home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 15

Девушек заперли в одной из кают. Машка расхаживала из угла в угол, а Лерочка сидела на диванчике, подтянув колени к подбородку и обхватив их руками.

— Что же теперь будет? Что будет? — повторяла она, как заведенная. — Меня скормят дракону?

— Не говори глупостей! Не дракон, а драконы! Ты же слышала? Их много. Какой смысл скармливать одному, если…

— Порежут на кусочки и скормят сначала одному, потом другому, потом третьему… — бубнила девушка, мерно раскачиваясь и уставившись в пустоту. — Приправят зефиром. И будет зефир, фаршированный Лерочкой. Или Лерочка, запеченная в зефире? Раскидают мои останки в зефире, чтобы потравить драконов, как крыс в подвале… А из моей крови сделают концентрат неудачи, чтоб распылить на всех островах и отпугивать им драконов… А из волос…

— Ну хватит уже придумывать себе ужасы! — прикрикнула на нее Машка. — Зачем ты сразу думаешь о плохом?

— Потому что плохое со мной только и случается!

— Так может потому и случается, что ты о нем думаешь? Отрицательная ты моя!

— Ох… — простонала Лерочка, стукаясь лбом в колени, — только ты еще не начинай… Давай, расскажи мне, что я сама накликиваю неудачу…

— А так и есть! Все, замолчи!

Машка села рядом и обняла подругу за плечи, укачивая и гладя по голове.

— Мы справимся. Что-нибудь придумаем. В конце концов, если у тебя получилось насолить этому недоделанному принцу, то и остальные пусть поберегутся…

Ждали прибытия ректора Кхамало и леди Сирин. Последняя выглядела очень недовольной, потому что ее посмели разбудить.

— К чему такая срочность, Ваше Величество? — довольно резко спросила она.

— Магистр Нистальф утверждает, что нашел Избранную.

— Отлично, я за него рада, — и бровью не повела леди Сирин. — Это все? Я свободна?

— Леди Сирин! — повысил голос король, стискивая хватку на запястье Лерочки и поднимая ее руку вверх. — Речь идет об Избранной! И мне нужно подтверждение того, что магистр не ошибся!

— Ваше Величество, — проскрежетала жар-бабочка, расправляя крылья, — вы разбудили меня и вызвали сюда, где я вынуждена дышать одним зефиром с консулом, чтобы узнать то, что и так станет ясно на вступительных снах?

— Драконы подбираются все ближе и ближе!..

— Тише, тише…

Все-таки не зря ректор Кхамало считался великим мастером Слова. Даже заострившиеся черты леди Сирин смягчились, а крылья мирно сложились за спиной.

— Ваше Величество, — продолжил стеклянный ректор, — мы обязательно все узнаем, но позже…

— Я приказываю!..

— Сейчас это просто невозможно…

— Почему это?!?

— Потому что зефирные возмущения сильно влияют на леди Сирин… Вы же видите, как она страдает…

В подтверждение жар-бабочка прикрыла глаза и укуталась крыльями.

— Поэтому лучше дождаться сизигийного прилива, чтобы не ошибиться… — вкрадчивый голос ректора убаюкивал. — А за девочек не беспокойтесь. Я лично за ними присмотрю, чтобы больше ничего не случилось…

— Уже случилось! Магистр Нистальф утверждает, что она вывернула наизнанку удачу моего племянника, поэтому он разбился!..

— Я не нарочно!.. — пискнула Лерочка.

— Какая прелесть, то есть, я хотел сказать, какой ужас… — покачал головой ректор и взял короля под руку, доверительно склоняясь к его уху. — Видите, она же случайно… А подумайте, что будет, если намеренно? Ваше Величество, у всех нас появился шанс, верно? Она научится владеть своим даром и сможет дать отпор драконам, разве ж это не прекрасно?

Забытого всеми Трешку забрал с привязи и привел домой Дима. Подросший на зефире питомец уже с трудом помещался в спальне, поэтому ему отвели место в гостиной рядом с письменным столом. Машка пересчитывала выданный им выигрыш — сто двадцать пять золотых — и ворчала, почему Лерочка не поставила больше. Сама виновница торжества валялась на кровати и безучастно смотрела в потолок, ни на что не реагируя.

— Так… Половину долга ты уже можешь выплатить. И не спорь. А что тут у нас с принцами? — Машка зашелестела газетой. — Ага, вот оно, нашла! Объявляется отбор невест для принца Кенрига Неверлинга…

— Тебе не надоело?

— Нет. Это тебе можно не искать, ты у нас теперь Избранная, надежда всех островов, будущая драконоборица… или драконоборка? А, неважно. А мне деваться некуда, только замуж за принца. Принцесса Мария Неверлинг… — подруга посмаковала имя на языке и довольно кивнула. — Да, не хуже Марии Стюарт…

— Она плохо кончила.

— Неважно. Мне нравится, как звучит. Так, что там у нас дальше? Требования к претенденткам. Смелые девушки от двадцати до тридцати лет, приятной наружности, живой сообразительности и доброго нрава, желательно благородных кровей… Ты смотри, как про меня писано!

— Особенно про благородную кровь…

— Тут написано, что желательно, но не обязательно. Так что я подхожу! И потом, откуда ты знаешь, может и среди моих предков затесалось какое-нибудь графье?..

— Маш, я тебя прошу, ну не лезь ты в очередную авантюру. Подумай сама, какой аристократ в здравом уме будет искать невесту по объявлению? Еще и отбор устраивать. Да у них все браки должны быть политическими. Или хотя бы финансово выгодными.

— Знаешь, если сидеть на попе ровно, как ты, то ничего и не найдешь!

— Зато попа целее будет, — пробурчала Лерочка.

— Угу, и толще. Все! — Машка хлопнула ладонью по газете и вскочила на ноги. — После экзаменов отправлюсь…

Она запнулась и заглянула обратно в газету.

— … отправлюсь на остров Бертуклоса. Ты прикинь, у него свой пригородный остров с роскошным замком!

Лерочка ничего не ответила, только тяжело вздохнула и прикрыла глаза, чтобы не видеть красной нити, которая неведомым образом вновь оказалась на запястье.

Думать о том, как и почему, не хотелось совершенно. Думать вообще не хотелось. Хотелось спрятать голову под подушку и уснуть, чтобы на утро проснуться и осознать все нелепым дурным сном.

— Мы должны его проведать! Ну Маш, ну пожалуйста, зайди со мной, мне одной боязно!

Девушки стояли в коридоре перед палатой Герберта Марандо. Госпиталь больше напоминал оранжерею… или зимний сад под крышей… или храм лесного божества. Стены были сплетены из лозы, полы устланы ковром из мха, вместо светильников под потолком роились светлячки… Их цвет менялся в зависимости от того, можно ли входить в палату, или там уже кто-то есть. Почему-то Лерочке вспомнились допотопные лампы на входе в рентген-кабинет в университетском медгородке. Светлячки над входом в палату Марандо были ярко-красными и злобно жужжали, что означало, что у пациента есть посетители.

— Ты хочешь, чтоб я завершила то, что не удалось тебе? — насупилась Машка. — Придушила этого козла? Нет уж, я тебя лучше здесь подожду.

Лерочка нервно теребила в руках корзинку с нехитрыми гостинцами для раненого.

— Ты просто постой, ладно? Чтоб если что…

— Что, если что? Ну что может случится?

Машка в раздражении сорвала с лозы цветок и начала обрывать с него лепестки, гадая на неведомого принца:

— Любит — не любит, плюнет — поцелует, к сердцу прижмет — к черту пошлет, своей назовет…

— Маш, — Лерочка взяла подругу за руку, останавливая издевательство над цветком, — я просто извинюсь…

— За что? Вот за что тебе извиняться? Дурная затея!..

— Ну это же из-за меня он…

Она не успела договорить. Лозовая дверь с шелестом расплелась, и из палаты вышла Тесса. Ее наряд был очень фривольным и почти ничего не скрывал.

— Привет, — мурлыкнула она подругам и сыто потянулась.

— А ты что у него делала? — тут же накинулась на нее Машка.

— А мы уже на «ты»? — удивилась кошечка. — Здорово!.. Я всегда за дружбу и любовь…

— Что ты у него делала? — повторила Машка, наступая на нее.

— Любочила его… — улыбнулась эроморфа и обвилась хвостом, застенчиво потупив аметистовые глазища под длинными пушистыми ресницами. — Ожог убрала… и кости срастила… Так, по мелочи…

— Как можно! — не выдержала Лерочка. — Заниматься этим… ну, тем самым… с беспомощным больным!

— Какие вы странные… и забавные… — бархатно прошелестела Тесса и отодвинула в сторону Машку с гневно сжатыми кулаками. — Будет интересно вас изучать…

— Тебе нельзя! — попятилась от нее Лерочка.

— Уже можно… Разрешили… — голос кошки вдруг изменился и стал ниже, грубее. — Только я еще не решил, с кого начать…

Лерочка оказалась прижата к стене мускулистым красавцем, чьи черты расплылись и сложились в лицо демона с картины Врубеля, который однажды поразил воображение впечатлительной девушки в Третьяковке. Даже иссиня-черная грива появилась. Но глаза остались теми же. Лерочка не могла отвести взгляд от их завораживающей глубины. Кошак потерся щекой о ее щеку и прошептал:

— Я уберу все лишнее… Ты станешь стройной… Хочешь? — его рука соскользнула с талии и нахально провела по бедру.

От бархатного баса внутри все сжалось, закружилась голова. Мускусный запах ударил по обонянию. Но тут Машка огрела эроморфа корзинкой по башке.

— Убрал от нее лапы, извращенец! Брысь отсюда!

Черты снова расплылись и сложились в кошачью морду. Тесса удивленно фыркнула и тут же опять получила по голове. Кошка повернулась к Машке и зашипела, оскалившись и обнажив острые клыки. Но наваждение уже прошло. Лерочка шустро схватила нахалку за хвост и, намотав на руку, дернула к себе.

— Уходи! Слышишь, уходи! Никто в твоем так называемом люболечении не нуждается!

— Глуф-ф-фые!.. — прижала уши к голове кошка и выгнулась.

— Да, мы глупые! И у нас другие обычаи! Маш, прекрати ее злить! Тесса, пожалуйста, уходи! Мы не хотим ссориться!

Неизвестно, чем бы все закончилось, но тут из-за угла появился человек в зеленом балахоне, который оказался лечащим магом Марандо.

— Тесса, — удивленно уставился он на кошечку, — вы еще не закончили?

— Заф-ф-фончила!..

Яростно бьющий по полу хвост оставлял проплешины в ковре из мха.

— Ну что ж, пройдемте, оценим вашу работу, — вздохнул доктор. — Надеюсь, в этот раз вам удастся сдать практику по экстремальной медицине…

— То есть она еще и двоечница? — не выдержала Лерочка. — Как ее вообще можно было подпускать к раненому?

— На ком-то ей все равно надо учиться, — философски заметил доктор, направляясь к двери, а потом остановился и с интересом оглядел Лерочку. — Кстати, нам нужен доброволец для практики интернов по эстетической магии… Не желаете? Бесплатно поправят носик, фигурку отполируют и…

— Нет!

Машка, заложив пальцы в карманы стильных бриджей, прислонилась к стене и покачала головой.

— Никогда не думала, что это скажу, но… Мне его теперь вот даже жаль, честное слово!

— Вообще не понимаю. Он же племянник короля! Неужели его лечение доверили этой хвостатой неумехе? А она еще к Диме пыталась клеиться, глаз предлагала вырастить! Страшно представить, что она там может навыращивать!

Дверь снова с шелестом расплелась, выпуская мага и его нерадивую ученицу. Доктор казался довольным.

— Неплохо, неплохо…

Тесса лучилась гордостью.

— Однако при диафизарных переломах плечевой кости всегда необходимо учитывать возможные повреждения лучевого нерва и…

Доктор завернул за угол, за ним последовала преувеличенно внимающая ему практикантка. Подруги переглянулись между собой и, не сговариваясь, вместе шагнули к двери.

Марандо лежал в колыбели из гигантской кувшинки, подвешенной к потолку, от которой вились узловатые стебли и уходили в стены. Выглядело все несколько жутковато, как будто в каком-то фильме ужасов, где хищные растения пленяют и живьем пожирают человека… Но парень спокойно полусидел в кувшинке и грыз карандаш, читая книгу. Половина лица у него была в бинтах. Услышав шелест лозы, он поднял голову и побледнел:

— Стойте, где стоите! — и выставил вперед ладонь.

— Я пришла извиниться, — пролепетала растерявшаяся Лерочка и потянулась рукой к корзинке. — Вот принесла…

Невесть откуда взявшимся ветром корзинку выбило у нее из рук.

— … печеных яблок и…

Яблоки валялись на полу, растекаясь малоаппетитной лужицей. Машка сжала кулаки и процедила:

— Слышь, ты, Его Козлейшество! Мы пришли извиниться, но можем и передумать…

— Пошли вон! — он выставил вперед и вторую руку, но охнул от боли в ней. — Я… вас… проучу!..

Взвыл ветер, но как-то неуверенно и жалобно, холодной змеей скользнув по ногам. Машка разжала кулаки и расхохоталась.

— Лер, ты смотри, он нас боится!

— Никого я… не боюсь… — выдавил Марандо сквозь зубы и попытался встать.

В разрезе зеленой рубашки мелькнуло волосатое колено. Лерочка торопливо отвела взгляд, чтобы еще что-нибудь не увидеть, и пробормотала:

— Прости, пожалуйста, что так получилось с регатой, я не хотела… Мы пойдем. Выздоравливай.

Марандо сделал шаг, всхлипнул и рухнул на пол лицом вниз с задранной до пояса рубахой и голой задницей.

— Вот черт! — выругалась Машка. — Лерка, ну чего застыла? Помоги с этим придурком!..

Лечащий маг озабоченно покачал головой, ощупывая плечо Марандо. Тот лежал с закрытыми глазами, бледный и в холодном поту.

— Кости она срастила, но вот с лучевым нервом накосячила… Защемлен. Эх, Тесса, Тесса… А еще дитя знаменитой Ильзы Лицетворницы… Вот что с тобой делать?..

Парень дернулся в руках мага и заскрежетал зубами.

— Пусть… они уберутся!..

— Герберт, вы наказаны и не в том положении, чтобы что-то требовать, — строго объявил доктор. — Забыли?

— А за что он наказан? — не утерпела мстительная Машка.

— За то, что вместе с плутом Нистальфом пытались обмануть удачу на гонках. Вы разве не знали? Это самая громкая новость сегодняшних газет. Тут больно?

— Ох!..

— Но у них же ничего не получилось, — робко заметила Лерочка.

— И что? Еще Марандо напутал с запрещенной ветровой магией, из-за чего пострадали остальные участники гонок. Погоди, тебе еще от профессора Вастольфа не так достанется.

— Доктор, ну не надо при этих бродяжках!.. — взмолился несчастный.

— И что с ним теперь будет? — продолжала допытываться Машка.

Лечащий маг пожал плечами и флегматично ответил, не обращая внимания на страдания пациента:

— Придется Тессе все переделывать. Заново ломать ему руку и складывать косточки. Иначе зачета ей не видать. Экстремальная медицина — это вам не хухры-мухры…


ГЛАВА 14 | Дракон в зефире | ГЛАВА 16