home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

ВИП — Палата, Психиатрическая Лечебница Рэдклифф, Оксфорд.

Следующим утром, меня снова отправили в ВИП — Палату. Я удивилась отсутствию медсестер и санитаров. Вместо этого, по коридору разгуливали Мухоморы, обитатели другой палаты.

— Добро пожаловать на вершину безумия, — Пиллар взмахнул тростью, словно цирковой конферансье. Он пока что не начал курить. Полагаю, еще слишком рано, или же он хочет оставаться в здравом уме и твердой памяти, пока я нахожусь на задании.

Безумные пациенты в рваных халатах окружили, и уставились на меня превеселыми глазами. Казалось, будто я снимаюсь в сумасшедшем кино про зомби, словно я принцесса всех зомби.

— Не хочешь ли ты поздороваться со своими помешанными собратьями — или мне стоит называть их коллегами? — спокойно спрашивает Пиллар, бросая взгляд на них. Думается, пациенты восхищаются им. Как ему удалось вызволить их из клеток?

— Что они тут делают? — я пытаюсь отлепить от себя двух психов, которые не отстают от меня ни на шаг. Я ведь думала, сегодня будет мой первый день общения с нормальными людьми. Полагаю, я ошибалась на этот счет.

— Суть твоего задания крайне секретна, — пояснил Пиллар, поглаживая обезумевшую девочку, что крепко обнимала его, словно Пасхальный Кролик, — Безумно секретна. Ты сама разберешься с Чеширским Котом, наиболее опасным преступником Страны Чудес. — Он высвобождается из цепких объятий своей фанатки. — Это значит, что сюда нельзя вмешивать никого из нормальных людей. — Он жестом заключает в кавычки слово “нормальный”.

— А если кто-нибудь спросит меня, что я делаю? — говорю я.

— Например, кто? — удивляется он.

— Например, полиция? — я наклоняю голову.

— Разве ты не слышала обращение Чеширского Кота, где он объясняет, что это Битва Страны Чудес?

— Да, верно. — Я поджала губы.

— Алиса, Алиса, Алиса, — вздыхает он. — Вот как я на все это смотрю. Чтобы доказать твою вменяемость, тебе придется совершать безумные поступки. Обдумай все, прежде чем принять мое предложение. Оно похоже на кроличью нору: упав в нее однажды, возврата уже не будет.

— То есть никто из надзирателей и медсестер даже не узнает? — у меня промелькнула мысль о том, как плохо что Оджер и Вальтруда не узнают, ведь тогда они смогли получше ко мне относиться, зная, что я выполняю столь важное секретное задание. Безумец с опухшими глазами смеется надо мной и отрицательно машет указательным пальцем. Таким скрюченным большим пальцем как у него, впору лобовые стекла протирать. — Но ведь Доктор Тракл в курсе, — замечаю я, уворачиваясь от очередного Мухомора.

— Аа, Томми, — говорит Пиллар. — Он — наш парень, — он показывает на пациентов. — Он просто хорошо скрывает это, обманывая целую вселенную, что он самый разумный человек в психушке. Разве это не так, друзья мои? — Обращается он к пациентам, которые яростно кивают. Я предпочла воздержаться.

Пиллар подает сигнал нескольким Мухоморам принести кое-что. Они возвращаются с передвижным шкафом на колесиках, прежде я его здесь не видела. Они ставят его передо мной, изо рта у них течет слюна. Отлично, теперь я Алиса — принцесса дураков.

— Харродс? — читаю я надпись на шкафу, — Вы купили мне одежду в Харродсе?[2]

— Ну, не совсем купили, — Пиллар обменивается с ними взглядами. — Но, как видишь, она здесь, не так ли? Психам тоже нужно одеваться. — Пациенты согласно кивают мне.

Я выдохнула, а затем вдохнула все свое здравомыслие обратно. Перед уходом мне предложили принять довольно-таки неплохой душ на подземном уровне. Вальтруда и Оджер были убеждены, что мне предстоит осмотр у высококвалифицированного специалиста за пределами лечебницы, куда я буду сопровождена исключительно под присмотром Доктора Тракла. Я понимаю, что, в таком случае, и Вальтруде будет известно о моей секретной миссии, но она будет закрывать глаза. А кто сможет устоять одежде из Харродса?

Я перебираю одежду и останавливаю свой выбор на потертых синих джинсах и белой майке. Девушка в рванье поднимает большие пальцы, ей по душе мой выбор одежды. Не могу удержаться, и из жалости вручаю ей платье. Мгновение она смотрит на него, не зная, что с ним делать и, в конце концов, принимается его жевать.

Пиллар сообщает мне, что снаружи слегка снежно, так что я добавляю к своему образу светло-голубой полувер с капюшоном и белыми длинными рукавами. Еще одна Безумная, уже преклонного возраста бросает мне белые ботинки и хихикает не переставая. Как, в конце концов, не полюбить этих психов. Они — это все что у меня есть.

— Только взгляни на себя, — Пиллар выглядит счастливым. — Современная Алиса. Льюис гордился бы тобой.

У меня не хватает смелости посмотреть на себя в зеркало, но, несмотря на это, я ощущаю себя посвежевшей. Не уверена, то ли дело в одежде, в предвкушении свободы или моих шизанутых друзьях. Но вот она я, Чудесники.

Фанатка Пиллара передает мне розовые часики. Они восхитительны.

— Я хотел достать тебе золотые карманные часы, но затем столкнулся с рядом препятствий, — объясняет Пиллар.

— Не смогли украсть Ролекс? — хихикаю я, надевая часы.

— На самом деле, проблема с кроликами из Страны Чудес. Они часовых дел мастера и контролируют индустрию по всему миру, — подшучивает надо мной Пиллар. — Гусеницы и кролики не очень ладят, знаешь ли. — Пиллар обращает свой взор на двоих психов, которые работают на печатной машинке за рабочим столом в его палате.

Они печатают со скоростью света и о чем-то спорят. Один из них печатает, другой передвигает каретку, чтобы начать новое предложение. (прим. пер. каретка — устройство в печатной машинке старого образца, куда заправляется бумага и которую нужно постоянно отодвигать, чтобы начать печатать новое предложение) Они смотрят на нее, словно на атомную бомбу. Я подглядываю, чтобы узнать чем они там занимаются. Они же продолжают резать бумагу и склеивать полоски.

— Мы закончили, или как? — нетерпеливо выдыхает Пиллар. Я удивляюсь, ради чего все это.

Один из них разгуливает по палате со старенькой фотокамерой. Она стилизована под фотоаппарат 19 века с сильфоном для фокусировки. Он ставит ее на штатив перед собой и просит меня встать прямо. Я все еще в растерянности.

— Скажи “сыыыыр”, Алиса, — требует Пиллар. — Этот Мухомор даже понятия не имеет о современных технологиях и камерах на смартфонах. Слишком долго проторчали тут, — он закатывает глаза.

Я уныло улыбаюсь Мухомору, который делает фото. Быстро, как кролик, он ныряет обратно за рабочий стол и продолжает писать и вырезать что-то, споря со своим другом. Он возвращается с карточкой в руке и слюнявой усмешкой. Вообще-то, улыбка довольно милая. Безумная, но по-настоящему и ужасно счастливая. Я начинаю завидовать всем этим Психам. Я не собираюсь спрашивать, откуда Пиллар узнал о моей фобии перед зеркалами. Полагаю, он знает куда больше, чем я знаю о самой себе.

Увидеть свое лицо на фото, куда лучшее решение, нежели посмотреться в зеркало. О зеркале и речи не могло быть. Мне нравится, как я выгляжу. У меня каштановые волосы, наверное, они вьются от природы…, а может это следствие шоковой терапии? Светло-голубые глаза и слегка заостренное лицо. Наверное, про меня можно сказать, что я мало ем. Чистая и хорошая кожа, и совершенно обычная приятная наружность. Если бы не лечебница, я могла бы сойти за соседскую девушку, чью-то подружку или даже студентку колледжа в каком-нибудь маленьком городке.

Но эта карточка совсем другая. Когда я вчитываюсь, оказывается, что это студенческий билет Университета Оксфорд. На нем мое имя: Алиса Плезант Уандер. Я первокурсница.

— Плезенс, а не Плезант, — говорю я Пиллару.

— Плезант гораздо приятней, — парирует он.[3] — Кроме того, ты все равно не студентка Оксфордского Университета. Не будь слишком разборчивой, когда дело доходит до фальшивок.

— На счет этого Вы правы. Я просто дурочка, — замечаю я. — Я даже не закончила среднюю школу.

— О, еще как закончила, — смеется он. — Еще раз, скольких она прикончила? [4] — Спрашивает он у Мухомора. Те начинают прыгать и хлопать в ладоши, а его фанатка хватает меня за руку и поднимает ее вверх, словно я победитель на боксерском поединке. — Она прикончила всех своих одноклассников, не так ли? — Пиллар выглядит очень довольным в окружении всех этих психов. Это совершенно иная его сторона, которую, как я думаю, он не показывает миру за пределами лечебницы. — А теперь, настало время поймать убийцу и спасти парочку жизней. — Он потирает руки и возвращается к дивану в камере, садится и начинает раскуривать свою неизменную трубку грибообразной формы.


Глава 14 | Безумие | Глава 16