home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

Пэйлин зажал рот ладонью, наблюдая за происходящим из-за решетки над кроватью девочки. Он знал, что во время допросов агент Джей мог быть безжалостным. Но и не подозревал, что он способен творить такое с ребенком.

Возвращаясь в свою комнату через вентиляционное отверстие, он порадовался тому, что девочка потеряла сознание. Пэйлин сомневался, что даже он смог бы выдержать такое обращение со свежей раной. И пообещал себе, что, когда все закончится, агент Джей узнает, что причинять боль девочке было большой ошибкой.

С того дня, как в здание привели новичков, агенты Джей и Оу, похоже, потеряли к нему всякий интерес. Они все реже и реже пытались его разговорить. Бывали дни, когда Пэйлин вообще их не видел. Поэтому у него появилось время, чтобы ускользать из комнаты и искать Диану и Пегаса.

Но, сколько бы Пэйлин ни лазал по длинным лабиринтам вентиляции, он так и не выяснил, где держат других олимпийцев. Он смог обнаружить только комнату Эмили, да и то потому, что она располагалась в том же коридоре, что и его камера, и однажды он услышал, как доктора обсуждают ее случай.

В туннеле перед собой он увидел сандалии Меркурия, отодвинул их в сторону и полез в свою комнату.

– Диана, где же ты? – пробормотал он себе под нос. – Я должен найти тебя.

Говоря это, Пэйлин касался сандалий. Вдруг крошечные крылышки ожили, дрогнули и затрепетали. Пэйлин подпрыгнул и чуть было не закричал, когда почувствовал их прикосновение в тесной клетке вентиляции. Он инстинктивно отшатнулся. Крылышки замерли, вернувшись к обычному неподвижному состоянию. Пэйлин потянулся вперед и осторожно коснулся одной из сандалий. Ничего не произошло. Он еще раз ткнул в нее пальцем. И снова ничего не случилось. Он потянулся вперед и поднял сандалию. Крылья не пошевелились. Тогда он поднял и вторую сандалию. И снова крылья остались спокойными.

– Найдите Диану, – тихо сказал он.

Крылья начали трепыхаться, когда сандалии вернулись к жизни. Пэйлин крепко схватился за них. Но он не был готов к внезапным скачкам в тесном пространстве. Если бы не способность растягивать тело, мощь сандалий разбила бы каждую кость в его теле, когда они развернулись в узкой шахте и потянули его вперед, выполняя команду.

Пэйлина, который едва сдерживал удивленные и болезненные вскрики, повлекло вперед. Едва разбирая дорогу, он с шумом волочился по длинному лабиринту воздуховодов здания. Держался он из последних сил. В какой-то момент сандалии рванули влево. На другом перекрестке свернули вправо. Через секунду они потащили вора к краю длинного глубокого провала.

– Нет, стойте, пожалуйста! – закричал Пэйлин, когда увидел, что затеяли сандалии Меркурия. – Нееееееее…

Без задержек сандалии перевалили через край и ухнули в пустоту. Пэйлин кричал и слышал, как эхо его ужаса носится по бесконечным туннелям. Но сандалии все равно не останавливались. То и дело ударяясь локтями, плечами и коленями о стенки, он продолжал падать.

Строптивая обувь и не думала подчиняться его команде найти Диану. Она пыталась убить его!

Но задолго до того, как показалось дно, сандалии вновь дернулись в сторону. Они нырнули в новое переплетение труб, которые шли от глубокого провала. Наконец они свернули в другой туннель, который заканчивался вентиляционной решеткой.

– Стойте, пожалуйста! – взмолился Пэйлин, прежде чем они врезались в решетку.

Сандалии мгновенно подчинились его команде и замерли. Крохотные крылья сложились и застыли. Пэйлин неподвижно лежал, стараясь восстановить дыхание. Худшая поездка в его жизни. Хуже, чем в тот раз, когда он попросту украл сандалии у хозяина и попытался использовать их. Злые крылатые монстры швырнули его прямо на колонну. Когда он наконец очнулся, то первым делом увидел разъяренное лицо Меркурия.

Но даже тот раз был не настолько ужасен. Тяжело дыша, Пэйлин чувствовал, как рвота подступает к горлу. Перевернувшись на спину, он сделал несколько глубоких вдохов и принудил сердце успокоиться.

Когда в голове прояснилось, вор перевернулся на руки и колени. Прокравшись вперед, он вплотную приблизился к решетке вентиляции. Дыхание перехватило, когда он увидел Диану, лежащую на узкой кровати. Толстые, тяжелые цепи опутывали ее талию. Другие кандалы тянулись от запястий к основной цепи. Судя по тому, что он мог разглядеть, лодыжки тоже были прикованы к цепи на талии. А уже она крепилась к стене за ее спиной.

– Я слышу тебя. Покажись, если осмелишься.

Пэйлин замер. Диана, дочь Юпитера.

Она славилась крутым характером. Не раз он видел, как богиня ставит Геркулеса на колени с помощью острого языка и врожденной свирепости. Нептун, ее дядя, побаивался племянницы и делал все, чтобы оставаться с ней в хороших отношениях. Единственным, кто мог хоть как-то повлиять на нее, был ее брат – Аполлон. Но Пэйлин видел, как он погиб, обороняя Олимп.

Сделав глубокий вдох, Пэйлин принялся отгибать один из краев вентиляционной решетки. Покончив с этим, он осторожно высунул голову наружу:

– Диана?

– Пэйлин! – грозно сказала Диана. – Мне рассказывали, что ты прячешься в этом мире. Ты украл узду Пегаса! Жалкий маленький воришка! Ты хотя бы представляешь, что наделал?!

– Пожалуйста, Диана, прости меня, – взмолился Пэйлин, с мучением протискиваясь через крошечное вентиляционное отверстие. Вернувшись в обычную форму, он преклонил колени перед постелью Дианы. – Я знаю, что жестоко ошибался. Мне так жаль. Я просто хотел сделать свою жизнь чуть лучше.

– Украв узду?

Пэйлин кивнул:

– Я подумал, что если заберу ее, а затем верну, то Пегас полюбит меня. И даст мне прокатиться на нем. И тогда все на Олимпе поймут, что я ничуть не хуже вас. Возможно, даже ты зауважала бы меня и увидела бы во мне кого-нибудь, кроме вора. Клянусь, я не хотел ничего плохого.

– Ты сделал это, чтобы заслужить наше расположение? – недоверчиво спросила Диана.

Пэйлин кивнул.

– Я просто хотел стать таким же, как вы, – пробормотал он.

Диана тряхнула головой:

– Маленький, глупенький мальчик. Ты натворил все это только для того, чтобы доказать, что ты не отличаешься от нас? Разве ты не видишь? Ты настолько слеп? Пэйлин, ты олимпиец – такой же, как я, как мой отец. Такой же, каким был мой брат. Мы ничуть не лучше тебя. Но теперь вред, нанесенный тобой, неизмерим. Только ты обрек всех нас на уничтожение.

– Я? Как?! – воскликнул Пэйлин. – Что я сделал, помимо того, что сбежал с поля боя и украл уздечку Пегаса?

Диана яростно вскинула голову:

– Нам нужна эта узда, чтобы сражаться с нирадами.

– Я не понимаю, – беспомощно вымолвил Пэйлин. – Что она может такого, чего не может сам Пегас? Я видел, что его копыта сделали с нирадом. Они держат одного мертвеца прямо здесь. Он умер из-за Пегаса, а не из-за его уздечки.

– Значит, дело не в узде, но в золоте, – сказала Диана. – Я не знала, что Пегас может убить их копытами. Но на Олимпе мы выяснили, что золото его уздечки ядовито для нирадов. Одно прикосновение – и они слабеют. Долгое прикосновение наверняка убьет их. Эта уздечка – наше единственное оружие против нирадов. Но теперь она исчезла. Олимп пал, и мой отец закован в цепи. Возможно, даже убит.

Пэйлин сел на корточки и посмотрел на Диану. За всю их долгую историю он никогда не видел ее такой. Закованной в цепи, лежащей на кровати, с отчаянием, отпечатавшимся в каждой черточке ее тела. Этого он вынести не смог.

– Ты ошибаешься, Диана. Узда не потеряна. Она здесь, в этом странном месте. Мне удалось вернуть сандалии Меркурия. Они способны доставить меня к ней точно так же, как доставили к тебе. Мы все еще можем выковать новое оружие и победить нирадов. Пожалуйста, позволь мне помочь. Позволь доказать тебе и всем остальным, что я нечто большее, чем просто вор.

Диана с грустью мотнула головой:

– Слишком поздно. Эти люди схватили Пегаса. Они стреляли в него. Я видела, как он пал. Возможно, он мертв.

– Нет. Он жив, – сказал Пэйлин. Он пересказал Диане разговор, услышанный в вентиляции в комнате Эмили: – Агент Джей уверял ее, что Пегас жив. И я уверен, что сандалии смогут отнести меня к нему, если мы захотим.

– А Эмили? Ты видел Эмили?!

Пэйлин кивнул:

– Ее комната находится рядом с моей. Но она очень больна. На ее ноге страшная рана. Агент Джей сказал, что она чуть не погибла.

– Нирады добрались до нее, – сказала Диана. – Она и еще один мальчик, Джо-эль, храбро бились с ними, чтобы защитить Пегаса.

– Эта человеческая девочка сражалась с нирадом? – удивленно спросил Пэйлин.

– Это дитя – особенное, – ответила Диана. – Когда мы покинем это место, нужно забрать ее и Джоэля с нами. Они нужны нам, чтобы спасти Олимп.

– Я не понимаю, – сказал Пэйлин. – Как обычные люди могут помочь спасти наш дом?

– Слишком долго объяснять, – сказала Диана. – Но для успеха нам нужны они оба.

Пэйлин тряхнул головой:

– Будет сложно. Этот человек, агент Джей, уже пытал ее, чтобы выведать что-то о нас. И я не сомневаюсь, что он не остановится ни перед чем, чтобы заставить ее говорить.

– Он пытал Эмили? – воскликнула Диана. – Я уничтожу его! – Она оперлась на лопатки и напряглась, пытаясь вырваться из цепей. – Он понятия не имеет, что творит. Без нее и Джоэля мы все обречены! – Богиня старалась высвободить руки, но цепи не поддавались. – Я слишком долго не ела амброзии. Мои силы иссякли, и мне не разбить эти цепи. – Она посмотрела на Пэйлина: – Хотела бы я менять свое тело точно так же, как ты. Уж у тебя бы это не отняло много времени.

Сдавшись, она снова легла.

– Пэйлин, послушай меня. Если ты искренне желаешь помочь, то вот он, твой шанс. Используй сандалии Меркурия и найди всех. Объясни Пегасу, что происходит, и скажи, что хочешь помочь. Расскажи ему об Эмили и о том, что агент Джей сотворил с ней. После найди Джоэля и ее отца, Стива, и перескажи все им. Все, что знаешь. Мы должны покинуть это место, как только Эмили снова сможет ходить. Возможно, время еще есть и оба наших мира еще можно спасти. Но, Пэйлин, ты должен быть осторожен. Призови на помощь весь свой опыт и воровские умения. Не дай себя поймать. Если вы потерпите неудачу – это станет концом всего.

– Я буду осторожен, – пообещал Пэйлин, вставая с колен. – Я сделаю это ради Олимпа.

Вор гордо встал перед Дианой, вытягивая собственные кости. Он старался не показывать боли, чтобы богиня не увидела его слабости.

– Я не подведу, – вновь пообещал он и, подтянувшись, залез обратно в вентиляцию.


Глава 22 | Пегас. Пламя Олимпа | Глава 24