home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 28

— Но она ведь не умрет? Ведь не умрет же? — не находила себе места Лерочка.

Магистр брезгливо подобрал из пакета остатки кулебяки и принюхался, потом, к ужасу присутствующих, отправил кусочек себе в рот.

— Что вы делаете?!?

— Пробую.

Он пожевал и выплюнул, помрачнев еще больше.

— Да, это она. Пыльца папоротника.

— И что теперь? — спросил Марандо, глядя на дрыхнущую кошку.

— Сложно сказать. Мне не доводилось вскрывать эроморфов, отравленных лошадиной дозой Пыльцы.

— Тьфу на вас! Я вас спрашиваю, как ее спасти? Или она сама… проснется?

— Не проснется. Сама точно не проснется.

И магистр устремил выразительный взгляд на Марандо. Тот сразу все понял и попятился.

— А без этого можно, а? — жалобно спросил он.

— Нельзя.

— А может Дима, а?

— Что Дима? — нахмурился сам Дима.

— Дмитрий, у вас была интимная близость с Тессой? — без обиняков спросил магистр.

— Конечно, нет!

— Тогда вы не подходите. Только вы, Ваше Высочество, сейчас можете спасти эроморфу.

Лерочке сделалось нехорошо. Магистр сейчас имел в виду то, о чем она подумала? Марандо скривился и пожаловался:

— От извозчика по вызову скатиться до мальчика по вызову…

— Он же не собирается ее?.. — срывающимся голосом спросила Лера и попятилась. — Я не буду на это смотреть!

— Эмм… — даже Дима растерялся. — Магистр, а как именно он будет спасать Тессу?

— Передавая часть зефирной сути, — коротко и без привычного ехидства ответил Нистальф. — Вся надежда на то, что Тесса еще не полностью растворилась в Пречистом Истоке и инстинктивно потянется за знакомой эроморфической энергией. Ваше Высочество, с каждым мигом промедления шансы уходят!

— А, да навье с вами! — махнул рукой Марандо и склонился над Тессой.

Лера хотела закрыть глаза, но болезненное любопытство все же заставило ее смотреть. Но ничего такого не произошло. Марандо целовал Тессу, а их фигуры постепенно окутывались фиолетовым свечением. Нистальф следил за всем, прикусив губу и нервно щипая себя за усики.

— Если поцелуй не сработает, придется углубиться, — заметил он.

Марандо оторвался от губ эроморфы и огрызнулся:

— Вот не надо мне здесь под руку!.. И под остальные части тела!

Но тут Тесса закашлялась и ухватилась принца за шею, потянув его на себя. Он чертыхнулся и вернулся к прежнему занятию, а кошка уже обвивалась вокруг него, хотя так и не открыла глаз…

— Пожалуй, я пойду в каюту спать, — пробормотала Лера. — Спокойной ночи.

Кают как таковых не было. Перегородки между ними были смяты во время крушения, поэтому Лера просто нашла уголок поукромней, устроилась там и скомандовала Трешке охранять. Из иллюминатора поддувало и подтекало. Снаружи все еще шел дождь. А когда к этому еще и добавились характерные звуки оханья-аханья из капитанской рубки, то и вовсе стало невыносимо. Зато о кошке уже можно было не волноваться. Лерочка не выдержала и побрела обратно, к костру. Поспать явно не получится. Но у костра она наткнулась на Диму. Он сидел, задумчиво наблюдая за искрами пламени и подперев кулаком подбородок.

— Я не помешаю? — спросила Лера, присаживаясь рядом.

— Нет, — вздохнул он и подвинулся.

— От меня одни неприятности, — понурилась девушка. — А теперь еще и Тесса чуть не погибла.

— Ну не погибла же. Магистр сказал, что с ней все будет в порядке.

Повисло неловкое молчание. Настроение у Леры было ниже плинтуса, она шмыгнула носом и всхлипнула. Дима всполошился.

— Не вздумай тут реветь.

Лера закусила губу и замотала головой.

— Я не реву, нет. Просто… я не знаю, как с этим справляться…

— Когда-то я чувствовал примерно то же… — тихо сказал Дима. — У меня тогда умер отец, и я… просто потерялся. Ушел с головой в игру. Глушил себя. Целыми днями напролет пялился в экран монитора, задротил на пиксели и ничего не слышал и не видел… В игрушках ведь все ясно. Четкие правила, что и как нужно сделать, чтобы добиться желаемого, а если умрешь… то просто отправишься на точку респа. Не то что в жизни…

Лера осторожно пошевелилась и спросила:

— А твоя мама? Что она?..

— Мама? — горько усмехнулся парень. — Она нас бросила, когда мне и двенадцати не было. Уехала в Италию на заработки и нашла там себе нового мужа и новую семью. Ни я, ни отец ей не были нужны. Нет, она звала меня к себе, но… У нее уже был новый сын. Я не поехал, да и отца бросать не хотел.

— Мне так жаль, — вырвалось у девушки, и она погладила Диму по плечу. — Но она же вернулась? На похороны? Вы хотя бы поговорили?

Он отрицательно мотнул головой.

— Нет. Не соизволила приехать. Прислала деньги, как всегда делала. Но я не об этом. Мне тогда действительно было хреново, и я совсем опустился. Меня грозили выпереть из института, уже даже пришла повестка из военкомата, а я играл и играл… не вылезая из общаги… до опупения и рези в глазах… А потом Игорь… Ты не смотри, что он на первый взгляд такой шалопай. Он оказался настоящим другом, хотя потом и говорил, что ему просто надоел зомбак, сидящий возле компа в его комнате. Игорь тогда силой вытащил меня за город… Он ролевик. Свежий воздух здорово прочищает мозги. Я увидел взрослых дядек-теток, бегающих по лесу с самодельными луками, размахивающими железками вместо мечей и воображающих себя эльфами и принцессами… Так глупо и смешно… И я словно прозрел, понимаешь?

— А разве это плохо — мечтать о чем-то таком? — несколько уязвленно спросила Лерочка. — Я вот тоже в детстве воображала себя принцессой…

— Эльфийской? — улыбнулся Дима и отвел прядь волос с ее лица, словно проверяя наличие соответствующих длинных ушек. — Нет, ничего плохого в этом нет, если только не путать вымысел и реальность. А я попутал. Но потом… взял себя в руки. Подтянул хвосты по сессии, записался в секцию по боксу в университетской команде, нашел себе подработку. И стал учиться, как проклятый, чтобы получить стажировку в престижной компании. Я поставил себе цель и добился… У меня получилось, и у тебя получится. Только раздели уже реальность и эти глупые выдумки насчет собственной невезучести…

— Чего? — оторопела Лерочка. — Почему это выдумки?

— Лер, — очень мягко сказал Дима, — ну ты же на технической специальности училась… Ты серьезно веришь в то, что твои слова могли вызвать грозу?

— А ты веришь в то, что это могло быть совпадением? Опять? Пятое совпадение подряд? А как же теория вероятности? Ты же компьютерщик, можешь посчитать! — вернула шпильку Лера.

— Могу, — не стал спорить он. — Такая вероятность будет маленькой, но не равной нулю. И знаешь, я рад, что ты полетела с нами. Уж лучше здесь с нами, чем без нас там, где за тобой охотится непонятно кто.

— То есть ты на меня не злишься? — обрадовалась Лера.

— Ну… — протянул Дима. — Злюсь, но если ты споешь, как обещала, то…

— Да ну тебя! — толкнула она его в плечо.

— Ты обещала, — поддел ее парень. — Давай. Спой что-нибудь. То, что тебе нравится больше всего.

По навесу убаюкивающе стучали капли дождя, и Лера почему-то вспомнила мамину любимую колыбельную…

— Лунные поляны,

Ночь, как день, светла…

Спи, моя Светлана,

Спи, как я спала…

Голос девушки, поначалу неуверенный, окреп и и зазвучал с чарующей мягкостью, заставляя почувствовать себя ребенком в теплых объятиях мамы, укачивающей и защищающей свое дитя от любых опасностей…

— Ты здорово поешь, — восхищенно выдохнул Дима и осекся, словно боясь разрушить очарование наступившей тишины.

— Правда? — неуверенно улыбнулась ему Лера.

Он кивнул и придвинулся ближе, осторожно приобняв ее за плечи. Лера затаила дыхание, чувствуя, как кровь стучит в висках, и забыв обо всем на свете. Молодые люди склонились друг к другу, и время для них застыло в сладком предвкушении первого поцелуя… Но их губам не было суждено встретиться. Между парочкой влезла наглая кошачья морда.

— Меня!.. Меня чмокайте!.. — эроморфа сложила губки бантиком.

— Ну Тесса!!!

— Ах ты!.. А ну брысь отсюда!..

— Чего это сразу брысь? А я не хуже могу спеть! Вот, послушайте…

Под гнусавые завывания колыбельной Тессы в ту ночь так никому уснуть и не удалось. И только Марандо, который вырубился сразу же после оказания первой эроморфической помощи, сладко посапывал в капитанской рубке под мяу-бай…

Когда рассвело, перед отважными приключенцами открылась потрясающая картина. Замок из зеленого гранита возвышался на каменными грядами, однако в его очертаниях была какая-то неуловимая неправильность, как будто кто-то рисовал его, начисто позабыв о законах перспективы. Лерочка щурилась на замок, пытаясь понять, в чем дело. Может, это оптическая иллюзия, искажение из-за ветров? На острове Бертуклоса дули очень сильные ветра — следствие работы магов-погодников, которые полностью перекроили остров по указке Кенрига. Ветра имели странную природу. Их сила менялась с высотой. Возле земли было еще терпимо, но чем выше поднимались крылья, тем сильнее крепчал ветер. В вышине темные грозовые облака вскипали смерчами и искрили разрядами, грозя обрушиться на землю и затопить ее… Лерочка поежилась и плотнее закуталась в тоненькую накидку на плечах. Наряд девушки, который и так не был предназначен для экстремальных походов, сильно пострадал во время крушения. Рукав шелковой рубашки порвался, часть пуговиц отлетела, а из юбки был выдран большой клок, превратив ее в экстравагантный шлейф.

— Выдвигаемся! — бодро скомандовал Дима.

На Трешку перенесли и сложили часть вещей из яхты, собрав все необходимое для похода, попутно переругавшись с магистром, который настаивал разместить его саквояж, даже если придется выбросить остальное. Тесса изображала из себя больную, охая и ахая, закатывая глаза и требуя у Димы, чтобы он нес ее на руках. Жора был рассеян и безразличен, а Марандо хмур и зол. У принца вообще был нездоровый и усталый вид. Очевидно, бурное лечение кошки не прошло для него даром.

Ущелье змеилось бездонной трещиной, разрезая пополам каменистое плато с гигантскими цветками горжиредии. Они были ядовито-красного оттенка, от чего казалось, что серое безжизненное пространство усеяно кровавыми ошметками. Зрелище завораживало и одновременно ужасало. Древесные корни горжиредии оплетали плато и прорастали в камень, образуя ненадежные мостики через ущелье. Они раскачивались над бездной под порывами ветра и скрипели. Магистр заявил, что удача любит смелых, выбрал мост покрепче и отважно ступил на него. Лерочка с ужасом думала, как пойдет следом. А что, если корень под ней окажется трухлявым, или не выдержит ее веса, или ветер вдруг окрепнет, а ведь еще есть такое опасное явление, как резонанс мостов…

— Хватит воображать всякие ужасы, — словно прочитав ее мысли, сказал Дима и взял девушку за руку. — Пошли.

— Нет! Лучше по одному… Так же выше вероятность, что мост выдержит, а не рухнет или…

Дима погрозил ей пальцем, и Лерочка торопливо зажала себе рот, чтобы еще что-нибудь не накаркать.

— Давай, иди вперед, — поторопил он ее. — Я следом.

Каблук застрял. В корне. Провалился в трещину и застрял намертво. Девушка зажмурилась и осторожно попыталась высвободить ногу. Бесполезно.

— Ну и чего ты там застыла? — крикнул ей Дима. — Красотами любуешься?

— Каблук застрял! Я не могу…

Дима чертыхнулся и ступил на мостик.

— Нет! — заорала Лера, останавливая парня. — Не ходи! Если мне суждено погибнуть, то лучше одной! Я не хочу, чтобы и ты!..

— Дура! — разозлился Дима. — И паникерша!

Мостик угрожающе закачался, когда парень в два шага преодолел расстояние, разделявшее его и Леру.

— О нет… — выдохнула девушка, отчаянно вцепившись рукой в один из корней. — Мы сейчас упадем…

— Ногу давай!.. — держась одной рукой за корни, Дима нагнулся и принялся расшнуровывать злополучный сапог. — Вот какой идио… гм… альтернативно одаренной нужно быть, чтобы додуматься одеть обувь на каблуке в такое место!..

— У меня другой нет… — всхлипнула девушка, борясь с тошнотой от увеличивающейся амплитуды, с которой раскачивался мост. — Не было времени купить… Ты же не дал времени собраться в дорогу… И я… О боже!..

Мост мелко-мелко задрожал и выгнулся. Дима дернул последний крючок на сапоге и взялся за щиколотку, освобождая Леру из западни.

— Топай вперед! Живо!

Переступая одной обутой, одной босой ногой, девушка рванула к спасительному краю, куда уже перебралась вся команда «Улитки». Следом бежал Дима. Но он не успел. Корни взвизгнули, словно живые, и лопнули.

— НЕТ!!!

Лера бросилась к краю и свесилась вниз. Парень успел схватиться за корни и сейчас раскачивался над бездной. В тугом сплетении корней лопнул еще один, не выдержав размаха колебаний и усиливающегося, словно нарочно, ветра.

— Сделайте же что-нибудь! Вытащите Диму!

Марандо выругался и кинулся к Трешке, где начал торопливо рыться в вещах. Табуретка жалобно заскрежетала, почуяв беду. Принц вытащил обрубок доски и подбросил его вверх. Тот перекувыркнулся в воздухе, удлинился и расправил крылья, после чего спланировал к ногам юноши.

— Ваше Высочество! Вы же не собираетесь?.. — магистр осекся и замотал головой. — Это опасно! Ветра слишком нестабильны! И сильны! Не смейте!..

Но Марандо уже не слушал его. Он запрыгнул на «жука» и нырнул вниз, в бездну, крикнув:

— Пожелайте мне удачи, магистр!

Словно бумажный самолетик, подброшенный неумелой детской рукой, «жук» круто спикировал вниз, но потом вышел из пике, накренился, разворачиваясь, и скользнул к Диме. Как раз вовремя! Лопнул еще один из корней! Обрывки моста продолжали угрожающе раскачиваться над бездной, набирая размах по воле непредсказуемого ветра. Марандо подлетел к парню и… поплыл рядом с ним. Крылья «жука» взбивали маленькие вихри в попытке удержать скорость при каждом порыве ветра. Не отпуская корней, Дима нащупал ногой поверхность «жука» и перенес на нее часть веса. А потом решился отпустить одну руку, чтобы ухватиться за Марандо. Принц что-то рявкнул, Дима кивнул ему в ответ, а следом «жук», пыхтя и фыркая, начал медленно набирать высоту. Лерочка следила за всем, затаив дыхание, и только когда эти двое достигли края, позволила себе выдохнуть с облегчением.

После случившегося всем было необходимо придти в себя, поэтому сделали вынужденный привал. Ладони у Димы были ободраны до крови, и пронырливая Тесса тут же стала увиваться возле него. Лерочка попыталась сунуться, но кошка мигом ее оттеснила.

— Тесса, ну хватит, — отмахнулся Дима. — Мне просто нужен бинт. Не надо лизать! Фу, прекрати!

— А я брала аптечку! — обрадовалась Лера. — Сейчас принесу.

Кошка обиженно надулась и расфыркалась, что слюна эроморфа обладает целебными свойствами, но ее никто не ценит… И вообще, так нечестно, и что ее, Тессу, никто не любит и не хочет с ней кувыркаться, и что она так не играет…

— Иди приставай к Марандо! — посоветовала ей Лера, бинтуя Диме руки.

Его Высочество сидел неподалеку и бережно полировал «жука», выслушивая очередную порцию самолюбований от Нистальфа. Словоохотливый магистр разливался соловьем и пробовал на прочность корни гигантской горжиредии, возле которой расположились приключенцы.

— Без ложной скромности, Ваше Высочество, но только мои необычайно сильные способности в зиромансии… А мы захватили с собой что-нибудь острое? Пилу там или еще что?.. Так вот, ага, спасибо, Георгий, именно мои зиромантические заклинания на удачу обеспечили благополучный исход такому рискованному предприятию, как полет на «жуке»… Подержите еще здесь, Георгий, прошу вас… Да-да, сильнее… Полет на «жуке»… при сильном ветре… и при неустойчивом грузе, в два раза превышающем допустимый!..

— Вашей удаче я предпочту сильного заклинателя зефира на борту, пусть он хоть в десять раз превысит грузоподъемность яхты. Да, Ваше Сиятельство? — и принц с победной ухмылкой подмигнул Диме.

Тот помрачнел и буркнул:

— Сказал же да, чего опять пристаешь.

— А где клятва верности мне, твоему спасителю и будущему повелителю, граф Витте?

— При дворе служить не буду. Только на яхте, — процедил Дима.

— Стоп! Вы о чем вообще? — нахмурилась Лера, потеряв нить разговора. — Какая еще клятва верности? Какое сиятельство? Какой двор? Граф?!?

Но на нее никто не обращал внимания.

— А я тебя что, зря спасал? — вскочил на ноги Марандо. — Жизнью своей, между прочим, рисковал! А ну быстро присягай мне на верность!

— Да пошел ты!.. Фигляр!.. — Дима отодвинул Леру в сторону и набычился. — Забыл, что ты мне тоже жизнью обязан, Ваше Высочество? Портал для мягкой посадки твоей задницы кто вызвал? И какой ценой? Напомнить?

— Ах ты жучара! Да я тебе сейчас!..

Лера влезла между распетушившимися парнями, гаркнув:

— Оба утихли, а то!.. Как прокляну! — и топнула ногой.

И словно в подтверждение серьезности ее намерений, плато издало громкий стон и вспузырилось еще одной трещиной прямо под ногами у ребят.

— Вот навье!.. — побледнел Марандо, отпрыгивая в сторону от раскола. — Димка, угомони свою ненормальную!

— Да при чем тут она… — не очень уверенно пробормотал Дима. — Лера, ты не волнуйся, мы сами разберемся…

Но Валери Невозможную уже было невозможно остановить или угомонить.

— Это кто у нас тут сиятельство, а? — грозно надвинулась она на парня. — Граф, да? Это ты, да?

— Ну я… да… пожаловали титул… А что такого?.. — попятился он, но уперся спиной в цветок горжиредии.

— Граф, да! — ткнула она новоявленного аристократа пальцем в грудь, потом стукнула в плечо. — Ах ты!.. Это ведь ты выплатил мой долг, да?

Дима опустил взгляд и попытался что-то промямлить, но это еще больше раззадорило Валери.

— В глаза смотри! Отвечай! Это ты, да? — схватила она его за воротник.

— Нет, — упрямо соврал он, продолжая косить взглядом вниз.

— Не смей мне врать! Еще и так нагло! — возмутилась девушка. — Это ты! Больше некому! Откуда у тебя деньги? Отвечай! И в глаза смотри! В глаза, я сказала!

— Не могу в глаза…

— Что? Почему это?!?

— Там такой вид… — и продолжил нагло пялиться на ее грудь.

И тут до Леры дошло, что после пробежки по мосту и висения на краю часть пуговиц на рубашке отлетела, не выдержав испытаний. Образовавшемуся декольте теперь могла бы позавидовать даже Тесса…

— Ах ты!.. — Лера запахнула накидку на груди. — Откуда у тебя деньги? Ты влез в долги? Продал себя Марандо, да? Говори! Зачем?!? Я бы сама все ему выплатила!..

Дима наконец поднял взгляд и пожал плечами.

— Ни в какие долги я не влазил, никому себя не продавал, успокойся. Не хотел, чтобы ты была должна этому проходимцу деньги…

— Ты это… не борзей там… — осторожно вякнул принц, ковыряя носком сапога трещину. — Забыл, что я — твой капитан?

— У тебя уже яхты нет, какой ты капитан, отстань, — отмахнулся Дима от Марандо. — Лера, я просто согласился учиться на заклинателя, вот мне титул и пожаловали, а еще небольшое вспомоществование выдали…

— Зачем? Ты же хотел на часовщика! Зачем ты отказался от мечты? — не унималась девушка.

— Ни от чего я не отказывался, — улыбнулся Дима. — Часть занятий по часовому делу будут идти факультативом, часть — как дополнительные. Мне не привыкать много учиться…

— Я тебе все верну! — пообещала Лера. — А вообще, мог бы и меня спросить… Или хотя бы рассказать!.. Кстати, а почему этот прыщ на тебя планы имеет?

— Я попрошу!.. — возмутился Марандо.

Дима не успел ответить. Раздался дикий истошный вопль. Нистальфа накрыло опрокинувшимся цветком горжиредии, словно бабочку сачком. Рядом с подпиленными корнями цветка валялась пила. Споры были оставлены, все бросились вызволять незадачливого магистра из ловушки.


ГЛАВА 27 | Дракон в зефире | ГЛАВА 29