home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Пегас бил копытом землю и гневно фыркал. Из-за металлической двери доносились тошнотворные звуки приближающихся нирадов.

– Что здесь происходит?

Эмили увидела тех двоих, кого Диана сбросила на пандус. После встречи с разъяренным олимпийцем их лица покрывали синяки и подсохшая уже кровь, а сами они заметно прихрамывали.

– Ты напала на нас! – закричал один из них. – Ты кто, вообще? – Его взгляд скользнул по Пегасу, запряженному в старый белый экипаж. – Откуда эта лошадь? Это точно не одна из наших.

– А экипаж наш! – гневно зарычал второй мужчина.

– Пожалуйста, послушайте меня. – Эмили показала на дверь на колесиках. – За ней четырехрукие существа, которые преследуют нас. Они убьют любого, кого увидят. Пока они не знают, что вы здесь. Так что лучше прячьтесь, пока мы не уйдем.

Мужчины побледнели, заслышав отвратительные звуки снаружи конюшни.

– Четырехрукие кто? – слабеющим голосом спросил один из них.

– Существа, монстры, демоны, – ответила Эмили. – Как ни назови. Мы собираемся освободить лошадей, чтобы отвлечь их и сбежать. Так что послушайтесь меня: вам нужно спрятаться!

Все больше лошадей наверху впадали в панику и лягали дверцы своих стойл.

– Вы не выпустите моих лошадей, – закричал один из мужчин. Повернувшись, оба бросились вверх по пандусу: – Стой где стоишь! Мы вызываем копов!

Перестук копыт пронесся по верхнему этажу и на пандусе перерос в топот. Мужчины отпрыгнули в сторону, стоило им увидеть лошадей. С глазами полными ужаса животные бросились к экипажу.

Эмили была уверена, что они опрокинут тележку. Но Пегас вовремя встал на дыбы и расправил крылья. Эмили сидела в экипаже и вдруг оказалась в воздухе. Жеребец пронзительно заржал, и напуганные лошади остановились.

– Что за чертовщина здесь происходит! – с округлившимися от удивления и ужаса глазами закричал один из мужчин, когда увидел огромные белые крылья. Он повернулся обратно к Эмили: – И кто ты, черт побери, такая?!

– Что ты такое? – в унисон спросил другой.

Нирады принялись дубасить в серую дверь. Их булькающий, низкий рев обещал смерть всем и каждому, кого они обнаружат внутри.

– Папа! – закричала Эмили, когда экипаж вновь приземлился на землю. – Они здесь!

– Идем скорее! – крикнул Джоэль в ответ, а сверху спускались все новые лошади.

Эмили видела раздутые ноздри и дикий страх в глазах животных, собравшихся вокруг Пегаса. Жеребец снова стоял на четырех ногах, но его крылья все еще дрожали, и он яростно тряс головой.

Стив, Джоэль и Диана вернулись, проталкиваясь сквозь сгрудившихся на пандусе лошадей, пытаясь добраться до экипажа. Когда Диана увидела двух пришедших в себя мужчин, она яростно бросилась вперед:

– Вы заслужили то, что ждет вас за воротами, за все, что сотворили с лошадьми. Не ждите, что я помогу вам. Милосердия просите у нирадов!

– Диана, у нас нет времени, – предупредил Стив. – Поднимайтесь и прячьтесь, – посоветовал он перепуганным мужчинам. – Нирады пришли за нами, а не за вами. Сидите тихо и, возможно, выберетесь отсюда живыми!

Повторять дважды не потребовалось: с трудом протолкнувшись между напуганными лошадьми, мужчины взбежали вверх по рампе.

– Мы все еще собираемся позвонить копам!

– Валяйте, – отозвался Стив. – Я и сам коп!

– Пап! – в ужасе закричала Эмили, показывая на дверь. – Они пытаются сломать ее!

Тяжелый металл начал прогибаться под яростными ударами нирадских кулаков.

– Дверь долго не продержится. – Стив подбежал к Пегасу и поднял с земли упавшее одеяло. – Как только она упадет, лошади должны броситься вперед. Если повезет, они пробьют нам дорогу сквозь нирадов. Пегас, на тебе задача вытащить нас отсюда как можно скорее.

Пегас фыркнул и тряхнул головой. Острые копыта стучали по бетону, глаза же неотрывно следили за начавшей поддаваться дверью.

Стив запрыгнул в экипаж и схватил поводья. Джоэль и Диана последовали за ним.

– Держитесь крепче, – предупредил Стив, занимая место возницы. – Поездка гладкой не будет.

Все больше вмятин появлялось на сером металле двери на колесиках. Сверху она начала сдавать. Множество острых когтей вспороли дверное полотно и принялись рвать его на куски.

Наконец дверь слетела и упала назад, на улицу, придавив собой двух нирадов.

Пегас завопил. Лошади запаниковали. Обезумев от ужаса, они бросились бежать. Они проскакали прямо по упавшей двери и раздавили двух нирадов под ней. Едва ли заметив потерю двух воинов, остальные нирады бросились вперед и попытались пробиться через стремительную преграду.

– Пегас, давай! – закричал Стив. – Сейчас!

Эмили почувствовала, как экипаж дернулся, когда Пегас рванул с места. Несколько нирадов с трудом преодолели перепуганных лошадей и бросились к ним. Один из них прыгнул, перелетел через живой поток и приземлился на бок повозки. Двумя руками он держался за край экипажа, двумя другими потянулся к Эмили и схватил ее за волосы. Эмили закричала, вцепившись в мускулистые руки, тащившие ее к себе.

Джоэль отреагировал в тот же момент. Он метнулся к глазам нирада. Но воин заметил это и отмахнулся от Джоэля одной рукой, отбросив его мощным ударом как раз в тот момент, когда Диана подняла копье и бросилась вперед.

Золотой наконечник ударил в открытую грудь нирада. Тот, отпустив Эмили, взвыл в агонии и выпал из экипажа.

– Держитесь! – закричал отец Эмили, когда они приблизились к поваленной двери.

Пегас легко забрался на нее. Повозка последовала за ним. С двумя нирадами под собой дверь больше напоминала трамплин. Экипаж оторвался от края и взлетел на несколько метров в воздух.

Все закричали.

Повозка врезалась в землю. Пассажиров бросило на пол, но каким-то чудом экипаж устоял. Ни на секунду не замедлившись, Пегас поскакал дальше и на полном ходу вылетел на Пятидесятую улицу.

Эмили с трудом забралась обратно на сиденье. Оглянувшись на конюшню, она ахнула. Нирады гнались за ними, угрожающе вскинув в воздух все четыре руки и яростно воя оттого, что упустили беглецов. Они не обращали внимания на испуганных лошадей и сосредоточились только на экипаже.

– Вперед, Пегс, вперед! – закричала Эмили.

Считая преследователей, Эмили дошла до двенадцати и сбилась. С учетом тех двух, что остались под дверью, как минимум четырнадцать нирадов были сейчас в Нью-Йорке и все гнались за ними.

– Эмили, ты в порядке? – Диана с тревогой проверила, не появились ли на теле Эмили новые царапины. – Они ранили тебя?

Эмили покачала головой и осторожно потрогала ноющую кожу на голове.

– Нет, я в порядке. Но, думаю, у меня будут проплешины в тех местах, откуда это существо вырвало волосы.

– Это ерунда, – сказал Джоэль, держась за бок. – А вот у меня, похоже, сломаны ребра! Эти нирады действительно умеют бить.

– Они одолели Геркулеса. Неудивительно, что сразили и тебя, – сказала Диана.

Промчавшись через несколько кварталов, Пегас перешел на рысь. Затем и вовсе остановился. Слегка ошеломленные, беглецы выбрались из экипажа.

Эмили, прихрамывая, подошла к Пегасу и погладила его по морде:

– Все в порядке, Пегс?

Глаза жеребца все еще блестели от страха, а ноздри широко раздувались. Он нежно уткнулся носом в ее шею.

– Еле ушли, – сказал Джоэль, пока Стив осматривал повреждения на повозке. – Эта штука и так на ладан дышала. Еще один такой полет – и ей конец.

– Нам очень повезло, – мрачно сказал Стив, проверяя большие колеса. – Но лучше оставаться на шаг впереди нирадов. Эти четыре руки смертельно опасны.

– Так и есть, – сказала Диана. – К тому же у них три глаза, так что они видят во всех направлениях.

– Три глаза? – переспросил Джо-эль. – Серьезно?! И где третий?

– На затылке, прямо под грязными волосами, – объяснила Диана. – Нам известно, что видят они не очень хорошо. Но достаточно, чтобы никому и никогда не удалось застать их врасплох.

– Как же их побить? – спросила Эмили. Лихорадка усилилась, и теперь она чувствовала себя еще более слабой и уставшей. – Они слишком сильны.

– Нам нужна уздечка, – изрекла Диана. – С ее помощью мы сможем победить.

– К тому же Пламя, – добавил Джо-эль. – Когда Пегас доставит дочь Весты на Олимп, и она вновь зажжет его, к тебе вернутся все силы. Так?

Диана кивнула:

– Верно. Но мы должны избегать ни-радов, пока Пегас не поправится и не сможет летать вновь. Он – наш единственный путь домой.

Эмили тяжело оперлась на Пегаса. Отец потрогал ее лицо.

– Тебе становится хуже, – с тревогой сказал он. – Пойдем. Давай-ка положим тебя обратно в повозку. Тебе нужно немного поспать.

Эмили не сопротивлялась, когда отец поднял ее в экипаж. Под сиденьями обнаружился еще один плед. Отец расправил его и укрыл девочку.

– Успокойся и отдохни, – посоветовал он. – Я попытаюсь найти для нас местечко, чтобы переждать ночь. А утром, когда весь город проснется, мы смешаемся с другими экипажами и начнем выбираться с Манхэттена.

Когда ее отец взобрался на место возницы, Диана устроилась рядом с ней. Она обняла Эмили и подтянула ее поближе к себе.

– Спи, дитя, – тихо сказала она. – Скоро мы отправимся домой.

Когда Эмили проснулась, солнце стояло высоко в небе, а привычные звуки города вернулись, вновь создавая назойливый, шумный звуковой ландшафт. Но полицейские сирены все равно звучали чаще, чем обычно, а где-то над головой продолжали стрекотать вертолеты.

Диана все еще сидела рядом с ней. А отец и Джоэль исчезли.

– Где они? – сонно спросила Эмили, оглядываясь вокруг.

Они оказались на строительной площадке, окруженной несколькими большими бетономешалками. Экипаж спрятался под чем-то вроде навеса, который скрывал их от все еще низко летающих вертолетов.

– Твой отец знал об этом месте и привел нас сюда, – объяснила Диана. – Он сказал, что здесь какое-то время мы будем в безопасности. Он назвал это место даунтауном. Хотя мне неведомо, что это значит.

Эмили с облегчением выдохнула:

– Это значит, что мы довольно далеко от конюшен, – сказала она.

Пегас все еще был впряжен в повозку. Он тихонько заржал и попытался оглянуться на нее.

– С добрым, Пегс, – тихо сказала Эмили.

– Спящая красавица, проснись, – позвал ее отец.

Стив и Джоэль прошли через дыру в высоком заборе, дополнительно огораживающем стройплощадку. У обоих в руках болтались тяжелые пакеты с едой. Стоило им приблизиться, как Пегас заржал.

– Чувствует сахар, – сказал Джоэль и посмотрел на Диану: – Готов поспорить, вам он тоже не повредит. Мы достали для вас целую кучу сладкого.

– И я раздобыл кое-что для твоей ноги, – сказал отец Эмили, опуская пакет на землю. Он осторожно коснулся ее лба: – Лихорадка немного спала. Как себя чувствуешь?

– Не так уж плохо, – солгала Эмили. По правде, чувствовала она себя ужасно. Голова раскалывалась, все тело ныло, а нога пульсировала в такт ударам сердца. – Мне получше. Надеюсь только, что мы выберемся из Нью-Йорка раньше, чем нирады до нас доберутся.

– Обязательно, – сказал ее отец. – А пока у нас свежие бейглы[1] и творожный сыр на завтрак. Диана, для вас с Пегасом мы запаслись хлопьями.

– Погодите-ка… – воскликнул Джо-эль, склонившись над одним из пакетов. – Мы попали на все первые полосы! – Он протянул Эмили несколько газет: – Взгляните на заголовки: «ЛЕТАЮЩИЙ КОНЬ – ПРОСТО ВЫДУМКА!» Можете в это поверить? Полмиллиона человек видели, как мы планировали над Пятой авеню, и все равно нас называют выдумкой!

Эмили взглянула на отпечатанную зернистую фотографию их панического воздушного бегства. Фото выглядело так, будто его сняли на камеру телефона, а затем увеличили – слишком сильно, чтобы можно было разглядеть какие-то детали. Пегас и его большие белые крылья еще просматривались. А вот их с Джоэлем лица – нет.

Она быстро пробежалась по статье:

– Киношные спецэффекты? Неужто они и правда надеются убедить всех, кто нас видел, что все это маркетинговый трюк для продвижения нового фильма? А о нирадах и слова нет! Газетчики что, считают людей идиотами?

– Не думаю. – Стив продолжал разгружать пакеты. – Но готов поспорить, что напечатать это газетам приказало ЦИО. Уверен, что, если кто-нибудь попытается выпустить опровержение, к нему тут же заявится в гости не особо дружелюбный агент для разговора по душам. Это, наверное, самое лучшее, что могло с нами случиться. Хотя бы горожане не бросятся нас искать. Особенно теперь, когда Пегас… – Отец Эмили сделал паузу, пытаясь подобрать подходящее слово, и, наконец, закончил фразу: – Когда он больше не такой белый.

В ярком солнечном свете Эмили во всей красе увидела плоды их полуночных трудов по покраске Пегаса. Ужасные плоды. Голова жеребца, часть шеи и гривы стали черными. Но дальше, у его передних ног, отчетливая линия разделяла черный и коричневый цвета. Ближе к хвосту цвет становился более шоколадным, а за одеялом, скрывающим крылья, круп и хвост снова становились черными. Выглядел он ничуть не менее странно, чем когда светился белизной.

– Давайте перекусим и двинемся дальше. – Стив достал из пакета оставшуюся еду. – Сегодня нас ждет уйма дел, а времени на них почти нет.

Пегас – ожидаемо – проголодался. Жеребец успел с жадностью уничтожить три большие коробки сладких хлопьев и несколько упаковок коричневого сахара и меда, прежде чем начал жевать хоть чуть-чуть медленнее.

Диана не отставала. Эмили с радостным изумлением наблюдала за тем, как она горстями ест хлопья из коробки, запивая их медом прямо из бутылки.

– Просто восхитительно, – сказала Диана с полным ртом. – Как вы это называете?

– Некоторые зовут это завтраком, – усмехнулся Стив. – Но большая часть людей – мусором. В этих хлопьях достаточно сахара, чтобы ребенок бесился целый день.

– Но это самое близкое к амброзии, что мы могли достать, – добавил Джоэль.

– Очень хорошо, – похвалила Диана. – Не то что амброзия или нектар, но все же довольно неплохо.

После хлопьев Диана и Пегас завершили завтрак двумя коробками глазированных пончиков.

Эмили смотрела, как Диана поглощает еду, и думала, что ее сейчас стошнит. Отец дал ей бейгл, но она даже не надкусила его. Она заметила, что папа наблюдает за ней, и в очередной раз прониклась к нему благодарностью – на этот раз за то, что он не стал заставлять ее есть.

– Ваш мир сильно изменился с тех пор, как я была здесь в последний раз, – сказала Диана и потянулась за последним пончиком. – И не только в худшую сторону.

– Что ж, здесь есть свои хорошие стороны, – отозвался Стив, начиная промывать раны Эмили и менять повязку.

Хоть он и не настаивал на том, чтобы дочь съела свой бейгл, он убедился, что она приняла обезболивающее. Закончив перевязывать ее ногу, Стив покачал головой:

– Нужно как можно скорее показать тебя врачу. Раны выглядят хуже.

Эмили знала это и без заключения отца. И подозревала, что Пегас тоже знает. Жеребец все время оглядывался, чтобы проведать ее, и тихонько ржал.

– Так, почти семь, – сказал Стив, смотря на часы. – Пора выдвигаться. Скоро вернутся строители, и я не хочу, чтобы они видели, что мы сотворили с их забором.

– А еще не слишком рано для других повозок? – спросила Эмили.

– Пожалуй, у нас нет выбора, – ответил ее отец. – Если не будем торопиться, то, возможно, никто нас и не заметит.

Сложив еду в пакеты и накрыв крылья жеребца, отец Эмили вновь занял место возницы:

– Готов, Пегас?

Жеребец всхрапнул и переступил с ноги на ногу.

– Нужно добраться до моста на Пятьдесят девятой.

– Пятьдесят девятой? – повторила Диана. – Прости, Стив, но разве не там ЦИО собирают свои силы? Ты хочешь сунуться туда?

– Нам особо не из чего выбирать, – объяснил полицейский. – Через мост лежит самый короткий наземный маршрут прочь с Манхэттена. – Он взял вожжи. – Воспользоваться туннелем или паромом мы не можем. Кроме того, учитывая, что нирады бесчинствуют по всему городу, я уверен, что у ЦИО и армии хватает дел. Надеюсь, мы сумеем проскользнуть мимо них. – Он взглянул на жеребца. – Ну что, Пегас, поехали, – сказал он. – Тихо и спокойно. Не будем привлекать к себе лишнее внимание.

Пегас коротко фыркнул и зашагал вперед.


Глава 18 | Пегас. Пламя Олимпа | Глава 20