home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Бонус 1

Луна для Лунолики


Чем меньше оставалось времени до отъезда на практику, тем мрачнее становился Порк. За день до эпохального события Лунолика не выдержала.

— Что у тебя стряслось? Рассказывай! — спросила она с твердым намерением добиться правды. Для этого и место выбрала подходящее — уединенную лавочку на заднем дворе академии. Вокруг — кусты шиповника, не сбежать.

Порк насупился, вздохнул и нехотя произнес:

— Не хочу во дворец возвращаться.

— Почему? — удивилась Лунолика. Сама она до сих пор не могла поверить, что её туда пригласили.

— Потому что не хочу проиграть. Зачем я по-твоему уехал?

— Зачем?

Лунолика навострила уши. Ей давно хотелось это узнать.

— Да чтобы женихом стать, семьей обзавестись. А не стоять всю жизнь у плиты.

— Тебе же нравится.

— Ну нравится, и что? Это не значит, что у меня в жизни других вариантов нет, — Порк отвернулся.

— Есть, конечно. Но если ты любишь готовить, то почему сбежал?

— Я не сбежал! И вообще, это принц виноват!

— Принц?

— Ну да. Он сказал, что мое призвание — это кухня. Как будто я сковорода какая-то!

— Так и сказал? — ахнула Лунолика. — Может ты его неправильно понял? Может это был комплимент?

— Комплиментом был бы набор кастрюль из куарфийского металла, который я просил. И не для себя, заметь, а для королевской кухни. Да, дорого, но кто виноват, что груанские соусы в обычной посуде не приготовить? Не я же? А он отказал!

— Так ты из-за кастрюль уехал?

— Вот еще, — обиделся Порк. — Я уехал от того, что меня не ценили. Не понимали. И не относились всерьез. Я выбрал свой путь и хотел доказать, что могу добиться того, что задумал… и в результате вновь еду на кухню, — скривился он. — Получается, что я обычный трепач, и от плиты мне не оторваться.

Лунолика задумалась, а потом радостно воскликнула:

— Знаю! Тебе нужно жениться!

Порк уставился на нее озадаченно.

— Жениться?

— Ну да! Так ты и цели своей добьешься, и спокойно вернешься к любимому делу.

Взгляд Порка сделался задумчивым.

— Интересная мысль. Только как я жениться-то успею, если завтра ехать?

— Ну да, — Лунолика тоже задумалась. И просияла: — А ты обручись! Невеста — это почти жена! Тоже нормально будет. К тому же, обручение можно и отменить, это не свадьба.

— Хорошая идея, — кивнул Порк. — Пойду подумаю, — и ушел.

И только оставшись одна, Лунолика поняла, что собственными руками похоронила свой шанс на счастье. Кого выберет Порк? Уж точно не ее. В “кексах и книгах” столько завидных невест — и богатые и красивые. Золотинка Молочко, к примеру…

Лунолика всхлипнула, чувствуя, что вот-вот разрыдается. А потом сказала себе:”Да ну, это же он для дела, не всерьез”. Успокоилась и пошла собирать вещи.


Спустя несколько часов, когда она почти закончила, к ней в комнату заявился Порк.

— Вот, надевай, — он сунул ей в руки маленькую бархатную коробочку.

Лунолика замерла.

— Что это? — спросила она, не решаясь открыть.

— Кольцо, что же еще, — буркнул приятель. — Давай быстрей, у меня еще вещи не собраны.

Лунолика открыла крышку и ахнула — кольцо было… богатым. На широком золотом ободе красовался здоровенный сверкающий каменюка, какому позавидовала бы и Жаба, где бы она сейчас ни находилась.

Лунолика вопросительно посмотрела на Порка. Тот пожал плечами.

— Ну да, страшноватое, зато увесистое, и никто во дворце не усомнится в серьезности моих намерений. Давай, надевай.

— Но это же бешеные деньжищи! Или… бриллиант ненастоящий?

— Вот еще! Самый настоящий! Во дворце даже младенец подделку различит! Надевай уже.

Лунолика достала кольцо, повертела его, любуясь сверкающими гранями и, положив обратно в коробочку, вернула.

— Нет.

— Почему это? — обиделся Порк. Сложил руки на груди и забирать его отказался.

— Не хочу, чтобы тебя сожрала акула.

— Чего? — приятель уставился на нее с ошалелым видом.

— В “Обжигающей любви” была точно такая же ситуация — Хриан подарил Руве на помолвку такое же сногсшибательное кольцо, а потом оказался пожран!

— Да у меня голова болела, вот я акулу и придумал!

— Все равно! Я не хочу твоей смерти!

Порк прищурился.

— Ладно, — произнес он зловеще, забрал подарок и умчался, сердито хлопнув дверью.

Лунолика всхлипнула, осознав, что похоронила свое счастье уже во второй раз.


Настало время обеда, последнего перед отъездом. Грустно вздыхая, она отправилась в столовую. В голове роились мысли о том, что Порк наверняка устроит что-нибудь этакое, из мести.

Так и вышло.


Столик, за которым они раньше сидели с Адой, оказался пуст, и Лунолика вновь с тоской подумала о подруге. Как она там со своим лордом?

Присев, принялась выставлять тарелки с подноса, поэтому не сразу заметила, что в зале воцарилась тишина. А когда заметила, стало поздно — все вокруг глазели на Порка, а он, весь такой невероятно прекрасный, в белом смокинге и с тарелкой в руках, шел через весь зал, буравя ее взглядом. Это означало только одно — месть, жестокую и беспощадную. Сейчас ее, Лунолику, будут стирать в порошок.

Просчитав траекторию его движения, она оглянулась — цель его должна была находиться за столиком позади. Жених Грувис, застыв с ложкой в руках, глянул на Лунолику с опаской.

“Что ж, — подумала Лунолика, — выбор странный, но эффектный”. И взялась за ложку, холодный суп — это такая гадость.

Шаги Порка в тишине слышались очень отчетливо — народ перестал жевать, никто не хотел пропустить предстоящего события. А вот Лунолика смотреть не собиралась, к чему? Отправила ложку супа в рот и захрустела слегка недоваренной капустой. Затем отломила кусочек хлеба, прожевала и выудила еще горку овощей. Хлюпанье супа в тишине было громким, к счастью, шаги его заглушали. Когда Порк поравнялся с ее столом, она вновь запустила ложку в тарелку. В этот раз посреди улова обнаружилась макаронина, которой точно там было не место.

— Нет, вы гляньте, — возмутилась Лунолика. — Что здесь делают макароны?

— Это не макароны, а королевский гратт, — возразил Порк сердито и сунул ей в руки тарелку. Там сверкало россыпью цветных ягод пышное белое пирожное.

А затем перед ее носом возникла знакомая коробочка, теперь уже открытая, и Порк, бухнувшись на одно колено, выпалил:

— Лунолика Лапочка, прошу твоей руки и сердца, — по залу пронесся восхищенный вздох, все замерли, ожидая ответа. — Ну, — поторопил Порк, — ты даешь их мне или как?

Хоронить свое счастье в третий раз сил не было, и Лунолика ответила:

— Да.

Зал взорвался аплодисментами. Даже преподаватели — и те хлопали. Мелькнула запоздалая мысль, что девочки из клуба будут злиться, но Лунолика отмахнулась от нее, позволив себе хоть немного побыть счастливой. Ясно ведь, что Порк это все устроил только для пользы дела.



Последствия этого события Лунолика осознала лишь тогда, когда они с Порком оказались в кабинете ректора Моръ.

— Я вас конечно поздравляю, — заявила ректор, — но… вы серьёзно? Или все же решили подурачиться?

— Серьёзнее не бывает, — заявил Порк.

Лунолика промолчала, решив не выдавать друга.

Ректор нахмурилась, обдумывая услышанное. И наконец произнесла:

— По правилам академии я должна попросить вас подписать договор, после чего вы отправитесь в свободное плавание, но мне эта идея не нравится, поэтому сделаем вот что: вы поедете на практику, как и планировалось. И за это время определитесь со своими намерениями. Я не хочу гробить вашу судьбу.

— Почему это сразу гробить? — возмутился Порк.

— А потому, жених Лархжангририлио, что вы в случае развода останетесь во дворце и ничего не потеряете, а невеста Лапочка лишится не только семьи, но и карьеры, а также перспектив её построить.

— Почему это! — возмутился Порк. — Она симпатичная, умная и… хороший друг.

— Вот-вот. Поэтому думайте, и пусть практика станет испытательным сроком для ваших чувств.


* * *


Дорога ко дворцу тоже оказалась невеселой. Глядя на мрачного приятеля, Лунолика никак не могла понять, чего же ему недостает, ведь все получилось замечательно. На практику он приедет победителем, а потом, когда она кончится, отменит помолвку и будет жить припеваючи.

— Ректор Моръ напрасно думала, что меня ждет прекрасное будущее во дворце, — мрачно изрек Порк в ответ на ее расспросы.

— Почему? — удивилась Лунолика. — Тебя же там ждут. А значит и перспективы будут.

— Уже нет. Когда я уехал, на мое место взяли другого человека, и теперь он готовится стать главным поваром.

— Он что, так хорош?

— Он ужасен. Но это неважно, все уже решено.

— Глупости какие! — возмутилась Лунолика. — Ты приедешь и всех переубедишь! На свете нет лучшего повара, чем ты!

— Я тоже так думаю, — Порк кивнул и приободрился. — И им придется об этом вспомнить.

Остаток пути они проделали в самом бодром настроении.


* * *


Во дворце их ждал сюрприз. Нет, Лунолике повезло — ее приставили в помощницы к старшей охраннице, а ею оказалась бывшая запаснушка. Лунолику она узнала и обрадовалась как родной.

А вот Порку повезло меньше, его соперницей оказалась дочь одного из министров. К тому же, как выяснилось, она вовсю пользовалась его личной посудой, и никто не возражал.

— Ты же уехал, значит теперь посуда общая, — заявил главный повар, он же отец Порка, который не простил сыну предательства.

— Она угробила мою лучшую сковородку! — чуть не плача поведал Порк Лунолике вечером. — И отец не сказал ей ни слова! Через неделю он обещает передать ей все свои полномочия, а она даже морковь правильно чистить не умеет!

— Это ужасно! — согласилась Лунолика. — Надо показать, что место главного повара по праву принадлежит тебе!

— Надо, — согласился Порк. — Но как?

Лунолика задумалась.

— Знаю! — воскликнула она. — Надо устроить конкурс!

— Да! И она лопнет от стыда, когда опозорится прилюдно. Пойду поговорю с принцем.


На следующий день дворец облетела весть о предстоящем кулинарном конкурсе.

— Порк победит! — уверенно заявила Лунолика своей начальнице.

— Ну я не знаю, — произнесла та. — Мирта хитра, может и выкрутиться. Но, если честно, от ее еды у меня изжога, и я буду болеть за Поркуана.


Конкурс решили провести в три этапа. Судьями стали король, принц и главный повар.


На первом этапе конкуренты должны были представить кашу для завтрака.

Лунолика не беспокоилась, она слишком хорошо помнила ту кашу, которую Порк сварил им с Адой. Поэтому спокойно заняла место в зале и принялась ждать победы (она даже со службы отпросилась в честь такого события).

Порк и его соперница внесли в зал свои кастрюльки и принялись раскладывать образцы по тарелкам. По залу поплыл умопомрачительный запах.

А потом случилось то, чего Лунолика не ожидала — каша у обоих оказалась одинаково хороша.

Попробовав блюдо конкурентки, Порк побледнел от гнева.

— Она украла мой рецепт! — воскликнул он.

— А ты докажи! — не осталась в долгу девушка.

— Я сам его разрабатывал! Что тут доказывать?!

— Это не ответ. Я воспользовалась сборником королевских рецептов.

— Который составил я!

— Все, что разработано на королевской кухне, принадлежит королевской кухне, — отчеканила Мирта, — не так ли, господин главный повар?

Отец Порка поджал губы и ничего не ответил.

— Ничья, — признал король.


Следующим конкурсным блюдом был соус к мясу, и Порка снова ждала ничья — рецепт, который Мирта взяла из его сборника, естественно, оказался хорош.


— Я не хочу больше участвовать в этом фарсе! — воскликнул Порк, когда они с Луноликой встретились вечером на балконе. — Уверен, что торт она тоже возьмет из моих рецептов. И снова будет ничья. Я не могу победить сам себя!

На небе светила луна, огромная, серебристо-желтая. Она была такая большая, что казалось, можно достать рукой.

— Но ты ведь давно другой, — сказала Лунолика. — Пока она тут копировала твои рецепты, ты в академии столько нового напридумывал. Вспомни наш клуб книг и кексов. Она может украсть твой рецепт, но твой гениальный мозг она украсть не может. Просто перестань злиться и вспомни, кто ты есть, — и, не удержавшись, добавила: — Смотри, какая красивая луна.

— Красивая, — кивнул Порк.


Третий день собрал еще больше зрителей, в зале яблоку было негде упасть. Лунолика освободилась только в самый последний момент, и места ей не досталось. Притулившись у стеночки возле двери, она замерла в ожидании выхода конкурсантов.


Первой появилась Мирта. Точнее, ее торт. Его вывезли на тележке двое поваров, и зал ахнул при виде пышного многоярусного кремового великолепия, украшенного ягодами и цветными присыпками. По залу разнесся аромат свежего летнего луга.

— Надеюсь, что и зрителям достанется, — произнес кто-то недалеко от Лунолики.

Каждому в комиссии досталось по огромному куску, и принц уже примеривался, с какой стороны начать есть, когда появился Порк.

В руках у него была тарелка с коржиком, политым самой обычной сахарной глазурью.

Зал смолк, кое-где послышались смешки.

Не обращая на них внимания, Порк проследовал к столу и аккуратно разделил коржик на кусочки. На тарелках комиссии смотрелись они до обидного неказисто. Мирта презрительно фыркнула.

Не обращая внимания на ропот в зале, Порк отошел в сторону и стал ждать вердикта.


Испытание началось.


Торт Мирты понравился всем — и королю, и главному повару, а принц и вовсе попросил добавки. Гордо подняв подбородок, Мирта посмотрела на Порка с видом победительницы.

Глядя на маленький золотистый кусочек коржика, ждущий своего часа, Лунолика недоумевала, почему Порк так поступил. Неужели он решил сдаться?

— Ну-с, приступим — произнес король, придвигая к себе тарелку с образцом номер два. Отделил кусочек, отправил в рот… и замер, закрыв глаза. А затем в полной тишине, воцарившейся в зале, молча доел остальную порцию. После чего достал тонкий кружевной платок и промакнул глаза.

— Простите, я вспомнил мою дорогую покойную супругу, — дрогнувшим голосом произнес он. — Я так ее любил..

Та же реакция случилась и с главным поваром.

— А мне плакать не о ком, — блаженно улыбаясь, ответил принц, — но я бы очень хотел в кого-нибудь влюбиться! Вот прямо сейчас. Кажется, я уже лечу на крыльях любви! — он обвел зал искательным взглядом. Дамы мгновенно оживились.

— Великолепно, поистине великолепно. Что это было? — спросил король Порка. — Выглядело так незатейливо, а на вкус… ах простите, — он снова потянулся за платком.

— Я назвал этот торт — “Луна”, в честь моей невесты. Когда-то я тоже обманулся ее простотой.

Как завороженная, Лунолика смотрела, как Порк идет к ней через весь зал, и народ оглядывается, перешептывается…

Подойдя, он вручил ей тарелку и произнес:

— Ты выйдешь за меня замуж?

“Что он делает? Зачем?” — пронеслась мысль. И тут же исчезла, потому что в следующее мгновенье Порк ее поцеловал.

— Ну так что? — он нехотя прервал поцелуй, глядя на нее затуманенным взглядом. — Ты не ответила.

И Лунолика сказала:

— Да.


* * *


Месяц практики прошел волшебно. Порк был идеальным женихом: он дарил цветы, рассыпал комплименты, выгуливал Лунолику в королевском саду.

Но чем ближе становился день отъезда, тем хуже она себя чувствовала. Лунолика не представляла, как будет жить после того, как Порк разорвет помолвку. А он наверняка это сделает. Теперь, когда он наконец получил должность главного королевского повара, брак ему точно ни к чему. Порк одержим кухней, он обожает готовить, какая уж тут семья.

Попросив свою начальницу написать отчетное письмо чуть раньше, Лунолика с трудом дождалась окончания последнего рабочего дня. Она забрала документ, подхватила саквояж с заранее собранными вещами, села в попутный дилижанс, идущий в сторону академии, и уехала, не прощаясь.

“Не будет слов расставания, ничего не будет, — думала она, трясясь по неровной дороге в вечерней мгле. — Я приеду в академию, сама скажу ректору Моръ, что мы передумали, заберу диплом и отправлюсь куда-нибудь на край света”.

Было грустно и горько, слезы застилали глаза. Вытерев их украдкой, чтобы не смущать пассажиров, Лунолика привалилась к стеночке и задремала.


Проснулась она от толчка — дилижанс встал. Пассажиры тревожно загомонили, принялись выглядывать в окна, но ничего не увидели, только слышно было, как кучер с кем-то ругается.

Сердце Лунолики тревожно забилось — а вдруг разбойники?

Тут дверь дилижанса распахнулась, и внутрь заглянул Порк.

— Извините, — произнёс он, — моя невеста села не в тот дилижанс. Идём, дорогая, — он протянул Лунолике руку.

Поняв, что иного выхода нет, Лунолика вышла. Порк забрал её багаж и велел кучеру отправляться.

— Ну и чего ты сбежала? — сердито спросил он, когда на дороге они остались одни. Если не считать усталого коня, щиплющего траву на обочине.

Лунолика собралась с духом, сняла кольцо и протянула его Порку.

— Ну все так все, — она попыталась улыбнуться, но у неё не вышло. — Это было замечательное время, которое я никогда не забуду. Я рада, что смогла тебе помочь, и ни о чем не жалею, — произнесла она уже сквозь слезы.

— Да ты чего? — уставился на неё Порк. — Расстроилась из- за какого-то дурацкого кольца? Тоже мне, проблема, — он схватил его и зашвырнул в кусты.

— Ты что сделал?! Оно же дорогущее! Надо его найти!

Порк посмотрел в темнеющие заросли.

— В начале объясни, что на тебя нашло. Я ничего не понял.

— Да что тут непонятного? — воскликнула Лунолика. — Практика кончились, больше притворяться не надо, и ты можешь разорвать помолвку.

Порк замер.

— Разорвать? — переспросил он странным голосом.

— Ну да, ты ведь не на самом деле решил на мне жениться.

— То есть как это не на самом деле? Я ей, значит, торты посвящаю, а она считает, что я притворяюсь! Знаешь что, дорогая, если ты решила расстаться, могла бы выдумать причину пооригинальней! И не убегать в ночь, а подойти и сказать. Я бы понял. Наверное.

— Ничего я не решила, это ты сам решил!

— Я?!

— Да, ты!

— С чего ты это взяла? Да у меня и в мыслях не было! Я был так счастлив, когда понял, какое сокровище мне досталось! А ты — бежать!

— Правда? — все еще не веря в происходящее, спросила Лунолика.

— Конечно, правда, — ответил Порк. А затем притянул ее к себе и поцеловал.


Отправились во дворец они лишь под утро. В начале долго и безуспешно искали в темноте кольцо, затем решили отдохнуть и обнаружили его у Лунолики под боком. А оставшуюся часть ночи пытались поймать лошадь, которая под шумок убрела в пролесок и никак не хотела выходить.

— Знаешь, — сказал Порк, когда они наконец поймали беглянку и двинулись в путь, — Кажется, мне пора начинать новую книгу. Я назову её "В погоню за любимой".

— Лучше за обжигающей страстью, — посоветовала Лунолика.

— Хм, а ты права.

— И у нее будет счастливый финал?

— Обязательно, — улыбнулся Порк, убирая травинку из растрепавшейся Луноликиной причёски. — Он и она будут счастливы вместе до конца своих дней. И никаких акул!


Эпилог | Академия боевых невест | Бонус 2