home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 32

— Ты кто? — выдохнул принц. — Прочь с дороги!

— Жора! — радостно воскликнула Лера, но осеклась, когда Дима дернул ее к себе. — Жора?..

— Не думаю, что это Жора, кем бы он ни был… — заключил магистр и наставил на парня револьвер. — С дороги!..

Жора улыбнулся. Улыбка вышла кривой. А потом и вовсе разъехалась по шву. Стала осыпаться. Как будто бы вместо юноши была искусно сделанная статуя из песка… медленно истирающаяся под невидимыми ветрами времен.

— Реальность… меняет знак!.. — опустил револьвер Нистальф. — О нет! Когда сомкнутся глаза на крыльях… когда потомок будет нянчить предка… когда цветочек аленький прорастет в сердцах… когда огненный смерч пройдет сквозь время… когда песок забвения улыбнется и заплачет… когда пять сторон света поцелуют пятки мертвеца… когда…

— Что вы несете? — оборвал магистра Дима.

— Это снорочество. То самое. Оно было про нас. Все сошлось!

Жуткий смех заполнил пространство. Смеялся Неверлинг, свернув громоката в трубочку и опираясь на него, словно на трость. От Жоры осталась кучка серого песка.

— Как же долго мы ждали!.. — загрохотал нечеловеческий голос в натужном скрежете гранита и хрустальном перезвоне.

— Эм… — неуверенно отозвалась Машка, делая к нему шаг. — Это я тебя… разбудила… Теперь ты должен на мне…

Ее оборвал все тот же страшный смех, от которого закладывало уши, и дрожал воздух, а потом Неверлинг упал, словно тряпичная кукла. Над ним возникли призрачные очертания… дракона. Лера охнула и закрыла себе рот ладонью. Дракон был тот же самый, что пытался сбить их самолет. Уменьшенная копия.

— Нет, только не это! — прошептала она. — Зефирный дракон?

И словно услышав ее, дракон стал разрастаться. Гранитные стены тронного зала уже не вмещали его, и сильный толчок свалил всех на пол. Стены уходили куда-то вниз… или вверх? Замок стонал, исторгая их из себя. Над головой обнаружилось темное звездное небо. Дышать стало нечем. Ледяная пустота накрыла колпаком.

Дракон выжег огненным дыханием весь воздух, и если бы Марандо не сбил Машку с ног, то от нее бы осталась горстка пепла. Магистр ни на что не реагировал, просто сидел, привалившись спиной к обломку гранитной колоны, тяжело дышал и бормотал себе под нос:

— Это конец… Нас уже нет… Даже памяти не останется… сожрет и не подавится…

Дракон взмыл в вышину и загрохотал оттуда:

— Жалкие! Ничтожные! Нам пришлось невероятно долго ждать ваши пустые сознания!..

— Магистр! — в отчаянии воскликнула Лера, подбираясь ползком к Нистальфу. — Ну ведь можно же как-то его победить?

— Альфомунское царство не смогло… сгинуло… теперь и мы… сгинем…

— Прекратите панику! — разозлился Дима, подползая к магистру с другой стороны. — Марандо, да тащи ты Машку сюда, в укрытие! Думать надо!.. Тесса, хорош точить когти! Что за снорочество?

Но бормотание магистра утонуло в рокоте, с которым дракон заходил в крутое пике на площадку, оставшуюся от тронного зала:

— Мы так долго ждали… пока нас позовут… спали и видели сны… Но никто не звал… Все забыли!

Мощный порыв воздуха от крыльев дракона опять сбил несчастных с ног.

— И как же ты проснулся? — крикнула Лера, упрямо поднимаясь на ноги. — Кто тебя разбудил? Что ты сделал с Жорой? Отвечай!

Девушка пребывала в том состоянии, когда уже перестаешь бояться. Смесь отчаяния, отваги и сумасшествия.

— Жора? — расхохотался дракон. — Жормаг Бесстрашный? Да! Кенриг Неверлинг? Да! Жора Ильницкий? Нет! Слишком мелок и жалок для нас!

— Что ты с ним сделала, ящерица пупырчатая?!? Отвечай!

— Валери, — отрешенно пробормотал магистр, — оставьте это… Нас уже все равно нет, как и Жоры…

— Ошибаешься, ничтожная функция зиро! Георгий Ильницкий был нашим вместилищем, — загрохотал над головой дракон, заходя на второй круг. — Он единственный выжил в крушении самолета. Лежал в коме, пока мы томились в его сознании…

— Что?.. А мы? Что с нами?

Раздался выстрел. Марандо опустил руку с револьвером. Пуля прошла навылет и исчезла в звездной тьме, не причинив ни малейшего вреда зефирному дракону.

— А наши тела? — заорала Лера. — Что ты с ними сделал? Где мы?

Дракон неожиданно съежился до размеров котенка и подлетел к девушке, зависнув у нее перед носом и работая крылышками.

— Твоя бабка пыталась выткать тебе королевскую судьбу и разбудила нас, — пропищал дракончик, передразнивая девушку и изящно уворачиваясь от выпущенного в него Машкой файербола.

— Что? — отшатнулась Лера. — Нет. Не может быть. Как?

— Хотела для тебя принца. Сплела функцию невероятности. ПОСМЕЛА СВЯЗАТЬ НАС!!!

Ярость маленького дракончика обратилась сокрушительной вспышкой света, такой яркой, что все ослепли. А когда зрение вернулось, то перед Лерой стоял знакомый ей старик из самолета. Он мерзко улыбнулся девушке.

— Разумные вероятности так бесполезны и глупы… Одна свернулась в Пречистом Истоке в зиро, моля о существовании условных родственных порождений… и получила!.. Событие случилось, но не продлилось. Их отец уснул, размазав плотность вероятности, чтобы они не уснули, не обернулись в зиро… И никто не мог собрать их свет обратно! Никто даже не пытался варьировать и разложить эти недофункции, чтобы усыпить их!..

Лера отчаянно замотала головой, отказываясь понимать этот математический бред, но магистру все показалось понятным:

— Получается, что проклятие леди Антонии было случайным… Она просто хотела, чтобы ее малышки не уходили… не засыпали… любой ценой… даже ценой вечного сна для мужа… Вот поэтому его никто не мог добудиться…

— Другая разумная вероятность возжелала для внучки принца!.. Спящего принца из снорочества! И целый мир впридачу!.. — ярился старик, легким движением руки отшвыривая прочь атакующую кошку, но по-прежнему обращаясь к Лере. — Твоя бабка связала две цепочки событий в одну… невозможную… пожирающую самое себя… сворачивающую время и пространство в петлю зиро… И мы проснулись… Но не смогли провести сопряжение функций!.. Наше вместилище спало! ОНО СПАЛО!!! ДРЫХЛО!!!

Взрыв тьмы, и тошнота, как будто проваливаешься на американских гонках, задыхаешься и тонешь одновременно. Как в том сне…

— И мы томились в комплексном пространстве чужого сознания, связанные отрицательной вероятностью… — печально произнес Жора за спиной у девушки, кладя ей руку на плечо.

Лера охнула от неожиданности, схватившись за сердце.

— Убрал от нее руки! — не выдержал Дима и заехал обидчику в челюсть.

Но его кулак провалился сквозь пустоту, а красный шарф на шее у парня превратился в удавку, обмотавшись вокруг горла и взвившись вверх.

— Отпусти его! — заорала Лера, вертя головой по сторонам в поисках дракона, но его не было — ящерица опять исчезла.

Дима задыхался, болтаясь в воздухе и судорожно царапая шею, а голос зефирного дракона продолжал вещать:

— Ты мешала… ты связала нас… бесконечно малое ничтожество!.. Бесконечно малое ничтожество со знаком минус! Невозможное! Мы пытались разложить тебя… обратить… утопить… усыпить… конформировать… сузить и даже дифференцировать!.. Но ТЫ!!!

— А, была не была, — махнул рукой магистр и вытащил из кармана остатки паутины. — Сейчас я покажу тебе, как надо складывать вероятности, пустое ты множество!.. Даже если они отрицательные!..

Воздух вспыхнул ярким светом. В алом зареве возникла жар-бабочка Елена, маленькая, но с невероятно огромными крыльями, на которых дико вращались в разные стороны четыре пары глаз ее сестер. Принцесса залилась радостным детским смехом, перекувыркнулась в воздухе, подрезав острым крылом удавку-шарф, и запела колыбельную Лериным голосом. Дима рухнул на площадку, надрывно кашляя и хватая ртом воздух. Но дракон тоже не мешкал. Он возник на площадке в образе Неверлинга и протянул руки к призрачной жар-бабочке со словами:

— Девочка моя, иди к папе…

И зефирных дух принцессы Елены бросился к нему в объятия и тут же исчез с жалобным пшиком. Магистр замотал головой:

— Нет, ну что за бред! Почему некромантический ряд не сошелся?.. Надо было брать больше одного порядка разложения?.. Но откуда же?!?

Фальшивый Неверлинг опять исчез и обратился в зефирного дракона. Его громогласный смех сотряс всю площадку. Тварь казалась неуязвимой. Лера почувствовала чудовищную усталость. Колени у девушки подкосились, но она нашла в себе силы подползти к Диме. Парень сжал ее руку, пытаясь успокоить.

— Я что-нибудь придумаю… — прошептал он. — Не бойся.

Дракон развернулся и на бреющем полете пошел на площадку со словами:

— Но даже ничтожество можно обернуть на пользу! Ты собрала свет, проинтегрировала недофункции и разбудила для нас Неверлинга! Мы не смогли разорвать связующую нить твоей бабки, но можем развернуть ее в тебе в бесконечность!

Гранит вспыхнул пожаром от огненной струи дракона, разбив площадку на несколько частей. Лера взвизгнула, держась за Диму. Они с ним остались на крошечном островке, который плыл во тьме.

— И поэтому ты станешь нашим вместилищем!.. Снорочество сойдется в зиро, деленное на бесконечность!..

Чудовищных размеров тварь летела к ней и тянула когтистую лапу прямо к ее сердцу, но в последний момент Дима оттолкнул Леру прочь и заслонил собой…

Зефирная струя пробила ему грудь, и он рухнул на пол, захлебываясь кровью. Дракон глухо заворчал:

— Еще один бесполезный функционал зефира!.. — и ушел на второй круг.

Лера застыла, глядя на истекающего кровью Диму. Лютое бешенство охватило девушку. Стоп-кран реальности! Его сорвало. Сорвало красной нитью с запястья.

— Ах ты тварь!.. Чтоб тебе пусто стало! — заорала она, грозя дракону кулаком с зажатой в нем нитью. — А в пустоте ты не полетаешь! Воздуха нет, чтоб подъемную силу создавать! А крылья? Что это за крылья? Да их несущей поверхности не хватит, чтоб и котенка в воздухе удержать! Слышь, ты, выкидыш больного воображения пьяного авиамоделиста! Ты же не можешь летать!!!

Дракон взревел и выпустил огненную струю, но Леру уже было не остановить.

— Огнем плюешься, грелка рваная? А желудок у тебя луженый? Нет? Так это у тебя изжога! Ты не можешь изрыгать огонь! Неоткуда! У тебя и желудка нет! И нечему гореть! Пусто! Слышишь?!? Пусто тебе! Пустое ничтожество! Тебя нет!!! Нет! Не существуешь! Ты — бред воспаленного сознания Жоры! Убирайся ему в подкорку! Или где ты там хранишься! СГИНЬ!!!

Красная нить полетела в огонь, в одно мгновение съежилась и превратилась в пепел.

— НЕТ!!! — взревел дракон, но было уже поздно.

Его расправленные крылья, как выяснилось, без должных несущих элементов, больше не могли поддерживать дракона в пустоте небытия. Огонь пожирал их, словно газетные вырезки, ведь крылья не имели огнеупорного покрытия. Желудок растворился в надуманной изжоге, осыпались кости, не выдерживая аэродинамических нагрузок. Реальность отторгала зефирного дракона и рвалась уродливыми дырами, наматываемая на невидимый клубок неверия. Не существовал… не существует… и не будет существовать…

Захлебываясь рыданиями, Лера бросилась к Диме.

— Не умирай! Слышишь? Не смей умирать! Я не разрешаю! Не смей! Живи!

Из-за слез она ничего не видела, только что есть силы зажимала шарфом страшную рану на груди парня, чувствуя угасающие толчки крови. Жизнь вытекала между пальцев, расплетаясь в вероятности страшного исхода… словно петли спускались со спиц и путались, исчезая в пасти прожорливого хаоса… Но Лера продолжала упрямо подхватывать обрывки и сплетать их в узор жизни… Над головой завывала гроза, обрушившаяся на остров. Самая страшная гроза, которую только видывали Зефирные острова. И лишь чуткий кошачий слух эроморфы мог уловить отдаленное гудение движителей грозного линейного зефиррина, полным ходом идущего на остров…


ГЛАВА 31 | Дракон в зефире | ГЛАВА 33