home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 26

В полицейском участке ее заявление нехотя приняли, но девушка прекрасно понимала, что подругу никто искать не будет. Вернее, не так. Ее будут искать, но не там, где надо! Что же делать? Значит, надо нанять частного сыщика! Или бандита! А лучше сразу двух! И отправиться на остров! Но для этого нужны деньги! Вот зачем она отдала выигрыш в счет уплаты долга этому козлорогому принцу? Подождал бы!

Девушка помчалась обратно в Академию, решив умолять казначея Юстинианиса об авансе или займе в счет будущей стипендии. И здесь обнаружился еще один сюрприз.

— Не дам! — заявил жадный крысомус, обхватив руками и прижав к груди кожаный портфель, как будто опасался, что Лера силой отберет его сокровища. — Как вам не стыдно? Как с долгами рассчитываться, так у вас…

— Я верну долг! Но потом! Обещаю!

— В смысле? — казначей нервно подергал застежку на портфеле. — У вас еще какие-то долги образовались?

— Нет, — растерялась Лера. — Я верну долг за разбитого «жука», просто сейчас мне срочно нужны деньги на другое! Дело жизни и смерти!

— Ваш долг за «жука» выплачен! Что вы мне голову морочите! Если вы так запросто, с ходу достаете и возвращаете двести с лишним золотых, то хотя бы постеснялись просить о займе!

— Как выплачен? Вы что-то путаете. Я выплатила только половину…

— Я никогда ничего не путаю, если речь идет о деньгах! — оскорбился крысомус и угрожающе встопорщил усы. — Идите и просите деньги у вашего богатого покровителя.

— Что? — оторопела Лера. — У какого еще покровителя?

— У того графа, который за вас выплатил долг! И хватит отнимать у меня время! Время — деньги!

С этими словами казначей попытался прошмыгнуть мимо Валери Невозможной, но та перехватила его за шкирку.

— Нет уж! Подождите! Говорите, кто за меня выплатил долг!

— Банковская тайна! — отважно пискнул несчастный.

— Какой такой граф?!?

— Не скажу! Идите к ректору! — и цапнул нахалку за руку.

Денег не было, и что дальше делать, тоже было непонятно. Но кто же выплатил долг? Какой граф? Лера терялась в догадках. Кто вообще знал о долге? Магистр? Но он сам был в долгах, как в шелках, да и вроде без графского титула. Может, казначей что-то перепутал? Лера бросилась обратно в приемную ректора, но напуганная прошлым визитом люляка-секретарша, забившись под стол, сообщила оттуда полузадушенным голосом, что барон Кхамало срочно уехал на важную встречу и будет не раньше, чем в понедельник.

Был вечер пятницы, и общежитие опустело. Валери Невозможная сдулась и превратилась в отчаявшуюся Лерочку. Та забрела на кухню, чтобы поживиться чем-нибудь съестным, а то от голода совсем соображать перестала, и там нос к носу столкнулась сама с собой. От увиденного у нее потемнело в глазах. Декольте было таким глубоким, что казалось, что грудь вот-вот оттуда выпрыгнет! Жалкое подобие юбки, короткое спереди, топорщилось павлиньим хвостом пышных оборок сзади, из-за чего попа казалась еще больше! Вульгарные чулки в сеточку и на подвязках заканчивали образ девицы облегченного поведения.

— Не смей ходить в таком виде! — набросилась Лерочка на эроморфу.

Та подавилась пирогом и закашлялась. Грудь угрожающе заколыхалась, корсет затрещал по швам, но выдержал.

— Пфф!.. Почему это?

— Потому что ты меня позоришь!

— А Диме нравится…

— А мне плевать, что ему нравится! Ты в моем облике расхаживаешь, а не в его!

— Хм… Хочешь, при тебе буду превращаться в него?

С этими словами образ пакостной кошки поплыл, и через несколько секунд перед Лерочкой уже сидел Дима. Голый. Девушка зажмурилась и затрусила головой.

— Вернись в свой нормальный облик! Немедленно!..

— Какие же вы все-таки странные люди… — задумчиво мурлыкнула Тесса. — Кстати, а что там дальше в программе ухаживаний? То, что ты назвала, я все испробовала… Цветы, серенады, комплименты… Кстати, в театр пойдем в воскресенье.

Лерочка без сил опустилась на стул и сложила локти на столе, уронив на них голову.

— Ничего там дальше. Все. Игра закончена.

— Как это закончена? — возмутилась кошка. — Добыча не поймана!

— Тесса, отстань от меня, а? У меня подруга пропала, мне и без тебя тошно.

— Какая подруга? Ты еще с кем-то охотилась? А как же я?

Она потерлась бархатной щекой о руку Лерочки и заурчала так успокаивающе, что хотелось закрыть глаза, погладить ее по шерстке и обнять теплую кошачью… Тьфу!..

— Прекрати!

— Ну у тебя же болит… Хочешь, я помогу?..

— Нет!

— Вот и Дима отказывается… — вздохнула Тесса и смачно захрумтела печеньем. — А ведь мучается с глазом. И бегает от меня. Пфф!.. Все равно никуда не денется.

Лерочка сбежала от приставучей кошки, так и не перекусив. Но есть уже расхотелось. Хотелось лечь, уснуть и проснуться на следующий день, чтобы все произошедшее оказалось дурным сном… Но она должна спасти Машу! Что же делать, что? Девушка расхаживала по комнате, спотыкаясь о крутящегося под ногами Трешку и пытаясь придумать план действий. Ясно было одно. Надо во что бы это ни стало попасть на остров. Но ректор сказал, что регулярных сообщений с островом нет. Кстати, а как тогда Маша попала на остров, если отбор давно закончился? Надо расспросить Жору! Он ведь видел ее последним! С этой мыслью Лерочка бросилась в коридор, слетела по лестнице на этаж ниже и затарабанила в дверь парня. Но ей никто не открыл. Где его носит? Она понуро поплелась обратно и уже на своем этаже столкнулась с Димой.

Он был грязный, как черт, и очень усталый. Посмотрел на нее с прищуром, покачал головой, но ничего не сказал. Молча прошел к своей двери.

— Дима, подожди… — вырвалось у нее. — Прости меня, пожалуйста…

Он ничего не ответил, но и уходить не торопился. Просто стоял и смотрел на нее.

— Я не знаю, что делать. Подала заявление в полицию, но они мне не поверили. Никто искать Машу на том чертовом острове не будет.

Дима молчал, и девушка поняла, что он все еще злится на нее из-за пощечины.

— И ректор мне тоже не поверил! Еще и пригрозил, что Машу могут исключить за прогулы, представляешь?

Никакого ответа не последовало. Молчаливое неодобрение действовало на Лерочку гораздо сильнее любых словесных упреков и брани, потому что она тут же начинала воображать себе страшное… Вот ей-богу, лучше бы наорал и дурой обозвал, чем так молчать, как будто она пустое место.

— Ну что ты молчишь? Ну виноватая я, да… ну дура, да. Ну и что теперь, голову себе пеплом посыпать? А еще ректор сказал, что на остров ничего не ходит… в смысле, не плавает… или не летает? Понимаешь? Как Маша могла туда добраться? Вот я и подумала, что Жора может знать, он же видел ее последним, и тот кристалл связи…

Тут наконец парень не выдержал.

— И ты пошла к Жоре?

— Я… ну да… — она осеклась, видя, как он потемнел, и исправилась, — но его все равно не было!

Дима быстро шагнул к ней и взял за локоть, оставляя жирный след на рукаве от машинного масла.

— Значит, так, — потащил он ее за собой. — Сиди дома и не высовывайся!

Он распахнул дверь ее же комнаты, просто ткнув ладонью в запорный механизм.

— Как?.. — изумленно охнула Лерочка. — Как ты ее открыл?!?

— Неважно. Сядь!

Предатель Трешка радостно бросился парню под ноги, но тот не обратил на него внимания. Девушка послушно опустилась на диван, глядя, как Дима раздраженно расхаживает взад-вперед по гостиной, хмуря брови и печатая шаг. Неужели он ревнует? От этой мысли Леру бросило в жар. Но это же глупо!

— Я не думаю, что твоя Маша уехала на этот остров…

— Ну а куда еще она могла уехать?

— Не перебивай меня! Ты — упертая ду… в смысле, чересчур деятельная и настойчивая, все равно ведь не успокоишься, хоть кол на голове теши. Поэтому я помог Марандо с починкой яхты и убедил его отправиться на «Улитке» на остров, чтобы все проверить…

— Правда? — ахнула Лерочка. — Спасибо, спасибо, спасибо!..

От избытка чувств она вскочила с дивана и бросилась Диме на шею, чмокнув его в испачканную машинной смазкой щеку. Он явно не ожидал такой реакции, потому что замер и растерялся, неловко приобняв девушку за талию.

— Спасибо! Когда вы отправляетесь? Мне надо собрать вещи и…

— Какие еще вещи? — пробормотал он, крепче прижимая ее к себе.

— Ну как какие? — отстранилась Лерочка, улыбаясь его непонятливости и заглядывая ему в лицо. — Мне же надо успеть собраться…

— Ты никуда не поедешь, — мгновенно посуровел он.

— Почему это? Маша — моя подруга, и я обязана…

— Сядь!

Он чуть ли не толкнул ее обратно на диван и навис над ней.

— Никаких поездок! Это слишком опасно. Сиди дома и не высовывайся.

— Но я…

— Нет! — оборвал он и погрозил ей пальцем. — Ты и так уже доболталась. Марандо теперь взлетать боится! А женщина на борту — это вообще к беде!

— Что за глупые суеверия? — возмутилась Лерочка. — И вообще! Это шовинизм!

— Да хоть коммунизмом назови. Ты никуда не летишь.

Сказал — как отрезал. И направился к двери, всем видом демонстрируя, что разговор окончен. Лерочка вдруг с пугающей ясностью осознала, что Дима решения своего не изменит, хоть она тут обрыдайся и обскандалься.

— Это нечестно! — выкрикнула она ему в спину.

— И чтоб в мое отсутствие никакого Жоры рядом с тобой и близко не было, — добавил он, уже стоя на пороге.

— А чего это ты тут раскомандовался?!?

— Хотя… — призадумался Дима, скептически разглядывая Лерочку. — Позову-ка я его с нами на остров. Вторым пилотом. Чтоб уж наверняка возле тебя не ошивался.

— То есть Жору ты берешь, а меня — нет?!?

Ее возглас остался без ответа, дверь за Димой захлопнулась. Лерочка вскочила на ноги и заметалась по комнате. Ей надо попасть на остров любой ценой! Уверенность в этом еще больше окрепла, подстегиваемая неясным ощущением не просто беды, а цейтнота… Время, отпущенное Маше, стремительно утекало сквозь пальцы. Этот белый саван так и стоял перед глазами… опутывая жертву… вытягивая из нее последние силы… истощая… словно куколку в коконе… Но как попасть на борт «Улитки»? А если?..

Где может быть повеса и гуляка в вечер пятницы? Разумеется, в лучшем кабаке столицы, что и предположила Лерочка. И она не ошиблась. Магистр Нистальф сидел за столом в «Сытой пупырке» и безбожно квасил. Девушка плюхнулась на стул напротив него и сразу же перешла к делу.

— Магистр, мне нужна ваша помощь!

— Я… го-го-готов… Куда идить? — заплетающимся языком пробормотал рыжий плут, нежно обнимая бочонок эля.

— Мне надо попасть на борт «Улитки». Вы же знакомы с Марандо? Убедите его взять меня, только так, чтобы Дима не узнал!

— Ноченнышные прогу-гулонькаськи на яхутхуне…

Речь магистра была настолько неразборчива, что Лерочка просто догадывалась о смысле.

— Нет, не ночные прогулки! Моя подруга Маша пропала! Уехала на остров Бертуклоса и пропала! Ребята отправляются ее спасать! Но мне надо быть с ними!

— Не-не-не-не-не… — замотал он головой. — Незязя. Избранной незязя. Ничаво низязя.

Очевидно, мысль об Избранной была единственной четкой в его пьяном сознании, что накладывало свой отпечаток на воспринимаемые мыслеобразы его речи. Лерочка с досады выругалась и потрусила задремавшего магистра.

— Магистр! А вы знаете, что магистр Астельха мечтает о цветах?

— Чававо? — встрепенулся Нистальф. — Декодапчему?

— Мы с ней поболтали недавно по душам, и она мне по секрету призналась, — продолжала вдохновенно врать Лерочка… нет, уже опять не Лерочка, а Валери Коварная. — Она хочет, чтоб ей подарили горжиредию!

— Больгигант!.. непмести!.. чоделазачменя?

Девушка не была уверена, что правильно поняла этот поток бессвязных мыслей, но все равно продолжила.

— Да, вы правы. Настоящая горжиредия с острова Мара слишком большая, просто гигантская. Но зато на Бертуклосе они поменьше… Понимаете?

Магистр мотнул головой и уставился на нее мутным взглядом, выдав что-то совсем маловразумительное.

— Если вы поможете мне попасть на борт «Улитки», я привезу вам аленький цветочек, в смысле, горжиредию! Вы подарите ее магистру Астельхе и завоюете ее симпатию! Может быть, она даже пойдет с вами на свидание!

Коварная Валери не имела ни малейшего понятия, что законница будет делать с гигантским цветком жар-бабочек, но это ее сейчас заботило меньше всего. Магистр Нистальф чрезвычайно воодушевился и хряпнул еще кружку эля.

— Да! — вскочил он на ноги. — На остров! Немедля! Добыть цветок!

Его речь вновь обрела ясность, правда, за счет ухудшения координации движений. Рыжий пройдоха покачивался и едва стоял на ногах.

— Да! — подыграла ему Валери, тоже вскакивая и с готовностью подставляя свое плечо. — Сегодня же и отправлюсь!

— Нет! — оттолкнул он ее. — Я сам отправлюсь! А ты сиди! Учи! Зиромансию!

— И долго нам сидеть?…

Лера поспешно зажала рот нетерпеливой эроморфе.

— Тише ты… Долго. Пока не взлетят.

Она наврала Тессе с три короба про то, что следующий этап любовной игры в ухаживаниях предполагает тайное выслеживание и наблюдение за добычей, поэтому простодушная кошка согласилась провести ее на «Улитку», чтобы спрятаться вместе с ней и играть дальше. Эроморфа хорошо знала яхту, часто бывала на ней, а сторожа и вовсе легко обманула, превратившись в Марандо. Под покровом ночи две искательницы приключений проникли на судно и спрятались в грузовом отсеке. Нагруженный вещами Трешка перемахнул через бортик, легко преодолев два метра, который отделяли яхту от причала.

— А почему Дима летит куда-то с Марандо?

— Не куда-то, а на остров Бертуклоса.

— Ух ты!.. Меня туда возили на каникулах!..

— Шшш! Тише ты. Ну кто так в засаде сидит?

— Но мне скучно…

— Руки убрала!..

— Ну Лера..

— И хвост тоже!..

— А ты боишься щекотки?..

— Тсс! Они идут!

Ранним субботним утром на борт «Улитки» вступили три отважных спасателя: Дмитрий Витте в качестве бортмеханика, первый пилот Академии, Его Высочество Герберт Марандо, и второй пилот, Жора Ильницкий. Плечом к плечу, героически и не боясь невзгод, в багровом летнем рассвете, юноши были готовы бросить вызов стихии и совершить подвиг. Их гордые профили, украшенные защитными очками, словно сошли с советского агитплаката про мужественных летчиков-испытателей… Но весь пафос разрушил… возмущенный вопль с причала.

— Меня! Меня подождите!..

По причалу совсем не геройски ковылял магистр Нистальф, путаясь в длинном плаще и волоча за собой саквояж.

— Вот пупыркнутый навиженец!.. — выругался принц, разом растеряв весь героический флер. — Я его не возьму!

— Тогда он заложит нас ректору… — флегматично отозвался Дима. — Вообще не понимаю, как он узнал, куда мы направляемся. Это ты ему разболтал?

— Слышь, или мы взлетаем, или я сваливаю! — нервно перебил их Жора и кивнул на нескладного рыжего плута, который дергал тяжелый саквояж, застрявший на узком мостике. — Грузоподъемность яхты его выдержит?

Тесса тихо ойкнула и вопросительно посмотрела на Лерочку, а той некстати вспомнилось, как с проблемой лишнего веса боролись на печально знаменитом «Гинденбурге»…

— Дима меня убьет… — тоскливо прошептала она. — А тело отправит за борт.

Взревел движитель яхты, и «Улитка» бодро рванула вперед, навстречу приключениям, оставляя за собой зефирный спутный след.


ГЛАВА 25 | Дракон в зефире | ГЛАВА 27