home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 61

– Надо же, какое красивое у тебя платье.

Я улыбаюсь ей, наклоняюсь, чтобы поцеловать в лоб. Она холодная, как смерть.

Все, к чему я прикасаюсь, леденеет, как смерть. Наверно, так и случается, когда переходишь на другую сторону.

– Видишь, я же говорила, что вернусь. И сдержала слово! Пары часов не прошло, как я приехала к папе и маме, и сразу решила навестить тебя.

Я присаживаюсь на неубранную постель, кладу руку на колени Лизы.

Моя Лиза. Моя дорогая Лиза…

– Знаешь, я в отпуске. В длительном отпуске. Я ушла из агентства, сыта была им по горло. Конечно, они не хотели меня отпускать. Но я ничего не желала слышать… И теперь я свободна. Пусть найдут кого-то другого, чтобы пахать на их грязной работенке!

У Лизы, сидящей в кресле из потрескавшейся искусственной кожи, голова опасно свисает на сторону.

Это нормально. Она же кукла. Сломанная кукла.

Это я ее испортила, это моя вина. Вот я и приехала все исправить.

Я слушаю пение птиц, доносящееся через приоткрытое окно. Смотрю на свои руки. Вижу на них кровь. Быстро прячу их, засунув между ляжками.

В конечном счете кровь не смывается. Как ни три. Всегда остается запах, ощущение.

– Может, пойдем погуляем по парку, как в прошлый раз? Уверена, ты не против! Сиди смирно, я пойду за твоим такси.

Осмотрев коридоры, я нахожу то, что мне нужно, рядом с комнатой медсестер. Именно тут и появляется начальница белых халатов.

Если она начнет меня доставать, я ее убью.

– Мадам! Что вы собираетесь делать с этой штукой?

– Я собираюсь отвезти сестру в парк. Вас что-то не устраивает?

Наверняка у меня особо устрашающий взгляд. Вижу это по отражению в ее глазах. Она быстро поняла, что лучше сдать назад. Скорее всего, почувствовала запах крови на моих руках.

Она знает, что я переменилась. Что я уже не прежняя Хлоя. Что я настоящая Хлоя.

– Нет… Нет, конечно. Берите.

Десять минут спустя мы с Лизой уже на воздухе.

Я вернусь. И прикончу тебя.

Странно, что эта фраза все еще звучит во мне. Ведь я уничтожила того, кто ее произнес.

Со временем все пройдет.

– Посмотри, какая чудесная погода, моя Лиза!

Они были правы, по радио. Для этого времени года сейчас тепло.

Ты не вернешься. Это я пришла к тебе. И прикончила тебя.

– Хочешь, пойдем к водоему, как в прошлый раз?

С Лизой надо проговаривать и вопрос, и ответ. Зато она никогда не спорит.


Кувшинки все в том же плачевном состоянии, но местечко по-прежнему приятное.

Я накидываю тонкий плед на ноги сестры. Ее взгляд встречается с моим, на мгновение задерживается. Я только что рассказала ей всю историю. И уверена, что она меня слушала.

Но вроде бы меня не осуждает.

Какое блаженство, когда кто-то тебя слушает и верит. Наконец-то.

– Мне бы так хотелось, чтобы ты познакомилась с Александром… Уверена, он бы тебе понравился.

Я сдерживаю слезы, не хочу, чтобы Лиза видела меня плачущей.

Да, я хотела бы, чтобы ты познакомилась с Алексом.

А сама хотела бы познакомиться с тобой, сестренка. Узнать женщину, которой ты могла бы стать…

– Я принесла тебе подарок.

Я открываю сумочку, долго смотрю на «вальтер».

Я принесла его для тебя, моя Лиза.

Смерть станет моим подарком. Самым прекрасным, какой я могу тебе поднести, так мне кажется.

Вот только мне нужно набраться мужества, чтобы вручить его.

Хотя это тяжко – набираться мужества. Исправлять свои ошибки. Но у меня получится, не беспокойся. Я освобожу тебя от этого тела, превратившегося всего лишь в оковы. Твоя душа воспарит к небу. Словно птица, наконец-то вольная лететь, куда ей угодно.

Да, я освобожу тебя, моя Лиза. Хотя бы это я должна для тебя сделать.

– Знаешь, я разбилась в тот же миг, что и ты… Конечно, этого было не видно. Я склеила кусочки, как могла. По правде говоря, наперекосяк. Вот уже двадцать шесть лет, как я раздроблена, расчленена. Словно пазл, понимаешь?

Разрывы в теле и в душе. Через которые медленно вытекают жизненные соки.

Сколько энергии потрачено, чтобы залатать эти бреши!

– Именно поэтому я никогда не приезжала к тебе, моя Лиза. Потому что при каждом посещении разломы опасно ширились. При каждом посещении я рисковала распасться на мелкие части.

Но никто этого не понимал. Никто не видел.

Кроме одного человека. Которого звали Александр.

Я вытираю слезы, катящиеся по моим щекам. В конце концов я так и не смогла их скрыть.

Я должна быть сильной. Потому что это моя вина, мое преступление.

Я уйду вместе с ней, я знаю. Сразу после нее, точнее. Кусочки пазла развеются по ветру. А в небе будут парить две птицы, вольные лететь, куда им угодно.

Так или иначе, я уже умерла тогда, на том заводе. В тот день настоящая Хлоя исчезла. И пора положить конец невыносимому маскараду.

Я глажу лицо младшей сестры, нежно ей улыбаюсь.

– Дай мне немного времени, пожалуйста. Я не совсем готова.

Она снова смотрит на меня. Она поняла, я знаю. Я чувствую. Она зовет меня, ободряет. Я опускаю руку в сумку, пальцы сжимают рукоять.

Две свободные птицы, вольные лететь куда хотят.

И тут я слышу шаги за спиной. Мгновенно оборачиваюсь.

Я вернусь. И прикончу тебя.

Нет, это не может быть он. Ведь я его убила. Я убила их обоих.

Я поспешно закрываю сумочку.

– Мадемуазель Бошан? Судебная полиция.

Два типа. Неприметно одетые.

– Полиция?

Я не просто делаю удивленный вид. Я и на самом деле удивлена. Так скоро?

Один из них достает свою карточку, второй следует его примеру. Капитан и лейтенант.

– Вы не могли бы вернуться попозже? Я здесь с сестрой…

– Мы предупредили медсестер, – возражает капитан. – Они сейчас придут за ней. Прошу вас следовать за нами, мадемуазель Бошан.

Я снова поворачиваюсь к Лизе, пытаюсь улыбнуться ей. Но даже это у меня не получается.

Господи, Лиза… Моя дорогая Элизабет. Мне не хватит времени!

– Я должна тебя оставить. Они отвезут тебя в палату, не беспокойся.

Я целую ее в щеку, на несколько мгновений прижимаюсь к ней. Чувствую, как учащается ее дыхание.

– Не беспокойся, я вернусь.

Нам придется опять страдать. Опять ждать.

Наконец я обнимаю ее, почти приподняв из кресла.

Не может быть, чтобы они поняли. Чтобы они знали. Мои губы дрожат от страха.

Я только что потерпела крах, во второй раз. Я только что приговорила сестру, во второй раз.

– Прости меня, Лиза!

Лейтенант кладет руку мне на плечо, я вздрагиваю.

– Пора идти, мадемуазель.

Я отрываюсь от Элизабет с чудовищным предчувствием, что вижу ее в последний раз в жизни. Думаю, и она поняла; на ее лицо, ничего не выражающее вот уже двадцать шесть лет, вдруг набегает тень страха.

Я поворачиваюсь лицом к полицейским и подумываю выхватить «вальтер». Но мои глаза опускаются на их оружие, которое они демонстративно держат на правом бедре.

Нет, я должна найти другой выход. Если они убьют меня сейчас, у Лизы не останется ни единого шанса.

Лейтенант приближается с парой наручников в руках.

– Не здесь. Я не хочу, чтобы сестра это видела.

Молодой офицер колеблется, но делает мне такое одолжение. Он отбирает у меня сумочку, крепко берет за руку и ведет к стоянке, где их машина припаркована вплотную к моей.

– Как вы нашли меня здесь?

– Мы пришли к вашим родителям, они объяснили, где вы.

– А что вам, в сущности, от меня нужно?

Он надевает на меня наручники, мое горло сжимается вместе с браслетами на руках. Такое ощущение, что я всхожу на эшафот. Потом капитан обыскивает мою сумочку. Думаю, что я бледнею до синевы. Он находит «вальтер», убирает его в пластиковый мешок.

– Я вам объясню. Я…

– Не стоит, мы и так все знаем. Вы арестованы, мадемуазель Бошан.


* * * | Всего лишь тень | * * *