home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

— Миш, как ты думаешь, за рубежом сейчас творится то же, что и у нас?

Ушастый расслаблено потягивает кофе; первой пары сегодня не было, можно позволить себе не заливать, но смаковать. Пить, так сказать, по-человечески, не по-студенчески.

— Что думать, — открой Интернет и читай, — лениво отозвался я.

— Ну мало ли что там пишут?!

— Ой, — пауза, — Кто-то вспомнил о критическом мышлении, — голос мой полон ехидства, — И какого цвета белка тебя сегодня приняла за орех? Раки на горе не свистят, жаренный петух лежит, не дышит, уважает культурные традиции…

— Мих, не начинай, я серьёзно.

Надо же, в кои-то веки он — и серьёзно. Впрочем, на челе нашего богатыря действительно написана несвойственная ему задумчивость. Ему бы ещё лошадь-блондинку меж ног, остроконечную железную банку на голову, бороду на лицо, и был бы вылитый Добрыня Никитич с картины Виктора Васнецова.

— Дим, я не знаю подробностей, мой английский не настолько лучше твоего, — я покривил душой, с языком у друга было туго, запорр, —

Я сёрфил, много, но ничего нового нет. Волна не выбирала, куда ударить, накрыла весь шар равномерно, на этом сходятся аналитики топовых изданий. Я пытался найти способы развития способностей, в призрачной… надежде на то, что кто-нибудь их не только открыл, но и сподобился поделиться, мм, технологией, выложил её в открытый доступ — но пока всё пусто. Может затирается властями.

— Прямо-таки затирается? — скептический хмык.

— А как ты думал, всё серьёзно, — не поддержал я шутливый настрой, — Мы уже говорили с тобой об этом, позавчера.

— Да помню я, помню! Но всё же. И я, к слову, пробовал вызвать пламя.

— Да ты что!? — мои брови, расправив крылья, взлетают к потолку в притворном удивлении, — Ты всё же решился, вот СОВСЕМ от тебя не ожидал. Думал ты человек терпеливый, обстоятельный, к авантюрам не склонный…

— Мии-шаа… — горло друга исторгает раздражённое рычание.

— И как ты его вызывал? — демонстрирую ожидаемый от меня неподдельный интерес, — Тужился? — да, юмор плоский. Как мир Пратчетта.

— Типа того, — собеседник явно считает, что мир круглый. И юмор должен соответствовать.

— Рассказывай, чё ты дуешься.

— Дак а что рассказывать, — улыбка, — Всё по старинке, почувствуй в себе Cилу, юный падаван… моя магия, проснись, туалетная бумагия — зажгись! — продекламировал ушастый на манер детской считалочки, — И воля как катализатор.

— А вот если б у нас была ёлочка, мы могли бы водить хороводы. И кричать — “гори ёлочка, гори!”. Я тебе говорил в декабре, давай поставим — сейчас бы как раз подсохла.

— Всё тебе шуточки, — тон осуждающий; глаза, глаза смешливые, — Как думаешь можно активировать татуировку? На тиви чётко сказали, ЕСТЬ подтверждённые случаи.

— Телевизору верить дело такое, — кубик быстрорастворимого скепсиса, —

Без лоха и жизнь, как говорится. Что там делал лупоглазый, воду в стакан наливал указательным пальцем? Меедленно, по капле. Лысый мужик сигареты поджигает пальцами, бабка ногти превратила в когти; это и мы без магии умеем, только не так быстро, ххе. Мы и раньше такие видео, ладно, ладно, — увидев в лице собеседника несогласие, поправился я, — ПОХОЖИЕ видео встречали — те же фокусники, гавайцы, что по углям ходят…

Фотомонтаж, опять же.

— Мих, ты мне хочешь сказать, што ты не веришь, что наши тату магичешкие? Так? — как сложно человеку проговаривать слова с бутербродом во рту.

— Я хочу сказать, — а что я, и правда, хочу сказать? — Я не знаю… это всё действительно может оказаться одной гигантской мистификацией. Чисто по теории вероятности, — быстро добавляю, вновь замечая во рту собеседника рвущееся наружу возражение, — Ты прожуй, потом будешь говорить.

Скорее всего, это действительно что-то абсолютно новое. Татуировки на моём плече не было — она появилась, у тебя также. Волной, опять же, меня тогда сбило с ног; это — факты, остальное — неподтверждённые гипотезы.

Эй, это мой бутерброд!

— Ещё себе сделаешь! — лень, наглость, перемешать.

— Слышь, сам делай, нашёл, блин, домохозяйку! — не то что бы мне было сложно, но…

— Бе, бе, бе! — аргумент.



Неделя после 10го мая, дня скандального обращения Владимира Владимировича: плаваю в лужах беспокойных мыслей, вглядываюсь в нависший над головой грозовой фронт.

Димка кайфует от своей теоретической магии, читает литературу по теме. По делу написано мало, в основном откровенная фентезятина; впрочем, дельные, применимые советы можно найти и там. Ноосфера, все дела. Скачивая книги из интернета, мой друг использовал анонимайзер — с моей настоятельной подачи. Не знаю, насколько это поможет нам остаться неузнанными в том случае, если ФСБ возьмётся за дело анализа поисковых запросов всерьёз, так сказать, с огоньком! Специально подготовленные, обученные, объединённые общей целью люди способны на многое, имхо.

Я слишком параною, на деле всё не так мрачно?

Может быть.

Да будет свет.

Люди, и мы, мы тоже люди — ходили на учёбу, на работу, в библиотеку, белыми с е2 на е4. Димка ходил по бабам//зачёркнуто, девушкам, инфополе шумело, татуированные активно выступали на тиви, в новостях, ток-шоу, обсуждали причины и следствия, зарабатывали лёгкие, хайповые капиталы. Моя жадность колышется, ей тоже искренне хочется нажать на кнопку “бабло” и победить зло, но она у меня девушка робкая, застенчивая. Стоит индейцу здравому смыслу лишь разок взглянуть в её сторону…

Стоя за стойкой, я рассматриваю сидящих за столиками посетителей. Кто-то из них может быть “меченым”, таким же, как и я. Странно, что мы вместе с Димкой оказались носителями, это не очень вписывается в статистику; сто из миллиона — та ещё лотерейка. Предположим, что каждая татуировка несёт некий магический заряд… или же указывает на существующий у носителя магический потенциал. ПредполОжили. И что, вот так вот — теперь вы избранные, поздравляю, вам выпал счастливый билет? Всё по чесноку, никаких минусов? Не верится мне в сыр, щедро распиханный по незаряженным мышеловкам. “Вот она пришла весна, как паранойя…” — запел трек из колонок, установленных над ящиком с пепси-колой, запел в такт моим мыслям.


— А у Наташки неет на плече татушки! — сыто улыбаясь, информировал меня ушастый.

— Какой ещё Наташки? Ты же с Маринкой гулял?

— С нашего потока, блонда, высокая такая, я тебе её показывал.

— Ты мне каждую вторую показываешь, и слюни при этом на пол капают, капают…

— Я же не монах-затворник, как некоторые! — на улице растаяли снежинки, а в голосе звенящие смешинки, — Здоровое мужское тело требует здоровых мужских занятий! А почему твоё тело не требует — не здоровое оно, или же не мужское — вот НАД ЭТИМ стоит задуматься! — ушастый морщит лоб, картинно вглядывается в невидимые за несущими стенами дали. Ему.

— Слышь ты, морда! — вяло выражаю глубокое возмущение.

— От морды слышу! Шёл бы ты на улицу, Миш, погулял, — продолжил он серьёзным тоном, — Солнышко светит, птички поют, девочки в коротких платьицах охлаждают ляжки утренней прохладой…

— С кем мне по-твоему гулять? — ты же видишь, абсолютно не с кем покурить да выпить, не с кем посетить Египеть, хоть иди да вешайся на проводе, разобрали всех девок в городе. А пить//зачёркнуто гулять одному — моветон.

— С кем? Да хоть с этой, как её, Викой! — руки Димитрия исполнили пред собой движение, должное изобразить лёгкое, игривое сжатие молочных желез невидимого объекта, предположительно роду женского, возрасту половозрелого, — Грудь у неё ничего, хоть и очкастая.

— Мы с ней не общаемся, как-то не срослось, — уклончиво отвечаю, с интересом наблюдаю за его экзерСИСами.

— Чтобы срослось, поливать надо! Ленивый, блин, садовник!

— Мой огород, мои правила!

— ТАК тебе ягодки не откушать!

— Я просто не люблю есть горстями, да вместе с другими гостями.

— Эмм… Миш, а ты придумал?

— Что придумал? — я отвлёкся от монитора, повернулся в сторону растёкшейся по дивану фигуры.

— Как активировать татуху.

— А, это. Кто про что, а толстый про продукты в большом и белом.

— При чём тут холодильник, сам ты толстый, придумал?

— С чего я должен что-то придумывать?

— Значит не придумал. Вот и я тоже пока нет, — в квартире воцарилась тишина, разбавляемая звуками транслируемого по тиви баскетбольного матча, шорохом бумаги, кликами нажимаемых мною клавиш, — Но вскоре мы возьмём эту крепость! — внезапно заявил Димка после минуты молчания. Свои слова он вложил богу в уши, всё случилось ночью.


Глава 2 | По гриб жизни | Глава 4