home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




31

Сантини выслушал рассказ Коломбы, сидя на односпальной кровати и допивая купленную в гостиничном баре бутылку пива. Комната насквозь провоняла табачным дымом, хотя полицейский из следственного управления оставил приоткрытым окно.

– Возможно, твой дружок и правда вернулся домой, – наконец произнес он.

Коломба раздраженно покачала головой:

– Я в это не верю.

– Потому что он с тобой не попрощался?

– Если бы он был настолько потрясен, что сбежал, забыв о хороших манерах, то и за комнату забыл бы заплатить, – стараясь сохранять спокойствие, сказала Коломба. – Он старомоден и наверняка заплатил бы и за мое проживание, потому что оба номера бронировал он.

– Ну, это еще неизвестно. Люди не всегда поступают предсказуемо, особенно в состоянии стресса.

– Я уже видела его и расстроенным, и потрясенным и знаю, чего ждать. Нет, звонил кто-то другой. Кто-то выдал себя за него.

– Немец за решеткой и больше не представляет никакой опасности.

Коломба покачала головой:

– Нет, опасен Отец. А он все еще на свободе.

– Покажи мне хоть одно доказательство, что он существует.

– Я знаю только, что Данте в это верил и что он был прав с самого начала, еще с тех пор, как в Пратони пропал Лука Мауджери. И если бы ты его послушал, – распалившись, добавила она, – то не выставил бы себя таким идиотом.

Сантини откинулся на подушку:

– Умеешь ты просить об услугах, Каселли.

Коломба подтянула к себе единственный в комнате стул и уселась на него верхом.

– Я не прошу тебя об услуге.

– Вот как?

– Я прошу тебя поступить правильно.

Сантини фыркнул:

– Не смеши меня.

– Но это действительно правильно. И даже если ты мне не веришь, это все равно лучше, чем надираться здесь, оплакивая свои беды.

Сантини закрыл глаза.

«Что со мной не так? Почему в последнее время из всех возможных решений я всегда выбираю самое глупое?»

– Я сделаю пару звонков, и посмотрим, что из этого выйдет, – сказал он.

Ему снова захотелось рассмеяться.


Звонков пришлось сделать побольше, но отыскать следы Данте в таком маленьком городке, как Кремона, оказалось легче, чем они думали, в том числе благодаря содействию пары подчиненных Сантини, который едва ли не ноги об них вытирал. Быстро вычеркнув поезда, автобусы и автопрокаты заодно с больницами, моргом и другими гостиницами, они нашли таксиста, чью машину Данте поймал на бульваре. Тот сообщил им по телефону, что высадил его у старой фермы.

Около полуночи Коломба и Сантини подъехали к ферме на его служебной машине, осмотрели ее при свете фонарика и, обойдя развалины, оказались перед бетонной платформой.

– Это здесь его держали? – спросил Сантини.

– Да, – ответила Коломба. – Хотя башен больше нет. Но зачем он сюда приехал?

– Ностальгическое путешествие. – Сантини огляделся по сторонам: единственным источником света был их фонарь. – Здесь его нет. А такси без мобильника не вызовешь. Значит, он ушел пешком.

Коломба жестом показала, чтобы Сантини осветил окрестности.

– Или кто-то его забрал. Здесь недавно проезжал автомобиль, – сказала она, глядя на оставшиеся в мягкой земле колеи шин.

– Автофургон, – уточнил Сантини. Он знал, о чем говорит. – Но это мог быть какой-нибудь фермер, живущий неподалеку.

– Посвети сюда, – сказала Коломба, указывая на бетонную платформу.

Сантини направил луч фонаря вниз: на бортике платформы виднелось несколько темных полос.

– Засохшая грязь. Кто-то вытер здесь ноги.

– Не кто-то, а Данте. И он не вытирал ноги. Иди сюда.

Подойдя поближе, Сантини увидел, что это не просто темные полосы: кто-то носком ботинка вычертил на платформе буквы и цифры. «ЕН29».

– Это часть автомобильных номеров, – сказала Коломба. – Все еще веришь в совпадения?

Сантини со вздохом достал телефон.


Пока Сантини связывался со своим отделом, Данте снова очнулся в тюрьме и на этот раз не сразу провалился в забытье.

«Меня чем-то накачали, – понял он. Мысли ползли, как улитки. – Лошадиной дозой транквилизаторов».

Шея ныла, – должно быть, ему сделали укол в яремную вену.

Что бы ему ни вкололи, лекарство действовало. Оно не только отупляло. Благодаря ему Данте почти мог вытерпеть нахождение в тесном прямоугольном замкнутом пространстве площадью шесть на три метра, все проемы которого были намертво заколочены. Помещение озарял тусклый зеленый свет стоящего в углу детского ночника. Изолированные стены были покрыты вагонкой. Осмотревшись, он увидел пластиковую столешницу с раковиной, кухонные шкафчики, стол, стул и двухъярусную кровать. Данте лежал на нижней койке. Его шею обхватывал предназначенный для крупных собак ошейник с висячим замком, от которого тянулся приваренный к изголовью кровати металлический трос. Он подергал за трос онемевшими от транквилизаторов руками, но кольцо не подалось, а кровать оказалась привинченной к полу.

Пытаясь определить длину поводка, Данте резко дернулся, и ошейник на миг сдавил ему горло. Хотя рванулся он не так уж и сильно, но успел почувствовать, что задыхается, и прилив адреналина разогнал медикаментозный туман. Данте показалось, что стены тисками надвинулись на него и вот-вот раздавят. Он открыл рот, чтобы позвать на помощь, но закричать так и не смог. Он снова начал терять сознание, и в голове промелькнула последняя ясная мысль. Мысль о Коломбе.

Она все знает, в этом он не сомневался. Она придет за ним. Вопрос лишь в том, успеет ли она его спасти.


– Это не автомобильные номера, – сказал Сантини Коломбе.

Они все еще находились на ферме, дрожа от промозглого холода. Ни у одного фургона нет номеров, которые бы начинались или кончались этими знаками, объяснил он. Такие номера есть только у легковых машин, а их полным-полно.

– Или Торре ошибся, – сказал Сантини, – или ошибаемся мы. Откуда нам знать, может, вечером кто-то играл в грязи в морской бой.

Коломба покачала головой:

– Нет. Это был Данте. Он пытался навести нас на след.

Сантини закурил.

– Не слишком ли ты уверена?

– Говорю тебе, я знаю, как он рассуждает.

Но вправду ли она так хорошо его знает? Ей оставалось лишь надеяться на свою правоту, ведь номера – единственная ниточка, связывающая ее с Данте.

– Можешь позвонить в дорожную полицию?

– Здесь нет камер.

– Но может быть, фургон выехал на шоссе. Мы знаем примерное время и часть номерных знаков. Этого больше чем достаточно. Им стоит всего лишь проверить по базе.

Коломба говорила о системе «Сэйфти тьютор», которая регистрировала номера транспортных средств, проходивших через ворота трасс, и отправляла их в центр обработки информации в Сеттебаньи, где они анализировались, чтобы выявить возможные превышения скорости. Полиция могла получить доступ к данным системы, однако требований на розыск беглых преступников и угнанных машин было так много, что без срочного официального запроса или хороших связей получить быстрый ответ было невозможно. К счастью, связи у Сантини имелись.

Они дожидались ответа в придорожном баре при табачной лавке, которая обслуживала дальнобойщиков, а потому не закрывалась допоздна. В два часа ночи телефон Сантини зазвонил. Когда он повесил трубку, Коломба заметила, что от усталого, безразличного выражения, не сходившего с его лица в последние несколько часов, не осталось и следа.

– О’кей.

– О’кей – что?

– О’кей, ты была права.

Коломба мгновенно опустила черствую бриошь, которую пыталась в себя запихнуть, обратно на блюдце.

– Они нашли номера?

– Да. На белом фургоне «фиат-дукато». Но согласно единой европейской базе данных «Еукарис», эти номера принадлежат списанному «Фиату-пятьсот».

– Значит, номера краденые. Где камеры засекли фургон?

– В окрестностях Болоньи, во Флоренции, а потом в Риме. Два часа назад фургон съехал с шоссе на улицу Салария, и мы его потеряли.

– Данте привезли обратно в Рим. Отец там, – пробормотала Коломба.

– Каселли, нам нужно поднять тревогу.

– Нет, – решительно сказала она. – Отец сразу узнает.

– Как?

Коломба покачала головой:

– Он убил Ровере, потому что понял, что тот у него на хвосте. И послал Немца к Хорхе, как только парень вышел из тюрьмы. Отец получает сведения из первых рук.

– Думаешь, он один из нас?

– Или дает на лапу кому-то вроде тебя. До недавних пор я даже думала, что как раз тебе он и приплачивает. Ну или Де Анджелису. – Коломба закусила губу. – А то и обоим.

– Мне-то уж точно никто не отстегивает. Да и насчет Де Анджелиса можешь не беспокоиться, тем более что он подал в отставку.

– Уверен?

– Слушай, я не один день с ним проработал. Ради карьеры Де Анджелис готов на все, и он никогда не отказывал в услугах тем, кто мог быть ему полезен. Но он не убийца. И даже не сообщник убийцы. – Сантини пожал плечами. – Допустим, Де Анджелис сливал информацию Отцу, не зная, кто он такой на самом деле. Но сейчас у него при всем желании ничего не выйдет. Коллеги стараются держаться от него подальше. Так что будь спокойна.

Коломба молча покачала головой, и Сантини понял, что она на грани. Тут-то и надо бы все бросить, но он снова упустил момент.

– Послушай, Каселли, – рассудительным тоном начал он. – Мы можем связаться с полицией, но шуму не поднимать. Просто сообщим им об угоне фургона. Как бы хорошо ни был осведомлен Отец, он не может знать все. Информация пойдет напрямую в мой отдел.

– Ты так доверяешь своим сослуживцам? – со злостью спросила она.

– Тебя послушать, так я вообще никому не должен доверять. Возможно, ты и права. Но вдвоем мы ничего не добьемся.

Коломба снова на несколько мгновений прикусила губу.

– Сколько ты добирался до Кремоны?

– Четыре часа. Со включенной сиреной.

– Посмотрим, удастся ли нам вернуться быстрее. – Она встала. – Объяви фургон в розыск. Мы возвращаемся в Рим.


предыдущая глава | Убить Отца | cледующая глава