home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Дорога до того уголка Центрального парка, где Эмили в детстве играла с родителями, заняла чуть ли не половину ночи. Эмили ехала на Пегасе и старалась хоть как-то направлять группу. Но без фонарика или отсветов городских огней путь был мрачен и обманчив. Вдобавок непрекращающийся стрекот вертолетов все время напоминал об угрозе быть схваченными.

– Ты уверена, что знаешь, куда идти? – спросил Джоэль.

– Не особо, – ответила Эмили. – В последний раз я забиралась в эту часть парка несколько лет назад. Но это должно быть где-то здесь.

Они пробирались через заросли, когда Пегас вдруг остановился. Взгляд его черных глаз устремился вперед, и жеребец начал бить землю копытом. Диана тоже встала. Подняла руку, призывая остальных к молчанию, и прислушалась.

– Впереди кто-то есть, – тихо сказала она, поудобнее перехватывая копье брата и готовясь к битве.

– Эм? – тихонько позвал голос. – Это ты?

– Папа! – ответила Эмили. – Папа, мы здесь!

Ослабев от радости, она потянулась и похлопала Пегаса по шее.

– Все в порядке, Пегс, – сказала она. – Это мой папа.

Забыв о ране, Эмили соскользнула со спины жеребца. Но, приземлившись, тут же упала. Больная нога подвернулась. Отец сразу оказался рядом и поднял ее на руки.

– Ох, Эм, я так беспокоился за тебя!

Эмили обняла его и сразу почувствовала себя лучше.

– Пап, прости, что я сразу не рассказала тебе, что происходит.

– А что происходит? – переспросил отец. – Эм, весь город стоит на ушах! – Он взглянул на перевязанную ногу: – И что с тобой случилось?

– Помнишь ночь большого шторма? – спросила Эмили. – Вскоре после того, как взорвался шпиль на Эмпайр-стейт, Пегаса ударила молния. Он упал на нашу крышу. Так я и получила фингал под глазом. Помогала ему, а крыло случайно выскользнуло и ударило меня.

– Пегас? – повторил ее отец. – Летающая лошадь, о которой я слышал, – на самом деле Пегас из древнегреческих мифов?

– Древнеримских, – поправил Джо-эль, выходя из густой тени. – И это не мифы, все по-настоящему. Я Джоэль, сэр. Друг Эмили из школы.

Они пожали друг другу руки. Джоэль указал на Диану:

– Офицер Джейкобс, хочу представить вам еще одного олимпийца. Диану.

– Диану? Великую Охотницу? – спросил отец Эмили, изучая высокую женщину.

Диана церемонно кивнула:

– Офицер Джейкобс, для меня честь познакомиться с отцом Эмили.

– Можете звать меня Стивом, – ответил слегка ошарашенный полицейский и вновь посмотрел на Эмили: – Я ничего не понимаю. Что здесь происходит? Как и зачем олимпийцы прибывают в Нью-Йорк?

Эмили и Джоэль постарались объяснить все настолько хорошо, насколько умели, пересказав события последних дней вплоть до момента, когда они очутились в парке.

– Вообще, во все это крайне трудно поверить. – Стив посмотрел на Пегаса и тряхнул головой: – Я слышал, что летели вы на белом жеребце. Что с ним случилось?

– Он был белым, – сказала Эмили. – Слишком белым. Поправившись, он начал светиться. Так что мы покрасили его в черный цвет, чтобы спрятать от ЦИО.

Эмили мягко поцеловала жеребца в морду.

– Пегс, это мой папа, – сказала она. – Пап? Познакомься с Пегасом.

Отец Эмили осторожно погладил морду Пегаса. Он приподнял краешек пледа и увидел светящиеся белые крылья, прижатые к темному телу.

– И вижу – а все равно не верю. – Офицер Джейкобс похлопал Пегаса по могучей шее. – И даже прикосновение не особенно помогает.

– Он настоящий, папа, – сказала Эмили. – И снова сломал крыло. Но теперь за ним гонятся эти ужасные создания.

– Нирады, – подсказала Диана.

– Я… Я все еще не понимаю. – Стив покачал головой: – Как они могут существовать? Что все это значит?

– Это значит, что война моего мира скоро обрушится на ваш, – сказала Диана. – И пока золотая уздечка в руках нашего врага, оба мира под угрозой.

Эмили быстро рассказала отцу, о какой уздечке идет речь, – о том, как она убила нирада, и вообще всю историю с Пламенем и тем, как Пегас отправился на поиски дочери Весты, чтобы разжечь его вновь.

Стив запустил пальцы в волосы и выругался.

– Я держал эту уздечку в руках несколько дней назад. Надо было сохранить ее! – Он посмотрел на Диану: – Почему вы просто не сделаете больше золотого оружия?

– Минерва создала эту уздечку для Пегаса, – объяснила Диана. – Но мы не знаем, как именно или какие другие металлы были для этого использованы. Нирады схватили Минерву одной из первых. Тогда Вулкан пытался перековать остальное олимпийское золото. – Богиня показала золотой наконечник своего копья. – И оно способно ранить нирадов, но только особенное золото уздечки может их убить. Мы должны вернуть ее, если хотим победить.

– Это не так-то просто. Я встречал паренька, который украл ее у Пегаса. В ту ночь, когда он прибыл в больницу, кто-то тут же оповестил ЦИО. Они забрали его и все вещи, которые у него были, – тоже. Я не представляю, где они его держат. Они особенно не распространяются о своих штаб-квартирах и лабораториях.

Пегас за спиной Дианы заржал.

– Пегас говорит, что наша главная забота – дочь Весты, – сказала Диана. – Мы должны вернуть ее на Олимп.

– Но сначала нужно дождаться, пока срастется крыло, – заметила Эмили, – а значит, нам необходимо какое-то безопасное укрытие.

– Что ж, мы не можем оставаться здесь, – сказал Стив. – Вы видели вертолеты. К рассвету весь парк будет кишеть агентами ЦИО и военными. Так что нужно уходить и постараться всегда быть на шаг впереди.

– Как мы спрячем большую лошадь посреди Нью-Йорка? – спросил Джоэль. – Без обид, Пегас, ты понимаешь, о чем я.

Жеребец молчал, опустив голову на плечо Эмили. Вдруг ей в голову пришла идея:

– Я знаю! Мы спрячем его у всех на виду. – Эмили подняла глаза на отца: – Пап, помнишь компанию по улучшению содержания лошадей – тогда еще пытались запретить поездки на каретах в парке?

– Да, – сказал он. Увидев недоуменный взгляд Дианы, он пояснил: – Некоторые люди недовольны условиями содержания лошадей в городской среде, и я согласен с ними – это ужасно. В конце концов количество карет стало сокращаться.

– Именно, – возбужденно сказала Эмили. – Так что в конюшнях наверняка остались свободные экипажи…

– Понял! – сказал Джоэль. – Ты хочешь украсть экипаж и впрячь в него Пегаса. А крылья его мы накроем. И так мы легко проберемся через весь город и найдем дочь Весты.

– Отличная идея, – сказал Стив. – За дело!


Выбраться из Центрального парка с Пегасом на деле оказалось намного сложнее, чем они ожидали. Несмотря на позднюю ночь, на дорогах оставалось достаточно машин. Что беспокоило их больше всего, так это полицейские патрули – без сирен, но с включенными мигалками, которые сопровождали бесчисленные армейские грузовики, едущие через город.

Они ждали почти до двух часов ночи. Из парка они вышли на Сто четвертую. Ближайшая конюшня была на Пятидесятой.

– Мы должны вести Пегаса пятьдесят кварталов? – простонал Джоэль.

– Пока его крыло не окрепнет для полетов, он должен ходить по земле, как и мы, – сказал Стив. – Выберемся на самую тихую улицу и потихоньку двинем в нижний город.

Тянулась ночь, и Эмили начала чувствовать, что ее нога опухает. Но она никому не сказала об этом. Отмахнувшись от тошноты, она сосредоточилась на том, чтобы добраться до конюшен. Вертолеты над ними расширили зону поиска, так что группа держалась поближе к зданиям.

– Разве им не стоит сперва переловить нирадов? – спросил Джоэль.

– Я бы сделал так, – ответил Стив. – Уверен, они думают, что Пегас все еще в парке.

– Надеюсь, вы оба правы, – сказала Диана, посматривая в небо. – Мне совсем не нравятся эти летающие машины.

Внезапно город вокруг них вспыхнул ярким светом. Отключение закончилось, энергия хлынула в электрические кабели. Вскоре воздух наполнился какофонией визжащих сирен бесконечных охранных систем, заработавших после долгого перерыва. Включилось городское освещение, и на Десятой авеню стало так ярко, будто они очутились посреди карнавала.

– Ну не могли они подождать минут десять? – пожаловался Джоэль. – Просто десять чертовых минут! Я что, о многом прошу?

– Ладно, – коротко сказал Стив. – Такого мы не ожидали. Но нам осталась всего пара кварталов. Ускоряемся.

Но не прошли они и квартала, как услышали за спиной приближающиеся полицейские сирены. В последний момент они нырнули в большую парадную, и мимо них промчались несколько патрулей.

– Они даже не притормозили, чтобы взглянуть на нас, – заметила Эмили.

Еще несколько полицейских машин пронеслись в ту же сторону.

– Случилось что-то серьезное, – сказал Джоэль. – Не нравится мне это.

– Нирады близко, – предупредила Диана, понюхав воздух. – Я чую их запах.

Эмили ощутила дрожь Пегаса под собой.

– Пегс тоже.

– А я нет, – сообщил Джоэль. – Где они?

Диана снова принюхалась и указала в сторону Пятой авеню:

– В той стороне.

– Вход в парк! – воскликнула Эмили. – Нирады добрались до Центрального парка? – Она взглянула на Пегаса: – Пегс, как нирады отслеживают тебя?

– Им известен вкус его крови, – ответила Диана. – Они идут по его следу. Нам не удастся их запутать. Остается надеяться, что мы будем быстрее.

– Если нирады всего в паре кварталов, – заметил Джоэль, – то им и не нужно особенно торопиться, чтобы схватить нас.

– Пойдемте, – сказал Стив. – Раздобудем экипаж и выберемся к чертям из этого города!

Когда они добрались до Пятидесятой, отец Эмили подвел группу к высокой серой двери на колесиках. Над дверью висела табличка:

Конюшня О’Брайена.

– Это оно? – спросил Джоэль. – Ну и помойка!

– Как нам забраться внутрь? – спросила Эмили.

– Вломиться, – ответил ее отец.

Эмили взглянула на отца, все еще одетого в полицейскую форму, и подумала о том, насколько это должно быть тяжело для него: быть офицером вне закона.

– Хотя так запросто это сделать не выйдет. – Он изучал массивный навесной замок. – Оружие я использовать не могу – слишком много шума.

– Здесь есть другой вход, – предложил Джоэль, встав перед обычной дверью неподалеку от большой.

– Да. Но мы не сможем провести Пегаса или, тем более, экипаж через нее. В любом случае придется открыть большую.

– Дайте-ка я попробую, – сказала Диана.

Протянув руку, она легко сорвала замок да и засов вместе с ним. Все в шоке уставились на нее.

– Возможно, я утратила свои способности, – сказала Диана, – но моя сила все еще со мной.

Стив толкнул дверь в сторону:

– И это очень кстати!

Эмили пригнулась, чтобы Пегас смог пройти в двери. Стив закрыл их, как только все оказались внутри. Оглядевшись вокруг, они тут же почувствовали резкий запах: лошадей и грязной прелой соломы. Впереди, одним длинным рядом, выстроились экипажи.

С верхнего этажа до них доносилось конское ржание.

– Они знают, что мы здесь, – сказала Диана, слушая крики животных. – Они страдают.

– Мы тоже пострадаем, если не возьмем экипаж и не провалим отсюда, – предупредил Джоэль.

– Вы выбирайте повозку, а я должна взглянуть на лошадей. – Диана подошла к высокому пандусу, ведущему на верхний этаж.

– Диана, стойте! У нас нет на это времени, – воскликнул Джоэль.

– На животных всегда есть время, – ответила Диана уже с верхушки пандуса.

Эмили чувствовала, как Пегас реагирует на тревожные крики лошадей. Ее взгляд скользнул по грязным стенам и облупившейся краске.

– Пап, это отвратительное место, – сказала она.

– Я знаю, дорогая. Я был бы рад, если бы все конюшни в городе закрыли. Но сейчас нам нужно убираться отсюда как можно скорее.

Эмили хотела помочь отцу и Джо-элю, но чувствовала себя очень плохо. Теперь она знала, что с ее ногой дело совсем плохо. Почувствовав боль девочки, Пегас обернулся к ней.

Эмили видела вопрос в его глазах.

– Я плохо себя чувствую, Пегас, – тихо ответила она. – Но пока не могу им об этом сказать. Сначала нам нужно выбраться из города и отыскать дочь Весты.

Она вгляделась в его красивые глаза и ощутила укол ревности. Где-то там прямо сейчас другая девочка взывала к нему. Эта незнакомка покорила его сердце, а не она, Эмили. Несмотря на все опасности, Эмили обнаружила, что обижается на неизвестную девушку за то, какое место она займет в жизни Пегаса.

– Кое-что есть, – крикнул Джоэль из дальней части здания. – Эмили, веди Пегаса сюда.

Внезапно сверху раздались крики и вопли. Эмили едва успела ухватиться за гриву Пегаса, прежде чем жеребец пересек галерею и буквально взлетел по пандусу. Поднявшись по первому, он не задержался ни на секунду и бросился ко второму, когда сверху упал человек без сознания.

– Диана! – позвала Эмили, когда второй мужчина точно так же шмякнулся сверху и скатился по пандусу вниз.

– Я здесь.

Пегас одним прыжком перескочил второго упавшего и поднялся на следующий этаж. Он проскакал по широкому коридору с крошечными стойлами и остановился близ Дианы. Богиня стояла перед распахнутой дверью стойла. Несмотря на опущенную голову, Эмили разглядела на щеках воительницы слезы.

– Что случилось? – спросила Эмили. Заглянув в стойло, она увидела гнедую кобылу, лежащую на полу. Она не двигалась.

– Мертва, – тихо сказала Диана. – Они загнали ее до смерти. Но тех людей это не заботило. Я слышала, как они поносили ее. Она прожила свою жизнь, полную страданий и унижений, здесь, в этом жалком месте, а они жаловались на то, что им придется заплатить, чтобы заменить ее.

Когда отец Эмили поднялся, Диана подскочила к нему, сгребла в кулак его воротник и подняла в воздух:

– Что это за мир, где люди так обращаются со своими животными?!

– Диана, пожалуйста, отпусти его! – закричала Эмили. – Отпусти его! Он ничего не сделал!

– Может, и нет. Но он живет в мире, в котором возможны такие деяния. – Диана поставила Стива на землю. – Это непростительно.

Джоэль и Стив посмотрели на мертвую лошадь.

– Я знаю, это ужасно, – сказал Стив. – Мне стыдно за то, в кого мы превратились. Как относимся к животным. Но некоторые из нас пытаются что-то поменять. Сделать лучше.

– Значит, они потерпели неудачу! – рявкнула Диана и указала на мертвую лошадь. – Слишком долго я не посещала Землю. Когда все закончится и мой мир будет восстановлен, я вернусь. И подобное впредь не повторится. Все дома, подобные этому, познают мой гнев. – Она посмотрела на Джоэля: – Ты сказал, что узнал обо мне из книг? – спросила она. – Тогда тебе известно, как я отношусь к животным. Я не потерплю такого надругательства. – Она подошла к другому стойлу и открыла дверцу: – Эти лошади должны быть свободны.

– Я полностью с тобой согласен, – сказал Стив. Он подошел к Диане и накрыл ее руку своей: – Но сейчас у нас нет времени, чтобы всем им помочь. Диана, прошу, послушай меня. Вскоре те двое очнутся или кто-нибудь еще заметит, что мы здесь. Возможно, мы уже ненароком включили сигнализацию. Как думаешь, кто заинтересуется взломом конюшни? КОНЮШНИ, Диана. ЦИО. И о ком они тут же подумают? – Не дожидаясь ответа, он указал на Пегаса: – О нем. Мы должны убраться отсюда так быстро, как только сможем.

Пегас топнул ногой и заржал. Диана остановилась. В конце концов взяла себя в руки, подошла к жеребцу и похлопала его по шее:

– Конечно, мой дорогой друг, ты прав.

Она взглянула на остальных:

– Нам нужно взять экипаж и уходить. Позже я вернусь, чтобы освободить этих лошадей.

Эмили посмотрела на других лошадей в крошечных стойлах, с тревогой ждущих, когда Диана отопрет их двери. Ее сердце разрывалось. Когда все закончится, пообещала себе девочка, она присоединится к Диане и освободит их всех.

Спускаясь вниз, Эмили заметила, что один из лежащих без сознания зашевелился. Вскоре он придет в себя.

Внизу Джоэль сразу повел их в заднюю часть здания.

– Мы нашли эту штуку в хранилище, – пояснил Джоэль, указывая на разбитый белый экипаж. Он лежал на боку. Крыша была порвана, но колеса и рама выглядели довольно крепко. – Пропажу этого экипажа они заметят не сразу.

– А еще я нашел это. – Стив потряс в воздухе рабочими комбинезонами. – Я точно не могу расхаживать с вами в этом. – Он показал на свою полицейскую форму. – И вам тоже, Диана, не стоит ходить в таких лохмотьях.

Диана кивнула. Ни слова не говоря, взяла комбинезон и вышла в другую комнату переодеться.


Глава 16 | Пегас. Пламя Олимпа | Глава 18