home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 31

Глава 31. Гость — в горле кость


Хуже Жабы могут быть только две Жабы — на следующий день, в воскресенье, к Александрине приехала мама.

О том, что это мама, меня просветил Порк за завтраком. Сама бы я не догадалась, поскольку выглядели Жабы одинаково, только одна была в форменном платье, а вторая — в кроваво-алом, бархатном, с меховой накидкой на плечах.

Обе сидели за гостевым столиком, компанию им составляла ректор Моръ, вид у неё был любезный, но не слишком радостный.

— Интересно, чего это Жабина матушка приехала? — спросила Лунолика.

Визиты родителей у нас не запрещались, но особо и не приветствовались. Обычно встречи проходили в городе, за территорией академии. И уж точно никогда прежде ректор с родителями не обедала.

— Как это "чего"? — с усмешкой произнёс Порк. — Александрина во дворец захотела. Ты что, списки не видела?

— Но это ведь король решает, кого к себе звать. Разве ректор может что-нибудь изменить?


Вопрос бы и впрямь интересный. Порк ответа не знал, поэтому я спросила у Река.

— Не может, — ответил приятель. — Не пустить во дворец ректор ещё способен. Формально. А вот добавить в список — точно нет. Бедная госпожа Моръ, сочувствую. Старшая Жаба наверняка будет на нее давить. Может и пригрозит даже. Слышал, это семейство в методах не церемонится.


За обедом я пересказала его слова Порку и Лунолике.

— Глупая Жаба, — сказал Порк. — Рвётся к принцу, а он терпеть её не может. Сама себе хуже делает.

— Это ещё почему? — спросила я.

— Да потому, что терпение у принца не безграничное, а она уже давно ему мозг проела.

— Замуж за него хочет? — поинтересовалась Лунолика. — Мучается, неверное, бедняга, терзаемая страстями.

— Огненными, — не удержалась.

Мы с подругой хихикнули.

— Да пусть мучается чем угодно, зачем другим-то покоя не давать? — Порк в отличие от нас ничуть не развеселился. — Теперь вон мать подключила. Бедный принц.

— Да чего ж он бедный-то? — возмутилась Лунолика. — Какое семейство его домогается! А если и бедный, то этот брак бы его озолотил. Точнее, обриллиантил. Выгодно же.

— Вовсе нет, — покачал головой Порк. — Женись он на Жабе, её семейство затребует привилегий в бизнесе, налогов меньше платить захочет. Это не выгода, а убыток. Да и не сможет он на ней жениться, она не знатного рода.

— Серьёзно? — удивилась я. — А по виду не скажешь. — Я глянула в сторону гостевого стола, где обедали обе Жабы, теперь уже без ректора (за учительским столом ее тоже почему-то не обнаружилось).

— Представь себе. Папаша Жабы из бедной семьи, просто ему повезло — наследство от бабки получил, домишко с огородом. Решил колодец копать, да на алмазное месторождение наткнулся. Так и закрутилось. Мамаша — да, аристократка. Но род давно обеднел, вот её за простолюдина и выдали.

Лунолика насупилась.

— Разве это так важно, кто из какого рода? Может у них любовь была настоящая.

— Может и была, не знаю, но я в такую любовь не верю.

— А как же "Огненная страсть"? Ведь у Октатриэда и Луфильды была как раз такая же ситуация!

— Сказала тоже! Это же книги, выдумка!

— Великий Перемежайтис не будет писать ерунду!

— Конечно, — усмехнулся Порк. — Он знает, как зацепить сердца. А ты — фантазерка. Учись различать фантазию и реальность, а то когда-нибудь рухнешь с небес на землю, больно будет.

— Да ты… ты… — Лунолика вскочила, глаза её наполнились слезами. — Дурак ты, вот кто!

Она бросилась вон из столовой.

— Я-то здесь при чем? — Порк посмотрел на меня растерянно.

— А ты подумай, — сказала я и бросилась догонять подругу.


Я нашла Лунолику на той же скамейке, где когда-то страдал Порк. Подруга не плакала, видимо, успела это сделать до меня — глаза были красные — сидела, оцепенев, и молча глядела в пространство перед собой.

Я присела рядом. И тоже принялась молчать. Так мы и сидели какое-то время, в полной тишине, только ветер шелестел в листве.

— Знаешь, — наконец произнесла Лунолика, — я и в самом деле такая дура. Чего-то себе напридумывала… Он прав, мне и впрямь стоит научиться отделять фантазию от реальности.

— Да брось, — сказала я. — Ну нравится он тебе — и что такого.

— Ты не понимаешь, — подруга повернула голову и посмотрела на меня грустно и как-то безнадежно. — Он же прямым текстом сказал, что у нас с ним ничего быть не может, потому что я не знатного рода.

Я озадачилась, пытаясь вспомнить, когда это он успел такое ляпнуть, но припомнить не смогла.

— Когда он такое сказал? — сдалась я.

— Ну как “когда”? В столовой. Сказал, что не верит в любовь между простолюдином и аристократкой. Я-то простолюдинка, а он…

Тут позади зашуршали кусты и послышалось недовольное:

— Ну и насочиняла, — из зарослей вылез Порк, вытряхивая набившуюся за шиворот листву. — Я что, по-твоему, аристократ? Мой отец — повар, мать тоже не из знати.

— Ты что, подслушивал? — воскликнула я, вскакивая.

Лунолика, в отличие от меня, вовсе потеряла дар речи, только глазами хлопала, да рот открывала, словно выброшенная на берег рыба. И лицо у нее было такое странное, что я не могла понять — плакать она собирается или смеяться.

— Шла бы ты, Ада… прогуляться, — мрачно изрек Порк, оттесняя меня от лавки. — Иди вон конюха своего проведай. А то он без тебя заскучал.

Я посмотрела на Лунолику, та кивнула. Я, прищурившись, глянула на Порка и произнесла:

— Только попробуй ее обидеть!

— Иди уже, а?

И я ушла. Подумала, вдруг Рек там и вправду скучает?


Глава 30 | Академия боевых невест | Глава 32