home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 30

Южная башенка замка взорвалась и разлетелась обломками…

Эроморфа прижала уши и вздыбила шерсть.

Замок вздрогнул…

Машка испуганно осеклась на полуслове и задрала голову.

По потолку побежала трещина…

Принц пошатнулся и отступил, потрясенно глядя под ноги.

Гранит на полу сделался прозрачным, прорастая трещинами…

Магистр побледнел и открыл рот в беззвучном крике, указывая пальцем на зарево за окном.

Окна зазвенели и осыпались осколками…

Жора вскочил на ноги.

Люстра на потолке стала крениться, словно в замедленной съемке…

Дима схватил Леру за руку и вздернул на ноги.

Задребезжала посуда на столах… Одинокая меренга скатилась на пол… и исчезла в дыре…

— БЕЖИМ!!!

Замок дрожал и схлопывался, словно мыльный пузырь. Лопались стены, образовывая уродливые дыры… Перекрытия под ногами проваливались, отсекая пути отхода… Прямо перед носом рухнул тяжелый шкаф, подняв облако пыли… Верх и низ перепутались… Дверь вылетела со свистом… От скрежета ныли зубы и даже кости… Вперед!.. Только вперед… Яркий свет ударил в глаза… И все стихло… Только неумолимый маятник продолжал отсчитывать ход… Бом… бом… бам…

— Цела? — тормошил ее Дима.

— Я… да… кажется… Почему?.. Опять?..

Лерочка ощупала себя и пришла к заключению, что она скорее жива, чем нет… Глаза болели от яркого света, и девушка почти ничего не видела.

— Дима? Это ты? А мы где?

— Все там же. В замке.

— А…

Значит, не сон. Ужасный кошмар продолжался.

— Да отпусти ты мою руку! — голос Машки.

— Тьфу, дура! Да ты в дыру чуть не свалилась, если б не я! — голос Марандо.

— А тебе какое дело! Ну свалилась бы!..

— Так свалилась бы вместе с моей курткой!

— Вот! Подавись!

Глаза немного привыкли к свету, но открывшееся зрелище было неутешительное. Южного крыла замка больше не существовало. На его месте были руины, застывшие в опасно неустойчивом покое. Внутренний двор замка, куда смогли вырваться герои, запертые в смертельной ловушке, был небольшим пятачком, залитым необычайно ярким солнцем. Хотя почему же солнцем?.. Разве оно может быть синим? Синее пламя!..

— Это же опять из-за меня!.. — вырвалось у Леры.

Дима обнял ее за плечи и погладил по голове.

— Тише-тише… Все хорошо, — шепнул он.

Машка опять собачилась с принцем, швырнув ему в лицо куртку, магистр пребывал в трансе, уставившись в одну точку и что-то бормоча под нос. Эроморфа сидела в обнимку с Трешкой и нервно точила когти о гранит, издавая противный звук. Лера тяжело сглотнула и попросила:

— Хватит.

Что-то было не так.

— Хватит! Замолчите!

Но что? Ужасно болела голова, а стук маятника отдавал в висках.

— Заткнитесь все!!!

Почему они никак не умолкнут? Кого-то не хватало… Но кого? Бом… бом… бам!

— ГДЕ ЖОРА?!?

И тут наконец все замолчали и посмотрели на Леру.

— Какой еще Жора? — огорошила ее вопросом Маша.

Дима обеспокоенно пошевелился и пощупал лоб, но Лера оттолкнула его руку и вскочила на ноги.

— Жора! Где он?

— Ты о ком?

— Валери, вы себя хорошо чувствуете?

— Отвратительно я себя чувствую! — разозлилась Лера. — Но с ума пока еще не сошла! Где Жора? Георгий Ильницкий! Я помню! Он же был с нами!

Ее спутники переглянулись между собой, и девушка похолодела.

— Как же так? Вы издеваетесь надо мной?!? Он был с нами в самолете! Поступил в академию! Летел с нами на «Улитке»! Вторым пилотом! Маша! Ну ты-то вспомни! Он еще с тобой заигрывал, потом ко мне приставал!..

Дима нахмурился.

— Кто это посмел к тебе приставать? И почему я только сейчас об этом узнаю?

Лера обвела остальных умоляющим взглядом, но на лицах ее спутников было написано искреннее недоумение и беспокойство. Магистр хмурился и нервно накручивал кончики рыжих усов.

— Валери, — осторожно начал он, — вы хотите сказать, что видели с нами некоего Жору?..

— Да! — топнула она ногой. — Видела! И не только!..

Договорить ей помешал ужасный скрежет. В проломе стены появилось жестяное чудовище. Оно было похоже на гротескного дровосека с громадным тупым топором в одной руке и легкомысленным зонтиком в другой. Вместо морды у чудища горел синий фонарь под шляпой-треуголкой. Лучи фонаря ощупывали пространства и фокусировались… фокусировались…

— Пречистый Исток… — потрясенно выдохнул магистр. — Это же светлячок… Не может быть…

Лера отупело смотрела, как чудовище медленно загромыхало к ним. Трешка ощерился пастью с острыми болтами и заградил собой хозяйку.

— Не может быть? — горько спросила она. — Магистр, забыли, что сами назвали меня Валери Невозможной?

— Кто это? — спросил Дима. — Магистр? Кто?

— Светлячки. Их специально создали для…

Чудовище уперлось в поваленную колонну, попыталось через нее перелезть, но его ножки были слишком коротки. А обойти, очевидно, не хватало мозгов.

— … создали для охраны замка от непрошенных гостей. И в качестве тюремщиков для леди Антонии.

Чудовище заворчало и встряхнуло зонтик. Он раскрылся, и на его куполе показался непропорционально маленький пропеллер. Лопасти зажужжали, и монстр медленно поднялся в воздух вопреки всем законам аэродинамики…

— Но эти твари уснули вместе с остальными обитателями замка, — продолжил магистр и вытащил револьвер. — Ваше Высочество, уходите.

— Ага, уже бегу, — ответил Марандо и тоже достал револьвер. — Скучно не будет.

— Это вам не игрушки! — резко ответил магистр и выстрелил.

Пуля попала прямо в фонарь, но тот лишь мигнул и пошел трещинами. Чудовище продолжало переть напролом.

— Можно же убежать! — воскликнула Маша.

— Да не дергайся ты! — задвинул ее принц и прицелился. — Скорость хода светлячка напрямую зависит от скорости движения жертвы. Пока мы стоим, оно еле ползет…

Прогремел еще один выстрел. Трещины на фонаре-морде чудовища углубились, но свет так и не погас. И тут из пролома выбралось еще одно чудище. Лера следила за всем с какой-то злорадной обреченностью.

— А если его поджарить? — спросила Машка.

— Попробуй, — коротко ответил принц и сделал еще один выстрел.

Фонарь взорвался с ослепительной синей вспышкой. Чудовище рухнуло на пол грудой металлических обломков. Но торжествовать было рано. Из проема ему на смену показался еще один светлячок. Машка воинственно гикнула и влупила файерболом прямо в чудовище. Но оно довольно заурчало, словно проглотило вкусняшку, и затопало шустрей.

— Вот черт!

— Посторонись, — потеснил их Дима с банкой в руках.

Магистр побледнел.

— Ваше Сиятельство, я надеюсь, вы знаете, что делаете!..

— Я тоже на это надеюсь…

Парень откупорил банку и вывернул на пол нечто невидимое, а после стал чертить что-то на граните. На полу проступали линии, вспыхивающие перламутровыми сполохами. Концентрированный зефир! Одно из чудовищ было уже совсем близко, и нервы у трусливой эроморфы сдали. С диким шипением она отчаянно бросилась на врага и вцепилась когтями в фонарь. Раздался треск и скрежет, бестолковые взмахи топора. Трешка отважно бросился под ноги атакованному чудищу, и оно потеряло равновесие, грохнувшись на пол. Магистр подскочил к поверженному монстру и выстрелил в упор. Фонарь лопнул. И тут же, словно назло, из проема вылезло еще одно чудовище.

— Скорость… приоритет цели… Максимальная скорость… Но как?.. — бормотал себе под нос Дима, а чудовище подбиралось к нему вплотную.

— Дима! — не выдержала Лера. — Надо уходить!

Но парень, казалось, ничего не слышал.

— Не отвлекайте его, — отодвинул ее в сторону магистр и опять выстрелил. — Может, ему удастся что-нибудь слепить из зефира…

Попал! Не дойдя до Димы всего пару шагов, монстр развалился на части, брызнув осколками фонаря. Парень поднял голову и подобрал один из осколков, задумчиво покрутив его в руках.

— Магистр? Как эти твари определяют скорость цели?

Нистальф пожал плечами, а Диме ответил принц.

— Это же мех на основе светлячка! Не тупи! У нас скоро кончатся пули!

— Хм… Эхолокация? — Дима так спокойно поскреб подбородок, как будто бы это не на него сейчас топал жуткий гибрид механизма и живого светлячка, размахивающий топором. — Нет, это у летучих мышей…

— Свет! — крикнула Лера. — Светлячки между собой общаются световыми сигналами! Ну разве ж непонятно!

— Светосигналы? Лазерное излучение? Ладно, допустим… Присвоим параметр длины волны… а если инфракрасное? Хотя нет… Синий же спектр… Странно это как-то… Фиг с ним. Пусть инициализируется красный…

На полу из концентрированного зефира вылупилось красное облако и превратилось в сияющий колобок. Он радостно подпрыгнул вверх, пружиня и звеня, как свиная копилка, набитая мелкими монетками, потом поскакал прочь. Чудовища, все как один, повернули морды-фонари за колобком. Секундное колебание. Перемигивание. Никто не дышал. Потом монстры раскрыли зонтики и взлетели в воздух, орудуя громадными топорами как рулями направления. Колобок запрыгал еще выше, ловко уворачиваясь от светлячков-дровосеков и переливаясь всеми цветами спектра. Лера, задрав голову и затаив дыхание, следила за этой сумасшедшей погоней, пока странная вереница механических чудовищ не скрылась на верхних этажах. Дурдом…

— Потрясающе, Ваше Сиятельство! — выдохнул магистр и опустил револьвер в дрожащей руке.

Дима продолжал сидеть на корточках и хмуриться. Марандо спрятал оружие и подошел ближе.

— Дим, твоего навиженца надолго хватит?

— Понятия не имею… И я, кажись, накосячил в расчетах… Тупанул со спектром… Зациклил смену цветов… без прерывания?.. А когда зефир закончится?..

— Друзья мои! — к магистру вернулось прежнее расположение духа. — Давайте радоваться тому, что мы живы. Предлагаю убраться отсюда, пока…

— Свет… Свет… Свет… — теперь зациклило уже Леру. — Ну свет же! Разве вы не поняли? Свет в окошке! Это я… Все из-за меня!.. Свет!

Дима наконец оторвался от изучения своих каракулей и подошел к девушке.

— Лерка, хорош истерить! — встряхнул он ее за плечи.

— Я не истерю! — топнула она ногой. — Вы что, не понимаете? Свет! Их пятеро!

— Валери, давайте вы нам поясните все по дороге, — примирительно сказал магистр. — Предлагаю выбраться из замка…

— Светлана!

— Светы тут нет, — терпеливо начал Дима, беря Леру за локоть и таща вслед за магистром. — Она осталась в Ла-Арке и…

— Дуру из меня не делай! Светлана! Одна из пяти принцесс!.. Да послушайте же! — остановилась она. — Магистр! Это же была южная башня? Это она взорвалась? И там была похоронена Светлана? А я пела ей колыбельную!

— Что? — споткнулся и оглянулся в изумлении магистр. — Вы что пели? Колыбельную? Когда? Зачем?

— Неважно! Это не может быть просто совпадением, понимаете? А все остальные принцессы? Что означают их имена? Тоже свет? Ведь для любой матери ее ребенок — это свет в оконце!.. Леди Антония могла их всех так назвать! Могла петь им, еще нерожденным, колыбельные, а когда я тоже спела, то… Пусть не зиромансия, но… У меня же есть слабенький дар книжницы!.. А еще нам надо найти Жору!

Магистр выглядел настолько ошеломленным, что чуть не провалился в разлом, но Тесса успела вовремя схватить его за плащ и оттащить от края. Нистальф застыл столбом в опасной близости к пролому, бормоча себе под нос:

— Светлая… лучезарная… солнечная… ясная… и сияющая… Действительно… Но почему? Колыбельная… Додуматься же надо было… Все спят… а она им колыбельную… А если они-то как раз и не спят? Если это и стало ключом? Ведь их тела так и не были найдены?.. Или же их нашли, но…

Магистр хлопнул себя по колену и развернулся к своим спутникам:

— Мы должны добраться до восточной башни и проверить мою догадку.

— Я не позволю грабить могилы принцесс! — моментально просек ситуацию Марандо.

— Боюсь, Ваше Высочество, речь идет уже не о грабеже, а кое о чем похуже…

Переходы замка были неустойчивыми, гранит пошел трещинами. Пару раз за окнами пронеслась безумная погоня мехов за зефирным колобком, заставив всех замереть в ужасе. Всех, кроме рыжего плута.

— Мы только взглянем, — уверял магистр, шагая впереди.

— Нам надо найти Жору! Неужели вы все его забыли?

— Валери, уверяю вас, никакого Жоры с нами не было.

— Я не сошла с ума!

— Лер, ну чего ты в самом деле заладила? — влез Дима. — Мы же тоже с ума не сошли, верно? И нас больше… Мажоритарная логика, знаешь ли…

— По дороге заглянем в тронный зал к Неверлингу? — подала голос Маша. — Я уверена, что его разбудит мой поцелуй!

— Маш, прекрати! Лучше попытайся вспомнить Жору!

— Не дам я какой-то бродяжке лобызать моего предка!

— Можно подумать, тебя кто-то спрашивать собирается. Задницу обгорелую прикрой, стыдобой не свети!

— А чего ты на мой зад вообще смотришь? Хотя смотри-смотри… когда тебе еще доведется узреть королевских красот…

— Ой-ой-ой, было бы еще на что смотреть!..

— Пфф… ну почему же вы опять ссоритесь?.. — жалобно спросила кошка, плетясь последней. — Между вами аж искрит, пошли бы пообжимались, что ли…

На бедную эроморфу опять все зашикали. Винтовая лестница восточной башни уходила вверх, но казалась какой-то смятой, как будто из пожеванного картона. Магистр решительно сделал первый шаг, но его нога словно утонула в киселе.

— Осторожно!

— Нда… — пробормотал Нистальф. — Замок пробуждается, и время берет свое, теперь это совершенно очевидно. Друзья мои, будьте смелее! Нам надо успеть до пробуждения громокатов.

— К-к-каких еще громокатов? — испугалась Лера.

— Поверьте, Валери, лучше вам не знать, каких. Вы не захотите увидеть этих чудовищ воочию.

— Я туда не пойду! — заупрямилась Маша. — Что я там забыла? Мне надо в тронный зал.

— Кто тебя туда пустит! А ну пошли!

Марандо схватил ее за руку и потащил за собой по лестнице вслед за магистром. Дима и Лера переглянулись между собой и последовали за Его Высочеством. Эроморфа замыкала их нестройные ряды.

Могильной плиты не было. После взрыва проход в башню уже ничем и никем не охранялся. Пахло пылью и чем-то приторно сладким. Спеленутое узловатое тельце гусеницы висело в коконе из шелковой паутины, которая заполняла собой все пространство в башне. Но через тонкий слой паутины на героев смотрело сморщенное детское личико. Принцесса Елена. Получеловек-полубабочка-полугусеница. В наступившей тишине гулко отдавались звуки маятника.

— Боже мой… — потрясенно прошептала Маша. — Что это такое? Гусеница? Или ребенок?

— Я так и думал, — удовлетворенно кивнул магистр. — Принцесы были не мертворожденными, а нежизнеспособными в том облике, который поддерживался родником этого острова. Недоделки Джулиана Хищного.

Любопытная эроморфа тут же навострила уши и подалась вперед, разглядывая и обнюхивая гусеницу, но тут же отпрянула и расчихалась.

— Принцесса… она живая? Или мертвая? — дрожащим голосом спросила Лера.

— Ни то, ни другое. Морфогенез. Принцессы застыли в незавершенном превращении. Жар-бабочки во время стадии окукливания спят, пребывая в Пречистом Истоке, но… Хм… А если леди Антония сама их здесь спеленала?.. В надежде на то… Да, возможно… Интересно… Валери!

От окрика магистра вздрогнула не только Лерочка, но и все остальные.

— Что ж вы так орете? — поморщился принц.

— Они так и не смогли уснуть! — Нистальф продолжал в крайнем возбуждении наматывать круги вокруг кокона.

— Вот-вот, уснешь тут, когда всякие любопытные бродяжки по замку шастают и лезут целоваться…

— С тобой никто целоваться точно не собирается!..

— Тише! — магистр от избытка чувств схватился за паутину и вырвал из нее клок.

Гусеница-принцесса опасно закачалась, на пол посыпалась серебристая пыль. От сладкого запаха слипалось в носу. Нистальф потрусил вырванным обрывком перед носом у Леры.

— Вы должны спеть еще раз, чтобы убедиться.

— Не буду, — отвела она его руку и поморщилась. — А вдруг и эта башня взорвется?

— Вряд ли, — не согласился Нистальф и колупнул ногтем кокон, пользуясь тем, что принц отвлекся на препирательства с Машей. — Но даже если это случится, то все равно подтвердит мою догадку.

— Магистр, — укоризненно покачала головой Лера, — как вам не стыдно? Держите руки при себе. Имейте уважение к несчастным девочкам.

— Вам не кажется, — опять вмешался Дима, — что разумней проверять любые гипотезы подальше от… эмм… точки эксперимента?

— Гм… Но принцесса может не услышать колыбельной или… — рыжий плут продолжал ковырять кокон.

— Лера пела ту колыбельную вообще не в замке, а на месте крушения «Улитки».

— Вот… А когда пела? Вчера? А подействовало когда? Если принять скорость распространения звука в воздухе… с высоким содержанием зефира… при температуре… — магистр углубился в расчеты, используя кокон в качестве доски и выводя на нем формулы химическим карандашом. — А звукопроницаемость зефирных пленок замка? Вы ее знаете?

— Нет, откуда? — пожал плечами Дима.

— Вот и я не знаю. Ладно. Пусть. Если усреднить, то… примерно десять часов?.. Да, вероятно… Тронный зал. Он равноотстоит от всех пяти… нет, уже четырех башен. Там и проведем эксперимент.

— Я не давала согласие! Быть подопытным кроликом не собираюсь! — возмутилась Лера. — Магистр, да оставьте вы паутину в покое!

Окрик девушки привлек наконец внимание принца, и Нистальфу заломили руку за спину, с позором выволакивая из башни. Но проходимец успел наковырять себе полный карман опытных образцов из кокона принцессы Елены…


ГЛАВА 29 | Дракон в зефире | ГЛАВА 31