home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 7

— Ла-Аркская Магоинженерная Академия была основана для обучения одаренных магов и талантливых изобретателей по шести основным направлениям. Но прежде чем рассказать о каждом из них, позвольте мне объяснить разницу между магией и технологией в том ее понимании, которое будет вам доступно. В основе сути нашего мироздания лежит вера. Ее истоки, или родники, создают порядок, отвоевывая у зефирного хаоса пространство и время для островов и их разумных обитателей. Если позволите, брильянтовые мои, то я буду в дальнейшем называть их людьми, хотя на Зефирных островах нет ни одного человека в том его смысле, который в него вкладывает каждый из вас.

Пока ректор говорил, Лерочка во все глаза разглядывала его. Он был полностью безволосым, но вполне человекообразным, если бы не его прозрачная кожа. Мясистые щеки, крючковатый нос, полные губы — нет, ректор определенно не был эталоном мужской красоты, даже если забыть на время о его далеко не стройной фигуре. Но глаза у него были… как алмазы. Солнечные алмазы теплого желтого оттенка, сверкающие в лучах света и оттеняемые бездонной ночью бархата на плечах.

— Договорились о терминах, золотые мои? — ректор наклонил голову и обвел слушателей взглядом, как будто всерьез ожидая, что кто-то возразит. — Вот и славно. Итак, вера разума бывает двух типов: вера, постигающая мир и основанная на знаниях, и вера, принимающая мир и основанная на чувствах. Первая питает технологию, вторая — магию. Что вам ближе, решать вам. От этого будет зависеть и выбор направления. Их шесть на каждом факультете. Инженерные направления — это алхимия, часовое мастерство, артефакторика, книжное дело, общая инженерия и наконец зефиролетное дело.

— Пфф… книжное дело… Библиотекари что ли?.. — фыркнула Машка. — Они серьезно?

— Тише!

— На магическом факультете тоже шесть направлений: стихийная магия, некромантия, магия призыва, сновидение, магия жизни и эроморфия.

— Зашибись, — пробормотала девушка-готка по имени Даша. — Буду некроманткой.

— Каждое из направлений имеет несколько специализаций, включая мирные и боевые…

— Боевым некромантом буду!.. — хмыкнула Даша. — Подниму им орду зомбей.

— Слово «зомби» не склоняется, — поправил ее Игорек.

— Тебя забыла спросить, ботаник. Заткнись, а то в тапок превращу.

Лерочка не выдержала и обернулась к ним:

— Сколько можно!.. Ну дайте же послушать!

К стыдливому неудовольствию слушателей, стеклянный ректор вышел из-за трибуны, заложив руки за спину, и стал прохаживаться по сцене. Дима, сидящий по левую сторону от Лерочки, недовольно заерзал и поправил повязку на глазу.

— Мне хотелось бы, рубиновые мои, чтобы каждый из вас нашел свое призвание, но увы… — он развел руками, открыв слишком многое, и некоторые рубиновые от смущения слушатели потупили взгляд. — Я знаю, что учиться останутся не все. Еще меньше из вас будет тех, кто сдаст вступительные экзамены. Мало кто выдержит первый год обучения. А на выпускном балу потанцуют считанные единицы. Но эти счастливчики не пожалеют. Перед ними откроются все пути, они смогут выбрать любой остров и отправиться туда служить Его Величеству. И я искренне надеюсь, что среди этих выпускников будет Избранный. Или Избранная.

Лерочке показалось, что взгляд ректора остановился на ней. Что за чертовщина! Никакая она не Избранная!

— А сейчас я передам слово нашему префект-эконому, Ледяной Даме Финнюр из дома Неласковых Ветров, которая расскажет о заведенных в Академии порядках. Очень вас прошу, сапфирные мои, ведите себя смирно, потому что я…

Ректор состроил лукавую гримаску и приложил ладонь стенкой ко рту, как бы тайком поведав:

— Признаться, я и сам ее немного побаиваюсь, уж не злите нашу ледышку.

В зале внезапно стало холодно. Температура понизилась настолько, что изо рта клубился пар. В зале появилась отмороженная статуя, отдаленно похожая на живое существо. Она была высокой и мощной, огромный живот на последнем месяце беременности выпирал из-под простой серой мантии. Прозрачные бесцветные глаза на грубо вырезанном лице холодно оглядели дрожащих слушателей. Белые длинные волосы, собранные в хвост на макушке, колыхнулись.

— Двести семьдесят три, — выдохнула статуя и помахала листком бумаги. — Каждый пронумерован согласно посадочному списку. Временно поселен в гостевом доме. Милостью Его Величества каждому даровано право оставить свои прежние имена. Даровано право остаться в столице. Выделено содержание. Но на этом ваши права и милости закончились.

Температура в зале упала ниже нуля.

— На территории Академии запрещается…

И дама начала нудно перечислять все, что нельзя делать, начиная от какого-то загадочного навижения и заканчивая вполне обычными для любого учебного заведения запретами — не курить, не распивать алкоголь, не прогуливать занятия, беспрекословно выполнять любые требования преподавателей и прочее… прочее… Но Лерочка усердно слушала все и старалась запомнить, сожалея, что не имеет возможности записать. Интересно, а их вещи спасли вместе с ними, или они так и остались плавать в Черном море вместе с обломками самолета? При мысли о родителях и доме на глаза навернулись слезы. Дима, который сидел рядом, покосился на дрожащую девушку, снял с себя легкую джинсовую курточку и накинул ей на плечи.

— Спасибо, — выдавила Лерочка.

— Хочу остановиться еще на одном запрете. Вы будете постоянно сталкиваться с прочими студентами Академии. Будете выходить в город и общаться с жителями Ла-Арка и приезжими с других островов. Так вот… — голос Ледяной Дамы зазвенел подобно сосулькам на трескучем морозе. — Никаких совокуплений с ними! Этот запрет введен для вашей собственной безопасности. Никто из Совета не знает, как зефирная энергия наших разумных видов воздействует на вас, пришельцев из другого мира. Единственное исключение сделано для эроморфов из клана Летающих кошек. Впрочем… едва ли кто-нибудь из них снизойдет до общения с вами. Кроме разве что…

И она тоже посмотрела на Лерочку! Да что же это такое!

— Да, вы, молодой человек, — невесть откуда взявшийся ветер сорвал с лица Димы повязку и поднял ее в воздух. — Вами клан может заинтересоваться…

Багровый от смущения парень попытался схватить и вернуть повязку на место. Поясок висел у него прямо перед носом, но не давался в руки, словно фантик для глупого котенка, который тщетно бьет лапой по игрушке. Дима выглядел таким несчастным, что у Лерочки сердце кровью обливалось. Ветер утащил поясок прямо к хозяйке. Ледяная Дама сощурилась и подобрала его, разглядывая. Ее белесая густая бровь удивленно выгнулась. Финнюр погладила себя по тугому животу и склонила голову, как будто прислушиваясь.

— Интересный узел. А кто вам его завязал?

Дима молчал, не желая выдавать девушку. Ледяная Дама нахмурилась. Лерочка почувствовала, как сухо сделалось в носу от морозного воздуха, который выстуживал слизистую. Их же живьем заморозят!

— Это я! — не выдержала она и подняла руку. — Я!

Несмотря на шипение Машки, Лерочка не торопилась стать в очередь, которая выстроилась к столу Ледяной Дамы. Та сверяла каждого пассажира со списком, задавала вопросы, выдавала расписание занятий, потом давала отмашку, и маленький крысомус-казначей, чуть не плача, отсчитывал золотые монеты, как будто отрывая их от сердца. Звали его Юстинианис, и был он как две капли воды похож на коменданта гостевого дома. Только чуть моложе, и усы у него были рыжие и печально обвисшие. Примечательно, что его одежда — просторный комбинезон цвета хаки — сплошь состояла из карманов. Они были везде, даже на грубых сапогах до колена, на пуговичках, липучках, веревочных шнуровках, и оттопырены, как будто там хранились несметные богатства, но при этом выглядели такими замусоленными, словно их проверяли каждый день. Золотые монеты казначей выдавал из небольшого сундука на колесиках.

— Ну и чего ты ждешь? Всех уже пропустила! — злилась Машка.

— Будем последними, — решила Лерочка, внимательно разглядывая очередь из пассажиров и выискивая того загадочного старика из самолета. — Нам некуда спешить.

— А вдруг именно нам не хватит золота? С твоим-то счастьем вполне может быть!

Диме вернули повязку, и он кое-как приделал ее на место, закрыв глаз. Он тоже не спешил идти на растерзание к Ледяной Даме. А вот его приятель Игорек уже успел получить причитающиеся пятьдесят золотых и радостно прислушивался к их звону в кожаном кошеле, который выдавался в комплекте.

— А что за табуретка за тобой ходит? — спросил Дима, кивая на Трешку, который отчаянно чесался лапой.

— Это… — замялась девушка, ей было неловко признаться, что она села и сломала игрушку. — Питомец. Да. Подарили.

— А… — протянул Дима, а потом присел на корточки и протянул руку к Трешке. — Тебя можно погладить?

— Лучше не надо, он ку!.. — договорить Лерочка не успела.

Трешка щелкнул зубастой пастью, но Дима увернулся, даже бровью не поведя. Он изловчился и схватил табуретку за шкирку, потом поднял в воздух, разглядывая. Трешка беспомощно дрыгал лапами и выглядел уже не таким грозным, скорее, жалким.

— Интересно… Похож на шагохода-трипода, только я не вижу серводвигателей…

— Поставь его, пожалуйста, — попросила Лерочка. — Ему не нравится.

— Хм… А чем он запитывается?

— А я не знаю, — растерялась девушка. — Вот черт, надо было спросить у Макарии, чем его кормить…

— Пошли уже! — потянула ее Машка к столу Ледяной Дамы.

— Место?

— 22А, — ответила Лерочка и вытянула шею, стараясь заглянуть в посадочный список пассажиров.

— Валерия Мокошина? — уточнила Ледяная Дама. — Красная нить?

— В смысле?

Финнюр кивнула на ее запястье, и девушка торопливо спрятала руку за спину.

— А что с ней не так? — с вызовом спросила она.

— Она не ваша.

— Моя, — покраснела Лерочка.

— Будьте осторожны, Валерия. Зефир все помнит. Кстати… Любите вязать?

— Да, очень, — невольно вырвалось у девушки. — А откуда вы?.. Или что? Здесь это… запрещено?

— Отчего же… — Ледяная Дама так широко улыбнулась, что Лерочке показалось, что ее сейчас проглотят. — Напротив. Здесь это очень приветствуется. Что еще умеете делать? Чем хотели бы заниматься?

Лерочка задумалась и покачала головой.

— Я не знаю. Можно же еще подумать?

— Конечно. У вас будут установочные лекции по каждой специальности, чтобы вы могли выбрать, куда поступать. А пока обживайтесь.

Лерочка мешкала и не отходила от стола. Стоящий последним Дима терпеливо ждал своей очереди.

— Что-то еще? — Ледяная Дама подняла голову и посмотрела на девушку.

Лерочка сжала в руке кожаный кошель и решилась.

— Простите, а я могу… взглянуть на посадочный список?

— Зачем?

— Я беспокоюсь за соседа с места 22D. Хотела бы узнать, где его поселили, зайти, проведать…

Ледяная Дама выгнула бровь, однако зашуршала бумагами. Пальцем с длинным синим ногтем Финнюр провела по графе и постучала по пустому месту.

— Вы что-то перепутали, Валерия. Место 22D пустовало. А почему вы утверждаете, что оно было занято?

— Нет, я… Да, вы правы. Наверное, я спутала. Должно быть, он просто пересел на свободное место. А скажите…

— Да?

— Сегодня у вас отметились все пассажиры? Я просто его не видела, оттого и забеспокоилась. Дедушка был совсем дряхлый, может, с ним что-то…

Ледяная Дама откинулась на кресле и сложила руке на животе, угрожающе подперев налитые молоком груди. Ее взгляд вымораживал.

— Двести семьдесят два пассажира, включая детей, — отчеканила она. — За вами стоит и ждет своей очереди двести семьдесят третий. Последний. Не морочьте мне голову.

На улице уже успело стемнеть. Лерочка вышла из здания и вдохнула полной грудью воздух, упоенный цветочными ароматами и ночной теплой свежестью. Но так и застыла с открытым ртом. На небосводе висела огромная багровая луна. Не целая. Она была похожа на разбитую на несколько частей тарелку на полу, осколки которой разлетелись по небу, а по ним лениво ползали тараканы-дирижабли.

— Расколотая луна!.. — потрясенно выдохнула Машка. — Эх, вот бы сфоткать, и в Инстаграм!

Наверное, только сейчас пришло осознание, что ничего не изменить. Это другой мир. С иными законами и правилами. С непривычной физикой и… даже магией. И в нем надо искать свое место под солнцем… то есть под расколотой луной.

А внизу собралась внушительная толпа так и не разошедшихся пассажиров. Там что-то назревало. Воду каламутила пострадавшая недавно мамочка, держа на руках младшего. Звали ее Наташа. Ее поддерживал Толик, тот самый грубиян, которого жар-бабочка выкинула за борт. Он давно успел протрезветь, но ума это ему не прибавило. Лерочка подошла ближе.

— Нам надо объединиться! — горячилась Наталья. — Вы же слышали эту монстру? Один из нас им нужен, чтобы спасти их мир от драконов! А с остальными, значит, можно обращаться по-скотски?!?

— Крылья оборвать с*ке! — Толик погрозил кулаком расколотой луне.

— А что мы можем? — пожал плечами тщедушный старикашка. — Мы здесь чужие и бесправные…

— А вот и нет! — запальчиво воскликнула Наталья и покрепче перехватила младшенького на руках. — Надо объявить им ультиматум! Пусть выдадут пожизненное содержание в пятьсот… нет, в тысячу золотых на человека, и по квартире каждому! И титул какой-нибудь, чтобы мухи всякие руку на нас не смели поднимать! А если нет, то и пусть катятся подальше — никто из нас не будет поступать в эту их Академию! И спасать их мир!

— Опасная затея, — задумчиво пожевал губами отец Никифор. — Потому что этот мир теперь и наш. А нападение дракона…

— Какого дракона! Глупости! Нам терять нечего! Слышали ее? Мы умерли!

— Таки есть шо, — не согласилась Роза Марковна, обмахиваясь соломенной шляпой, как веером. — Я и мертвой пожить еще хочу. А на каторгу не хочу.

— Всех не отправят! — отмахнулась разбушевавшаяся мамочка. — Главное, держаться единым фронтом!

— А я согласна, — вылезла Машка. — Пусть раскошеливаются. Только наглеть тоже не надо. Титул, понятное дело, никто нам не даст, а повысить стипендию, да, надо требовать. В два раза будет самое оно…

— Да какое в два раза? — возмутилась гламурная блондиночка Света. — У меня Иосиф кушает только телячью вырезку! Ему теперь что, с голода умирать? А я?!? Я не хочу жить в этой камере подводного плавания! Вы хоть видели тот туалет?!?

— Послушайте! Я видела дракона!.. — заикнулась Лерочка. — Он напал на наш самолет!

Но ее никто не слушал. Все спорили, торгуясь и составляя ультиматум властям Ла-Арка. Девушке сделалось тревожно. Ей очень хотелось предостеречь остальных. Ведь дракон в самом деле существовал. А если он нападет на город? Разве помогут тогда хоть сто, хоть тысяча золотых? И даже титул не поможет…


ГЛАВА 6 | Дракон в зефире | ГЛАВА 8