фигурами; на ее запятках – как минимум два ливрейных лакея. Сейчас же внизу ждал обычный извозчичий экипаж, запряженный парой усталых разномастных кляч. Эльф расхаживал перед ним с нарочито беспечным видом. Одет он был в какое-то невзрачное неприметное пальто, на голове – шляпа, как будто позаимствованная у коммивояжера. Когда Октавия вышла к нему, примерно получасом позже, он поприветствовал ее с легким смущением.

– Бог мой, Эльф, тебя не узнать! – воскликнула она. – Что заставило тебя выйти из дома в столь ранний час?

Он усадил ее в экипаж, стукнул по крыше, веля извозчику трогать, и только потом заговорил:

– Сейчас ты видишь меня, дорогая, как должностное лицо, а это налагает определенные ограничения. Однако не все так безрадостно. Вот, глотни, чтоб не замерзнуть.

Он протянул ей фляжку. Октавия отказалась, наблюдая, как Эльф чинно вливает в себя спиртное.

– Пить из фляжки не зазорно, если ты полностью скрыт в движущемся экипаже. Я действую с личного разрешения Ее Величества.

– В чем дело, Эльф? Я, конечно, рада тебя видеть, но мне хотелось бы знать, куда мы едем.

Он улыбнулся, глядя в мутное окно с желтым налетом от табачного дыма. Они как раз свернули на Миллбэнк-стрит. По улице плелись к Уайтхоллу служащие. Октавия заметила, как на их темные зонты нехотя опускаются снежинки. Снова начинался снегопад.

– Не завидую я им, – сказал Эльф. – Каждый день ходят одной и той же дорогой. Садятся на один и тот же стул, за один и тот же стол. Пытаются улучшить свою судьбу только за счет усердия и усидчивости.

– Эльф, зачем мы здесь? – не унималась Октавия.

– Я вот все думаю, красотка, о выбранной тобой профессии. Это ведь твой выбор, да? Бог свидетель, тебе незачем работать ради куска хлеба.

– Дедушка всегда считал, что человек должен работать. – Она мысленно вздрогнула. Как будто это вовсе и не ее слова. – Я и сама считаю, что нужно работать. Я ведь родилась не в богатой семье. Для меня все могло сложиться иначе.

– Да уж. Старина Феликс – человек надежный. Жаль, что он… – Эльф чуть поморщился. – Как он вообще?

– Эльф.

– Прости, дорогая. Сейчас объясню. После разговора с мистером Хили в редакции «Газетт» – кстати, неприятный типчик, да? – я много думал. Боюсь, я не уделяю тебе должного внимания. Скармливаю пикантные сплетни, которые ты могла бы узнать у десятков других людей. И потом, на самом деле тебе ведь не это нужно, да? Тебя интересуют серьезные темы, вопросы общественной значимости. Кстати, я это только приветствую.

Октавия ждала, не сводя с него ровного взгляда.

– Да, боюсь, я был тебе негодным другом. – Они свернули на площадь Парламента. Эльф обратил взгляд в окно, небрежно махнув в сторону Уайтхолла. – Сплошная суета в этих лабиринтах, красотка. Ты даже не представляешь. На чердаке Министерства по делам Индии нашли труп помощника министра. Он к тому времени отсутствовал уже три года, и все почему-то решили, что он отправился в Бенгалию модернизировать работу почтовой службы. А он все скрипит и скрипит, этот громоздкий бюрократический аппарат империи, как сказал однажды кто-то – не помню кто. Защита королевства каким-то образом обеспечивается. И если вращаешься в определенных кругах, волей-неволей замечаешь некоторые течения, а сейчас наблюдается повышенная активность в делах.

– В каких конкретно?

– Как я уже говорил, я не вправе выходить за определенные рамки. По долгу службы не все могу сказать. А еще этот новый Закон о гостайне, прости меня Господи. Человека могут колесовать за разглашение прогноза погоды для судоходства. Но ведь есть и другие обязанности, верно? – Он тихо кашлянул. – Например, перед теми, кого любишь, и далее по списку.

Октавия наградила его мимолетной улыбкой, смахивая с рукава соринку. Более года миновало с тех пор, как Эльф сделал ей свое странное признание. Он тогда ужасно смущался. Да еще шампанского перепил. Она решила, что лучше о том не упоминать.

– Как бы то ни было, – продолжал Эльф, – я понял, что могу помочь тебе, дорогая. Могу направлять твои стопы, некоторым образом, в вопросах, затрагивающих общественные интересы. В вопросах столь важных, что от них не посмеет отмахнуться даже мистер Хили.

– Ты про Похитителей душ?

– Да, и про них тоже. – Он снова посмотрел в окно. – Бердкейдж-уок, красотка. Начинай прямо отсюда, не прогадаешь, если тебе нужны секреты. Там, за этими деревьями, работают одни неудачники.

– Эльф, есть вещи, до которых я никогда не снизойду. К тому же большинство тех секретов мне уже известны.

– Конечно, дорогая, у меня не было ни малейших намерений оскорбить тебя подобными сплетнями. Просто хотел сказать, что искать нужно не только на дне, но и в заоблачных высях.

– В каких именно?

– Ой, в этом, красотка, тебе моя помощь не нужна. Подозреваю, что ты и сама знаешь.

– Честное слово, Эльф, может, хватит уже говорить загадками? Меня это бесит.

– Прости. Профессиональная привычка. Вчера вечером, когда мы беседовали с тобой после того идиотского сеанса, ты упомянула, что накануне поздно вечером наведывалась в Уайтчепел, куда днем отправляла своего доблестного брата разведать обстановку.

– Я тебе все это наговорила? Знала ведь, что второй бокал мадеры будет лишним.

Эльф улыбнулся, поглаживая одну выгнутую бровь.

– Не волнуйся, в остальном ты была восхитительно осторожна. Ни словом не обмолвилась о том, где ты была тем утром. Так уж получилось, что я не стал полагаться исключительно на твою откровенность. Сам навел некоторые справки. Не тебе одной любопытно, куда подевался лорд Страйт.

Нескольку секунд Октавия молча смотрела на Эльфа.

– Откуда ты знаешь?

Он удрученно развел руками, будто оскорбившись.

– Красотка, дорогая, неужто забыла? На балу у леди Ашенден ты сама призналась, что пришла туда ради него. А когда он не появился, ты отправила меня выяснять, почему его нет. И я, как храбрый рыцарь, беспрекословно бросился исполнять твое поручение в тыл врага.

– Только никакого вражеского тыла не существует, во всяком случае для тебя. В Лондоне ты везде свой, не так ли? – Она отвела взгляд, раздраженно барабаня по своей сумочке. – И способен раздобыть любую информацию. Да, на следующее утро после бала я ездила к дому лорда Страйта, о чем тебя, похоже, уже уведомили. Должна я это понимать так, что отныне ты следишь за каждым моим шагом?

– Боже упаси! – воскликнул Эльф. – Боюсь, своей болтовней я только запутал тебя. Никто меня не уведомлял, старушка. Я просто предположил. Не скрою, мне было любопытно, но я не следовал за тобой по пятам. Хорошего же ты обо мне мнения.

Октавия испытующе посмотрела на него. Обиженного он из себя изображал, что было очевидно, и в принципе неудивительно. Но это наводило на мысль, что, как всегда, под притворством он отважно скрывает некое подлинное чувство.

– Ладно, – чуть смягчилась она, – с чего вдруг ты заговорил о нем? Намерен избавить меня от поисков лорда Страйта? В этом заключается твоя помощь? Собираешься преподнести мне его на блюдечке и раскланяться? И поэтому мы здесь?

Эльф сдержанно вздохнул.

– Послушай, старушка, у тебя сложилось превратное впечатление. Я не хочу портить тебе удовольствие. Если я проявляю живой интерес к нашему приятелю Страйту, то только потому, что его дом начал привлекать нежелательное внимание.

– Это ты о чем? В каком смысле?

– Если помнишь, я связан с Министерством внутренних дел. Осуществляю надзор над деятельностью некоторых полицейских структур.

– Полицейских структур? Лордом Страйтом заинтересовалась полиция? Почему?

– Ну, во-первых, в его доме было совершено самоубийство. Во-вторых, он сам куда-то исчез, что весьма нелюбезно с его стороны. Ну, а сегодня утром… в общем, сама увидишь, когда приедем на место. Я уверен, ты захочешь все увидеть своими глазами – из соображений достоверности.

– Достоверности? А теперь ты о чем говоришь?

– Я говорю о статье, которую ты напишешь для «Газетт».

– Господи, да о чем? Эльф, что за бред!

– О печальном событии, которое получит широкий резонанс в обществе. – Он снова глянул в окно. – Так, мы сворачиваем на Пикадилли. Сейчас нет времени объяснять, так что доверься мне, очень тебя прошу. Тебе ведь нужна стоящая тема? Ты хочешь раскрыть громкие тайны? Красотка, доверься мне, я обещаю, у тебя будет полный букет. Не только Страйт, но и все остальное. Похитители душ. Пропавшая девушка. Абсолютно все.

Октавия забыла все, что хотела сказать, и теперь только ошеломленно смотрела на него, медленно качая головой. Эльф наклонился к ней.

– Не спрашивай, откуда я знаю. Теперь это не важно. Ты ведь хочешь найти ее, да? Наверно, даже обещание дала. Не отвечай. Я тоже хочу, пусть и по другим причинам. Прошу, доверься мне. Сделай это для меня. После я смогу сделать для тебя гораздо, гораздо больше.

Октавия отклонилась назад, задумчиво глядя на него. Эльф тоже откинулся на спинку сиденья, раскрыв ладони, словно приветствовал ее оценивающий взгляд.

– Хили это не напечатает, – покачала она головой.

– Еще как напечатает, сердце мое. Не напечатает, значит, половина газет Лондона выпустят этот материал раньше его. Возможно, ему даже придется поместить статью на следующий день.

Экипаж замедлил ход на углу Хаф-Мун-стрит, где, несмотря на непогоду, собралась небольшая толпа. Два полицейских фургона, встав вплотную один за другим, заблокировали путь. Перед ними стояли в ряд, хоть и не плечом к плечу, констебли, грозными взглядами отпугивавшие зевак. Какой-то человек в коричневом, стараясь казаться неприметным, расхаживал между ними и время от времени тихим голосом отдавал распоряжения. Наблюдательный и степенный, он был в невзрачном пальто и такой же невзрачной шляпе, которые, как и Эльф, он словно у кого-то позаимствовал. Увидев их экипаж, он подал сигнал, и оцепление расступилось, констебли принялись расчищать путь. Человек в коричневом молча прикоснулся пальцем к шляпе, когда они проезжали мимо. Эльф, как будто высматривавший его, едва они подъехали к Страйт-хаус, вяло махнул рукой в ответ. И только тогда Октавия узнала мужчину.

– Это же тот самый человек, – заметила она. – Мы видели его в Ашенден-хаус. Ты сказал, что знаком с ним постольку-поскольку. Кто он, Эльф? Полицейский?

– Не совсем, старушка.

Она снова внимательно посмотрела на мужчину. Блеклым был не только его наряд. В сероватом свете даже кожа его имела необычный оттенок, словно ее естественный цвет специально тщательно вытравили.

– Послушай, Эльф, – произнесла Октавия. – У меня такое ощущение, будто я тебя совсем не знаю. Если ты можешь все это устроить, зачем тебе я? Ты и без моей помощи найдешь, что сообщить в газеты.

– Послушай, красотка, – доверительным тоном отвечал он, снова повернувшись к ней. – Я все понимаю. Я знаю: это не совсем то, что бы ты хотела. Ты предпочла бы завоевать себе имя на скандале, который раскопала сама, но обычно не мы выбираем обстоятельства, создающие нам ту или иную репутацию. Судьба – это только в сказках, дорогая. В жизни бывают только возможности и преимущества.

Октавия ждала, сохраняя на лице непроницаемое выражение. Она знала, что будет продолжение.

– И ты должна понять кое-что еще, красотка. Да, это хорошая возможность, но кроме того, необходимость. Я не могу всего объяснить – во всяком случае пока, однако мы должны пойти на этот шаг, если хотим, чтобы оставалась надежда отыскать ту пропавшую девушку. Есть другие заинтересованные стороны, которые почти наверняка сведут на нет все наши усилия, если мы ничего не предпримем. Это позволит нам выиграть время – не много, конечно, но, может быть, его хватит. Ну, что скажешь, мисс Октавия Хиллингдон? Не упустишь свой шанс?

Она смиренно вздохнула.

– Ты так говоришь, будто у меня есть выбор. Спасибо, конечно. Ты очень любезен, по-своему.

Эльф надел перчатки.

– Ну и прекрасно. – На губах его заиграла двусмысленная улыбка. – Тогда слушай. Всех подробностей мне не сообщили, но оцепление не стали бы выставлять, чтобы сдержать толпу, если б ей не было на что поглазеть. Ты, я знаю, не кисейная барышня, наверняка всякого насмотрелась, колеся на своем велосипеде по сомнительным районам. Но все равно, боюсь, ты должна подготовиться.

– Подготовиться? Как?

Эльф снова вытащил из пальто фляжку и протянул ей.

– Для начала, – сказал он, – все же выпей.


МЕЙФЭР ГАЗЕТТ

4 февраля 1893 г.

ЕЩЕ ОДНА СМЕРТЬ В СТРАЙТ-ХАУС

В Страйт-хаус на Хаф-Мун-стрит, в лондонской резиденции лорда Страйта, 14-го графа Мондли, погиб еще один человек, по непонятной причине. Этой смерти предшествовала гибель мисс Эстер Тулл, белошвейки 37 лет, скончавшейся при поразительно схожих обстоятельствах вечером первого числа сего месяца. По обоим трагическим случаям будет проведено коронерское расследование, дату которого объявит г-н А. Бракстон Хикс, коронер Юго-западного отделения полиции Лондона и Суррея.

На этот раз погиб мужчина примерно 55 лет, скончавшийся в результате падения с верхнего этажа особняка. Его останки сегодня рано утром обнаружил Джек Уорнок, инспектор полиции отделения «С», который находился поблизости в связи с полицейским расследованием, не имеющим отношения к данному происшествию. Он дал интервью корреспонденту «Газетт».

При падении погибший сильно разбил лицо и верхнюю часть тела. Присутствовавшему корреспонденту позволили взглянуть на обезображенный труп с близкого расстояния. К тому времени личность погибшего еще не была установлена, и полицейский врач не прибыл на место происшествия. Инспектор Уорнок своими предположениями делиться не стал, но подтвердил, что возраст погибшего соответствует возрасту лорда Страйта.

На вопрос о том, проживали ли в Страйт-хаус другие мужчины, помимо его светлости, Уорнок сказал, что насколько ему известно, нет, если не считать прислуги; при этом он заметил, что на погибшем не униформа слуги, а вечерний наряд знатного джентльмена.

Присутствовавший корреспондент попыталась расспросить домочадцев, но никто из них не пожелал ничего говорить. Посетителей в Страйт-хаус не принимают, и от представителей его светлости не ожидается официального заявления, пока компетентные органы не дадут свое заключение.


* * * | Дом в Вечерних песках | cледующая глава