home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



26

Коломбу отвезли обратно в кремонский дом предварительного заключения, а Данте – в больницу, но теперь их положение изменилось. Коломба заметила, что многие агенты снова начали уважительно называть ее на «вы», а под окнами палаты Данте, по мере того как новость о его участии в освобождении пленников начала распространяться, собиралось все больше фанатов и зевак. Предложи кто-то вручить ему Нобелевскую премию или причислить его к лику святых, инициатива, вероятно, вызвала бы волну народной поддержки. Спасение детей также сказалось на судьбах Стефано Мауджери, которого освободили немедленно после того, как его сын был найден живым, и судьи Де Анджелиса, в срочном порядке отстраненного Высшим советом магистратуры от всякого участия в расследовании убийства в Пратони. За двадцать четыре часа Де Анджелис успел созвать две пресс-конференции: на первой он выразил возмущение решением Совета, а на второй – объявил, что увольняется из магистратуры и намерен посвятить себя частной практике. Обе конференции прошли почти незамеченными.

Следствие по делу Коломбы и Данте было передано прокуратуре Кремоны, которая тут же отпустила Данте и уже начала подготовку к освобождению Коломбы, когда спустя семь дней после открытия цистерн невдалеке от римской фермы, где хранились контейнеры, был найден арсенал Немца. Помимо всевозможных пистолетов и винтовок, были обнаружены десять килограммов «С-4» с той же химической подписью, что и взрывчатка, использованная для подрыва дома Ровере, а также план его квартиры.

Если бы во главе расследования все еще стоял Де Анджелис, он бы наверняка стал утверждать, что Немец и Коломба были сообщниками, а возможно, и любовниками, но, к счастью, ситуация изменилась. Утром восьмого дня Коломбу освободили, однако надышаться свежим воздухом она не успела: ее тотчас же отвезли на брифинг, который должен был проходить на залитой солнцем террасе прокуратуры. Когда туда с самоуверенным видом явился главный докладчик – облаченный в безупречный черный костюм Данте, Коломба поняла, что присутствующих ждет незабываемое представление.

Данте замер в паре метров от стола, убедился, что безраздельно завладел всеобщим вниманием, улыбнулся, закурил и, всякий раз заново представляясь, пожал руки собравшимся. За столом сидели Курчо, Спинелли с секретарем, отвечавшая за экспертизу костей криминалист-археолог из лаборатории ЛАБАНОФ и коротко стриженный, прилизанный бородач лет шестидесяти, в котором Коломба тут же признала карабинера. Это был Ди Марко, полковник спецслужбы АВИБ – Агентства внутренней информации и безопасности.

Данте с ехидной улыбкой пожал ему руку.

– Вижу, вас все-таки уговорили к нам присоединиться, – сказал он.

– Я только надеюсь, что это не станет пустой тратой времени, – мрачно ответил полковник.

– Как раз потерять время даром вы и надеетесь, – заметил Данте, сел во главе стола и подтолкнул в середину стопку принесенных с собой папок. – Это небольшая сводка, которую я набросал за последние несколько дней, – исключительно в качестве памятки. Внутри вы также найдете краткую библиографию по основным затронутым темам.

Каждый взял себе по папке: внутри было около двадцати скрепленных степлером печатных страниц. Коломба их уже читала – Минутилло занес ей распечатку еще перед освобождением. Если бы не события, которые ей довелось пережить в последние недели, она бы посчитала сводку Данте полной чепухой. Но сейчас его доводы казались ей совершенно обоснованными.

Полковник АВИБ опустил глаза на первую страницу и побледнел. Заголовок гласил: «ПРОЕКТ „СИНЯЯ ПТИЦА“».


– Напоминаю всем, что сегодняшний брифинг носит неофициальный характер. Его цель – позволить господину Торре изложить свою версию событий, которые являются предметом расследования кремонской прокуратуры, – начала Спинелли. – Вы не могли бы вкратце обрисовать вашу версию, господин Торре?

– В двух словах? – улыбнулся Торре. – Государственные интересы.

– Пожалуй, в таком случае нам понадобятся более детальные разъяснения, – озадаченно произнесла Спинелли.

– Начнем с установленных фактов. Их сводку вы найдете на второй странице, – преувеличенно жеманным тоном начал Данте. Будь у него на носу пенсне, он бы с легкостью сошел за профессора былых времен. Послышался шелест страниц. – В тысяча девятьсот семьдесят пятом году Комиссия Чёрча сената США установила, что в период с пятидесятого и как минимум по семьдесят третий год ЦРУ при участии ФБР провело серию экспериментов по управлению поведением и воздействию на личность посредством таких психотропных препаратов, как ЛСД и барбитураты, физического насилия, принуждения и сенсорной депривации. Заявленной целью было создание «идеальных шпионов», которые повиновались бы приказам даже против собственной воли и могли бы, не сломавшись, выдержать любой допрос. Нужно понимать: Штаты боялись, что Советский Союз их опередит, – с иронией добавил он. – Шпионов они надеялись использовать против Кастро, вместе со взрывающимися сигарами.

– «Маньчжурский кандидат», – сказала Роберта, представительница лаборатории ЛАБАНОФ.

Курчо удивленно посмотрел на нее:

– Вы об этом слышали?

– Об этом даже кино сняли, – с улыбкой ответила она.

– И не одно, – сказал Данте. – Но тем, кто серьезно изучал этот вопрос, известно, что заявленная цель была только прикрытием. Никакая постгипнотическая суггестия не способна превратить человека в робота, заставив его убивать против собственной воли. К тому же услуги киллера обойдутся много дешевле. Правительству и его приспешникам куда больше пригодилась бы способность ломать или менять личность противника, а то и стирать из его памяти нежелательные воспоминания.

– На ком проводились эти эксперименты? – с любопытством спросил Курчо.

– Прежде всего на тысячах американских солдат, каждый из которых, согласно уставу, считался «добровольцем». На заключенных, пациентах больниц и психиатрических клиник, а также произвольно отобранных гражданах, которые даже не подозревали о своем участии в экспериментах. В архивах зафиксировано множество случаев суицида, аутоагрессии, психогенного психоза и вспышек ярости – в особенности среди подопытных, которым без их ведома давали ЛСД. Известен случай, когда всех посетителей публичного дома накачали наркотиками и подвергли жестоким допросам: экспериментаторы не сомневались, что те не осмелятся отстаивать свои права в суде. А однажды в метро было распылено вещество, вызывающее транзисторный психоз.

– Это не доказано, – сказал Ди Марко.

Данте ухмыльнулся:

шие бумаги были намеренно подшиты не в те папки, что чрезвычайно усложнило работу следствия. Тем не менее в распоряжении конгресса США находится по меньшей мере двадцать тысяч страниц документов, которые в настоящее время рассекречены и доступны любому гражданину благодаря Закону о свободе информации.

– Могу я спросить, какое отношение все это имеет к нашему расследованию? – спросила Спинелли.

– Прошу прощения, но я постепенно к этому веду, – ответил Данте. – Как бы там ни было, проект ученых из ЦРУ изначально назывался «Блюбёрд», или «Синяя птица», в честь символа Нью-Йорка – синешейки. Однако в пятьдесят первом году проект был переименован в «Артишок», потому что пласты разума подопытных срывались слой за слоем, как лепестки артишока.

– Миленькая аналогия, – пробормотал Курчо.

– Затем проекту опять дано было новое, более нейтральное название – «МК Ультра». Думаю, вы знаете, что означает «ультра», полковник.

Ди Марко еле заметно кивнул:

– Еще со времен Второй мировой это слово значит максимальную степень секретности.

– Комиссия Чёрча установила, что под эгидой «МК Ультра» существовало еще сто пятьдесят подпроектов, каждый из которых получал отдельное финансирование.

– Уточните, так сказать, для протокола: привело ли все это расточительство к каким-то успехам? – спросила Спинелли.

– Согласно утверждениям ЦРУ, нет. Однако, по мнению некоторых ученых, среди которых Наоми Кляйн, результаты, полученные в ходе экспериментов «МК Ультра», легли в основу современных методов пыток, используемых спецслужбами по всему миру.

– Господин Торре, – отозвалась Спинелли, – то, что вы рассказываете, без сомнения, очень захватывающе и хорошо задокументировано. Однако мы говорим о событиях далекого прошлого, происходивших в другом государстве.

– Проект был закрыт в семьдесят четвертом году, – заметил полковник.

– В Соединенных Штатах – возможно, – сказал Данте. – В остальном мире… точно не известно. Все сведения о международных подпроектах уничтожены.

– О международных подпроектах? – переспросил Курчо.

Данте кивнул:

– После разоблачений, сделанных комиссией Чёрча, конгресс США запретил эксперименты над американцами. Однако об иностранных гражданах в новом законе упоминаний не было. Множество экспериментов проводилось за границей, и, хотя единственные уцелевшие документальные подтверждения этому касаются подпроектов во Франции и в Канаде, можно с уверенностью сказать, что они действовали по всей Европе. Зарубежный филиал проекта назывался «МК Дельта». – Данте улыбнулся. – Простите, у военных не очень с фантазией.

– Особенно когда им приходится выслушивать сказки, – сказал Ди Марко. – Вы отдаете себе отчет в том, что говорите?

– Все, что я сказал, задокументировано.

– Однако ваши попытки связать «МК Ультра» с собственным похищением – чистые домыслы. – Ди Марко оглядел присутствующих, и Коломба с откровенной неприязнью уставилась на него. – Неужели кто-то действительно верит, будто за произошедшее с господином Торре ответственно ЦРУ?

Собравшиеся молчали.

Данте прищурился:

– Вы помните, что это было за время, полковник? Западные разведслужбы боялись, что в Италии произойдет коммунистический переворот, и были готовы на все, чтобы этому помешать.

– Это были отчаянные времена, – признал Ди Марко.

– А отчаянные времена требуют отчаянных мер, не так ли?

– Однако ничего из того, что вы говорите, не было предметом какого-либо судебного расследования, – вмешался Курчо. – Иначе мы бы об этом узнали. Как узнали о других преступлениях пошедших вразнос спецслужб.

– Вы и правда верите, что мы все знаем? – спросил Данте. – Речь идет лишь о маленьком контролируемом эксперименте, за безопасность которого отвечали всего несколько человек, которые, как, например, Феррари и Белломо, были тщательно отобраны Немцем из рядов итальянской армии. В эксперименте было задействовано всего двадцать подопытных. Этих детей и взрослых держали в одиночном заключении, пытали и накачивали психотропными веществами Немец вместе с руководителем проекта – ученым, называвшим себя Отцом. Один из них отвечал за безопасность и, возможно, являлся бывшим сотрудником спецслужб, а другой – так сказать, за научную составляющую и был гражданским лицом.

– Не существует никаких документальных подтверждений того, что Белломо и остальные когда-либо служили в армии, – сказала Спинелли.

– Это естественно, если верхушка армии или, что более вероятно, кто-то, принадлежащий к армейской элите, не желает, чтобы такие подтверждения нашлись. Если отряд Немца и правда не был связан с армией, то как вы объясните предсмертное признание Пинны?

– Как бред, – ответил Ди Марко.

Данте ухмыльнулся:

– Начинаю понимать, почему вас сюда отправили.

– Думайте что хотите.

– Как тогда вы объясните цистерны? Кто сбросил их в карьер?

Ди Марко не ответил, и Данте воспользовался наступившим молчанием, чтобы оглядеть свою публику. Интерес во взглядах собравшихся мешался с недоумением. Вырисовывающаяся перед ними картина событий была столь ужасна, что никому не хотелось в нее верить. Им было гораздо легче списать все смерти на серийного убийцу-одиночку, чем смириться с мыслью о том, что их родная страна поражена гнилью и целая могущественная клика держит в заключении и убивает ни в чем не повинных людей. Люди, сидящие с ним за одним столом, не отличались наивностью. Каждый из них повидал на работе достаточно, чтобы разувериться в человечестве. Но версия Данте могла завести слишком далеко: поверив в нее, они бы утратили доверие и к соратникам, и к руководству.

– Господин Торре, – через несколько мгновений сказала Спинелли, – выдвинутая вами гипотеза, бесспорно, весьма впечатляет, но это не больше чем просто гипотеза.

– Я полагал, что как раз этим и занимаются следователи – выдвигают гипотезы и стараются их доказать.

– Почему бы вам еще инопланетян сюда не впутать? – осведомился Ди Марко.

– Забавно, что вы упомянули об инопланетянах, – сказал Данте. – Видите ли, после того как стало известно о существовании проекта «МК Ультра», в Америке разразилась настоящая эпидемия: люди по всей стране клялись, будто в детстве были похищены военными, но вспомнили об этом только много лет спустя. В интернете полно посвященных этой теме сайтов, достаточно вбить в поисковике «МК Ультра дети» или «МК Ультра похищение». Многие утверждают, что знаменитые похищения инопланетянами – лишь прикрытие для экспериментов «МК Ультра». Лично я всегда верил, что это городская легенда. Теперь же я нахожу во всем этом пугающие совпадения с моей собственной историей. – Он взглянул на представительницу ЛАБАНОФ. – Вы нашли подтверждения моей версии в останках этих бедняг?

Роберта вздрогнула от неожиданности:

– Откуда вы знаете?

– Я заметил, как вы изменились в лице, когда я заговорил о психотропных веществах.

Женщина посмотрела на Спинелли. Та кивнула.

– Нам еще предстоит большая работа, но во фрагменте бедра обнаружен хорошо сохранившийся костный мозг. А как вы знаете, в костном мозгу можно найти следы веществ, присутствовавших в крови на момент смерти.

– Продолжайте, – сказала Спинелли.

– Мы считаем, что жертве регулярно делали инъекции вещества, схожего по составу с пропранололом. Это успокоительное было разработано еще в пятидесятые, но недавно выяснилось, что оно может вызывать селективную амнезию.

– И не только. – Глаза Данте заблестели. – Пропранолол может использоваться для постгипнотического внушения и преодоления внутренних запретов. Это одно из веществ, которые изучали ученые из ЦРУ, пытаясь создать пресловутую сыворотку правды.

– Но это может быть и совпадением, – сказал Курчо.

– Что-то слишком много совпадений, не находите? Конечно, если бы Немец во всем признался или один из других солдат с фотографии рассказал, что ему известно, наша задача стала бы гораздо легче.

– Их личности установлены? – спросила Коломба.

– Мы нашли только одного. Того, что стоит рядом с Белломо, – ответил Курчо. – Мы подняли досье знакомых Белломо и Феррари. Похоже, это инструктор по прыжкам с парашютом, погибший в результате несчастного случая шесть лет назад.

– Остаются еще двое, – сказала Коломба. – Включая того, кто сделал снимок.

– И мы ищем их, госпожа Каселли, – ответил Курчо. – Так же как ищем другие связи с Немцем.

– Вам все еще неизвестно, кто он такой? – спросила Роберта.

– К сожалению, нет, – ответила Спинелли. – Но того, что мы о нем знаем, достаточно, чтобы связать его как минимум с похищениями и с убийством матери Луки Мауджери. Господин Торре, если то, что вы говорите, правда, почему в какой-то момент отряд Немца убил всех подопытных?

– Потому что времена изменились и итальянская программа «МК Ультра» была закрыта, – ответил Данте.

– Если она вообще существовала, – сказал Ди Марко.

– Ваши комментарии, как всегда, не обманывают ожиданий, – ухмыльнулся Данте. – В восемьдесят девятом году пала Берлинская стена, и угроза советского вторжения стала гораздо менее правдоподобной. Обосновать выделение средств на поддержание проекта стало сложнее, и Немцу было поручено зачистить проект. И через несколько недель именно так он и поступил. – Данте закурил пятую с начала брифинга сигарету. – Девятнадцать подопытных кроликов упокоились в цистернах на дне озера. А двадцатый сейчас перед вами. Членов бригады, занимавшейся слежкой за испытуемыми и похищениями, с щедрой пенсией отправили на покой. Оборудование и медикаменты были уничтожены и сожжены. Мы больше ничего бы о них не услышали, если бы Отец четыре года назад, судя по времени первого похищения нового сезона, не решил продолжить начатое. И вполне вероятно, что в каких-нибудь других контейнерах томятся пленники, о которых нам неизвестно.

– Ранее вы сказали, что угроза коммунистического вторжения отошла в прошлое, – сказал Курчо. – Тогда почему была возобновлена программа «МК Ультра»?

– Не думаю, что она была возобновлена, – ответил Данте. – Я склонен полагать, что Отец нашел нового заказчика. Теперь он работает на частную компанию.


предыдущая глава | Убить Отца | cледующая глава