home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 36

Нет худа без добра

Приближалось Рождество. Беатрис, как всегда, собралась провести десять дней с детьми и отметить Новый год в доме престарелых вместе со своей золовкой. Жюльетта отбывала в Нормандию с отцом, сестрой и бабушкой – Мадлен будет проходить там курс бальнеолечения. Ну а Фердинан, само собой, ничего не запланировал. У Марион отпуска нет, поэтому Александр отправится на праздники к отцу. Вот так! Никаких вариантов. Он останется в одиночестве. Как в прошлом году. А, нет, в прошлом году с ним была Дейзи.

Жюльетта обещала прийти к нему на обед в последний учебный день перед каникулами. Он приготовил ее любимую курицу с рожками под соусом и маринованные огурчики. На десерт ее ждет сюрприз: шоколадный мусс его собственного приготовления. Впервые в жизни! Он позволил себе одну ложечку и убедился, что мусс прекрасен. Фердинан накрыл на стол. Жюльетта, образец пунктуальности, возникла перед его дверью точно в назначенный час. Вынув из ранца дневник, она с гордостью продемонстрировала его Фердинану. У него таких отметок в жизни не было. Эта малышка далеко пойдет! Фердинан горд за нее. Сев за стол, Жюльетта рассказала, как прошло утро в школе. Она болтала без умолку, в качестве закуски опустошая банку с огурцами. Курица была еще не готова. Внезапно погас свет. Холодильник и духовка тоже вырубились. Значит, отключили электричество. Фердинан быстро посмотрел в глазок: на лестнице свет горел. Он поднял рычажок автомата на щитке. Никакой реакции. Черт! Если курица окажется сырой, а мусс не охладится, его рождественский обед будет безнадежно испорчен. В запале, которого Жюльетта раньше за ним не замечала, он выскочил из квартиры и позвонил в дверь Беатрис. Та, удивленно улыбаясь, открыла ему с карандашом в руке.

– Добрый день, Фердинан. Все в порядке?

Жюльетта просунула голову в дверь и радостно помахала соседке.

– А, у вас гости. Привет, Жюльетта! Я могу чем-нибудь вам помочь, Фердинан?

– Я хочу вас попросить об услуге. У меня нет электричества. А мне надо срочно допечь курицу у вас в духовке, если позволите.

Беатрис улыбнулась:

– Обожаю курицу. Но в одиночестве мне приходится есть ее целую неделю…

Фердинан сразу понял намек. Беатрис – умная женщина, она всегда выражает свои желания с удивительным тактом.

– Не окажете ли вы нам честь отобедать с нами?

– Очень мило с вашей стороны! С огромным удовольствием. Как не принять столь любезное приглашение. Давайте не будем бегать из кухни в кухню, а пообедаем у меня в гостиной.

Время идет, Фердинану некогда миндальничать и отказываться. Он кивнул в знак согласия. Жюльетта, не упустившая ни слова из их разговора, уже успела все собрать. Курица, паста и мусс вереницей даров покинули квартиру Фердинана и, проследовав по коридору, приземлились на прекрасно оснащенной кухне Беатрис. На столе в гостиной уже была расстелена белая отглаженная скатерть. Приборы, графин с водой. На деревянной дощечке буханка деревенского хлеба. Фердинан совсем забыл про хлеб, хотя Жюльетта считает, что самое вкусное – это макать его в соус.

Поставив курицу в духовку, Фердинан занял место во главе стола. По левую руку от него Беатрис. По правую – Жюльетта. Поскольку ее голова еле виднеется из-за стола, Беатрис протянула ей диванную подушку. Фердинанд вернулся на кухню, проверить, как запекается курица. До него доносится оживленный разговор старой дамы и девочки. Они говорят о литературе. Мадам Клодель ушам своим не верит: эта девочка читает книги, никак не предназначенные для ее возраста. Неудивительно, что одноклассники считают ее странноватой. Беатрис задумалась, чем Жюльетта могла бы потрясти их воображение. И достала с полки книгу.

– Тебе, наверно, еще трудно читать такие большие книги, но, когда у тебя будут на это силы и желание, знай, что “Хоббит” Толкина – одна из лучших историй на свете. Это уже классика. Дарю.

Фердинан вернулся с дымящимся блюдом.

Он уставился на фолиант, лежащий перед Жюльеттой. Ничего себе подарочек! Но он тут же спохватился, прочтя название. Даже он слышал о хоббитах. Жюльетта расскажет ему вкратце, своими словами.

– Фердинан, – прервала его размышления Беатрис, – вам, наверно, приятно будет узнать, что комиссар Балар заработал выговор за плохое обращение с вами. Я оказалась права – вы были совсем никуда. Судя по анализам, именно из-за давления у вас болело сердце. У вас же были проблемы с сердцем?

Фердинан улыбнулся. В последние месяцы сердце у него болело часто. И пока еще не успокоилось… Беатрис продолжает свой монолог о комиссаре, которого она терпеть-не-может. Жюльетта с наслаждением макает хлеб в соус.

– Соус просто объеденье, Фердинан. Браво!

– Подожди, ты еще десерт не пробовала. Думаю, тебе понравится. Я могу забрать ваши тарелки?

Фердинан вышел из-за стола с полными руками и вскоре появился с миской, закрытой листком фольги. Когда он ее открыл, у Жюльетты загорелись глаза.

– Обожаю шоколадный мусс! А вы это откуда знаете?

– Все знает не только мадемуазель всезнайка! У меня свои источники.

– Бабушка Мад, держу пари. Это по ее рецепту?

Жюльетта пожирала мусс большими ложками под изумленным взглядом Беатрис.

– Ну и аппетит у этого ребенка! Где каша, там и наши. Я шучу, милая моя. Но аппетит у тебя волчий.

– Все, я побежала. Можно я вас поцелую, Фердинан, мы уже вряд ли увидимся до моего отъезда в Нормандию. Мы уезжаем завтра рано утром. Еще раз спасибо за книгу, Беатрис. Я вам скажу, понравилось ли мне. И с Рождеством вас обоих!

– Я была рада познакомиться с тобой поближе, Жюльетта. Если книга тебе понравится, получишь продолжение. И хороших тебе каникул. Передай от меня привет Мадлен. Ну и до следующего обеда, я надеюсь…

Фердинан помог Жюльетте надеть ранец. Девочка очень выросла за эти месяцы. Ему уже не терпится увидеть ее после праздников. Прощаясь, он собрался с духом и робко произнес:

– Жюльетта, я могу попросить тебя об услуге? Передашь от меня кое-что Мадлен к Рождеству? Это сущий пустяк, но я знаю, ей будет приятно. Хороших тебе каникул. Увидимся, когда вернешься!

Жюльетта убежала, и Фердинан вернулся к Беатрис.


После обеда они пили кофе, сидя на диване. Фердинану было немного не по себе от этого неожиданного интимного свидания. Смогут ли они остаться друзьями после его идиотской выходки? Не факт, но ему приятно в компании Беатрис, которая ни разу его ни в чем не упрекнула. Преодолевая смущение, он сказал:

– Я, конечно, поздновато завожу об этом разговор, но я давно хотел вас поблагодарить за все, что вы для меня сделали. Забрали из полиции, отвезли в больницу… Вы мне ничем не обязаны, и я был очень тронут, особенно после моего… признания, которое наверняка привело вас в замешательство.

– И это еще слабо сказано. В девяносто с лишним я уже забыла, как это бывает. В остальном, Фердинан, это сущие пустяки, ведь это и называется дружбой. И потом, знаете, вы самый простой случай в моей карьере!

– И единственный?

Беатрис улыбнулась ему в ответ:

– Лучше скажите спасибо Жюльетте. Невероятная девочка! Это же она откопала рецепт мадам Суареш, и я предпочитаю не знать, где и как. Если уж ей что-то втемяшится в голову… как и вам, впрочем. Она считает, что в смерти нашей консьержки виноват кот мадам Берже, который бродил возле мусорных баков в поисках мышей. И мадам Суареш испугалась, увидев во мраке его горящие глаза. Что и спровоцировало сердечный приступ. Как ни крути, темная история. Ну, зато мы с вами подружились в этом году! Как подумаю, что, не будь этой катавасии с домом престарелых, совершенно противозаконной, к слову сказать, вы бы никогда со мной не заговорили…

– То есть как совершенно противозаконной? Марион что, не могла меня отправить туда насильно? Вот нахалка!

– Забудем, Фердинан. Вы хорошо сделали, что открылись немного окружающему миру, в частности Жюльетте. Девочка очень к вам привязалась.

– Не слишком, я надеюсь. Потому что если это так, то она огорчится, узнав о моем отъезде.

– Каком отъезде? Боже мой! Куда?

– В Сингапур.

– Ого… далеко! Но это ваше решение, и я полагаю, вы взвесили все за и против. Мужественный поступок! Нам с Жюльеттой будет вас ужасно не хватать.

– У меня нет ни малейшего желания покидать свою квартиру и некоторых знакомых, но меня об этом попросила Марион. Она сказала: “Мы твоя семья”, и, видимо, она права…


Глава 35 Любовь-морковь | У нас все дома | Глава 37 Элементарно, Ватсон!