home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

День пятый. Последствия, Часть Вторая

Целый день ушел на переговоры и планирование. Пара стычек произошедших утром принесли немного опыта, но если бы я не вспомнил о Стелле Опыта, то и этот день прошел бы без повышения уровня, а так, я все-таки смог получить 5 уровень!

Пятый день … пятый уровень… плохая, но хоть какая то тенденция.

Повысилась ментальная выносливость, а на выбор выпало умение Магии Жизни: Мастер Повелевания Насекомыми! Совпадение?… Не думаю!

И умение из книги Выращиватель (Строитель): Архитектор, увеличивающий скорость и удешевляющий строительство мирных зданий/построек. Ввиду скорого массового преобразования подчиненных мне земель, я не мог выбрать ничего иного кроме Архитектора.

Мое путешествие по тропикам прошло без приключений, четверо рабочих-носильщиков, я, да Верный. До цели добрался ближе к вечеру, оставив рабочих с носилками у кромки леса, бодрым шагом направился в поселение.

Аккуратные домики, расположенные на живописном скальном основании, возвышались над белоснежным пляжем, прохладный морской бриз, оставляющий солоноватый вкус на губах и крики чаек в небесах.

Представшая передо мной картина поражала красотой и нереальностью… Хотя о чем это я, это же виртуальный мир было бы странно если бы тут было серо и убого…

В самом поселении царило оживление, около центральной площади возводился рынок, а народ бурно обсуждал скорое открытие новых мастерских и самое главное Китобойной Базы! Даже молодые детишки были увлечены разговорами взрослых и играли в новые для них игры, они носились с палками, а самый толстый из них, играл роль кита,… не повезло ребенку…

Как бы там ни было, в поселении чувствовался какой-то подъем, никто из его жителей не смотрел на меня волком как в поселении гномов. Все же люди более терпимы к чужакам… особенно пока их не убивают и не жрут эти самые чужаки. Ведь даже труп Олафа я не забрал, а предоставил им возможность проститься с ним по старинным обрядам, хотя по большей части тому виной мое состояние и временная неработоспособность, нежели какой то расчет.

Но войдя в дом Старосты, атмосфера резко переменилась. Меня встретило гробовое молчание Грима и сидящей напротив него молодой женщины…

Крия, очередной выбивающийся из системы элемент… дестабилизатор, что уже раз нарушил мои планы и может нарушить вновь… самое печальное то, что Грим ослушался моего приказа! Ведь я недвусмысленно сказал держать их взаперти до моего появления!

Ничего фатального конечно… но тенденцию оспаривать мои приказы нужно рубить на корню.

Мысленно применив Заклинание Страха 3 Ранга, я накрыл им все внутреннее помещение дома Старосты. Конечно это стрельба из пушки по воробьям…но другого способа воздействия на столь колоритных персонажей я не видел.

В своей возможности «давить» взглядом я сильно сомневался, холодные как лед глаза Грима, могли дать сто очков форы даже Старику… мне было проще убить его, чем подавить. Во всяком случае, так твердил мне мой внутренний голос…

Сильная ментальная магия вызвала мгновенное действие и если Грим лишь тяжело сглотнул и учащенно задышал, а его зрачки сузились, то для остальных эффект был в разы сильнее.

Откуда то сверху раздался, то ли вой то ли плач множества голосов, да и сама Крия шарахнулась от меня и с воплем навернулась с табуретки.

Отползая в угол комнаты, из ее глаз беспрестанно текли слезы, а мечущийся взгляд, казалась бы, видел, что то свое.

Грим, попытался, что то сказать, но из его горла вышел лишь сдавленный хрип!

Сильно.

Такого эффекта я не ожидал.

Страх должно снижать боевой дух/мораль, вызывать панику,… но до «Ужаса» ему далеко. Видимо причиной столь сильного эффекта стало то, что моей целью были довольно таки слабые существа,… будь тут действующие воины высокого ранга, то результат должен быть иным. Где то в глубине царапнули осколки совести, а нет… показалось.

Подойдя к столу и подняв опрокинутую скамейку, с трудом поставил ее на место.

— Грим… я не требовал от тебя ничего невозможного, просто подержать взаперти тех, кто пытался меня убить. Не сложный приказ, на мой взгляд. Впредь если ты ослушаешься… даже в мелочах… то винить в последствиях можешь лишь себя — глядя, в уже не настолько ледяные глаза, сказал я.

После такого внушения, глупые недоразумения и проверки на прогиб от этого сурового мужика, надеюсь, сведутся к минимому. Все же вольница викингов это постоянная проверка на прочность и их предводителю нужно каждую секунду доказывать что он достоин вести этих могучих воинов за собой… Пусть тут всего лишь бонды, но и в них течет та же кровь… вернее программный код… не важно.

Бросив взгляд на забившуюся в угол Крию, скастовал Ободрение, единичное заклинание первого ранга. Это помогло ей прийти в себя.

Все, мана практически на нуле, хорошо хоть когда был в главном Улье, немного зарядился от Источника.

— Сядь за стол и расскажи мне, как ты дошла до мысли, что имеешь право атаковать Бессмертного, по факту своего Ярла!.. и тем более втягивать в это детей! — с напускным гневом начал я.

Лучшая защита это нападение. Да и то, что полуэльфийка втянула в наши разборки детей, слишком странно… все же эльфы чрезвычайно ценят молодую «поросль» и НИКОГДА не рискнут их жизнями, они скорее сами умрут. Хотя тут полуэльфийка и еще неизвестно в каком обществе она росла…

Более-менее пришедшая в себя девушка, нервно бросая на меня взгляды, села на скамейку и мертвой хваткой вцепилась в могучую руку Грима, как будто бы ища защиты. Ее мелодичный, но немного хриплый голос, поведал банальную и грустную историю. Продираясь через ее нежелание говорить и задавая наводящие вопросы, я получил следующую картину.

Крия не знала своих родителей, ей было около 80 лет (но выглядела она на 20 максимум!), более 30 из которых она провела с Викингами. Первые сознательные годы она провела на рынке рабов и, в конце концов, очутилась в гареме у какого-то Мага. Мага, грабежь которого, привел викингов в эти земли, но не суть важно.

Маг оказался на удивление добр, у него был обширный гарем и он не брезговал делиться знаниями… Это время, как ни странно, Крия вспоминала с удовольствием. Именно там молодая девушка смогла научиться большинству из своих «умений»!

Как это ни удивительно, но в гареме были прекрасные учителя по Скрытности и Изготовлению Яда…

Напасть на меня она и в самом деле решилась под порывом гнева. Олаф был единственной ее отрадой… ее кровью и плоть…

Даже то, что его отец был ей ненавистен … как, впрочем, и все Викинги, как я понял по случайной оговорке, ничего не меняло. Идея починить заброшенный Драккар и уплыть отсюда также частично принадлежала Крие… ей было невыносимо жить в этом месте.

Девушку буквально прорвало, и под конец она не умолкала, изливая свою душу. Многое, оказалось настоящим откровением для Грима и по тем взглядам, что он бросал на меня, было понятно… он благодарен тому шансу, что я ему предоставил. Под конец, Крия бессильно повисла на его плече и он, подхватив хрупкую фигурку, унес ее отдыхать.

Я же остался наедине со своими мыслями. Несмотря на всю безрассудность, план Крии был хорош! Несколько ядов, что могли полностью парализовать человека и даже лишить мага возможности колдовать, затуманивая разум. Полуэльфийка оказалась прекрасно осведомлена о особенностях Бессмертных… ее зелья, судя по всему, могли нарушить даже мою связь с Маткой, хотя она и не могла знать, что я Инсектомансер.

Но вот момент атаки подкачал… вернее, меня спас Верный! Не вызови я Ралисков заранее из-за его лая, не знаю чем бы все закончилось.

Насчет детей все было просто,… Зеленоглазка увязалась следом и чтобы не поднимать лишнего шума, ее усыпили, когда обнаружили, что она крутится неподалеку от засады. Ее мотив был неясен. А вот Крал с двумя братьями горели желанием помочь бабушке в ее мести и по ее плану должны были поработать носильщиками.

Они связанными лежали наверху дома старосты,… прочих жильцов в доме не было. Грим был холост, но думаю после сегодняшнего, это ненадолго…

Вздохнув и взяв со стола крупный нож, стал подниматься на второй этаж.

Наверху, в небольшой комнатке с одной кроватью, было 4 тела. Связанная девушка лежала на кровати, а трое лбов вповалку валялись на полу. Скрип двери привлек их внимание и они, как черви, стали пытаться отползти подальше.

Но староста знал свое дело и хорошо связал их… все же теплые чувство он питал лишь к Крие, а вот детей Олафа как и его самого явно недолюбливал.

Подойдя к кровати и взвалив тонкую как тростинку, Зеленоглазку на плечо с кряхтением пошел вниз, все же по своим габаритам, как и по характеристикам, я сильно уступал старосте. Хорошо хоть девушка не весила много, а то бы оконфузился….

Спустившись вниз и пристроив девушку на скамейку, стянул кляп. Заткнутый за пояс нож пригодился лишь теперь. Увидев открывшуюся в комнате картину, решил пообщаться с ними по отдельности, а не сразу резать веревки.

Увидев в моей руке нож, глаза Зеленоглазки в панике заметались, но остановившись взглядом на моем лице, она успокоилась и нервная дрожь, что сотрясало ее тело, немного утихла.

Кровь быстро побежала по пережатым венам, когда я перерезал стянувшие руки и ноги жгуты. Резкая боль в конечностях заставила девушку вскрикнуть, но закусив губу, она подавила свою слабость.

— И что же мне с тобой делать Зеленоглазая? С глубокой болью в голосе спросил я, и эта боль была совсем не наигранной…

С женщинами Семену, катастрофически не везло.

В школьные годы сия «беда» его миновала, в студенческие дала смачную оплеуху, а в зрелом возрасте, показала свой циничный оскал. Из за увлеченности работой его круг общения был сильно ограничен умными,… но циничными представителями «слабого» пола. Последняя Пассия прекрасно грела постель, но не сердце и вдобавок докладывала о каждом его шаге начальству,… это была одной из тех причин, почему ему пришлось пойти на столь крайние меры при подготовке к побегу.

Но сидящая перед ним девушка, что смущенно потирала тонкие кисти рук… была совершенно другой породы. Смотря в ее пронзительно-изумрудные глаза, его разум пасовал, а в груди возникало какое то щемящее чувство, которое он гнал прочь.

Разум говорил ему, что, прежде всего, перед ним игровой персонаж… программа, красивая… может быть умная и хорошо проработанная,… но все же программа.

Сердце же, или тот огрызок, что у него еще был, видели молодую и невинную девушку, в чьих глазах можно утонуть. И это… чрезвычайно опасно.

Отступление от плана неприемлемо!

Взгляд Ардана похолодел.

Неважно, что двигало Ингой.

Неважно ее отношение к нему.

Важно изъять дестабилизирующий элемент из этого уравнения…

Лишние чувства и метания только мешают!

Потакание своим слабостям приведет к поражению!

Он не собирался «срываться» с этим аватаром в роли Инсектомансера, а судьба Вайлы… хоть и немного, но показала ему, что и программы «умеют плакать»… Не стоит без особой на то причины играть «чувствами» даже компьютерных персонажей. Особенно если есть опасность «заиграться» самому.

— Я назначаю тебя ответственной за торговлю с Морским Народом, мне сказали, что ваше поселение в курсе расценок… буду щедро платить за посредничество и дам широкие полномочия. Если тебе что-то потребуется, скажи Старосте… все что сможешь выторговать у морского Народа, также передавай ему. Я сожалею о гибели твоего отца — немного скомкано закончил я.

В принципе, можно было замкнуть торговлю и на Гриме… вряд ли морской народ может что-то дать кроме жемчуга, да и сама Зеленоглазка не выглядит хоть сколько-нибудь способной к торговле. Но просто выпнуть девушку после того как убил ее отца я не мог. Даже если, по словам Грима, они не были близки,… он был ее кормильцем и я, в какой-то мере, ответственен за ее судьбу…

Черт, нити судьбы уже начали оплетать меня,… я обзавелся связями в этом мире, кто то должен мне, кому то должен я. Надеюсь, эти нити будут мне поддержкой, а не утянут когда-нибудь на дно…

— Ми… милорд — еле слышно пискнула Инга — Я не виню вас в гибели Отца… он был воином… и умер в бою с Бессмертным! Такой смерти можно позавидовать! Я верю… он возродится великим Воином или даже Конунгом, что поведет свой Драккар в атаку на врага!

Под конец ее речь стала несколько вдохновенной, а я, заинтересовавшись, стал выяснять, как же воспринимают смерть местные НПС.

У них существовали боги… религия, но вот как такового понятия рая или ада не было… это были конкретные «планы» мира, куда можно попасть и при жизни… Что же происходило после смерти с душами их собратьев? Ранее сей момент как то не сильно меня интересовал.

Инга оказалась довольно таки разговорчивой девушкой и с радостью поделилась общедоступными в ее понимании знаниями. Все было проще некуда… души разумных и не очень существ попадали в некое место, из которого через определенное время возвращались в мир, частично, но чаще полностью, лишившись своей памяти. Время, что душа провела в «забвении» зависела от заслуг, полученных при жизни… так же, душа при жизни набирала «силу» взрослела и эта «сила» не стиралось при перерождении! Эта «сила» влияла на то, насколько могучим могло стать возродившееся существо!

Конечно, все это было подано в шелухе мифов и легенд этого, некогда северного, народа, но подтекст был ясен.

Переведя все на более приземленный лад, получил следующее:

Каждым существом управляла программа-«душа», что в процессе игры развивалась и могла стать полноценным ИИ (героем или уникальным созданием).

После смерти «носителя» программа не стиралась, а переносилась в некий банк данных (чистилище, либо иное план бытия). Потом, при генерации какого либо существа, выбиралась наиболее подходящая для управления программа-душа. Если Программа развита, то она могла попасть в существо более высокого ранга чем была до смерти. Ведь, как правило, более высокий ранг требовал более развитого интеллекта и как следствие более сложного алгоритма управления…

Очень похоже на сохранение неиспользуемых областей мира с именными НПС. Разница лишь в том, что они не переживали смерть и не теряли памяти, но по механике игры все то же самое, экономит вычислительные мощности и создает нужный антураж.

Поймал себя на том, что с улыбкой слушаю девушку. Она уже весело рассказывает очередную забавную историю, приключившуюся с одним рыбаком и Русалкой. Удивительная адаптация, учитывая недавнюю смерть отца… что это, природная глупость, расчетливый цинизм или что-то другое?

Одернув себя, с сожалением отослал эту в некотором плане «опасную» пигалицу домой… Разговор с ней был полезен и у меня сложился план куда «пристроить» ее братьев. Кинув погрызенную кость какого-то морского зверя Верному, вызвал лишь ленивый взгляд и сонный зевок. За окном начинались сумерки.

Как только за Ингой закрылась дверь, тут же появился Грим, он как будто караулил под дверью, выжидая момента.

— Ярл… я благодарен тебе за этот ценный урок и твое великодушие… мирная жизнь расслабила меня. В моем теле уже течет не соленая как море кровь… там лишь пресная вода — каким-то глухим голосом обратился он ко мне. Мда, нехило Страх ему по мозгам вдарил… или причина в другом?

— Как она? Не стал развивать тему солености крови, сказал я.

— Уснула,… 30 лет знаю Крию… и только сегодня понял, что совершенно ее не понимал!

В течение следующих пятнадцати минут я стал невольным слушателем исповеди уже немолодого мужика. С таким же успехом он мог бы рассказать все это и Верному или кружке с элем… ему просто нужно было выговориться. Но под конец речи мне капнуло немало репутации,… а вставленные вовремя реплики привели к тому, что Грим воспылал надеждой завладеть сердцем Крии. Мда, 50 с лишним лет мужику, а белозубая улыбка и мальчишеский задор, появившийся в глазах, омолодили его до 20 …с небольшим!

Засуетившись, он стал доставать объемные бутылки из подпола и, судя по количеству, это грозило перерасти в грандиозную попойку. Пришлось немного умерить его пыл и попросить спустить со второго этажа Крала.

Минута, другая и сверху раздаются крики и шум борьбы, а следом с лестницы кубарем слетел Крал и оба его брата… у одного разбит нос, у второго смачная оплеуха на пол лица, а вот самому Кралу не повезло… висевшая как плеть рука, явно свидетельствовала о закрытом переломе или вывихе.

Следом, медленно и угрожающе спустился Грим… все же разработчики немного «переусердствовали» снабжая столь мощной мускулатурой людей Расы Викингов. Немолодой староста,… бывший в далекой юности викингом-налетчиком даже в свои 50 с гаком выглядел очень внушительно.

Спустившись вниз и снабдив еще парой смачных оплеух успевших подняться молодцов, он возмущенным голосом сказал мне.

— Сломали мой любимый табурет! А его ножка, между прочим, была сделана из деревянной ноги Старпома корабля, на котором я плавал! Меня всегда забавлял тот факт, что после смерти он стал полезнее, чем при жизни! — после этих слов Грим хотел сплюнуть, но вовремя сообразил, что в доме это сделать проблематично.

— Что ты сделало с Ингой чудовище?! — пуская кровавые пузыри из разбитых губ прохрипел Крал.

— Ничего… она уже ушла к себе домой — удивленно ответил я, видимо у кого-то больно буйная фантазия.

Дальнейшее общение продолжалось на «немного» повышенных тонах.

Крал не верил и обвинял во всех смертных грехах, по его мнению, я убил его отца и бабушку, а после утащил и надругался над сестрой…

Время было позднее, я не хотел тревожить сон женщин ради успокоения его буйной фантазии. Младшие братья молчали, но по взглядам было понятно, что они не столь уж яро поддерживают брата.

— В общем так. Успокаиваться ты, как вижу, не собираешься, я отпущу твоих братьев, один пойдет домой и удостоверятся что с Ингой все хорошо. Другой проведает Крию, завтра утром они все тебе сообщат. Не спорю … за нападение на меня проще вас всех убить, но я могу найти вам и более полезное применение.

На этой позитивной ноте я с ними и распрощался. Грим связал буйного юношу попрочнее, а его братья переглянувшись и ни слово не сказав, разделились и пошли кто домой, а кто в соседнюю комнату, кстати, они были близнецами и лишь чуть-чуть уступали Кралу по внешним данным… судя по лицам они еще очень молоды.

Я же устроился в комнате наверху, впервые за несколько дней мне довелось поспать в нормальной человеческой кровати … красота.

Сознание быстро покинуло мое тело.


Глава 12 День Пятый. Мокрые Дела | Муравьиная Ферма | Отступление 5