home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 55

Гроте Маркт, Ипр, Бельгия

Чешир, надев одну из своих ухмыляющихся кошачьих масок, сидел со стаканом молока в руке. Он раскачивался взад и вперед под песню Гарри Чепмена — Кот в колыбели. Вид перед ним открывался воистину феерический. Он смотрел на знаменитую Гроте Маркт в Бельгийском городе Ипр. Солнце неожиданно появилось сегодня, сражаясь с упрямым снегом. Все готовились к Каттенстутскому фестивалю.

Он приподнял маску на мгновение и сделал последний долгий глоток из стакана. Это был особый сорт молока, специально привезенный из Графства Чешир. Теплое молоко заструилось по глотке, и он мурлыкнул. Затем снова натянул свою ухмыляющуюся маску. Опустив руку, он так сильно стиснул пальцы на стакане, пока тот не лопнул. Красный и белый цвета смешались на паркете, и он ощутил облегчение. Иногда мелочи, вроде битья посуды лучше способствуют высвобождению гнева, который он затаил на человечество. Он издал протяжное мурлыканье, сквозь отверстия в своей оранжевой маске.

Позади него, в этом заброшенном отеле Ренессанс, на полу лежала девочка. Она была совсем юной, около десяти лет. В отличие от всех прочих его жертв, он не вышил ей оскал вместо рта. Здесь она уже провела некоторое время. Но была пока жива. Она была особенной, и очень ему нужна.

Чешир бросил мимолетный взгляд в старинное зеркало рядом с собой. Оно было старое, всё в пауках и мертвых бабочках, которых поймали пауки. Но все же, он разглядел свое лицо в маске. Он подумал, что глупо выглядит в этой маске. Он скучал по своему лицу. По своему настоящему лицу. Больше всего ему не хватало Силы Чешира, той самой, что Льюис Кэрролл отнял у него. Настало время вернуть ее.

Ничего из вышеупомянутого не послужило причиной тому, что он разбил стакан с молоком. Молоко он обожал. Это была самая его любимая вещь на свете. А вот самым худшим на свете, он считал людей. Он не мог ни позабыть, ни простить все то, что они сделали с ним в его же родном городе, когда он был маленьким.

Завладевший телом старушки, Чешир высунулся из французского окна. Старуха была отличным прикрытием, на случай, если ему придется снять маску. Он смотрел вниз, на пребывающих туристов, готовящихся к празднованию. Все в этой фламандской части Бельгии говорили на языке, который он презирал более всего. Французский. Он был на вершине списка ненависти. Чешир ненавидел, как французы ели сырое мясо, даже не приготовив его, как каннибалы. Он ненавидел, как они с акцентом произносили его имя: Че — ше — РИ, что звучало зловеще, и похоже на французское “Шери”, что означало “любимая”. Чешир не хотел быть ничьим любимым. Ему даже не хотелось думать о том, что у него есть сердце. Он ненавидел французов и бельгийцев по большей части из-за воспоминания, которое они всколыхнули. Из-за этого жестокого воспоминания он и разбил стакан молока, окровавленная рука его мало беспокоила.

Воспоминание было об этом городе, Ипре. Это произошло много веков тому назад, когда начали убивать, выбрасывать и сжигать котов по всей Европе. Задолго до того, как он попал в Страну Чудес. Люди думали, что кошки умирают юными, но у них были бессмертные души. Тогда Страна Чудес была еще неизведанным местом. Это было задолго до того, как Льюис Кэрролл и Чешир стали врагами на шахматной доске, называемой жизнью.

Чешир прикрыл глаза, сделал глубокий вдох и вспомнил самую первую кошачью резню, что развернулась на его глазах…


Глава 54 | Безумие | Глава 56