home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 18

Лерочку словно обухом по голове стукнули. Как же так?..

— Они там подурели, что ли? — возмутилась Машка.

— Леди Сирин! — испытуемых растолкал и пробрался вперед магистр Нистальф. — Как это понимать? Я требую пересмотреть решение!

Жар-бабочка смерила его холодным взглядом и расправила крылья.

— Вы можете подать апелляцию, магистр. Однако я не увидела в снах вашей подопечной ничего исключительного.

— Вы ошиблись!

Ректор заметно побледнел и стал еще более прозрачным, чем был. А вот косы леди Сирин угрожающе зашипели.

— Никто не смеет указывать Верховной Сновидице! Я никогда не ошибаюсь. А вы, магистр Нистальф, следите за словами, иначе…

— Никогда? Короткая у вас память! Уже забыли Пыльцу папоротника?..

— Тише, тише!.. — попытался вклиниться между спорщиками ректор, но бесполезно.

Увы, даже его доброе слово не смогло остановить назревающий скандал. Жар-бабочка полностью распахнула крылья и проклекотала:

— Я ничего и никому не забываю!

Одна из ее кос змеей метнулась к горлу отважного спорщика. Но тут из тени на полу возник… консул Акхари, чей жутковатый усик взвился в воздух и перехватил косу. Леди Сирин вскрикнула от боли, а рыжий плут даже бровью не повел.

— Я все же осмелюсь напомнить… — зловеще пропел черный жар-мотылек, — что магистр Нистальф находится под моим покровительством…

— А давайте успокоимся! — вдруг прогремел на всю площадь ректор Кхамало и заискрился на солнце так, что глазам стало больно. — И продолжим выяснение отношений в моем кабинете! Не на глазах у студентов!

Лерочке хотелось разреветься. Куда ей теперь идти? Бездарность, посредственность, дура!.. Жирная уродина, к тому же! Никчема!.. Машка сидела рядом и утешала подругу.

— Лер, ну погоди, может ушлый магистр еще добьется пересмотра решения, и тебя примут? Ты же Избранная! Этой жар-козявке там повылазило, что ли? Как она могла не увидеть!

Лерочка тоскливо смотрела на остальных ребят, которые живо обсуждали произошедшее, строили планы на будущее, делились снами… Роза Марковна собирала денюжку на пляжную вечеринку, чтобы отпраздновать поступление в Академию. Для тех, кто поступил. А она, Лера, не поступила.

— Маш, ты на меня не обращай внимания, сходи, повеселись.

— Никуда я без тебя не пойду! Лерка, ну не дрейфь, прорвемся! — Машка обняла подругу. — Даже если не поступишь в эту дурацкую Академию, на этом же жизнь не заканчивается, верно? Я же обещала найти тебе принца, и я найду!.. Мы им еще покажем!..

— Ну хватит! Не нужен мне никакой принц! Оставь меня в покое! Мне никто не нужен!

Лерочка оттолкнула Машку и направилась к выходу. Но тут экзаменационная комиссия в полном составе выплыла навстречу. Поджатые губы леди Сирин и торжествующая ухмылка магистра Нистальфа. А еще важно семенящая с тросточкой Василика. Ректор же шел самым последним и выглядел очень усталым.

— Лерочка!.. Ты зачислена! — объявила девушке крысомуса и обняла, уткнувшись той в живот. — Архивное дело! Будешь у меня практику проходить, шептунья…

Оказалось, что это магистр разыскал и привел маленькую библиотекаршу в качестве поддержки. Василику уважали и побаивались, и даже леди Сирин пришлось смириться и пойти на компромисс, чему также в немалой степени способствовало присутствие консула Акхари. Избранности девушки так и не признали, но сошлись на «очень слабых способностях к книжному делу», которые, в общем-то, имелись у каждого грамотного человека. А Василика была уверена, что раз у Лерочки в бабках была шептунья — крысомусе очень нравилось новое слово, она его просто смаковала — то и внучка окажется способной к словесному искусству.

Не давая подруге опомниться, Машка сразу же потащила Лерочку на ту самую пляжную вечеринку. Девушка отнекивалась, ей было не до веселья, да и купальники остались в потерянных чемоданах. Но даже это хитрая Машка смогла обернуть себе на пользу, подмигнув подруге и достав из сундука-тумбы припрятанный сверток.

— А я как знала!.. Хватит кукситься, лучше примерь. Я премию от Туоми получила, вот и купила нам по купальнику. И вообще! Что значит «не хочу»? Ты же мечтала о море, целый год копила на отпуск!.. Покупаешься и отдохнешь перед учебой.

Купальники оказались очень целомудренными и закрытыми, по местной сдержанной моде. Лерочке достался ярко-желтый, солнечный, а себе Машка купила красный, ну потому что пурпурного не было. Купальник был вязанным, из прочной, но легкой нити, облегал тело, но при этом совершенно не чувствовался на коже. Привычка во всем искать подвох заставила Лерочку осторожно поинтересоваться:

— Маш, а ты уверена, что он в воде не разлезется или, не дай боже, не станет прозрачным?..

— Да ну тебя! Я у Бриджиды покупала! С чего бы ей гадить, можно сказать, уже постоянным клиенткам?

Для вечеринки неугомонная Роза Марковна, уже успевшая, кстати, загореть до медного оттенка, выбрала небольшой пляж внизу воздушного причала. Рядом была рыбацкая деревушка и скромный кабачок, в котором предлагалась нехитрая снедь, а также прохладительные и горячительные напитки.

Шумели морские волны, накатывая на песчаный берег. Под пальмами повесили несколько гамаков, поставили легкие бамбуковые кресла и столы. Машка затеяла приготовить на гриле купленные здесь же королевские креветки, приправив их самодельным соусом из ананасов и каких-то местных травок, а Жора вызвался ей помогать. Игорек где-то раздобыл гитару и бренчал на ней, пытаясь сыграть ча-ча-ча. Получалось не очень, но парень не сдавался. Дима притащил мяч для пляжного волейбола, потом выпросил у хозяина кабачка старую рыбацкую сеть и принялся натягивать ее. У него сразу образовалось несколько помощниц. Лерочка в общем веселье не участвовала, сидя под пальмой и грустно глядя на море. Она была даже рада, что на нее никто особо внимания не обращает. Обида разъедала душу. Способности не выявлены! Ее из милости приняли в Академию, где она будет занимать чужое место! И на этом празднике жизни она тоже чужая! Зачем она пришла?

— Ну ты чего тут сидишь? — плюхнулась рядом с ней запыхавшаяся Машка. — Пошли, сыграем в волейбол, пока креветки маринуются!

— Не хочу, отстань!

Машка попыталась силком поднять упрямицу на ноги, но не преуспела, весовая категория была не та. Роза Марковна затеяла другое развлечение для тех, кто постарше. Она рисовала на песке забавные рожицы, а остальные должны были стать так, чтобы их тени совпадали с рожицами, и кривляться, пока вторая команда не узнавала загаданные эмоции. Взрывы хохота, азартные гиканья, стук отбиваемого мяча… и шелест волн. Команда Димы выиграла, и парень принимал бурные поздравления. Хорошенькая Света даже бросилась ему на шею и чмокнула в щеку. Лерочка отвела взгляд. После того недоразумения в лифте Дима словно перестал ее замечать. Слезы навернулись на глаза. Ну и пусть! Лерочка решительно поднялась на ноги и отправилась к воде. Она так мечтала искупаться, что не позволит кому-нибудь портить ей удовольствие. А в Академии она учиться не будет, пойдет работать. Так честнее. Разве что бедная Василика расстроится…

Морская вода была невероятно прозрачной и ласковой. Она приняла девушку в свои объятия, убаюкивая и качая на волнах. Море смывало все горести и обиды, дарило ощущения полной свободы и даже полета. Лерочка рассекала бирюзовую гладь, пару раз нырнула, с удовольствием рассматривая обитателей дна, а потом поплыла обратно к берегу, но выходить не стала. Она перевернулась на спину, жмурясь от удовольствия на солнце и раскинув руки. Так бы и лежала целую вечность… и пусть весь мир подождет…

Холодный поток скользнул по ногам, вызвав смутное ощущение тревоги. Девушка нехотя открыла глаза. И тут кто-то схватил ее за волосы и дернул под воду. Солнце размазалось и скрылось под толщей воды. Соленая горечь обожгла горло. Лерочка отчаянно рванулась обратно, к воздуху и свету, но получилось лишь крикнуть:

— Помо… Пфф!.. моги!.. пфф…

И она снова ушла под воду, увлекаемая безжалостной невидимой силой. Оттолкнулась от дна. Еще один рывок! Глоток воздуха! Но крика не получилось, легкие разрывало от боли. В глазах потемнело. Девушку накрыла тьма.

— Агрх!.. — Лерочка закашлялась, приходя в себя.

Кто-то делал ей искусственное дыхание, давя на грудь и толкая воздух сквозь сомкнутые губы. Это был Дима. Она оттолкнула его и перевернулась на бок. Ее вырвало морской горечью, в глазах до сих пор было темно.

— Лерка! Ну как тебя опять угораздило? — жалобно спрашивала Машка. — Там же мелко совсем!

Тьма перед глазами понемногу рассеялась. Лерочка лежала на берегу, над ней сгрудились испуганные ребята. Роза Марковна махала на девушку соломенной шляпой, словно опахалом.

— Меня… кто-то… пытался утопить!.. — прохрипела Лерочка и, опираясь на локоть, наконец села.

— Когда я к тебе подплыл, рядом с тобой никого не было, — сказал придерживающий ее Дима, с которого стекала морская вода, а на плече алели царапины. — Ты в панике сама меня чуть под воду не утянула.

— А вы таки герой, молодой человек, — похвалила его Роза Марковна. — Пляжный патруль отдыхает. Эх, где мои восемнадцать… А я бы таки не отказалась от искусственного дыхания…

— Роза Марковна, да для вас — что угодно! — приосанился дедушка Матвей, выпячивая хилую грудь.

— Да прикинулась она, чтобы внимание привлечь! — неприязненно заявила Света, хозяйским жестом кладя руку на плечо парню. — Вечно ей надо оказаться в центре внимания! Ну ее, пошли играть!..

— Меня кто-то схватил за волосы и потащил на дно!.. — выкрикнула Лерочка, чувствуя, как к горлу подкатывают запоздалые рыдания от пережитого ужаса. — Я прекрасно плаваю!..

Дима нахмурился и провел ладонью по ее волосам, вытащив из них длинный побег запутавшихся водорослей.

— Может, зацепилась? — с сомнением произнес он. — У страха глаза велики, вот тебе и показалось…

— Да иди ты к черту! — разозлилась Лерочка и оттолкнула парня. — Все катитесь!.. А то заразитесь от неудачницы!..

Машка не ушла. Она осталась сидеть рядом с дрожащей подругой, укутав ту в полотенце и успокаивая.

— Ты мне тоже не веришь, да?

Машка пожала плечами.

— Верю. Но все наши были на берегу, играли. Так что…

— Что?

— Магия. Слушай! А может это Марандо, а? Тот же козел еще! Если он с ветром управлялся, то может и с водой чего-нибудь такого намудрил…

— Марандо в госпитале, — напомнила Лерочка. — Ему там руку ломают и заново складывают. Ему не до нас.

От костерка потянуло горелым. Машка подавилась запахом, вскочила на ноги с криком «Мои креветки!» и убежала спасать то, что еще можно было спасти. Лерочка осталась одна. Солнце клонилось к закату, и жара спала. У костра устроили танцы, взбадриваясь горячим ромом и самодельными коктейлями. Роза Марковна была душой компании, за ней неуклюже пытался приударить посвежевший Матвей Алексеевич, зовя уехать с собой на Песочный остров и жить долго-долго. Романтичный флер окутал берег и отдыхающих.


Девушка тоскливо смотрела на волны, расчесывала спутанные кудри и размышляла. Кто-то пытался ее убить, в этом она не сомневалась. Но почему? Она же не Избранная. Кому она успела насолить? Марандо? Так она ему денег должна, какой смысл убивать? Тесса? Как-то мелковато для убийства. Хотя… может, ее просто хотели попугать? Лерочка поежилась, вспоминая жуткий холод. Нет, нет и нет!.. Не испугать, а убить! А вдруг это леди Сирин? Она так недобро смотрела и на магистра, и на Лерочку, а на этого жутковатого консула, похоже, вообще давно зуб точит…

— Держи.

Дима сел рядом с девушкой и протянул ей большой шарик мороженого на палочке. Злость и обида захлестнули Лерочку.

— Не надо! — она попыталась оттолкнуть лакомство, но Дима насильно вложил его ей в руку.

— Не хочешь — выкинь, — пожал он плечами. — Но оно вкусное. Снаружи карамельное мороженое, а внутри — горячее запеченное яблоко. Пальчики оближешь.

С этими словами парень зашуршал оберткой и принялся уплетать свою порцию. В животе позорно заурчало, и голод победил гордость. Мороженое действительно было обалденным, с легким солоноватым привкусом, а контраст холодного лакомства и обжигающе горячего карамелизированного яблока внутри заставлял забыть обо всем на свете. А когда в руках осталась одна палочка, Лерочка вздохнула и сказала:

— Прости меня. Я даже не поблагодарила тебя за спасение. Ты уже второй раз спасаешь мне жизнь.

— Всегда пожалуйста, — буркнул Дима.

— Ты тоже думаешь, что я все выдумала?

— Я наблюдал за тобой, — пожал он плечами. — Кроме тебя, в воде больше никого не было. Ты качалась на волнах, а потом вдруг ушла под воду и начала захлебываться…

— А с чего это ты за мной наблюдал? — нахмурилась с подозрением Лерочка.

— Ну… трудно не заметить такой яркий цыпленочный купальник…

Девушка вспыхнула от возмущения.

— … а с другой стороны, — не замечая ее замешательства, продолжал Дима, — убийце необязательно было находиться рядом. Могло быть удаленное магическое воздействие. Если ты кому-то перешла дорогу… эм… с принцами своими, например…

— Да не нужны мне никакие принцы!.. — не выдержала Лерочка. — Что вы все привязались ко мне?

— Может, это как раз принц из столовки привязался к тебе…

— Это не Марандо!

— Ааа… — глубокомысленно протянул Дима и воткнул палочку от мороженого в песок. — Ну конечно, он же принц, значит, вне подозрений…

— При чем здесь это? Ну при чем? Во-первых, он лежит в госпитале со сломанной рукой! А во-вторых, зачем ему меня убивать, если я ему еще и половину долга не выплатила?

— Какого еще долга?

Лерочка понурилась и неохотно поведала историю про сломанного «жука», а потом, слово за слово, Дима вытащил из нее и историю со ставками на регате.

— Я думала, что виновата в том, что случилось с его яхтой, но теперь даже и не знаю…

— Отрицательные вероятности… — задумчиво пробормотал Дима. — Интересно… А с другой стороны, почему бы и нет?.. Если здесь время и пространство в зефире можно складывать и сворачивать, как бумагу для оригами, то…

Лерочка прикрыла уши ладонями:

— Даже слышать все эти глупости не хочу!..

Тут им издалека замахала Роза Марковна, зовя танцевать возле костра ламбаду. Света призывно вертела бедрами и хохотала.

— Пошли?.. — покосился на девушку Дима.

— Нет, спасибо, я не хочу.

— Ну прости, принцев на вечеринку не завезли, — съехидничал он и поднялся на ноги.

— Хватит надо мной издеваться!.. — разозлилась Лерочка. — Мне вообще не следовало сюда приходить. Бесталанная неудачница.

— Знаешь, я никогда толком не ухаживал за девушками, — вдруг невпопад признался Дима, глядя на море. — Обычно они сами как-то… вешались на шею… Айтишник, солидная компания, перспективы… Но здесь ты…

— У тебя и здесь перспективы, чего ты переживаешь. Приглашение ко двору даже есть! Иди, вон Света тебя уже заждалась!.. Сама за тобой поухаживает!..

Дима насупился.

— Ну ты и дура!.. — развернулся и ушел.


ГЛАВА 17 | Дракон в зефире | ГЛАВА 19