home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




11

Первым, что увидела Коломба, подняв глаза от бумаг, была ухмылка Данте, которой, однако, явно недоставало обычной жизнерадостности. Солнце уже село, и терраса была освещена лишь несколькими светильниками из «Икеа» на солнечных батареях и угольками сигарет Данте и Сантьяго. Последний сидел за компьютером и что-то печатал на клавиатуре, вполголоса переговариваясь с Хорхе и татуированным парнем.

– Как писал Паоло Пола, «кто за родину погиб, тот жил, и этого довольно», – как будто угадав ее мысли, произнес Данте.

– Помолчи, – оборвала его она.

– Думаю, тебе понадобится время, чтобы переварить всю эту информацию. Я размышляю об этом вот уже три дня и до сих пор не до конца разобрался. Жаль, твой шеф сразу не рассказал нам, что ему известно, – с сарказмом добавил он. – Может, тогда мы уже продвинулись бы далеко вперед.

– Он не хотел… – начала было Коломба и умолкла на полуслове.

– Знаю-знаю, – раздраженно продолжал Данте. – Он решил, будто наткнулся на одну из тысяч итальянских тайн, и боялся развязать скандал. Жаль только, что мальчиком, о котором говорил Белломо, был некто иной, как я. Или убитый на моих глазах ребенок.

– Ты не можешь быть в этом уверен.

– Конечно могу. Посмотри на даты. Декабрь восемьдесят девятого. Тогда я и сбежал из башни. А отряд Отца замел все следы. Но Ровере боялся скандала. Боялся замарать достопочтенные институты. – Данте поднялся и прислонился спиной к ограждению крыши. Его фигура обрисовалась черной тенью в контражуре отражаемых облаками белых городских огней. – Но он ошибался. Прошло двадцать пять лет. Кого волнуют сломанные какими-то военными операциями судьбы парочки детей? Они бы попросту похоронили концы в воду.

– Меня. И многих других людей, которые исполняют свой долг, невзирая на лица и чины, – жестко сказала она. Прочитанное обжигало ее изнутри. – Или по-твоему, все мы подкуплены или повязаны?

– Нет. Но ваши возможности уступают возможностям более могущественной организации.

– И что же это за организация? – спросила Коломба.

– Я не знаю. Но очевидно, что не обошлось без военных. Фотография, рассказ Пинны… Да и Бодини – самоубийца, которого обвинили в моем похищении, – тоже служил.

– Ты действительно считаешь, что мы имеем дело с армией? – ошеломленно спросила Коломба.

– Сейчас нет. Когда Отцу понадобилось тебя убить, ему пришлось обратиться к старому дружку. Будь к его услугам армия или спецслужбы, он выбрал бы кого-то помоложе и потолковей: уж там-то всегда много пушечного мяса, рвущегося на амбразуру. Не говоря уже о том, что они могли забрать тебя из больницы, предъявив какие-нибудь казенные бумажки, и сидеть бы тебе сейчас в Гуантанамо. – Он помолчал. – Другое дело, в восьмидесятые годы… Что скажешь?

– Не знаю, что и думать.

– Вот и я не знаю. Зачем они меня похитили? В личных целях или по поручению какой-то организации? Зачем похитили того, другого мальчика, а потом сына Палладино и Луку?.. Знаешь, что поражает меня больше всего? – Данте, ссутулившись, отвернулся и посмотрел во двор. – Всю жизнь я считал себя жертвой маньяка. Пусть гениального, но безумца. А теперь вдруг узнаю, что за моим похищением стоял целый батальон. Возможно, у них даже был рациональный мотив. Мотив, представляешь? Меня выдерживали, как кусок мяса в холодильнике мясника.

Коломба встала и подошла к Данте. И вдруг, дивясь самой себе, обхватила его рукой за плечи. Прикосновение показалось ей неожиданно приятным. Когда она в последний раз кого-то обнимала?

– Пинна считал, что существует какой-то ядерный заговор, – попробовала пошутить она. – Может, тебя хотели использовать в качестве подопытного кролика?

– Я не радиоактивен. И на мне не испытывали ни оружия, ни смертельных бактерий, – с натянутой улыбкой ответил Данте. – Не считая руки и истощения, врачи не нашли у меня никаких проблем со здоровьем. К тому же Отец не стал бы даром терять время, обучая меня читать и писать.

– Какая-то вендетта?

– С какой стати? У моего родного отца отвратительный характер, но с моим исчезновением его жизнь тоже пошла под откос. Он не был связан ни с криминалом, ни с армией. Если уж на то пошло, он вообще не служил из-за шумов в сердце.

– Какими бы мотивами ни руководствовался Отец, когда мы его поймаем, то заставим все выложить, даже если придется выбить из него признание. Это я тебе обещаю, – с напускной уверенностью сказала Коломба.

Данте пожал плечами, стараясь как можно меньше шевелиться. Ему не хотелось, чтобы Коломба отстранилась.

– Какова вероятность, что мы его поймаем?

– А сам как думаешь?

– Не знаю. Но у нас еще есть козыри в рукаве. Позволь, я расскажу тебе, чем занимался, пока ты спала.

К разочарованию Данте, Коломба отошла и снова села в кресло.

– Я тебя слушаю.

Данте опять в картинной позе прислонился к парапету.

– Итак, забраковав версию Пинны о ядерном заговоре, я подумал, что пятеро мужчин с фотографии орудовали именно в окрестностях Каорсо, поскольку из-за угроз терактов, которых так и не произошло, зона находилась под строжайшим военным контролем. Никаких иностранцев, подъездные пути под наблюдением, камеры на дорогах. Зато всякий, на ком была форма, обладал полной свободой передвижения.

– А Отец возглавлял целый небольшой отряд. Если, конечно, он и есть тот самый Немец, – сказала Коломба.

– Готов поклясться, что немецкого акцента у него не было. Но это, безусловно, он. Из-за него Ровере и понял, что вся эта история ему не приснилась. Помнишь, когда он попросил тебя прекратить расследование?

– Когда я показала ему портрет, сделанный по описаниям «ошибочной» мамаши, – сказала Коломба, вспомнив, как странно повел себя тогда Ровере и как резко изменилось его настроение.

– По всей вероятности, хоть портрет и был нарисован много лет спустя, он совпадал с описанием, которое дал ему Пинна. У Ровере не осталось никаких сомнений, что все связано. Ты принесла ему в зубах нужное ему доказательство. Теперь можно было отправить тебя назад в конуру. Он понял, что Белломо и Отец связаны. А значит, у парижского взрыва могло быть другое объяснение. – Он помолчал. – И теперь, когда Отец взорвал самого Ровере, мы приходим к выводу, что бойня в Париже – тоже его рук дело. Он не доверял Белломо и хотел заткнуть ему рот.

– Ты уверен?

– Да. Все эти месяцы ты мучилась напрасно, КоКа. Даже если бы ты пристрелила Белломо, как только его увидела, ничего бы не изменилось. Отец был где-то рядом. И это он нажал на детонатор.

– Но фрагменты детонатора нашли на теле Белломо… – У Коломбы перехватило дыхание.

– Как мы уже поняли, он не работает в одиночку. Возможно, у него есть дружки и в Париже.

– Боже! – пробормотала Коломба и закрыла лицо руками.

Данте молча смотрел на нее, но подойти не осмеливался. В конце концов он, проклиная себя за трусость, снял с себя парку и накинул ей на плечи. Она улыбнулась:

– Пора уже наконец мне ее подарить.

– Только если ты перестанешь скармливать ее собакам.

Коломба заметила за воротом его рубашки пластырь:

– Что с тобой приключилось?

– Поскользнулся, пока загрузил тебя в авто, – ответил Данте. Судя по выражению его лица, ему явно не хотелось говорить на эту тему.

Коломба чувствовала, что он лжет, но допытываться не стала. Она запахнула на себе парку.

– Должно быть, Феррари Отец доверял еще меньше, чем Белломо. Неспроста он так поздно к нему обратился.

– Учитывая то, как он проявил себя в ближнем бою, я бы сказал, что Отец был прав, – ухмыльнулся Данте. – Я проверил мобильник, который ты забрала из квартиры Феррари. Многие номера не представляют для нас никакого интереса, а некоторые еще предстоит проверить. Зато один из них точно ведет к Отцу. Он звонил Феррари по скайпу, как и матери Луки, но на этот раз использовал другой номер.

– Нам и без того было ясно, что они сообщники, – заметила Коломба.

– Это точно. – Он достал из кармана брюк фотографию и показал ей на двух безымянных солдат. – Вернемся к нашему таинственному отряду в форме. Похоже, этих двоих Отец посчитал еще менее надежными. Либо они вообще вышли из игры. Умерли или эмигрировали с мешком шальных деньжат под мышкой.

– Думаешь, они получали регулярные выплаты, как Феррари? – спросила Коломба.

– Или как Белломо, который все свои деньги спустил. Если верить Пинне, до убийства сожительницы он жил на широкую ногу. А потом оказался на мели. Должно быть, соглашение включало в себя пункт о примерном поведении.

– И кто же этот пункт туда включил?

– Возможно, сам Отец. – Данте скривил рот. – Не нравится мне мысль, что он у них не главный. Тем не менее в какой-то момент деньги, видимо, закончились и у Отца.

– Видеоролики… – проговорила Коломба.

– Именно. Продолжай он получать финансирование, ему не пришлось бы торговать записями с сыном Палладино. Следовательно, сейчас он работает в одиночку. Но у него есть прикрытие, пособники, сообщники. Вполне возможно, что некто, помогавший ему много лет назад или даже отдававший ему приказы, все еще находится у власти и выгораживает его до сих пор. Особенно если на месте преступления подвешена пара ботинок. Думаю, это что-то вроде условного сигнала: «Не лезьте, это наших рук дело». И дружки его покрывают. Забывают провести аутопсию сына Палладино, спешат арестовать отца Луки…

– А ведь мы считали, что таким же сигналом, только предназначенным тебе, был свисток, – сказала Коломба.

– Однако сейчас нам известно, что свисток подвесил Ровере, чтобы привлечь к делу меня. Так же он поступил и с тобой. Не правда ли, удивительно, что при себе у него оказалась та самая вырезка из журнала, благодаря которой ты поверила во всю эту историю? Позволь заметить, что он и правда хитрый сукин сын. Должно быть, с ним было интересно работать.

– Всегда. Все равно что играть в высшей лиге, – ответила Коломба. Ее одолевали бесчисленные воспоминания. – Ты попросил своего приятеля Сантьяго раскопать что-то про «Блэкмаунтин»? Может, всплывет имя еще кого-то из бенефициаров.

– Попросил. Но это невозможно. Это международная финансовая корпорация с головным офисом в Портленде. Ее серверы совершенно неприступны. К тому же у фонда миллионы вкладчиков по всему миру. Его представители входят в совет директоров бог знает скольких банков и предприятий. Возьми любую компанию – оружейную, табачную, фармацевтическую или аэрокосмическую, – и ты найдешь среди ее владельцев «Блэкмаунтин». Он протянул щупальца даже в некоммерческие и благотворительные организации, включая «Спасем людей». – Данте порылся в пачке в поисках сигареты и обнаружил, что она пуста. Разочарованно прищелкнув языком, он подбежал к Сантьяго, а вернулся уже с дымящейся сигаретой в зубах и еще одной – про запас – за ухом. – Неизвестно, получал ли кто-то еще из отряда Отца выплаты от того же холдинга. Даже если и так, это все равно что пользоваться банковскими услугами. Есть лишь одно обстоятельство, которое, возможно, имеет значение. И то не факт.

– Какое?

– Одним из международных спонсоров «Серебряного компаса» – центра поддержки, в который ходил сын Палладино, – был фонд «Спасите людей». Два года назад фонд прервал финансирование.

– Это может оказаться чистой случайностью… – начала Коломба. – Мы даже не знаем, имел ли «Серебряный компас» какое-либо отношение ко всей этой истории.

– Но если имел, значит деятельность Отца поддерживали международные финансовые организации.

– Какую деятельность? Похищения детей?

– Мы имеем дело с чем-то колоссальным, КоКа, – почти неслышно произнес Данте. – Настолько колоссальным, что нам сложно объять это взглядом. Поэтому нам нужно вернуться к истокам. В восьмидесятые годы. К рассказу Пинны.

Коломба недовольно поморщилась:

– Если бы я еще была при исполнении, то могла бы запросить информацию в Министерстве обороны.

– К счастью, об этом уже позаботился Ровере. Министерство не предоставило ему сведений о Белломо, зато сообщило, где служил Пинна. Его батальон был расквартирован в казарме, находившейся в ведении генерала Аннони, которая, по сути, представляла собой бывший склад боеприпасов и функционировала только с восемьдесят первого по девяностый год, то есть в период, когда работала АЭС в Каорсо. Набирали туда в основном солдат с криминальным прошлым или дисциплинарными проблемами. За девять лет через батальон прошло около тысячи призывников. Одновременно с Пинной – около восьмидесяти.

– У нас есть список имен?

– Семьдесят из восьмидесяти солдат еще живы и проживают во всех концах Италии. Но прежде чем наведаться к каждому из них, я бы хотел проверить одну гипотезу.

– Какую?

– По словам Пинны, вместе с ним разгружал склад некто по прозвищу Тухлоногий. Полагаю, если из пяти солдат, что были с ним в эту ночь, Пинна запомнил именно его, то наверняка был с ним накоротке.

– Возможно.

– В личном деле Пинны, записанном на флешке Ровере, был рапорт о драке, произошедшей в период, когда он еще проходил службу. Пинна ввязался в потасовку в баре недалеко от родного городка. Согласно протоколу, с ним был некий Аугусто Ноггини, двадцати лет. Ноггини, ноги, Тухлоногий…

– Ты притягиваешь за уши, – заметила Коломба.

– Может, и так, но с кого-то же нужно начать. А Ноггини может оказаться идеальным кандидатом. Давай к нему заглянем. Он живет в Кремоне, – с мрачным блеском в глазах добавил Данте. – Отличный случай навестить родные места.

Коломба покачала головой:

– Данте, мы в розыске. Мы не можем как ни в чем не бывало разъезжать по стране.

– Сантьяго сведет нас с парнем, который достанет нам машину.

– А может, и липовые документы, – не скрывая раздражения, сказала она.

– Это бы заняло слишком много времени. Но мой родной отец позаботится, чтобы нам было где остановиться.

– Если полиция разыскивает тебя, то и его держит под колпаком.

– Но я знаю, где он бывает и как его найти. Не считая тебя, он единственный, кому я могу доверять.

– Не знаю, Данте…

– У тебя есть другие варианты? Предпочитаешь отсиживаться здесь, пока нас не арестуют, или самим сдаться в полицию и надеяться, что кто-то нам поверит?

Коломба молчала не меньше минуты. Как бы они ни поступили, будущее виделось ей в исключительно мрачных тонах. Она с болью понимала, что катится по наклонной. Начав с административных нарушений, она превратилась в беглую преступницу и вот уже готова, усугубив свою вину, опуститься на самое дно.

Она вздохнула:

– Мне нужно покрасить волосы. Найти во что переодеться…

– Все необходимое есть у сестер Сантьяго. Если хочешь, они тебе хоть накладные ногти приклеят. Я что-нибудь придумаю.

– Когда хочешь ехать?

– Завтра утром. Ночью соберемся и двинем на рассвете.

– Лучше в час пик. Чтобы не привлекать лишнего внимания.

– Точно. – Данте потушил последнюю сигарету. – Если будешь спускаться, принеси мне сигареты на обратном пути, ладно? Там валяется несколько пачек.

– А сам ты не пойдешь?

Он покачал головой:

– Слишком уж там людно. У меня здесь есть спальный мешок и диван. А на чердаке даже имеется туалет.

– Да ты неплохо устроился.

– Ужасно скучаю по своему балкону, – меланхолично признался Данте. – Очень-очень.

Коломба вернулась в хаос квартиры Сантьяго, где теперь собрались еще три девицы, от тринадцати до шестнадцати лет, со своей мамашей – крашенной в блондинку толстухой, которая подозрительно уставилась на нее.

Разобравшись, чего от нее добивается Коломба, Айлен вручила ей бутылку пергидроля и предложила на выбор красную и голубую краску для волос. Скрывая отвращение, Коломба взяла у нее флакон с махагоновой краской и заверила девушку, что в помощи не нуждается. В юности она несколько раз красила волосы и не сомневалась, что справится с этой задачей самостоятельно. Пообещав, что раздобудет ей одежду и приготовит поесть, Айлен оставила ее в одиночестве. Коломба тут же почувствовала, что умирает от голода. Она закрылась в ванной, насколько позволяла выбитая дверь, и стянула с себя ночнушку. Она с жалостью оглядела себя в зеркало: все тело было в синяках, а под глазами пролегли темные круги. Вылитая наркоманка. Вытащив из ванны огромный таз с грязной одеждой, Коломба включила воду, чтобы помыть голову. Тем временем царящий в квартире гам стал еще громче. Из-за двери доносились хохот, крики и трели мобильных телефонов. Она прислушалась: на одном из мобильников стоял такой же рингтон, как у нее, а ведь она в свое время специально установила как можно менее заезженную мелодию. Коломба невольно повернулась к двери и выглянула в проем между косяком и створкой: в коридоре болтала по телефону одна из девчонок. Встретившись с ней взглядом, девочка с виноватым видом скользнула прочь. Девочкин мобильник как две капли воды походил на ее собственный.

«Не может быть», – встревоженно подумала Коломба. До сих пор она была убеждена, что заодно с машиной Феррари Данте избавился и от ее телефона. Но ей и в голову не пришло его об этом спросить.

Она снова надела ночнушку и отправилась на поиски девочки. Та сидела на кровати в главной спальне и вполголоса трепалась по мобильнику. Даже вблизи он ничем не отличался от телефона Коломбы. При виде ее девчонка спрятала трубку за спиной.

– Чего тебе? – буркнула она.

– Ты где это взяла? – спросила Коломба.

– Это мое.

Коломба протянула руку:

– А ну-ка покажи.

Девочка испуганно сжалась:

– На моем деньги закончились… Клянусь, я всего два раза позвонила.

– Дай сюда! – рявкнула она.

Девочка бросила телефон на кровать и выбежала из комнаты. Коломба поспешно схватила его и вынула батарейку. Но она знала, что опоздала.

Она бегом выскочила из спальни и едва не столкнулась со спустившимся с крыши Сантьяго.

– Нам с Данте нужно уходить. Сейчас же! – сказала она ему.

Сантьяго скривился:

– Слишком поздно.

В этот момент всеобщую какофонию перекрыл вой сирен.


предыдущая глава | Убить Отца | cледующая глава