home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

Жениться – не воды напиться

Эта пискля его добьет. Больше всего на свете Фердинан Брюн ненавидит малышню. Еще бы, ведь с ними одни проблемы плюс черная неблагодарность. Они ничего не понимают, ревут и вечно что-то требуют. Короче, от них покою нет. И улыбаться им все равно кому – родителям или первому встречному. Хамье! И еще, видите ли, надо восхищаться их красотой и вундеркиндством… Слюни текут, двух слов связать не могут, трясутся, словно у них болезнь Паркинсона… Нет, он не в силах притворяться!

Впрочем, он-то как раз детей не хотел, это Луиза родила исподтишка. Ну хорошо, допустим, они это обсуждали, но ведь ни к какому решению так и не пришли. Он всегда ей говорил: “Хочешь ребенка – твое дело, выкручивайся как знаешь, я своих привычек менять не собираюсь… Нам и так это влетит в копеечку… Придется мне сверхурочные брать”.

Фердинан – человек отнюдь не жадный, но умеренный. И в деньгах, и в чувствах. А от детей, если только не заделать их дюжину, чтобы они вкалывали, как это принято в странах третьего мира, больше трат, чем доходов! Его жена устроилась бухгалтером, чтобы хватало на булавки, и вскоре забеременела.

У Фердинана проявился синдром неприятия беременности. Как будто он не очень верил, что из этого живота что-то вылупится, хотя он явно увеличивался в размерах. Он отказался готовить детскую. На роды не пошел. И был очень разочарован, когда к тому же оказалось, что это девочка. И даже поставил это жене на вид. Пусть сама ей имя выбирает. Марион… Нарочно не придумаешь!

А потом началась морока: соски, отрыжки, подгузники, купание, бессонница, покупки и нескончаемая стирка, днем и ночью. Фердинан не особенно в этом участвовал, но уставал от одного лишь взгляда на хлопочущую жену. Приходя с завода, он ложился на диван в гостиной, чтобы отоспаться. А иногда даже сбегал из дому.

Луиза совсем скисла. Как все немолодые женщины, в смысле кому за тридцать, она перестала следить за собой. Когда он приходил домой, все разыгрывалось как по нотам: дочка ударялась в слезы при его появлении, Луиза на него дулась, и спали они теперь спиной друг к другу. Это было начало конца. Неудивительно, что у Марион так и не завелось братика.

Девочка подрастала. Она уже сидела в ванночке, ела пюре с кусочками фруктов, ходила уточкой, что-то лепетала на непонятном наречии, общалась с воображаемым лучшим другом и играла в куклы (самой любимой была чернокожая! Очередная идиотская затея жены…). Потом пошло-поехало – период почемучки, школа, хорошие отметки и экзамен на бакалавра. Первый бакалавр в семье, на минуточку!

Все эти годы Марион была свидетельницей ежедневных ссор своих родителей. Они били тарелки и сквернословили. Отец высокомерно игнорировал словесные и физические нападки матери либо просто обзывал ее психопаткой. Кончалось это всегда одинаково – рыдающая Луиза запиралась в спальне, а Фердинан, развернув газету, сидел в гостиной перед включенным телевизором.

Насколько Марион помнила, она никогда не имела с отцом ничего общего, не считая унаследованных от него габаритов. Для женщины рост метр восемьдесят – это вечная головная боль. Например, ей пришлось забыть о каблуках, хотя они прибавили бы женственности такой верзиле, как она. Кроме того, пойди найди мужа выше себя, которого еще к тому же не смутила бы ее косая сажень. Поэтому, недолго думая, Марион выбрала занятие, которое позволило бы ей работать подальше от дома, – международную дипломатию. А что тут удивительного, учитывая, что она долгие годы провела в компании вечно скандалящих родителей. Кстати, и отчий дом она покинула с первым встречным – они познакомились на дискотеке, и юноша оказался полицейским. Они танцевали под “Судьбу” Ги Маршана. Марион увидела в этом предзнаменование и вышла за него. В мэрию родственников не позвали – ни с той, ни с другой стороны. Потом она забеременела, родила мальчика, и они развелись по обоюдному согласию. Сразу после развода Марион согласилась принять пост за границей, сначала в Лондоне, потом в Сингапуре, чему ее бывший муж даже обрадовался, поскольку вовсе не жаждал выступать в роли образцового отца нового типа, из тех, что приходят в восторг, добившись попеременного проживания ребенка с каждым из родителей. Хотя посещения детей на каникулах хватает им всем с лихвой!

Фердинан не понимал, как это его дочь могла подать на развод и уйти от мужа, пусть он и сам не особо его жаловал. Марион на отца не сердилась. Как ни странно, она всегда ему все прощала, находила объяснения его постоянным отлучкам и защищала его в разговорах с матерью.

Когда Фердинан, в свою очередь, получил письмо Луизы о разводе, он сначала решил, что это шутка. Правда, его очередь пришла гораздо позже, когда ему было уже за семьдесят, а в этом возрасте ничего подобного не ждешь, полагая, что все самое страшное уже позади и время платить по счетам давно миновало… И что почтальон забыл ваш адрес.


Глава 13 Спасайся кто может! | У нас все дома | Глава 15 Наглость города берет