home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Арка 3 — Глава 27

Голова командира не пострадала, удар нанесён по самолюбию. Серёга почему такой злой был? Потому что у него велосипеда не было//зачёркнуто татуировки не было. Он единственный из всей группы не видит ни “долбанной” стены, ни “страницы персонажа”. А мы счастливые, нестройным шагом. Молчащий лес, мысли о статах кишат в голове, расползаются по кишечнику, фу.

Надо поговорить с Димкой, надо всё взвесить, не то обсчитают. Тревога поднимает голову, я, говорит, была права — и высокий стат интуиции тому доказательство. А мне крыть нечем, смотрю в её покрытое корочкой засохшей грязи лицо. Может это не интуиция высокая, может это остальные мои характеристики низкие? И предчувствия тогда курам на смех, ко-ко-ко, блин. Как они вообще смеются?

… А “магия жизни”, это просто праздник какой-то.

Как она работает?

— Альфа 2, всё спокойно!

— Альфа 1, принял! — пятёрка Фёдора опускает носы арбалетов вниз.

Солдаты следят за окрестностями, командиры вполголоса совещаются.

— Группа 2, охрана портала, группа 1 за мной, — отрывистый приказ киргиза, — С нами идёт Дмитрий, в качестве проводника; он видел силовое поле, сможет вовремя его заметить.

Федя не хочет повторять “подвиг” Серёжи, ххе.

Сменяем “на посту” ушедшую группу, рассредоточиваемся, я стою лицом к порталу. Вглядываюсь в узоры трещин на огромных камнях, в зелень побеждающих гравитацию пучков травы. На таких скалах россиянин подсознательно ожидает увидеть какую-нибудь надпись. “Здесь был Вася”, “Маша + Олег = Любофф”, "Квартиры посуточно” и т. д. и т. п. А ведь портал перестал расти, уже пара дней как.

— Мих! Вик! У вас какие статы? — бодрый Ростислав с противоположного конца поляны.

— Хха, первый давай рассказывай!

— Тихо! — Серёга по-прежнему не в духе, — Позже обсудите.

Как скажешь, лейтенант, как скажешь.


— Да лан, Мих, круто же!? — друг терпел долго, почти до нашего номера, — Теперь ты тоже убедился в том, что ты настоящий маг! Ты ВИДЕЛ эту плёнку, обычные солдаты её не видят; и статы у тебя отобразились, верно? Давай, рассказывай! —

пихок плечом, —

Саныч тоже, ммать, мурыжит вопросами; не видит рожа гбшная, люди с другого мира, с дороги устали, я еле дотерпел. Чур я первый!

— Иди, иди, не претендую.

Ты только куратора в лицо так не назови… хотя ему и так доложат. Ты вот уверен, что у нас в номере нет жучков? — смотрю на розетку. Я видел в кино, их внутри розеток ставят. Ложат. Крепят, короче. А ещё в розетках тараканы прячутся.

— Мих, какие ещё жучки?? —

друг кривит лицо, — Древоточцы разве. Какие у нас тайны!? Мы и так живём… прикреплёнными к земле, крепостные волновые, 21 век фокс! Что там у тебя со статами?

— Вот, — вручаю другу блокнот, — Что запомнил, то записал.

— Интуиция!? Магия жизни? О-о, — одобрительные качки головой, вверх-вниз, ещё подход, давай, ты сможешь, — Ты чё такой умный?

— Книжки читаю. А ты даже азбуку не освоил… китайского языка.

Мы с другому зашли в наш номер, ушастый поспешил в “домик на окраине”. Тонкая дверка разговору не мешает.

— Да лан, я уже до “бэ” дошёл.

— Без бэ? У них хоть есть такая буква?

— Есть, конечно! Наверное.

— У тебя что по статам?

— Терентьев Дмитрий, сменить никнейм! — голос друга изменился, я будто воочию увидел, как сидящая на белом троне фигура расправила плечи, вытянула позвоночник, возгордилась, — Интеллект 8, сила 9, выносливость 8, ловкость 7, МАНА — 14, меченый: огонь, — под звуки текущей воды наш герой появляется во всей красе, чёлку откинул набок, встаёт в позу репера… или обезьяна? речитатив, гоу, —

Видишь, даже Система считает, что я огонь;

парень-космос, парень один такой,

просто, грозно, серьёзно, огонь!

Йоу.

Боже.

— Система?

— Ну игровая богиня.

— Самое простое объяснение самое верное?

— Бритва Оккама.

— Не порежься там.

— Я осторожно, как можно! Йоу.

Пауза.

— У меня, значит, интуиция, у тебя мана… и процентов не было?

— У статов? Были, я не запомнил прост.

— Но в них же весь смак! — я возмущён Димкиной недальновидностью, — Ты что-то делаешь, идёшь к куполу и смотришь — изменились ли сотые!

Идеальный фидбек!

— Аа. Но, надо записать потом.

— Балда!

— Сам балда!

— От балды слышу!

— Мужики, вас Михаил Александрович зовёт.

Наш малолетний сосед вошёл в номер, плюхнулся на койку, обрызгал нас каплями собственной хмурости. Вы же знаете, что пессимизм передаётся воздушно-капельным? Не знаете? Теперь знайте. Недавнее открытие голландских учёных; на нобелевку идут. Кто расстроил вервульфа, только же, за порталом, был он счастлив незатейливым геймерским счастьем.


— У меня для вас 2 новости.

Куратор сменил иссиня-чёрный пиджак на пиджак малиновый, под цвет щёк. Златую цепь на шею вешать не стал, спрятал в сейф.

— Хорошая и плохая? — друг.

— Обе хорошие, — хитрая улыбка.

— Ломаете стереотипы? — я.

— Ломаем, — кивок, — Мы наладили взаимодействие между крупными центрами локализации волновых прорывов, — куратор на миг оторвался от экрана, — Порталов. Заключение положительное, — он продолжил чтение, — При концентрации волновиков в одном месте малые порталы сливаются в большой… это вы и так знаете… Большой портал растёт, достигает 2ух метров в высоту, 2ух в ширину, стабилизируется, прекращает рост.

Кроме пропорционального роста числа волновых тварей иные последствия увеличения концентрации носителей метки не выявлены, — дробь пальцев по столешнице, — Я вам это сейчас распечатаю, почитаете на досуге, — пара секунд, звук ожившего на тумбочке Эпсона, два новорождённых листа А4 обновляют лоток, — Держите, — он передал нам листы, — Теперь новость № 2. Вы назначаетесь младшими кураторами.

— Что? — открыл рот Димка.

Я с другом полностью согласен, чтобы его поддержать, я тоже распахнул ротовое отверстие пошире. Мух в кабинете не было. Что??

— К каждому из вас будет приписана группа волновиков.

Кого-то вы ранее видели в центре, кого-то привезут в течении дня, — Михаил Александрович излагает факты неторопливо, с видом истинного гурмана он смакует наши эмоции, нашу растерянность, — Руководство хочет сократить количество ЦВПВ, максимально их укрупнить. У учёных присутствовали почвенные опасения — требовалось понять, как при этом поведёт себя портал. Сейчас страхи развеяны, вопрос закрыт; наш центр становится единственным ЦВПВ в области.

— При чём здесь наше кураторство? — устало выдыхаю.

— Вам будут подобраны люди, максимально соответствующие, — перестук пальцев, — вашему психопрофилю. Представьте, что вы вожатые в детском лагере, вы собираете данные по развитию подопечных, помогаете им решать бытовые проблемы, эмм… что ещё делают вожатые? Вдохновляют на подвиги. Доносят до коллектива политику партии, морально поддерживают бесславно падших духом товарищей, —

мужик вот сейчас серьёзно говорит, или “я у папы юморист?”

— У нас тут не пионерлагерь; там будут взрослые люди, опять же, причём здесь мы? — я возражал как-то… по инерции.

В голове крутилась кошмарная картинка — я вытираю своему ровеснику, круглолицему волновику, кашу с подбородка; убираю изгвазданный слюнявчик, помогаю на немытую шею повязать ярко-красный галстук. Ооо, дело труба. Да, точно, ещё труба! Трубу ему надо дать, будет горнистом.

Тууу. Туууууууу.

— Это вы, Михаил, верно подметили, —

про горниста? —

Но взрослым людям тоже нужна поддержка и забота, к тому же сейчас нам важен каждый. Уже сегодня вечером, после просмотра… эмм, сюрприза, — едва заметная ухмылка, — Многие ваши вопросы потеряют актуальность. Если этого не произойдёт — вы сможете задать их позже, — куратор встаёт с кресла, даёт нам понять, что разговор окончен.

— Хорошая новость, как же, — бурчит ушастый.

— Поверьте, Дмитрий, если я говорю, что новость хорошая — значит, она хорошая, — улыбка, — Даже если она вам СЕЙЧАС таковой не кажется. Я не первый день живу на свете, и ОЧЕНЬ часто мои прогнозы оказываются на удивление точными. Работа такая.


Да, Михаил? — мы уже выходили из кабинета, куратор меня окликнул.

— Что? — оборачиваюсь в дверях.

— Вот, это вам, — Михаил Александрович передал мне подарочный пакетик, ранее он стоял на полке книжного шкафа, — Инструкция внутри, ОБЯЗАТЕЛЬНО прочитайте перед применением! — ехидный, смеющийся голос.

— Что это? — с подозрением принимаю “подарок”.

— Ещё один сюрприз, — хитрющие глаза.

— Многовато сюрпризов, — ворчу, мне непонятны причины внезапной радости куратора, — Всего доброго, Михаил Александрович.

— Всего доброго, Михаил.


— Открывай!? —

друга терзает любопытство. Мне тоже интересно, но… что-то здесь не там. Пакетик фиолетовый, с белыми блестящими звёздочками; я развязал ленточку, да, там даже тоненькая красная ленточка, ххе, внутри лежат какие-то мешочки, тонкая тетрадь-книжица.

“Методичка по безопасному употреблению галлюциногенных грибов”.

— Ххаа-т! — ! Ххе, х, уух, ёжки-матрёшки! — хохот друга гремел на весь коридор, да что там, на всё здание. Миро-здание, — Удружил тебе куратор, ты ж ему теперь по гроб жизни! — смачный хлопок по моему плечу, — Как будешь употреблять: курить или настаивать? –

и это друг, называется, –

“Нарушение концентрации настойки может привести к отравлению или смерти”, ой а мы прямо и не догадывались, хха…

— Дай сюда! —

я забрал тетрадь, оглянулся по сторонам в поисках свидетелей моего позора.

— Ну так что, Михаил Александрович, как вы будете “лекаарство” применять? — ухмыляется, гад, — И когдаа?

— Не знаю. Вообще, может, не буду.

Я хмур. Мне это всё не нравится. А ушастый, **ка, тролль.

— В твоей любимой Коста-Рике народ вообще на кокаине сидит, тебя же это не смущает! А хочешь анекдот расскажу? Встретились как-то два грибника, аххаа… –

Мы дошли до ручки. До ручки номера нашего, открыли дверцу, а там Олег. Ну а где ему быть, домоседу. Нет бы Диме помолчать про мою “маленькую проблему”, я ему это припомню.

— Чувак, ты всё же попробуй, — скалится пацан. Со скрипом малолетка отвернулся от стены, глаза с негромким чпоком оторвались от мобильного, — Быть меченым и при этом не активировать татуху — это зашквар, — медленно, напоказ из его правой ладони вылазят сантиметровые когти, втягиваются обратно.

— Спасибо за непрошенный совет, —

прошипел я, зачарованно наблюдая за ногтевыми метаморфозами, — Олег, у тебя какие статы? — тема разговора: сменить.

— Секрет, — парень противно осклабился, — И вам я бы тоже советовал не светить цифры.

— Олег, ты неправ, — задумчивость в словах ушастой твари, — Нам сейчас выгодно обмениваться информацией. Мы играем за одну команду, понимаешь? Каждая крупица знаний может быть важна для нашего дальнейшего развития.

Друг неожиданно серьёзен.

— Прав, неправ, софистика! Я сказал, вы услышали, — буркнул “вервульф”, поворачиваясь лицом к любимой стене. Покоя, дайте мне покоя, один глоток. Не знаю, почему я его называю вервульфом, у него ведь от этих только когти. Может подсознательное ощущение? Волчонок он и есть волчонок, один и злой.


Ростислав: интеллект 8/11 %, сила 8, выносливость 6/94 %, ловкость 7/90 %, мана 18/3 %, меченый: дерево. Виктория: интеллект 7, сила 5, выносливость 7, ловкость 7.

В столовой нас четверо, Вика пьёт грейпфрутовый сок, о тату говорить не хочет. Раста улыбается, демонстрирует зубы, он, словно форточка, нараспашку. Моя интуиция и магия жизни народу интересны, мы поохали, поахали, годных идей нет — иди, мол, Миша, к куратору.

Угу. К дегенератору, ***ть. Грибы он мне дал. Сам их пусть жрёт, урод.

Информлистки выданы только нам, Ростиславу и Вике не досталось, бумажки в принтере закончились, бывает. Мы поделились, что нам, жалко, что ли. Мы ведь теперь "любимчики" начальства, маленькие кураторы, кураторчики. Пупс-кураторы. И вечер близко. Вечер как зима, только зима не близко, и я не ходок, даже по бабам… в отличие от друга. Который сидит, Вике глазки строит. Та полный игнор, хе.

Вечер?


Глава 26 | По гриб жизни | Глава 28