home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 9

Ноги гудели от многочасовых походов по лавкам и рынкам. Девушки прикупили себе необходимых и просто приятных мелочей и изнемогали под тяжестью свертков в сумках. Цены были вполне приемлемые, если не роскошествовать. С голоду точно не помрешь. Рыночные прилавки ломились от овощей, фруктов, мяса, молока. Было много и незнакомых диковинок, которые местные жители с удовольствием покупали и поглощали. Например, Лерочка увидела, как выглядят те самые зефирные ползуны. Самый обыкновенный угорь, только с непропорционально большими ледниковыми плавниками. Его охотно покупали, как и других зефирных обитателей: жирных слизняков с крабьими клешнями, птиц в змеиной чешуе вместо перьев, крохотных дракончиков, похожих на морских горбунков… Продавалась и уличная еда. На передвижных тележках бойкие мальчишки торговали жареными в меду орешками, вареными сладкими улитками, печеным картофелем, горячими хлебными лепешками. Лерочка умирала с голода, но Машка была непреклонна. Она непременно хотела отобедать в лучшем заведении столицы.

Купив за полсеребра сегодняшнюю газету и наскоро ее пролистав, Машка наконец остановила свой выбор на королевской таверне со странным названием «Сытая пупырка».

— Да ну тебя! Ты на вывеску глянь! — уговаривала Лерочка подругу, перекрикивая шум клаксонов и рыночных гомон. — Там явно какие-то нечеловеческие деликатесы подают! Пошли, лучше купим шашлычков на шпажках и замороженный сок!

Машка оторвала взгляд от скандального заголовка «Доколе бароны будут воровать осколки Луны?!?» и скривилась.

— Тут написано, — она постучала по разделу светских новостей в газете, — что позавчера в «Сытой пупырке» герцог Де`Лире вызвал на дуэль консула Ахкари…

— Ну и кто это такие? За каким чертом они тебе сдались?

— Не знаю, — пожала плечами Машка. — Но где герцог, там и до принца недалеко. Пошли!

И потащила подругу за собой, решительно толкнув двери таверны.

Внутри царила такая влажная духота, что тело моментально покрывалось испариной. Широкие ставни были распахнуты, но легкий ветерок со двора запутывался в бисерных узорных веерах, подвешенных к балкам потолка. Машка огляделась и направилась к свободному столу. Лерочке ничего не оставалось, как последовать за ней.

Из кухни тянуло теплом от печи и умопомрачительными ароматами. Шипел жир на сковородах, пузырились похлебки в котлах. Хозяйкой таверны оказалась мадам Кватье, очевидно, та самая пупырка. Толстая жаба в темно-зеленом одеянии в два прыжка оказалась рядом с девушками и… И совершенно их очаровала. Она была мила и забавна. Она вытягивала напомаженные губки бантиком и выговаривала грассирующее «р-р-р», объясняя меню. В терпеливом ожидании заказа она складывала лапки на пупырчастой груди, смело открытой и выставляемой на всеобщее обозрение в тугом корсете из змеиной кожи. Она поправляла хищную зубастую лилию за ухом и улыбалась во всю пасть уже почти пятнадцать минут, отвечая на идиотские вопросы двух посетительниц, которые так ничего и не заказали.

— А это? — придирчиво спрашивала Машка, водя пальцем по строке меню. — Что это? Копченая амша в оранжевой лаксе с зефиринками?

— Мааш! — простонала Лерочка, не выдержав. — Хватит уже! Мадам Кватье, простите мою подругу! Она не издевается, правда! Мы просто не местные. Совсем-совсем не местные! И боимся пробовать незнакомые блюда!..

Машка попыталась что-то вставить, но Лерочка одернула под столом подружку и наступила ей на ногу, после чего умоляюще сложила руки и попросила хозяйку:

— Леди Сирин сказала, что на Зефирных островах нет таких людей, как мы, но все-таки… Может, вы нам просто принесете что-нибудь не очень дорогое и такое, что точно подходит всем?

— Ооо… — всплеснула лапками мадам Кватье и расплылась уже в искренней улыбке. — Так вы те бедняжечки, котор-р-рые упали с неба?

— Да-да, — закивала Лерочка. — И у нас не так много денег…

— Даже не думайте волноваться! Накор-р-рмлю!

Она щелкнула в воздухе лапкой, и зашуршали лопасти вентилятора-цветка над их столом, обдувая девушек долгожданным ветерком. Из кухни выпрыгнули маленькие поварята-жабята и стали натаскивать блюд. Через несколько минут стол уже ломился от еды. Тут была горячая рыбная похлебка с плавающими янтарными каплями жира, копченая уточка, фаршированная зеленью и грибами, ломтики нежнейшего козьего сыра, устрицы в виноградных листьях, ореховые хрустящие хлебцы и… земляничное мороженое! Оно так одуряюще пахло, что Лерочка забыла обо всем на свете.

— Приятно видеть хороший аппетит у девушки, — насмешливо произнесли над ухом. — А то наши аристократки все голодом себя морят…

Лерочка поперхнулась и закашлялась, поднимая взгляд. Возле их стола стоял высокий молодой мужчина в строгом синем мундире. Темно-рыжие волосы обрамляли худое длинное лицо цвета благородной бледности. Карие, почти янтарные глаза смотрели на девушек с надменным превосходством. Но аристократичный облик портили усики над верхней губой, закрученные на плутовской манер. Незнакомец легонько похлопал Лерочку по спине и с фальшивым участием поинтересовался:

— Прошло?

— Да… — выдавила Лерочка, покраснев. — П-простите.

— Это вы меня простите, что напугал. И не представился. Магистр Нистальф Везучий, — церемонно раскланялся он, приподнимая шляпу-цилиндр, на полях которой было приклеено разбитое и сложенное из осколков круглое зеркальце.

Машка придирчиво оглядела его скромный наряд и невежливо брякнула:

— Всего лишь магистр?

Нистальф Везучий невозмутимо кивнул:

— Всего лишь магистр. Позволите угостить моих будущих учениц?

— Эмм… — растерялась Лерочка. — А вы преподаете в Ла-Аркской Академии?

— Иногда, — уклончиво ответил он. — Если кому-то повезет попасть на спецкурс. Или не повезет, тут с какой стороны посмотреть.

Лерочке не понравилось, как хищно он улыбнулся при этих словах. Машка тоже особого воодушевления не выказала, но угоститься на халяву не отказалась.

— Садитесь, чего уж, — буркнула она, подвигая к себе газету и освобождая место. — И что вы будете у нас вести?

— Лучше спросите, чего я вести не буду, — широко улыбнулся магистр и кивнул на газетку. — Осматриваетесь в столице?

— Да… — протянула Машка. — Кстати, вы знаете, где у вас тут на принцев посмотреть можно?

— Пречистый, зачем же на них смотреть? — удивился Нистальф Везучий и щелкнул пальцами.

Повинуясь его жесту, хозяйка лично припрыгала и поставила перед ним бокал вина и блюдо с одиноким хлебцем, на котором грустно лежал засохший ломтик огурчика. По крайней мере, это было похоже на огурец, хотя пахло немного не так…

— Надо, — твердо ответила Машка. — Я обещала Лерке найти принца, и найду.

Лерочка покраснела и украдкой пнула подружку под столом.

— Ах, ну если обещали, то конечно, конечно… — заулыбался магистр и взял газету. — Так… Что тут у нас… Ага, вот!.. Воздушная регата как раз в эти выходные…

— Где? — заглянула Машка ему через плечо. — Хм… странно… А я не видела. Там будет принц? Какой именно?

— Там будет вся королевская семья, — опять уклончиво ответил Нистальф Везучий. — Цвет столичной аристократии. И, разумеется, знатные гости с других островов.

— О как! Берем! — воскликнула Машка, радостно потирая руки.

У Лерочки возникло ощущение, что она смотрит в замедленной съемке хроники пикирующего бомбардировщика, несущегося на таран.

— Маш, послушай, там наверное… — заикнулась она.

— Не бухти! У нас пять дней! Надо еще с платьями решить вопрос и…

— Да-да, и с входным билетом, — поддакнул магистр, потягивая вино.

— А что? Он дорогой? — нахмурилась Машка.

— О, нет, сущие копейки. Сто золотых.

— Сколько-сколько?!?

— Ну что вы, уверяю, это недорого. Вот раньше приглашения на регату вообще нельзя было купить…

Машка с яростью воткнула вилку в бок копченой уточки и стала кромсать мясо ножом.

— Нам. Надо. Два. Приглашения. Двести. Золотых.

— При определенной доле везения все возможно, — улыбнулся магистр, допивая вино и отодвигая тарелку с нетронутым бутербродом. — Скажите, Мария, как вы относитесь к теории вероятности?

— Я против! Это авантюра чистейшей воды! И магистр этот странный! Ты видела у него в ухе серьгу?

— И что?

— Она из расплющенной пули!

— И что? Раз тут есть дирижабли, почему не может быть пуль?

— Зачем носить в ухе пулю?

— Откуда я знаю! На удачу может носит. Какое нам дело, что он там носит? Нам на регату надо попасть.

— Маш, ну что ты заладила! Хватит уже! Никуда принцы не денутся. Давай спокойно осмотримся, поступим в эту Академию…

— А ведь точно! — остановилась Машка, и Лерочка на нее чуть не налетела. — Точно! Двести золотых — единоразовое пособие! Не надо никуда поступать. Я просто отправлюсь к этой пузатой мегере и скажу, что отказываюсь поступать. Потребую сразу всю сумму и!..

— Нет! — Лерочка в возмущении топнула ногой, и Трешка испуганно прыснул в сторону. — Ты с ума сошла? Потратить все деньги сразу? И на что? Это ж додуматься надо! А потом что? На что мы потом будем жить?

Они стояли на широкой аллее перед уже знакомым полигоном стихийной магии. Занятия были в самом разгаре. В купол из ясного неба остервенело били молнии. Почему-то зеленые.

— Потом будет принц. Проблемы надо решать по мере их поступления, — отмахнулась Машка. — А ждать нельзя. Или ты думаешь, другие тебя подождут? Например, та крашеная цыпа с цуциком? Каждая минута на счету! Кто первый успел, того и тапки… то есть принцы!

— Тогда и отправляйся на регату сама! — разозлилась Лерочка. — Держи! Шить тоже сама будешь!

Она впихнула ей в руки сверток с отрезом шелка и потопала по дорожке. На лекцию. За ней вприпрыжку поскакал Трешка.

— Так нечестно, — надулась Машка. — Ты обещала! Эй, да подожди же!..

Но Лерочка с целеустремленностью разъяренного слона перла вперед по дорожке, ничего не видя. Позади раздался предупреждающий окрик, который она, разумеется, тоже не услышала. И поскользнулась на невесть откуда взявшемся льду. Взмахнула руками, теряя равновесие. Холодный воздух ударил в лицо. Взвизгнувшие крылья больно обожгли руку.

— ААА!

— Прочь с дороги! Балда!

Парень, летящий на доске, похожей на доску для серфинга с маленькими крылышками по бокам, попытался обогнуть Лерочку, но она коварно поскользнулась и зацепила его рукой. Столкновение было ужасным. Оба полетели на скользкий лед. Рассыпались свертки из сумок. Трешка перекувыркнулся и оказался в траве на обочине.

— Корова слепая! Куда ты лезешь?!?

— Сам такой! Здесь люди ходят! Чего носишься!

Лерочка не выдержала и сорвалась на крик, у нее отчаянно болела рука. Девушка потрогала плечо и ужаснулась. Рукав платья насквозь пропитался кровью. Машка догнала ее и бросилась на помощь.

— Ну как тебя опять угораздило, а? Горе мое луковое!

Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения. Нет, обычно Лерочка была тихой и спокойной девушкой, вежливой, можно сказать, даже робкой. Но иногда у нее срывало крышу. Как сейчас.

— Это меня угораздило?!?

Она оттолкнула от себя Машку, вскочила на ноги и полезла с кулаками на парня, который сидел и ругался на льду.

— Я шла по дорожке! Никого не трогала! А ты! — она что есть силы наступила на доску и сломала ее пополам. — Ты сбил меня с ног! Придурок!

— Ты раздавила жука! — ужаснулся он, поднимаясь и держась за голову. — Да ты!.. Да ты хоть знаешь, сколько он стоит! Да я тебя по миру пущу, голодранка!..

Машка пыталась остановить подругу, но тщетно. Лерочка зашипела бешеной кошкой и вцепилась парню в кудрявые вихры. Трешка смело протаранил обидчика в спину и повалил его обратно на колени.

— Это я голодранка?!? Да чтоб тебя подняло и бросило! И еще раз! И еще!

К ним уже спешили из полигона стихийной магии. Впереди бежал магистр в синей бархатной мантии, за ним высыпали студенты.

— Немедленно прекратить драку! Что здесь происходит?

Он щелкнул пальцами, и лед на тропинке пошел трещинами, а потом взмыл осколками в воздух. И впился в дерущихся. Лерочка застыла ледяной статуей с занесенным кулаком, а парень превратился в неподвижное изваяние. Надо сказать, очень красивое изваяние. Маша встряхнула головой, с усилием отводя взгляд от жгучего брюнета с гордым орлиным профилем и серыми глазами.

— Что здесь происходит, я спрашиваю?

— Он, — тыкнула она пальцем в ледяного красавчика, — сбил на этой штуковине мою подругу! Лерка ранена!


ГЛАВА 8 | Дракон в зефире | ГЛАВА 10