home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 44

Мы в бревенчатом домике, потолки низкие. Головой не заденешь, но давят.

Я стал ближе к земле. Портал открыт, ждём часа.

Портал не наш, какой-то дед на старости лет угодил под волну. На печи своей избушки отдал богу душу, тело и портал завещал государству. Не запоминал его имя, каюсь. Погиб хозяин от естественных причин, крысы не виноваты, печка высоко, им, тогда маленьким, не достать. Указом щекастого группе Бэ-2 дозволено фармиться в этой локации, домик на окраине Бердска, город-стотысячник к югу от Новосибирска. Ночуем здесь, утром уезжаем на базу, вечером возвращаемся. Можно уехать в ночь, после экстерминации, но мы коллективно признали это субоптимальным.

Спать хочется, по карте от Бердска до Новосибирска 32 км., по факту от избушки с порталом до штаб-квартиры полтора часа.

Домик в стороне от города, в лесу на заимке, к нему бежит выдохшаяся 5-километровая грунтовка. Потом бежит обратно, так и бегает туда-сюда. К тому же штаб в Новосибирске расположен в противоположной от Бердска части города.

На заимке несколько домов, баня и пара сараев. В доме с порталом 3 комнаты, две побольше и маленькая — её мы сразу уступили Ирине. На остальные тянули спички, мне — о счастье — досталась дальняя комната с порталом и 2мя квадратными окнами. Она сообщается с центральной, где Кирилл, Валерий, печь и плазма. Крепкий кухонный стол укрыт цветастой скатертью, красный уголок, на стенах иконы, в центральной комнате что-то вроде “красного угла”, ну, как я его понимаю: низенький столик, на нем свечки, лампадки, образа.

По тиви идёт “Вечерний Ургант”, Андрюха с одним из солдат караулят портал, лейтенант читает, я сквозь проём межкомнатной двери наблюдаю переливы красок. Где-то 30 на 30, в теории к нему приплюсуются наши порталы, он вырастет, и только потом из него полезут крысы. Не сразу. Но я всё равно волнуюсь.

Угрюмый сказал, что у него 2 уровень татуировки и 10ка в силе. Умение “малого якоря” позволяет шкафу магией вцепляться в землю. Коня на скаку остановит, но живого места на коне не останется. И на нём. Про паровоз вообще молчу. Первое правило паровоза — никому не говорить про паровоз. Умение в теории стакается с ношением щита, именно поэтому Валерий с самого начала затребовал себе оный предмет экипировки. У него и до волны имелся опыт средневековой боёвки, это плюс. У меня, Ирины и Андрея опыта кот наплакал, это минус. Коты плачут, когда нюхают лук? Ирина, несмотря на активированную татуировку, крыс ранее не убивала.

Настоящая женщина при виде агрессивных зверьков прыгает на табурет, визжит; мыши маленькие, муж и сын легко от них убегают//зачёркнуто с ними справляются. Точку зрения бухгалтер вынужденно сменила, она обещает не смотреть на мир сверху вниз, она готова нести хаос и смерть. Андрей тоже считает себя готовым, он говорит, что крыс ранее убивал. Но я всё равно волнуюсь. На лице парня эмоциональный микс… решительность, тревога, проблески паники? Злость?

Хочется подойти, потрепать блондинчика по макушке, но он жеста не оценит, я так думаю. А я, ну а что я. Готов убивать крыс, лелею надежду на то, что даже без активации татуировки волновик-крыстребитель получит награду; что-то мне… нам! всем дадут.

Тихо! Не мешайте мне верить в хорошее, я жду своих плюшек с малиновым вареньем, пожалуйста. Рояль? Да, подойдёт, заносите, что?? В кустах? Ок, сейчас спущусь.

— Начинается!

Малый портал, на полу замазаны герметиком пулевые отверстия, вмятины от чего-то острого. Радужный квадрат расширяется, солдаты занимают позиции. Двое по углам, кто-то на улице, страхует окна? Двое в центральной комнате, дверь открыта, пружина снята, полено на полу в качестве распорки.

Из комнаты вынесено всё лишнее, из мебели лишь пара кроватей и табурет. Бревенчатая стена с торчащей из стыков паклей, на ней радужный квадрат. План:

я и Валерий слева и справа от портала, мечи наголо, у угрюмого + щит.

Андрей и Ирина с арбалетами у двери. Солдаты страхуют.

У них в руках холодняк, помещение маленькое, рискуем пострелять друг друга. Автоматчики только на улице. Кирилл в центральной комнате, читает книгу. С холодным оружием военные на “ты”, я видел, как они тренируются. Может мне завтра с ними вместе? Рост портала остановился, метр с кепкой? томительное ожидание. Враг не виден. Проклёвывается, тьфу, из грибов. Ну, Михаил Александрович, если это всё же розыгрыш…

Я спрашивал Серёгу, тот ничего не говорит, угарает. Они сказали, что вчера из малого портала вылезло 4 крысы размером “со взрослого мопса”. Блин, как вообще выглядит мопс? Сс…собака. Из общего портала значит где-то 20 крыс, математика, наук царица. Ещё вожаки. Но и мы не лыком шиты. Не знаю, из чего нас шили, но у нас есть защитная одежда, и её хрен прокусишь — лично не кусал, согласен, недоработка. У нас есть берцы, защитные перчатки, неудобный шлем и горжетка. Это против тварей рулит, но они растут.

И нам пора.

— Первый! —

Крысюк вылазит из портала, пара шагов, стопэ. Привыкает к освещению, принюхивается?

— Мой! — кричу, опуская меч. ***ть, мимо. Монстр рвётся вперёд, в сторону двери, на Ирину с Андреем, я зацепил ему хвост. Крысе это не понравилось, она тормозит, поворачивает морду в мою сторону, получает в грудину арбалетный болт. Первый фраг, радостный “йес” Андрюхи; я не оборачиваюсь, но знаю: разряженный арбалет парень передаёт назад, получает у солдата другой, уже взведённый.

— Хрясь! — пополам. Валерий крут. Следую примеру бородача, страйк, удар нанесён с грацией пьяного кольщика дров, неточно и мощно. Может мне молот освоить, ххе? Не успеваю разрубить третью, она “оживает”, вцепляется в штанину. Не прокусила, нет, но я торможу, мне мешают сомнения в фехтовальных навыках и нежелание втыкать меч в голень. Судорожно пытаюсь скинуть вцепившуюся тварь, из портала лезут новые, курят, две несутся в сторону выхода, две к Валере, одна ко мне. Шагаю назад, решаюсь махнуть мечом, есть! тело мертво, челюсти и полутушка болтаются на собранной в складку ткани. Отмахиваюсь левой рукой, крыса прыгает, целится в шею? Задеваю мечом потолок, ***ть, мимо, даже не близко, тварь отскакивает, скалится.

— Отвали, падла! — кричу, адреналин, злоба, прицельный пинок правой, супостат летит низко, недалеко, в сторону Валерия, угрюмый успевает среагировать (!), крыса превращается в мясо. Отбиваюсь от следующей парочки, маятниковые движения лезвием, кончик опущен вниз, стою полубоком, готовлюсь сбивать прыгающих тварей левой. Шлем мешает обзору, но снимать — неет, ищите дурака, — Нна!


А ведь в этом бою мне НИЧЕГО не угрожало. Жизни так точно. Запыхался, перенервничал, крысы молча наступали, рассекались острозаточенной сталью. Пока я разбирался с противной парочкой всё уже и закончилось. Вожака застрелили сразу по выходу, Ирина вроде. На моём виртуальном счету 5 крыс и прокушенная штанина. Спасибо щиткам на голени и предплечьях, даже синяка не будет, давление распределилось по всей поверхности. Или соскользнуло? Осматриваю поверженных врагов. “Могут и прокусить с такими зубами”.

И это я не говорю про вожака, тот вообще огромный.

— Надо всё убрать, — Кирилл с интересом осматривал трупы, — Андрей, вырежи болты.

Белобрысый кивает, достал нож, приступил к выполнению задачи. Такой серьёзный, ответственный, ххе. Ххе, ха. Хха. Что-то меня на смех тянет, нервное.

— Миш, ты как, нормально? — лейтенант что-то углядел в моём лице. Шлем я снял, держу его в левой руке. Положить на кровать? Но на нём тоже кровь.

— Нормально, — а голос хриплый.

Да не, правда, всё нормально. Я мог… да, мог спокойно воспринимать порубленную на куски крысятину. Просто она пахнет, и крови так много, —

Всё нормально. Я сам этого хотел. Реальных тренировок, ***ть. Смотрю на остальных членов группы. Моих подопечных, ***ть. Бледное лицо Ирины, покер-фейс Валерия, энтузиазм Андрея. Взгляд на лица солдат, те спокойны, привычны к таким “аттракционам”. Рыбы в подсолёной воде. Я ведь с Димкой крыс убивал, я смотрел на бойню в “актовом зале”, но здесь оно… оно слишком близко всё, слишком много, быстро. И всё мне, ххе.

— Меня, кажется, тошнит, —

Ирина прикрывает ладошкой рот, спешит на выход. Слишком кроваво оно всё. Когда мы их с Витязей стреляли, всё было цивильно. Маленькие, аккуратные ранки, капельки крови, дырки в полу и стенах, это не воспринималось так ярко.

— Оденьте перчатки, —

латекс, защитные снимаем, резину натягиваем, дунуть внутрь не забудь и в путь. Грязное дело уборка, особенно такая, как сейчас; можно было бы привлечь солдат, я так думаю, или ещё кого, но Кириллу виднее. Да и солдаты не горят. “Убирай за собой”. “За собой убирай!”. “Убрал быстро!”. “Э, слышь, фшить?”

Крупные куски мяса руками вкладывали в большие чёрные пакеты, требуху и кровь собираем совочками, впитываем тряпками, их тоже на выброс. Совки моем во дворе, вода ледяная, 20 минут и комната обретает божеский вид, остаётся лишь еле заметный запах. Крови. Окна открыты, пол посыпали антисептиком. Новых дырок в полу нет, сработали “чисто”.

— Андрюх, как там Ирина?


Глава 43 | По гриб жизни | Глава 45