home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 41

Сумерки наступили как минимум на час раньше. Небо такое низкое, такое тяжелое, что кажется, будто оно сейчас раздавит крыши.

– Вот, с вас девятнадцать пятьдесят, мадам.

Хлоя протягивает таксисту банкноту в двадцать евро.

– Сдачи не надо, – говорит она.

Она подходит к своему «мерседесу», припаркованному сразу за машиной Александра. Подняв голову, видит светящийся прямоугольник на темном фасаде. Значит, он дома.

Хлоя нервно теребит ключи. Желание удрать, вот только…

Она думает об этом уже несколько часов. Выбора нет, придется идти. И поговорить с ним. Пусть даже одна только мысль о противостоянии с Гомесом совершенно нестерпима.

Так надо. Потому что никого больше у нее нет, а маньяк выбрал ее своей мишенью.

Потому что она смертельно одинока, а он ее единственная надежда.

Потому что все вокруг считают ее полной психопаткой. Все, кроме него.

Потому что он жестокий, сильный и умный. Мощный заслон между нею и Тенью.

Осталось найти верные слова, те, которые заставят его дрогнуть. И вести себя тише воды ниже травы. Может, даже попробовать его обаять. Средства несущественны, важен только результат: убедить его стать ее ангелом-хранителем.

Хлоя подходит к скромному, чтобы не сказать убогому, подъезду. Накануне вечером она вошла, обзвонив всех подряд. Кто-то в конце концов открыл.

Сегодня это не сработало. Поставив многое на эффект неожиданности, она ни в коем случае не желает предупреждать о своем появлении. Этот хам вполне способен оставить ее на улице.

К счастью, судьба ей улыбается, когда какая-то пара выходит из здания. Хлоя пользуется удачей, чтобы проникнуть внутрь, и взбирается на последний этаж. На каждой ступеньке ее внутренности стягиваются во все более тугой узел.

Он не может меня бросить. Он не имеет права, я этого не заслужила.

Прибыв к месту назначения, она, прежде чем трижды постучать, поправляет костюм и прическу.

Гомес не из тех, кто смотрит в глазок; Хлоя понимает это, когда он открывает дверь. Он явно удивлен.

– Ну надо же… Мадемуазель Бошан! Каким дурным ветром вас занесло?

Он, очевидно, только что из душа: волосы еще мокрые, он свежевыбрит. На нем черная майка с изображением черепа и старые заношенные джинсы.

– Добрый вечер… Я заехала за своей машиной.

– Здесь ее нет. Посмотрите лучше внизу.

Хлоя сдерживает улыбку. Скорее нервную.

– Я воспользовалась случаем, чтобы подняться и сказать вам несколько слов.

– Какая чудная мысль!

Он прислоняется к косяку, скрещивает руки.

– Вы не пригласите меня войти? Это не очень вежливо!

– А я вообще грубый тип, – мурлычет майор с мерзкой улыбкой. – И умираю от желания захлопнуть дверь у вас перед носом. Поэтому пошевеливайтесь, говорите, что хотели.

Хлоя идет ва-банк. Она отталкивает его и заходит внутрь. Он мог бы помешать ей, но не стал.

– Я не хочу разговаривать на лестничной площадке, – добавляет она.

Гомес закрывает дверь и поворачивается к Хлое лицом. Они стоят в крошечной прихожей, больше похожей на начало темного коридора, ведущего в скудно обставленную гостиную. Хлоя была здесь накануне, но сохранила лишь смутные воспоминания.

Она не осмеливается двигаться дальше.

Мне удалось войти, уже неплохо.

– Ну и?.. Что такого срочного вы хотели мне сообщить?

– Я очень сожалею о сегодняшнем утре. Я не должна была так резко реагировать. Вот, это все.

У нее ощущение, что в знак полного самоуничижения она распласталась перед ним на животе.

– Это все?.. Предполагаю, по сценарию мне положено ответить, что все забыто и я снова готов помогать вам. Так ведь?

Именно так. Ну же, скажи это!

– Вы совершенно не обязаны, – замечает она.

– И точно! Счастлив услышать это от вас.

– Но ведь это ваша работа, – неловко напоминает Хлоя. – И я уверена, что вы хотите довести до конца свое расследование.

Она улыбается дерзко, почти нагло. Какое там тише воды ниже травы.

– Что мне в вас нравится, так это полное отсутствие всяких сомнений! – бросает коп.

– Послушайте, майор, я знаю, что утром позволила себе вас одернуть, но…

– Вы меня не одергивали, – поправляет ее Александр. – Вы обошлись со мной как с дерьмом, говорили как с дворовым псом и, под занавес, оскорбили.

– Не надо преувеличивать! – вздыхает Хлоя.

– Это я-то преувеличиваю? Лихо сказано!

Он снова скрещивает руки на груди, как надувшийся малыш.

Малыш ростом в метр девяносто и весом под центнер.

– Вам следовало играть со мной в открытую с самого начала, – продолжает Хлоя. – Тогда до такого не дошло бы.

– Разумеется, я во всем виноват!

– Вы ведь мне поможете, правда?

– Вы про всех думаете, что они у вас на побегушках, или только про меня?

– Я никогда не думала, что вы у меня на побегушках! – защищается Хлоя.

Он замечает, что она теребит прядь волос. Ей жутко не по себе.

– Глубоко заблуждаетесь, мадемуазель! И по-моему, вам пора задать себе кое-какие вопросы. Похоже, вы считаете всех остальных своими слугами и пользуетесь ими, как вам вздумается… но я не из вашей челяди, принцесса!

Хлое хочется залепить ему пощечину, но это последнее, что стоит сделать.

– Ладно, так вы мне поможете, да или нет? – спрашивает она резко.

Она повысила голос и мгновенно об этом пожалела.

– Вспомните, я всего лишь изгой, даже не настоящий коп. Какой-то самозванец.

– Значит, вы бросаете меня, да?

– Именно так, – подтверждает Гомес.

– А мне что делать?

Александр оставляет ее в прихожей, а сам усаживается на диван в гостиной. Хлоя понимает, что ее пройти не приглашали.

Он спокойно допивает свой стакан, пока она смотрит на него, и в каждом глазу граната с выдернутой чекой.

– Делайте что хотите, – отвечает он наконец. – Признаюсь честно, мне плевать.

Он наливает себе новую порцию бурбона и прикуривает сигарету.

– Не буду вас провожать, дорогу вы знаете.

За извивами белого дыма Хлоя угадывает его непринужденную улыбку.

– Вы отвратительны! – словно выплевывает она.

– Вы не первая мне это говорите. Будьте оригинальнее.

Хлоя не решается уйти. Есть еще план Б. Рискованный, конечно, но терять уже особо нечего…

Она заходит в гостиную, но держится все же на расстоянии. Он насмешливо ее оглядывает:

– Вы еще здесь?

– Я могу вам заплатить, – сухо предлагает Хлоя.

Ей снова удалось его удивить. По глазам видно.

– Вы имеете в виду деньгами? – осведомляется он особенно мерзким тоном.

У нее челюсть отваливается. Александр тихонько смеется и приканчивает свой бурбон.

– Разумеется, деньгами! За кого вы меня принимаете?

– Думаете, мне нужно ваше бабло? Может, решили, что я побираюсь?

– Скажите, сколько вы хотите.

Она несгибаема, как правосудие. Гомес чувствует, что она мучается, но не может найти в себе жалости. Как ни странно, чем глубже она погружается, тем больше у него желания придержать ее голову под водой.

Если бы только она могла избавиться от брони, показать свой страх. Если бы только ей удалось его тронуть.

Вот только мало что в принципе может теперь его тронуть.

– Я для вас слишком дорог.

– У меня много денег.

Он поднимается с дивана и хватает ее за руку, чтобы отвести обратно к входной двери.

– Я не продаюсь, – чеканит майор, открывая дверь.

Резким движением она высвобождается из его хватки и проводит рукой по пальто, будто отряхиваясь от грязи.

– Раз у вас столько денег, наймите телохранителя.

– Моя смерть будет на вашей совести!

– У меня уже столько всего на совести, – вздыхает Александр. – До свидания, мадемуазель Бошан.


* * * | Всего лишь тень | * * *