home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 28

Эмили чувствовала себя лучше. Антибиотики, которые ей давали, успешно боролись с инфекцией, занесенной в рану когтями нирада, а болеутоляющие почти подавляли пульсирующую боль в ноге. Лежа в кровати, девочка смотрела, как медсестра накладывает ей свежую повязку.

Из-за сестры раны не было видно.

– Там совсем все плохо? – спросила Эмили.

– Не очень хорошо, – ответила медсестра. – Боюсь, рана слишком большая. Хирурги сделали все, что смогли, но инфекция проникла очень глубоко.

Эмили боялась спрашивать, но особого выбора у нее не было:

– Я смогу ходить?

Медсестра прекратила возиться с бинтами и повернулась к Эмили:

– Я правда не знаю. Возможно, с помощью подручных средств: трости или даже скобы. Но сейчас тебе не нужно забивать голову этими мыслями. Твоя работа – сосредоточиться на выздоровлении.

– А дальше?

Медсестра задержала взгляд на Эмили, прежде чем вернуться к перевязке. Ее молчание сказало Эмили больше, чем она хотела знать. Простой ответ – будущего у нее нет. Когда ЦИО закончит с ней, она просто исчезнет.

– Вы видели Пегаса? – наконец спросила Эмили.

– Твоего крылатого коня?

Эмили надоело поправлять местный персонал. Если они хотят называть Пегаса конем, пусть называют. Главное, что она знала правду. Этого уже достаточно.

– У меня нет допуска к нему, – ответила медсестра. – К нему ходят только ветеринары. По слухам, с ним что-то не так. Боюсь, солдаты перестарались и нашпиговали его пулями. Вряд ли он выживет.

– Пегс умирает? – вскричала Эмили. Она попыталась встать с кровати. – Я должна увидеть его.

– Эмили, остановись, – предупредила медсестра, стараясь удержать ее. – Ты еще недостаточно окрепла и только навредишь себе и своей ноге.

Эмили впала в панику:

– Вы не понимаете. Я должна увидеть его. Он спас меня от нирадов. Я не могу потерять его. Не сейчас!

Борясь с медсестрой, Эмили не услышала, как пикнул замок на двери. Она также не заметила двух вошедших в комнату мужчин. Все, о чем она могла думать, – это что ей нужно добраться до Пегаса.

Неожиданно еще одна пара рук вцепилась в нее и вдавила в кровать.

– Отпустите меня! – закричала Эмили. – Я должна увидеть Пегаса!

– Хватит, Эмили! – приказал агент Джей.

– Отстаньте! – огрызнулась Эмили. – Я должна пойти к нему!

– Ладно! – рявкнул агент Джей, вместе с коллегой удерживая ее. – Ладно, если так хочешь увидеть его – прекрасно! Только перестань вырываться.

Эмили тяжело дышала. Она подняла глаза на агентов и почувствовала, что их наполнили слезы.

– Пожалуйста, отведите меня к нему.

– Отведем. Но с одним условием, – сказал агент Джей. – После того как увидишь его, ты ответишь на все наши вопросы. Не упираясь и без вранья. Если хочешь увидеть Пегаса, то пообещай мне, что расскажешь все, что мы хотим узнать.

Глядя в его ледяные глаза, Эмили вспомнила разговор с Пэйлином – он просил ее не сопротивляться, но лгать им. Так много и правдоподобно, как она только сможет. Эмили кивнула:

– Если отведете меня к нему прямо сейчас, я обещаю, что отвечу на все ваши вопросы. Но только после того, как увижу его.

Агент Джей повернулся ко второму мужчине:

– Распорядитесь насчет кресла, агент Оу. Эмили очень хочет увидеть Пегаса.

Через несколько минут Эмили удобно расположилась в инвалидном кресле, которое везли по коридорам здания. Она почти забыла о боли в ноге: ее затопил страх за Пегаса.

В лифте Эмили заметила, что агент Оу нажимает самую нижнюю кнопку. Значит, Пегаса держат на последнем этаже.

Спустившись, они проследовали в комнату в конце длинного коридора. Агент Джей, уже подступивший было к электронному замку и приготовившийся ввести код, обернулся к Эмили:

– Так у меня есть твое слово? Ты увидишь жеребца и после ответишь на мои вопросы?

Ничего не говоря, Эмили кивнула.

Вводя код, агент Джей и не думал прикрывать клавиатуру. Эмили могла видеть каждую цифру, которую он нажимал, и правильный их порядок. Вспыхнул зеленый огонек, замок щелкнул, а девочка в это время буквально выжигала код от двери в своем мозгу.

Агент Джей открыл дверь, и агент Оу покатил кресло вперед. Эмили заглянула внутрь. Ее сердце сжалось от боли.

Пегас лежал на соломенной подстилке в центре комнаты.

Его замотанная бинтами грудь слабо вздымалась и опускалась.

– Пегс! – Эмили рванулась из кресла, но раненая нога не выдержала ее веса, и девочка рухнула на пол.

Агент Джей попытался посадить ее обратно:

– Эмили, хватит. Сейчас ты ничего не можешь для него сделать.

Слезы выступили на глазах девочки, а в сердце вспыхнула ярость.

– Не трогайте меня! – злобно завизжала она и оттолкнула его руки.

Игнорируя режущую боль в ноге, она подползла к Пегасу.

– Пегс, – тихо произнесла она, пока ее трясущаяся рука тянулась вперед, чтобы погладить темную гриву жеребца. – Пегс, это я. Пожалуйста, очнись. Ты нужен мне.

Эмили больше не сдерживала слез и поцеловала скакуна в морду.

– Пожалуйста, Пегс, ты не можешь умереть. Просто не можешь.

Стоило ей положить голову на его шею и зарыдать, как вдруг что-то в дыхании жеребца переменилось. Эмили не знала, слышат ли это остальные, но она ощутила перемену. Пегас сделал глубокий, спокойный вдох. Он знал, что она рядом, и отвечал ей.

– Эмили, – сказал агент Джей, подходя ближе. – Я сделал то, что обещал. Я дал тебе увидеться с ним. Теперь твоя очередь. Отпусти его, и мы сможем поговорить.

В этот самый момент какое-то другое, доселе не известное Эмили чувство сказало, что она не должна оставлять Пегаса. Он отчаянно нуждался в ней. Более того, она тоже нуждалась в нем.

Не глядя на агента, она сказала:

– Я отвечу на все ваши вопросы. Но только здесь. Я не оставлю Пегаса.

– Это в сделку не входило, – угрожающе сказал агент Джей.

– Да, – парировала Эмили, холодно посмотрев на него. – Не входило. А теперь входит. Что за проблема, если я отвечу на ваши вопросы здесь? Вы получите то, что хотите, а я побуду с ним.

– Для тебя ничего хорошего в том, чтобы остаться тут, нет, – сказал агент Джей. – Что, если он умрет при тебе?

– Тогда последнее, что он увидит, будет человек, который его любит, а не вы! – яростно ответила Эмили. – Но, если попытаетесь вернуть меня в ту комнату наверху, клянусь, я больше не произнесу ни слова, что бы со мной ни делали.

В глазах агента вспыхнули гневные огоньки.

– Ладно, – после короткой паузы сказал он. – Хочешь сидеть рядом с умирающей лошадью, пока мы говорим, – сиди. – Он навис над ней: – Надеюсь, ты ценишь, как много правил я нарушаю ради тебя, девочка. И я жду ответной любезности. Ты ответишь на все мои вопросы – четко, без запинок и чуши. Поняла?

Эмили легла, прижавшись к шее жеребца, и продолжила гладить его морду:

– Прекрасно поняла.

В комнату принесли одеяло и два стула. Эмили почувствовала, как напрягся Пегас, когда человек, несший одеяло, приблизился к ней. Жеребец чувствовал, что происходит вокруг. И этот человек ему не нравился.

Пока агенты ЦИО устраивались на стульях, Эмили устроилась на соломе. Она подобралась так близко к Пегасу, как только могла, уютно свернулась клубком около его шеи и головы и принялась поглаживать морду жеребца и чесать за ушами. Просто сидеть рядом с ним уже было достаточно, чтобы почувствовать себя лучше.

– Хорошо, Эмили, – сказал агент Джей, включая диктофон. – Давай начнем с самого начала. Как и где ты встретила Пегаса?

Эмили сделала глубокий вдох. Она знала, что не может просто рассказать им, зачем Пегас и Диана прибыли в Нью-Йорк, о Пламени или войне на Олимпе. Но она хотела провести с жеребцом столько времени, сколько возможно. Последовав совету Пэйлина, Эмили принялась врать. Начала она с правды: рассказывала об урагане и о том, как в Пегаса ударила молния, и он рухнул на ее крышу. С этого момента правда начала превращаться в невероятную историю, достойную лучших древнегреческих или древнеримских мифов.

Агент Джей подался вперед в кресле:

– И зачем они прибыли на Землю?

– Ну, – начала она. – Диана рассказала мне, что еще на Олимпе какой-то вор украл золотую уздечку Пегаса. Он сбежал, воспользовавшись сандалиями посланника.

– Так мы поймали не настоящего Меркурия?

Эмили покачала головой:

– Он обычный вор. Диана говорила, что они гонялись за ним по всему космосу, преследовали его по сотням миров и тысячам городов. В конце концов они оказались здесь, в Нью-Йорке. Она сказала, что в них ударила молния, и они потерялись. Пегас упал на мою крышу, а Диана – где-то в Центральном парке.

– Этот вор, – спросил агент Джей. – Ты знаешь, как его зовут?

– Не могу вспомнить, – сказала Эмили, почесывая затылок. – Но вроде бы Диана говорила, что имя начинается на П.

– Пэйлин? Его звали Пэйлин? – предположил агент Джей.

– Да! – согласилась Эмили. – Точно! Диана сказала, что еще Пэйлин стянул мешок золотых монет у ее отца, Юпитера. И что они с Пегасом прибыли сюда, чтобы забрать его и вернуть на место, пока ее отец не обнаружил пропажу и не разозлился. Она сказала, что, когда Юпитер выходит из себя, целые миры могут «пасть жертвами его гнева».

– Если Пэйлин уже взял золото, зачем ему понадобилась еще и уздечка Пегаса? – задумался агент Джей.

Эмили пожала плечами:

– Наверное, он просто жадный. Диана сказала, что Юпитера не особенно заботят монеты, но он буквально с ума сойдет, если узнает, что случилось с уздечкой. Так что они надеялись вернуть ее назад до того, как он заметит пропажу.

– Золото есть золото, – легко согласился агент Джей. – Он уже сорвал куш, но захотел еще.

– Погоди-ка, – вмешался агент Оу. – Тут что-то большее. В мифах говорится, что тот, кто владеет уздечкой Пегаса, может управлять жеребцом. – Он посмотрел Эмили прямо в глаза: – Пэйлин хотел Пегаса, не так ли?

Эмили впервые слышала о подобном мифе, потому в очередной раз пожала плечами:

– Не знаю. Диана никогда об этом не упоминала. Они просто хотят все вернуть до того, как ее отец узнает о произошедшем. Но теперь уздечка и монеты утрачены, и никому не известно, что сделает разъяренный Юпитер.

– Уздечка не утрачена, – сказала агент Оу. – Она у нас.

– Правда? – спросила Эмили. – И монеты тоже?

Агент Оу мотнул головой:

– Монет нет. Но у нас были сандалии.

– Были? – спросила Эмили, продолжая поглаживать Пегаса.

Агент Джей кивнул:

– Похоже, кто-то забрал их.

Эмили пожала плечами:

– Может, они просто улетели. Диана рассказывала, что у сандалий есть собственная воля. Они могли вернуться обратно на Олимп.

– Возможно, – сказал агент Джей, не особо-то убежденный в правоте девочки. – Или среди нас оказался вор. Так, а теперь скажи-ка мне, где находится Олимп?

Эмили тряхнула головой и ответила с искренней прямотой:

– Я клянусь, что не знаю. – Она взглянула на Пегаса. – Диана рассказывала, что ее единственная возможность вернуться домой – Пегас. Если он погибнет, она останется здесь навсегда.

– Это тоже неправда, – сказал агент Оу. – В древних мифах боги постоянно являлись на Землю. И ни слова не говорится о том, чтобы Диана седлала для этого Пегаса. Каким бы образом они ни приходили, они делали это с помощью собственных сил. Что изменилось?

– Я не знаю, – отмахнулась Эмили. – Диана особо об этом не распространялась. Думаю, я ей не слишком-то нравлюсь. Она сильно разозлилась на нас с Джоэлем за то, что мы покрасили Пегаса, чтобы спрятать от вас. Она чуть не пришибла нас, когда увидела его.

– И неудивительно, – сказал агент Оу. – Ты погляди, что вы сделали с ее двоюродным братом.

– Пегс ее двоюродный брат? – переспросила Эмили с неподдельным удивлением.

– Диана дочь Юпитера, так? – спросил агент Оу. Когда Эмили кивнула, он продолжил: – Так вот, из мифов мы знаем, что Пегас – плод союза Медузы и Нептуна. А Юпитер и Нептун – братья. Значит, Пегас и Диана – кузены.

Эмили взглянула на Пегаса:

– Так твои родители – Медуза и Нептун? – спросила она. – Как это возможно?

– Ты нам скажи, – сказал агент Джей. – Это ведь ты утверждаешь, что они все пришли с Олимпа. И именно ты проводила с ними время. Конечно, они должны были рассказать тебе об этом.

– Пегас не умеет разговаривать, – сказала Эмили. – Все, что знаю, я услышала от Дианы. И, как я уже говорила, она не особенно много со мной болтала. Она ненавидит меня за то, что мы сделали с Пегсом.

– Судя по тому, что мы видели, Диана всех ненавидит, – горько подытожил агент Джей. – Но что она говорила о ни-радах? Зачем они пришли сюда? И, что более важно, почему они пытаются убить тебя и Пегаса?

Эмили боялась этого вопроса. Как правдоподобно солгать на эту тему? Это Джоэль знал древнеримскую мифологию, а не она. Но девочка четко понимала, что, если ничего не скажет, они разлучат ее с Пегасом, а этого Эмили допустить не могла.

– Я пострадала случайно, – наконец сказала она. – Нирады не охотились за мной. Похоже, они гонятся за Пегасом. Я оказалась не в том месте не в то время, и один из нирадов схватил меня за ногу.

– Но что они такое? – продолжал допытываться агент Джей. – И что им здесь нужно?

– Я не знаю, – честно ответила Эмили. – Даже Диана не знает. Она сказала мне, что они охотятся за Пегасом, и все. Возможно, потому, что только он один может убивать их. Она сказала, что в последний раз олимпийцы воевали много столетий назад. Большая война с другой расой. Только я не могу вспомнить ее название. Может, они послали нирадов, чтобы они поймали Пегаса.

– Олимпийцы воевали с титанами, – предположил агент Оу.

– Да, точно, именно так их Диана и называла, – быстро согласилась Эмили и посмотрела на агента Джея: – Я не понимаю, почему вы задаете все эти вопросы мне, когда он… – Она указала на агента Оу, – похоже, знает все ответы.

– Я изучал мифологию, – ответил агент Оу. – И это совсем не то же самое, что знать ответы на вопросы. Если Пегас и остальные действительно пришли с Олимпа, то старые сказания могут оказаться правдой. Но если это так, то где они были все это время?

– Вот на этот вопрос я могу ответить, – сказала Эмили, подготовив очередную порцию правдоподобной лжи: – Я спросила Диану о том же самом. Она ответила, что мы перестали нуждаться в помощи олимпийцев. Поэтому они решили прекратить свои вылазки в наш мир и закрыли Олимп. Она сказала, что ее отец счел новое человеческое оружие и технологии нашего мира опасными. Он вообще запретил спускаться на Землю, поэтому Диана и Пегас последовали вслед за вором. Они не хотели, чтобы его поймали и тайна их существования выплыла наружу.

– Похоже, с этой задачей они справились плохо, не так ли? – саркастически заметил агент Джей. – Но это по-прежнему не отвечает на вопрос о нирадах. Если Диане для перехода нужен жеребец, то каким образом сюда переместились нирады?

Эмили замерла. Отличный вопрос. Как нирады добрались до Нью-Йорка?

– Честно, не знаю, – призналась она. – Диана не рассказывала. Только сказала, что сама воспользовалась Пегасом, а вор – сандалиями посланника. А о том, как в Нью-Йорк попали нирады, – ни словечка. В самом начале отец говорил мне, что им поступали звонки о четырехруких существах, вылезающих из канализации. Но это по-прежнему не объясняет, как они попали сюда и не на подходе ли новые. Мне очень жаль, но я просто ничего про них не знаю.

Агент Оу посмотрел на своего коллегу.

– Думаю, она говорит правду, – сказал он. – И действительно не знает. Ответы – у Дианы.

– Эта женщина невыносима, – сказал обозленный агент Джей. – Легче воду из камня выдавить! На ней ничего не срабатывает. И Пэйлин такой же. Наркотики? Пытки? Угрозы? Не знаю, как развязать ей язык. Эмили – наша единственная надежда докопаться до истины.

Он вновь перевел взгляд на Эмили:

– Ладно, давай зайдем с другой стороны. Расскажи нам еще раз, что случилось в ночь отключения?


Когда все закончилось, Эмили откинулась на спинку кровати, выжатая как лимон и измученная. Она не представляла, как долго агенты ее допрашивали, но подозревала, что

Пегас лежал подле нее, и эхо предостережений Пэйлина отзывалось в ее голове, так что девочка была очень осторожна и не отступала от своей истории. Эмили почувствовала благодарность, когда допрос завершился. Она уставала все больше, а, чтобы удерживать всю ложь в памяти, требовались просто неимоверные усилия.

В конце Эмили попросила разрешения остаться с Пегасом. Но агент Джей отказал. Она видела, с каким удовольствием он говорил ей «нет».

Когда они пытались оттащить ее, Эмили почувствовала, как Пегас шевельнулся. Лежа рядом, она отчетливо ощущала, как его пульс становится все сильнее. Он быстро приходил в себя. Но стоило ему дернуться, как девочка испугалась, что он может решиться напасть на агентов. Эмили подозревала, что если жеребец бросится в атаку, то агент Джей просто-напросто пристрелит его и отдаст своим хирургам, которые вскроют Пегаса ради того, чтобы выяснить, как работают его крылья.

Чтобы предупредить жеребца, Эмили бросилась ему на шею и истерично закричала, что никуда не пойдет. Когда к ней подошли двое санитаров, она сумела быстро прошептать на ухо жеребцу:

– Не шевелись, Пегс, пожалуйста. Я вернусь.

Продолжая изображать истерику, Эмили почувствовала, как Пегас успокоился. И замер. В итоге ее оторвали от него, сунули в инвалидное кресло и отвезли обратно в комнату наверху.


Глава 27 | Пегас. Пламя Олимпа | Глава 29