home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 29

— Магистр! Мы найдем вам другой, поменьше! — уговаривала Лерочка. — Этот все равно не поднять! Ну пожалуйста!

Но Нистальф мертвой хваткой вцепился в цветок, который был размером с ларек, и замотал головой.

— Нет! Несите веревки!

— Нам Машу спасать! — не выдержала Лера. — А вы со своими глупостями! И вообще! Я вас обманула!

Бесполезно. Он ничего не хотел слышать. Пришлось искать веревки, обвязывать цветок и тащить его за собой. Нахалка Тесса вскарабкалась на верхушку перевернутого цветка и устроилась там, не желая топать самой. Дима подтянул обрывки моста и вытащил застрявший в корне злополучный сапог, правда, уже без каблука, поэтому отломал каблук на втором сапоге Леры. Это было всяко лучше, чем идти босиком. Наконец приключенцы выдвинулись в дорогу. Впереди гордо тянул упряжку Трешка, за ним шагал странно молчаливый Жора. Марандо вяло переругивался с Димой, а Лера старалась не выпускать парней из виду, готовая вмешаться в случае чего. А вот на магистра напал словесный понос в виде трехчасовой лекции по истории острова Бертуклоса…

— Как вы можете видеть, друзья мои, замок имеет пятиугольную форму…

— На Пентагон похоже, — неожиданно подал голос Жора.

— На какой еще Пентагон? Не перебивайте меня! Так вот, о чем это я? Да, вы спросите, а почему именно пятиугольную?..

Никто спрашивать не собирался, все молча шагали к выросшему и закрывшему собой небо замку.

— Было ли это гениальным прозрением зефирного архитектора Кромзили или просто счастливым совпадением? Хотя постойте, каким же счастливым? Скорее, наоборот. Пять прекрасных малышек, родившихся у леди Антонии и Его Высочества Неверлинга, скончались, не прожив и несколько часов! Я б хотел вам поведать о причине смерти, но увы, вскрытие так и не проводилось… Вот если бы… исключительно, чтобы развеять эти ужасные слухи…

— Какие еще слухи? — не выдержала Лерочка.

— Что их задушила обезумевшая мать… или что девочки были не совсем… эмм… не от Кенрига, и он приказал похоронить их живьем…

— Магистр, прекратите! — теперь уже не выдержал Дима. — Зачем вы, как бабка на лавочке, пересказываете непроверенные глупости и пугаете Леру?

— Так в том то и дело, что непроверенные! А надо бы проверить. Представьте себе, что тела несчастных малюток так никто и не видел! Высказывались даже сомнения, что девочки вообще были…

— Вот и давайте считать, что их не было, на этом и остановимся!

— Но с другой стороны, принцесс успели наречь именами, а пять башенок в замке стали последним приютом малышек…

Тесса на верхушке цветка украдкой всхлипнула. Магистра это еще больше воодушевило; он начал перечислять несчастных принцесс поименно и тыкать пальцем, указывая на башенки.

— Светлана… в южной…

Лера вздрогнула и споткнулась.

— Ольга… в западной… Елена… в восточной…

— Почему такой странный подбор имен? Почему все имена славянские? — невольно вырвалось у Леры.

— Елена Прекрасная была… Это вообще-то из древнегреческой мифологии, — не очень уверенно возразил Дима.

— Лукьяна и Роксана… бедняжки… в северных башнях… отсюда не видно.

Девушка нахмурилась. Смутная догадка крутилась в голове, но так и не оформилась.

— Как думаете, друзья, мы сможем заглянуть в восточную башенку? — продолжал Нистальф. — Она не охраняется, и если нам повезет, то можно будет попробовать поднять могильную плиту…

— Магистр! Уймитесь! — вспылил Марандо. — Я не позволю вам осквернять могилы моей родни!

К воротам замка вел широкий лестничный подъем, размером с футбольное поле. Никто не захотел тащить по ступенькам тяжелую горжиредию, все слишком устали, поэтому остались глухи к угрозам и стенаниям магистра. В конце концов, Нистальф сдался и привязал цветок к одной из гранитных опор, как будто и в самом деле опасался, что кто-то может угнать горжиредию в его отсутствие. Хотя ветер вполне мог ее сдуть…

… потому что ворота замка и его стены дрожали от каждого порыва, как будто были сделаны не из гранита, а из ткани. Лера осторожно коснулась пальцами атласной поверхности и тут же отдернула руку. Обжигающе холодно!

— Из чего это вообще?..

— О, это еще одно величайшее изобретение Кромзили! Укрепленные зефирные пленки. Наподобие тех, что используются в зефиропланах, но значительно крепче, чтобы выдержать вес конструкции и перекрытий. И как вы видите, архитектурный ансамбль замка Неверлинга производит впечатление парящего над землей шелкового шатра с пятью кумполками на башенках, в одной из которой, просто напоминаю, можно сдвинуть могильную плиту…

Марандо побагровел и сжал кулаки.

— Магистр! — успела вперед принца влезть Лера. — Неужели вы думаете, что магистр Астельха способна ответить взаимностью расхитителю гробниц?

— Эмм… а я что?.. Я ж исключительно ради торжества правды и… науки… ничего не расхищаю…

— Что-что там про мою сестричку? — тут же насторожилась Тесса. — Кому это она там отвечать должна?.. Некроманту?!?

— Он зиромант, — дипломатично поправила ее Лера. — Положительный во всех смыслах зиромант, да, магистр? Который ни о чем таком не помышляет, правда?

Нистальф горько вздохнул, с тоской глядя на восточную башенку, и кивнул, потом толкнул ворота. Вернее, откинул их, словно полог шатра, и отважные искатели правды вступили в замок.

Едва ворота закрылись, как наступила оглушающая тишина. Стих вой ветра снаружи, умолк скрип корней горжиредии. И от этой неживой тишины сделалось не по себе. А потом издалека донесся глухой стук.

— Что это? — шепотом спросила Лерочка.

Звук повторился. Потом еще. И еще. Бом. Бом. Бом.

— Маятник? — тоже шепотом предположил Дима.

— Эгегей! — вдруг заорал магистр так громко, что остальных чуть сердечный удар не хватил. — Привратник! Эгегей! Гости! Встречай гостей! Эгегей!

Но ответом ему были жутковатое молчание и удары гигантского маятника где-то в недрах замка.

— Повымирали они там все, что ли? — пробормотал себе под нос магистр и оглянулся на остальных. — А вы чего застыли? Идем в сторожку. Там должен быть привратник. От меня не отходить, а то потеряетесь.

И бодро двинулся по струящейся зеленым бархатом лестнице.

Довольно скудная обстановка была покрытой тонким слоем пыли и паутины. Коридоры и проходы искривлялись по немыслимым законам, когда зрение твердило, что идешь вверх, а сила тяжести говорила, что спускаешься. Ступать было страшно, кружилась голова. Лерочке однажды довелось побывать на аттракционе, когда надо было пройти по обычной комнате, где все было перевернуто вверх ногами, а зеркала искажали видимость наклона пола. Только сейчас было в стократ хуже. Стены казались настолько неустойчивыми, что хотелось схватиться за них и закричать, чтобы все остановилось и замерло в покое. Дима предложил девушке руку, и Лера с благодарностью взяла его под локоть, осторожно ступая по зыбкому граниту, который вдобавок иногда вдруг начинал мерцать и делался прозрачным.

— Класс, — Дима же, напротив, крутил головой по сторонам в восхищении. — Как будто попал в разломы Адальоры в игрухе, а текстуры не прогрузились… А что? Может прав Игорек? И этот мир — компьютерная игрушка, а? А жители здесь неписи…

— Ваше Сиятельство, — скривился магистр. — Я попрошу без оскорблений. Какие еще неписи?

— Ммм… — шумно втянул воздух Марандо. — Как сытно пахнет…

— Должно быть, привратник с обслугой обедают. Да, вы правы, Ваше Высочество, — принюхался Нистальф и воодушевился, — а давайте-ка свернем и заглянем на огонек. За мной!

Магистр ловко юркнул в один из проходов, за ним со скрипом попрыгал Трешка. Леру затошнило. Пахло чесноком. Тессе запах тоже не понравился, кошка расфыркалась и расчихалась.

В просторной замковой кухне героям открылось удивительное зрелище. Дым стоял коромыслом, а столы ломились от изысканных блюд. Возле печи стояла… Маша в своем пурпурном платье, поверх которого был нелепо повязан передник. Словно во сне, девушка одной рукой помешивала что-то булькающее в кастрюле, а второй… поддерживала огонь в очаге. В кухне было так холодно, что зуб на зуб не попадал, но девушка этого не замечала, хотя сама покрылась тонким слоем инея, словно ледяная принцесса. Опасная магия огня отбирала все тепло вокруг, истощая при этом и стихийницу-самоучку.

— Маша!!! — крикнула Лера и устремилась вперед, но Дима успел вовремя схватить ее за руку.

— Стой! Это опасно!

— Пусти!

— Главное, не касайтесь ее, иначе она может и вас поджарить, — предупредил магистр и щелкнул пальцами перед лицом у Маши. — Мария? Вы меня слышите?

Но девушка его не слышала и не видела, она продолжала помешивать булькающий в кастрюле… борщ. Лера огляделась. Рядом на тарелке уже подсыхали свежеприготовленные чесночные пампушки, которые вкупе с борщом были фирменным блюдом Машки, и которые на дух не переносила Лерочка. Столы ломились от яств: тут и торты, тут и запеченный гусь с яблоками, и заливная осетрина… или что там Машка приспособила вместо осетра? Словно в той сказке… и закатила она пир на весь мир… Ну пусть не мир, но человек триста накормить можно было.

— Господи! Да она же сама это все приготовила! — ужаснулась девушка. — Но откуда? Откуда взяла продукты?

Магистр отмахнулся.

— Из погребов. С островом нет регулярных сообщений, поэтому припасы для сторожей привозят сразу на несколько месяцев. Меня другое беспокоит. Как ее вывести из этого состояния? Ваше Высочество, боюсь, вам придется…

— Ммм?.. — промычал Марандо, уплетающий стянутый с тарелки мясной рулет. — Кхм!.. Чего?!? Я вам… что?!? Кхм…

Дима легонько похлопал его по спине, помогая прокашляться.

— Да, Ваше Высочество, — кивнул магистр, — без вас никак. Только вы можете спасти…

— Да идите вы все к навиженцу в задницу!..

— Как некрасиво для будущего наследника престола, — укоризненно покачал головой магистр. — Отойдите все, пожалуйста, в сторону. Ваше Высочество, давайте. Очень легкий ветерок… осторожно… чтобы не испугать ее и не вызвать непроизвольной вспышки магии… или…

Нистальф не договорил. Злой порыв ветра пронесся по кухне, вырвал поварешку из рук Маши и сорвал с нее фартук. Девушка вздрогнула и недоуменно посмотрела на свою пустую ладонь, сжала-разжала пальцы на второй руке, на которой виднелись страшные ожоги, потом наконец перевела осмысленный взгляд на магистра и нахмурилась. Огонь в печи погас. Марандо бесцеремонно оттолкнул Машу от кастрюли и с подозрением принюхался.

— Эта дура все тепло из замка вытянула. Брр… Что за гадость она тут готовила?..

— Мария, как вы себя чувствуете? — осведомился Нистальф. — Садитесь, прошу вас…

— Мне… надо… закончить… ужин… — едва выговорила она посиневшими от холода губами. — Мой борщ… по секретному… рецепту… и мертвого… разбудит… Последняя надежда… Я должна… закончить…

— Машенька, родная моя! — кинулась к ней Лера, обнимая и прижимая к себе. — Господи, какая же ты холодная!.. Ей надо согреться!.. Срочно!..

На Машу надели все теплое, что нашлось, ухитрившись даже отобрать капитанскую куртку у сопротивляющегося Марандо. Тесса, правда, предложила согреться другим способом, но на нее опять все зашикали. А вот забрать у Димы подаренный теплый шарф так и не удалось. Парень неожиданно уперся и заявил, что подарком делиться не собирается. Впрочем, одежды хватало и без этого, но Маше все равно было плохо. Она не вполне осознавала себя, была какой-то заторможенной, словно спросонья.

— Маш, а Маш? — тормошила подругу Лера. — Ты как? Зачем ты уехала одна? Как вообще здесь оказалась?

— Письмо… Надо было… срочно… попасть в портал… на остров…

— Слушай, да дай ты ей поесть сначала… — вмешался Жора. — Горяченького. Борщик, кстати, нечего так получился…

Он плюхнул себе в тарелку щедрую ложку сметаны и принялся уплетать. Дима сглотнул голодную слюну и потянулся и себе за тарелкой. Лера смотрела на это с ужасом.

— Вы с ума сошли? А вдруг продукты в замке были отравлены? Или туда подсыпали эту… Пыльцу папоротника, чтобы нас усыпить?.. А еще есть опасность ботулизма!… Или пищевого отравления из-за несвежих продуктов!..

— Вы прелестны, Валери, — восхитился магистр, вновь обретя шутливый настрой. — Вот так постоянно тренировать свою восприимчивость к неудачам, изобретая их невозможные сочетания! Это сразу выдает в вас будущую великую зиромантку…

— Вот-вот, — поддакнул Дима, сгребая с блюда еще одну пампушку. — Великую паникершу с манией преследования и параноидальной мнительностью…

— Но вынужден вас успокоить, Валери, — сказал магистр и кивнул на принца, который после некоторых сомнений последовал примеру ребят и теперь тоже прихлебывал борщик, войдя во вкус. — Его Высочество…

— Ну что опять?!? — нервно вскинулся тот. — Я ем и никого спасать не буду!..

— Ешьте-ешьте, — успокоил его Нистальф. — Видите ли, Валери, если бы что-то было в еде, то камень в перстне Его Высочества уже бы сработал…

— Это как?

— Никого из королевской семьи невозможно отравить, потому что черный бриллиант в перстне реагирует на любую отраву. Огранка самого Грисфарда, легендарного ювелира королевского дома и…

— А почему же он не сработал, когда Тесса отравилась? — перебила Лера.

— Да потому что она сожрала эту злосчастную кулебяку втихаря, не предложив Его Высочеству.

Эроморфа что-то протестующе промумкала, обгладывая гусиную ножку.

— Поэтому мы можем спокойно отобедать… Кстати, как называется это восхитительное блюдо, похожее на кровавые ошметки в черепушке?

Дима подавился борщом и закашлялся, и теперь уже принц похлопал его по спине.

— Это борщ, — вздохнула Лера. — Но я, пожалуй, воздержусь. Диета.

Прокашлявшийся Дима недовольно блеснул фасеточным глазом, разглядывая девушку, и буркнул:

— А куда это ты худеть собралась?

— Куда надо, — отрезала она.

Маша немного оттаяла в прямом и переносном смысле этого слова, с ужасом наблюдая, как стремительно исчезает из кастрюли ее кулинарный шедевр.

— Я же готовила борщ для Неверлинга! Что вы наделали!

— Мы тебя вообще-то спасли, — раздраженно одернула подругу Лера, давящаяся голодной слюной. — Давай рассказывай, как ты сюда попала.

— А я просила? Я просила меня спасать?

— А кто прислал мне сигнал SOS по кристаллу связи? Почтальон Печкин? — разозлилась Лера. — Напугала до смерти!

— Я ничего не присылала! С ума сошла?

Магистр нахмурился и вмешался в спор.

— Мария, успокойтесь, пожалуйста. Давайте все проясним. Мне любопытно, как вы смогли попасть на остров? Церемония отбора закончилась неделю назад, и сюда не летают зефиролеты.

— Через портал, — пояснила Маша. — Мне письмо пришло, что отбор продлили, и надо срочно отправляться…

Тут девушка осеклась и потерла ладонью лоб.

— А я не помню… — растеряно призналась она. — Не помню, что дальше… Помню только, как спешила… а потом уже здесь…

— Сюда невозможно выстроить стабильный портал… Но допустим, вам повезло. И что тут? Кто вас встретил? Где привратник?

— Не знаю… Тут никого не было… Я обошла замок и забрела на кухню… И поняла… сразу поняла, что надо делать!.. Я же не просто хорошо готовлю! Я решила, что приготовлю Его Высочеству такой обалденный борщик, что он не только ото сна, но из могилы выкопается и ко мне приползет! Ведь не зря же у меня обнаружили способности к магии жизни!..

— Хм… Пока все указывает, что способности у вас больше к магии разрушения, — заметил магистр, выразительным жестом обводя разгром в кухне.

Маша огляделась на раскиданные ветром остатки пиршества и пожала плечами.

— Вот не надо грязи. Это не я. Это он! — она тыкнула локтем в бок Марандо. — И хватит жрать мой борщ!

Принц дернулся и пролил на себя ложку с борщом, окропив рубашку ярким красным пятном.

— Ах ты!.. — вскочил он. — Неблагодарная бродяжка! Могла бы спасибо сказать!

— Ваше Высочество… — заикнулся магистр, но его никто не слушал.

— Тебе?!? Спасибо?!? За что? За то, что ветром в меня плевал?!?

— Воровка!

— Я?!?

— Ты! Без спроса вломилась в замок!..

— Меня пригласили!..

— Еще и лгунья! Ограбила кладовые!..

— Что?!?

— Пыталась отравить этой гадостью!..

В воздух с тарелки взмыли остатки борща и угрожающе свернулись в маленький вихрь багровых капель.

— Гадостью?!? Ах ты жлоб!..

Маша выставила вперед руку и полыхнула огнем, подбив борщевой смерч на полпути.

— Что ж ты сожрал полкастрюли? Ты тоже тогда вор!

— Это все принадлежит моей семье!.. И в этот раз не отвертишься!.. Астельха тебя не спасет! Получишь по заднице!..

— Ага, щас!.. Ты тоже!..

Штаны на Его Высочестве начали дымиться, но он ничего не замечал в пылу ссоры, поднимая в воздух еще один вихрь, который еще больше раздувал тлеющий на заднице пожар… Лера отупело смотрела на перевернутую горку из любимых ореховых меренг, чувствуя, как желудок от голода сворачивается в узел. Над ней просто все издеваются!.. Как же все надоело… Какой-то дурной фарс…

— Да гори оно все синим пламенем… — закрыла она глаза…

… и поэтому не увидела беззвучной вспышки за окном…


ГЛАВА 28 | Дракон в зефире | ГЛАВА 30