home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 24

Лерочка не помнила, как добралась домой, как отшила нахалку Свету, которая пыталась устроить разборки, как проигнорировала недвусмысленные советы Розы Марковны… Она вообще плохо соображала. Знала только одно. С Машей приключилась беда, ее надо спасать. А если это Марандо?!? Вдруг он прознал о том, что Маша собиралась отправиться в замок, и устроил ей засаду? Похитил? Натравил на нее своих дружков-бандитов?

Всю ночь Лерочку терзали кошмары. Ей снились бабочки, которые превращались в гусениц и пожирали ее гранитное вязанье, она проваливалась в розовый сладкий зефир, который лип к коже и забивался в рот и нос, не давая дышать. Потом появлялся дракон Жормаг и выпускал огненную струю из ноздрей, и Лерочка живьем запекалась, превращаясь в жареный маршмеллоу…

Девушка подскочила на кровати. Низ живота выкручивало от боли. Только критических дней ей не хватало для полного счастья!.. Лерочка по привычке встала, чтобы принять ношпу, удивилась странной ванне и собственному помятому отражению в зеркале, и только потом осознала, что находится там, где нет спасительных таблеток…

Она промаялась до утра в странном забытье. Боль так и не утихла, только усилилась. И Лерочка не выдержала, выползла из комнаты и постучалась в комнату Розы Марковны. Но ей никто не открыл. На часах уже была половина девятого. Все ушли на занятия. По стеночке девушка вернулась обратно и рухнула в постель, скрючившись от боли. Слезы бессилия хлынули из глаз. Пока она здесь валяется, с Машкой там может случиться все, что угодно!.. Может, у Атанасиса найдется какое-нибудь обезболивающее? Но эта мысль пришла слишком поздно, встать и спуститься на первый этаж у Лерочки уже не было сил. Боль туманила мозги.

— Лера, ты тут? — голос вывел девушку из мучительной полудремы.

Это был Дима. Только его сейчас не хватало…

— Уходи! — крикнула она и натянула одеяло на голову, сворачиваясь в клубок.

— Тебя не было на занятиях, и я зашел узнать, что случилось…

Парень заглянул в спальню и остановился в нерешительности.

— Ничего не случилось! — выдавила Лерочка сквозь зубы. — Уходи.

— Ничего? А почему тогда валяешься в постели?

— Хочу и валяюсь! Убирайся вон!

— Ты заболела?

— Нет!

Одеяло бесцеремонно сдернули с ее головы. Дима озабоченно пощупал ей лоб и задумчиво протянул:

— Температуры вроде нет… но ты мне все равно не нравишься.

— Ты мне тоже! Пусти!.. — Лерочка оттолкнула его руку и попыталась натянуть одеяло обратно.

— Позову-ка я Розу Марковну на всякий случай.

— Нет!!!

Но было уже поздно. За Димой хлопнула дверь. Лерочка скрипнула зубами от злости и поползла запирать ее на замок. Вот прав Атанасис — ходют тут всякие тудой-сюдой!.. и без спросу!

Через пять минут в дверь заколотили. Лерочка со стоном спрятала голову под подушку, ожидая ухода докучливых гостей. Но оказалось, что замок Диме помехой не был. Недолго думая, он его вскрыл и запустил в комнату Розу Марковну. Та впорхнула в спальню, источая вокруг себя пряные спиртовые ароматы после практики по травничеству.

— Шо, таки плохо? Умираем? Или таки еще поживем?

— Поживем. Со мной все хорошо. Уходите.

Но Роза Марковна была достаточно опытной. Она мигом просекла ситуацию, отослала Диму в гостиную и вытащила из Лерочки причину недомогания.

— Тю! Сейчас все устроим!

— Только ему не говорите! — взмолилась девушка.

— Таки под окном ему голосить дурным голосом ты не стеснялась! А тут вдруг…

— Ну пожалуйста, не надо!..

Роза Марковна отправила Диму к смотрителю за корой велицветника, в предвкушении потирая руки от возможности испробовать на Лерочке новые знания в травоведенье.

— Таки подумай, какая прелесть этот велицветник! Ношпа, анальгин и димедрол в одном флаконе!..

— А вдруг он ядовитый? А у меня уже почти не болит!.. Может, не надо?..

— Надо, Вася, надо! Эх, где мои восемнадцать… Я бы тут как развернулась!.. А вот вас, молодых, я таки совсем понимать перестала… Нет, оно понятно, что женщина всегда выбирает, но раньше-то парню ради приличия хоть поухаживать за собой давали. Ты ж на Димку так насела, продохнуть ему не даешь…

— Это не я!.. — возмущенно простонала Лерочка из-под одеяла.

— Нет, оно таки понятно, что Света тоже сдаваться не собирается. Но зачем же ломиться в открытую дверь? Мужчине надо дать почувствовать себя охотником. Хоть бы поупиралась для вида вместо того, чтоб на шею вешаться!..

Лерочка поняла, что все бесполезно. Она никому ничего не докажет. Ну и пусть!.. Боль накатывала на нее волнами, заставляя задыхаться и судорожно скрючиваться, комкая в кулаке край одеяла. Господи, когда ее уже наконец оставят в покое?..

— А парень он таки видный… — продолжала разглагольствовать Роза Марковна из ванной, где опять не было горячей воды. — Тихий с виду, но себе на уме. Знает, чего хочет. И кого. Все уже решил.

— Что решил? — не выдержала Лерочка, выглядывая из-под одеяла.

— Как жить, чем заниматься, кого в жены брать…

— Ну и пусть!.. — отвернулась Лерочка, закусив губу от обиды.

— Но тебе таки удалось сбить его с толку. Примчался ко мне перепуганный, ведь этой зефирной штуковиной, что у него вместо глаза, видит, что с тобой не так что-то, а понять, что именно, не может… А, мужчины они все такие… беспомощные в наших делах… Дима таки чем-то напоминает мне…

Но Роза Марковна не успела поведать, кого ей напоминает парень, потому что тот вернулся с добычей. И завертелось… Воду вскипятить, кору заварить, грелку наполнить, батискаф починить, Леру силой напоить… А это было непросто. Кора велицветника воняла преотвратно, раздавленными жуками и почему-то корицей, на вкус была гниловатой и вязкой, поэтому девушка отчаянно отбивалась, но вместе с опытной Розой Марковной Диме удалось справиться и с этой задачей.

Горечь в горле была обжигающей, как будто глотнула чистого спирта. Лерочка закашлялась, пытаясь встать, но Роза Марковна быстро уложила ее обратно и подсунула под бок теплую грелку.

— Все! Спи!

— Мне нельзя… спать… — пробормотала девушка. — Надо… идти… Машу… спасать…

Волны боли становились все тише, а окружающие звуки отдалялись и искажались. Голова кружилась, как будто Лерочка падала с высоты прямо в зефирную ватную перину и тонула в ней все глубже и глубже…

— С ней… в порядке?..

— Таки жить… будет…

— Может… остаться?..

— Пусть спит… Потом…

Проснулась Лерочка уже ночью. Рядом уютным теплым светом горел ночник. Возле ее кровати свернулся в тумбочку преданный Трешка. На нем стояла тарелка с накрытыми салфеткой бутербродами и краснобоким спелым яблоком. От голода стянуло желудок. Девушка села на постели и растерла виски. Потом потянулась за яблоком. Одернула руку. Откуда оно? Соображалось как-то медленно, как будто мозги перегрелись. Но тут взгляд упал на записку. Почерк был Димин. «Атанасис велел все съесть, иначе обидится!» Лерочка невольно улыбнулась. Пирожки были с мясом зефирных ползунов, но теперь девушка уже не опасалась отравиться. Вода в батискафе сделалась наконец-то горячей, и настроение улучшилось. Но как все-таки неудобно получилось!.. Что там Роза Марковна наговорила Диме? И что он мог увидеть фасеточным зрением? И как, черт побери, он вообще зашел в ее комнату, если Лерочка всегда закрывала дверь на ключ?!?

— Трешка! Ну вот как ты мог его пустить? Какой из тебя охранник, а? — девушка укоризненно пожурила питомца, и тот виновато заскрежетал в ответ.

Но самый главный вопрос все равно оставался без ответа. Как найти Машу? Идти искать подругу на ночь глядя было глупо и опасно. Спать тоже не хотелось. И девушка уселась за вязание, обдумывая и сплетая факты в цепочку умозаключений.

Дракон появился возле самолета перед крушением. И он же явился Лерочке в том странном сне наяву в виде старика. Слова бабушки про нить. Тогда, во время падения самолета, и после, в Зале Великого Сна, про родную кровь. И непонятно откуда взявшаяся красная нить на запястье. А если ее бабушка действительно была ведьмой? А если это она их разбудила?.. Лерочка вздрогнула и сбилась со счета, пропустив петлю. Не могла ее бабушка разбудить зефирных драконов, не могла! Ну бред же!.. Хотя весь здешний мир кажется бредом воспаленного сознания…

Но кто-то же пытался утопить Лерочку? Пытался. Это факт. Девушка доверяла своим ощущениям. И сейчас она чувствовала, что с подругой тоже случилась беда. А если Маша угодила в ловушку, заготовленную для нее, Лерочки? Ведь Машка отправилась на поиски принца ради нее!.. Ну может, только чуть-чуть для себя… Девушка отложила вязанье и вылезла из кровати, подойдя к окну. Расколотая багровая луна на темном небе выглядела кровавыми ошметками, и от того тревога за подругу только усилилась. Завтра же с утра надо что-то делать. Отправиться к Марандо и спросить его в лоб, не он ли причастен к исчезновению Маши. Попросить совета у Василики. Попасть на прием к ректору и заявить о похищении подруги. Что еще? Да самой отправиться на этот остров Бертуклоса, если понадобится!..

Девушка обернулась к постели и обомлела. На кровати лежал красный шарф. Ровно такой, какой ей приснился в экзаменационном сне. Она, сама того не заметив, связала его для Димы… А если попросить помощи у него? Ведь идти одной к Марандо страшновато. Но Дима может решить, что она с ним заигрывает, соревнуется с Тессой, и вообще… Ну и пусть!.. Кстати, почему Роза Марковна сказала, что Лерочка ломится в открытую дверь?.. Наверное, она ее просто не так поняла.

Лерочка хотела зайти к Диме с утра пораньше, чтоб не нарваться на Свету, но проспала. Вылетела из дома, на бегу собирая волосы в хвост и скрепляя их костяной бабочкой. И на крыльце нос к носу столкнулась с Димой.

— Ой! Прости…

Она покраснела от смущения, наклоняясь поднять выроненную заколку, но парень ее опередил.

— Держи, — поднял и протянул он ей бабочку. — Как себя чувствуешь?

— Хорошо, спасибо.

— На занятия?

Лерочка кивнула и сощурилась от яркого солнца, заливающего всю улицу.

— Пошли, — вздохнул Дима. — А то уже и так опаздываем.

— Эмм… Пошли. А… эмм… Света? — осторожно спросила Лерочка, памятуя о том, что блондинка старалась не выпускать парня из виду. — Она уже ушла?

Дима скривился.

— Нет, она… Ты ей глаз подбила, короче.

— Чего? — оторопела девушка, судорожно припоминая события прошлого дня. — Когда это?

— Ну в смысле не ты, а Тесса в твоем обличье. Пошли, а то опоздаем!..

Дима подхватил ее под руку и потащил за собой.

— А почему ты не объяснишь ей, что это не я?!?.. — возмутилась Лерочка, едва поспевая за широким шагом парня. — И вообще!..

— А почему я должен что-то объяснять? Ты эту кашу с пари заварила, тебе и расхлебывать.

И ведь не возразишь же!.. Но все равно обидно.

— Честное слово, я не хотела!.. И никакое это не пари. Так получилось, что… — она в который раз сделала попытку объясниться.

— Как думаешь, — перебил ее Дима, продолжая целеустремленно тащить за собой, — в «Сытой пупырке» хорошая кухня?..

Девушка задохнулась от гнева, осознав, что гадская эроморфа последовательно выполняет план по соблазнению, ею же, Лерочкой, озвученный!

— Отличная кухня! Просто замечательная! Тесса знает, куда приглашать!..

— Кстати, она так и не раскололась, на что же вы поспорили. Надеюсь, это хоть что-то ценное. Иначе обидно как-то…

— Ни на что мы не спорили!.. И вообще!.. Пусти!..

Но молодые люди уже успели добраться до входа в главный корпус и теперь стояли перед его широкой мраморной лестницей. Дима покачал головой и вдруг спросил:

— Кстати, а куда делась твоя подружка? Почему ты вчера бормотала, что тебе надо идти ее спасать?

Этим вопросом он словно выбил почву у нее из-под ног. Злость мгновенно улетучилась. Лерочка сникла и пробормотала:

— Маша пропала. Прости, я… Я виновата. Кругом виновата. Ты не подумай… Я не заигрываю. Но мне очень нужна твоя помощь.

— Помощь? В чем? Что случилось?

— Понимаешь, так получилось… Маша отправилась на отбор невест…

— Куда? — удивился Дима.

— На отбор невест для… для принца Неверлинга.

Лерочка с опаской взглянула на парня и не ошиблась. Он потемнел лицом и нахмурился. Девушка поторопилась объяснить:

— Он спит… вечным сном… Жена заколдовала… Но она умерла гусеницей, так что он вдовец. А если его смогут разбудить, то он проснется и снова женится… на Машке… Она так мечтала… вот и…

— Стоп! Какая гусеница? Кто с кем спит, и кто на ком женится? И при чем тут ты?

— Неважно! — отмахнулась Лерочка. — Просто я знаю, чувствую, что с ней что-то случилось! И к этому может быть причастен Марандо!..

— Он тоже спит?

— Да нет же! Мне просто надо у него узнать, не он ли устроил засаду! Я хочу напрямую спросить у него, но если он соврет… А Роза Марковна сказала, что ты видишь зефирную суть… Наверное, и ложь определить можешь?.. Ты… не смог бы ты… пойти со мной к Марандо?

Это все Лерочка выпалила на одном дыхании и замолчала, уставившись в пол и боясь поднять взгляд. Если он откажет, то… Что тогда делать, она не знала.

— Конечно, я схожу с тобой.

— Правда? — выдохнула она с облегчением, поднимая голову и глупо улыбаясь.

Дима смотрел на нее со странным видом, потом покачал головой и сказал:

— Иногда я всерьез сомневаюсь не только в наличии у тебя умственных способностей, но и вообще мозгов. Ты правда думала, что я отпущу тебя одну к такому типу, как Марандо?

От этих слов сделалось тепло и спокойно, хотя ее опять обозвали безмозглой дурой… Но тут Дима добавил:

— Но ты взамен тоже кое-что должна будешь сделать.

— Что? — осторожно спросила Лерочка.

— Спеть мне.

— Ах ты!.. Мало тебе моего позора, когда Тесса у тебя под окном рулады выводила?!? Не буду я позориться! Серенад захотелось? Обойдешься! Да лучше я сама пойду!..

— Лера, мне не нужны серенады, — мягко остановил он поток ее возмущения. — Я просто хочу услышать твой голос. Уверен, ты поешь лучше, чем…

— Я не пою… У меня вообще нет слуха!

— Не беда. Пошли, а то опоздаем.

Разумеется, они опоздали. Но старенький профессор Хавронт был добродушен и незлобив, а еще искренне влюблен в свой предмет — сравнительную биологию разумных видов. Он махнул опоздавшим рукой, чтоб они скорее садились и не мешали остальным, и продолжил:

— Безусловно, самими интересными в этом плане являются жар-бабочки… Они претерпевают удивительные метаморфозы, связанные с осознанием внешнего мира помимо того сна, в котором эти создания проводят почти всю свою жизнь… Некоторые исследователи полагают, что пребывая в окукленном состоянии, жар-бабочки способны воспринимать многомерность миров на сверхуровне, то есть спать и видеть сразу все: что происходило, происходит и будет происходить… Но потом они просыпаются и все забывают… Поэтому среди жар-бабочек так много способных к сновидчеству…

Лерочка удрученно покачала головой, представив несчастную Антонию, превратившуюся обратно в гусеницу. Дима сидел рядом, но не записывал, а рассеянно о чем-то думал, подперев кулаком подбородок. Однако в его конспекте сами собой появлялись аккуратные ровные строчки, которые выводило гусиное перо. Зефирный самописец!.. Лерочка вздохнула и принялась яростно строчить конспект. Ей не до этих глупостей.

— Лер, подожди! — окликнул девушку Жора. — Я тебя вчера не видел на занятиях, поэтому и забыл отдать…

Лерочка украдкой взглянула на Диму, который что-то спрашивал у глуховатого профессора. Только нового недоразумения ей не хватало.

— Чего тебе? Говори, только быстро, я тороплюсь.

Она демонстративно взглянула на наручные часики. Жора пожал плечами и сунул руку в карман.

— Маша просила тебе передать… — у него в руке была миниатюрная хрустальная призма.

— Что?!? А почему ты раньше молчал! Давай сюда! Что это?

— Кристалл связи. Маша торопилась на какой-то там остров и просила тебе передать…

— Как им пользоваться? Как с ней связаться? — Лерочка встряхнула призму в руке, невольно подражая тому, что видела в кабинете ректора, но разбить драгоценный кристалл об пол у нее духа не хватило.

— Никак. Она сказала, что сама тебе позвонит… Ну или как это правильно назвать?.. Покристаллит?

Дима уже заметил Жору рядом с ней и буравил девушку хмурым взглядом. Ну и пусть!..

— Точно самой нельзя ей позвонить? И почему ты раньше молчал? Я вся извелась!

— Ну извини, так получилось… А ты сама где пропадала?

Дима поспешно попрощался с профессором и направился в их сторону. Лерочка очень живо представила еще одно объяснение с парнем и поняла, что ее нервы этого не выдержат. Торопливо сунула кристалл в сумку и пробормотала:

— Приболела я вчера. Ладно, пока, я пошла.

Но далеко уйти не удалось. Дима догнал ее в коридоре и остановил.

— Что этот тип от тебя хотел? — требовательно спросил он.

— Ничего не хотел, — отрезала Лерочка, пытаясь пройти мимо парня, но тот загораживал дорогу.

— Я видел, он тебе что-то дал!

— Да. Маша оставила кристалл связи, — не стала врать девушка, понимая, что это бесполезно.

— Дай его сюда! — Дима выставил вперед ладонь.

— Не дам, — она спрятала сумку с конспектами и кристаллом за спину. — С какой стати?

— Тогда свяжись со своей Машей здесь, при мне!

— Не могу.

— Почему?

— Жора сказал, что кристалл односторонний, поэтому…

— Односторонний? Что за чушь? Давай сюда! У меня он сразу станет двусторонним.

Лерочка заколебалась. С одной стороны, Дима знал толк в извращениях… тьфу ты, во всех этих инженерных штучках. Но с другой стороны… А если он все испортит? И тогда Лерочка потеряет последнюю ниточку к подруге…

— Не надо. Ты можешь его сломать. Я лучше просто подожду от Маши звонка.

— Давай его сюда! Иначе я вообще не буду тебе помогать.

Лерочка грозно сдвинула брови и прижала сумку к груди. Действие коры велицветника прошло, и самочувствие у нее вновь сделалось препаршивым, а тут еще всякие права надумали качать!

— Никуда ты от меня не денешься, — нагло заявила она. — Сам же сказал, что не отпустишь безмозглую дуру одну к Марандо! И вообще! Прочь с дороги! Не зли меня!

Дима оторопел и от возмущения потерял дар речи. Лерочка отодвинула его с дороги, толкнув плечом, и быстрым шагом пошла прочь. В библиотеке ее и так уже заждалась Василика.


ГЛАВА 23 | Дракон в зефире | ГЛАВА 25