home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15

Все еще на взводе, Коломба приехала в район Тор-Белла-Монака, где жил Сантьяго. Это была одна из римских окраин с наиболее высоким уровнем преступности. Среди пятнадцатиэтажных многоквартирных домов, отведенных под муниципальное жилье для бедных и связанных внутренними лабиринтами улиц и тоннелей, открыли для себя новое поле деятельности мафиози. Облавы и задержания, в которых участвовала в этом районе Коломба, неизменно заканчивались воплями местных жителей, градом летящих из окон бутылок и камней и горящими шинами. Если коп совал нос в Торбеллу, как называли это сомнительное местечко обитатели, он оказывался в тылу врага. Коломба знала, что многие из местных вовсе не злодеи. Пожилые и безработные жильцы были до смерти запуганы наглыми преступниками-соседями и попросту не имели возможности переехать. Но это не мешало Коломбе ненавидеть Торбеллу: она знала, что из любой двери может высунуться дуло пистолета и проделать дыру в ее голове.

Данте показал ей на группу из четырех расположенных в форме буквы «С» шестиэтажных зданий с грязно-серыми стенами и покореженными оконными рамами. Те из почтовых ящиков, что не почернели от взрывов петард, были разукрашены из баллончиков, а звонки были вырваны из стен. Перед домами располагалась поросшая чахлым кустарником и заваленная мусором лужайка, где играли в войнушку, швыряясь друг в друга землей, еще более чумазые дети.

Дома объединял общий внутренний двор, и Коломба подъехала к одному из въездов. Машине тут же перегородили дорогу трое мальчишек на мотороллерах. Они были без шлемов. Самому старшему, марокканцу, было не больше четырнадцати лет.

Он постучал в стекло со стороны Коломбы.

– Вы к кому? – спросил он.

– Не твое дело, щенок, – отрезала Коломба.

– К Сантьяго, – почти одновременно с ней произнес высунувшийся из окна Данте.

– Как тебя зовут? – спросил мальчишка.

– Данте.

Марокканец махнул одному из своих приятелей, такому низенькому, что на стоящем мотороллере он еле доставал до земли.

– Иди позови его.

Самый маленький мальчик нажал на газ и исчез во внутреннем дворике. Остальные отъехали на пару метров от автомобиля, все также загораживая дорогу, и закурили.

– Так и живут, – заметил Данте.

– Будь моя воля, я бы без лишних разговоров бросила родителей этих мальчишек за решетку, – выпалила Коломба.

– Они, вероятно, уже там, – сказал Данте.

Через несколько минут из подвала появился Сантьяго в сопровождении двух парнишек, от силы лет восемнадцати. Эти выходцы из Южной Америки, в отличие от Сантьяго, который, за исключением кожаной куртки и цветных кедов, одевался вполне непримечательно, были одеты в мешковатые спортивные штаны, футболки с кровожадными надписями и перевернутые козырьками назад кепки. К собственному удивлению, одного из них Коломба узнала. Его звали Хорхе Перес, и два года назад, когда он был еще несовершеннолетним, она арестовала его за оскорбление действием.

Сантьяго дружелюбно похлопал марокканца по спине и вместе с прочими стражами отправил прочь. Хорхе разразился ругательствами на испанском.

– Эта телка из полиции, – сказал он Сантьяго и сделал в сторону Коломбы быстрый жест, на языке улиц означающий немую угрозу смерти.

Она показала ему средний палец, но правой рукой незаметно вынула из кобуры пистолет и положила к себе на колени.

– Видел, что она вытворяет? – вскинулся Хорхе.

Сантьяго и глазом не моргнул.

– Зачем ты ее притащил? – спросил он Данте. – Сказал же, приходи один.

– Потому что в одиночку он никуда не ходит, – ответила Коломба.

– Я не с тобой разговариваю, – сказал Сантьяго.

Данте вышел из машины, и Коломба почувствовала, что ее легкие начинают сжиматься. Будь хоть один из троих вооружен, он мог бы принять жест Данте за агрессию и пристрелить его. Но Сантьяго стоял спокойно, и двое его дружков не сдвинулись с места.

– Я говорил тебе, что доверяю ей. Мы в этом деле вместе.

Сантьяго посмотрел на Хорхе:

– C'omo es que la conoces?[12]

– Me ha enviado a la c'arcel[13], – повторив свой угрожающий жест, сказал тот.

Сантьяго снова повернулся к Данте:

– Нет.

– Ты уже выполнил свою часть сделки. Всерьез собираешься отказаться от денег?

– Деньги я делаю на раз-два, – прищелкнув пальцами, сказал Сантьяго.

– Хочешь потерять такого друга, как я? Я уже когда-то был тебе полезен. И могу оказаться полезен снова.

Сантьяго нерешительно поглядел на носки кедов.

– Ручаешься за нее?

– Конечно.

– Если она хочет зайти, мы должны ее обыскать, – сказал Хорхе.

Коломба убрала пистолет обратно за пояс и вышла из машины:

– Только попробуй, мелкий ублюдок.

– С пушкой она не войдет, – заявил Сантьяго. – В этом я тебе навстречу не пойду, Данте.

– Твои люди вооружены.

– Они не копы.

Данте взглянул на Коломбу:

– Мне придется попросить тебя им довериться.

– С пушкой нельзя, потому что я коп?

– В точку.

Коломба медленно опустила руку, кончиками пальцев взяла пистолет за рукоять и сунула его за пояс Данте.

– Но он-то не коп, верно?

– Он нет, – рассмеялся Сантьяго.

Хорхе попытался было возражать, но Сантьяго угомонил его пинком под зад:

– C'allate antes de que yo me enojo[14].

Данте взглянул на узкий коридор под зданием и почувствовал, что начинает задыхаться.

– А здесь не можем поговорить? Там немного тесновато.

– Не психуй. Я твои вкусы знаю, – сказал Сантьяго. – Мы поднимемся наверх.

– Наверх?

Сантьяго показал на крышу:

– Мой офис там.

Они направились ко входу. Данте пошел плечом к плечу с Коломбой.

– Мне как-то не по себе с пистолетом за пазухой, – сказал он.

– Заткнись. И держись ко мне поближе. Будешь моей ходячей кобурой.

Лифты в доме не работали – порвались подъемные канаты. Подниматься пришлось по ветхой железной пожарной лестнице, идущей вдоль внутреннего фасада главного здания.

Для Данте и такой подъем оказался задачей не из легких. Он замирал при каждом скрипе, а их было немало. В конце концов он зажмурился, и на время подъема Коломбе пришлось выступить в роли собаки-поводыря. Стараясь не привлекать лишнего внимания, она осматривалась по сторонам. Здание напоминало настоящий форт, который сторожили часовые, – за всеми подступами к нему наблюдали стоящие у окон или сидящие на мопедах пацаны и даже маленькие дети. Помимо этого, караульные были расставлены в каждом пролете пожарной лестницы. На одном из них даже ширялся какой-то торчок. Остальные не обратили на него никакого внимания, и Коломба последовала их примеру, хотя ей отчаянно хотелось запросить подкрепление.

– Уже пришли? – слабым голосом спросил Данте.

– Да, можешь открывать глаза, – сказала Коломба. – Ты даже не представляешь, какое зрелище упустил.

Они вышли на крышу, которая изначально предназначалась для того, чтобы жители дома могли позагорать или развесить постиранное белье. Сантьяго со своей бандой превратили ее в гостиную под открытым небом, затащив туда полдюжины продавленных диванов, столько же пластиковых столиков и холодильник, кабель которого исчезал где-то на внутренней лестнице. Возле одного из диванов даже стоял водяной кальян больше метра в высоту. От него отходили четыре трубки с резиновыми мундштуками. Бетонный пол был усеян бычками, пустыми бутылками и птичьим пометом, однако один угол был вылизан до блеска. Там, под пластиковым навесом, защищавшим крышу от дождя, находилась небольшая электронная лаборатория: два новеньких настольных компьютера, тридцатидюймовый экран и оптический привод, подключенные к спутниковой антенне.

Проследив взгляд Коломбы, Сантьяго похлопал по тарелке:

– Подсоединяемся напрямую через спутник. Пинг высоковат, зато никто о нас не пронюхает.

Коломба кивнула, пораженная резким контрастом между повадками Сантьяго и его явными техническими способностями.

Данте пришел в себя после подъема.

– Что ты такого интересного нашел? – спросил он Сантьяго.

Тот показал на своих дружков:

– Твой приятель Зардоз неплохо потрудился, я никогда не видел, чтобы кто-то за ночь снес столько сайтов. Но пару промахов он допустил. Он использовал и другой сайт для своих делишек. Его он тоже положил, но с меньшей аккуратностью.

– Это я его нарыл, – сказал Хорхе, раскуривая косяк. – Он заходил туда пять месяцев назад.

– Вы говорите еще об одном сайте даркнета? – спросила Коломба, заставив всех присутствующих содрогнуться.

– Ты бы пореже телик смотрела, – произнес второй дружок Сантьяго, который до этого момента не вымолвил ни слова. На тыльных сторонах его ладоней была вытатуирована надпись: «Зеркальные очки»[15].

– Короче, это очередная торговая площадка. Никаких электронных кошельков типа «PayPal» и прочей фигни, только биткойны, – добавил Сантьяго.

– Электронная валюта, – сказала Коломба.

Все снова скривились.

– Ладно, все правильно, – снизошел Хорхе.

– И что же он купил за биткойны пять месяцев назад? – встревоженно спросила Коломба. – Какие-то еще видеоролики?

– Прикол в том, что он не покупал, а продавал, – ответил Хорхе.

– Причем за mont'on de dinero[16]. Двадцать штук евро, – сказал Сантьяго. – Может, он и еще что толкал, этого мы узнать не можем. Бах! – и все испарилось.

– Что он продавал? – спросил Данте.

– Со снесенного сайта ничего уже не разузнаешь. Но мы отследили покупателя. Это французский maric'on[17]. Я нашел его виртуальный жесткий диск. Дерьма по колено. Дети и животные, lo entiendes?[18]

– Нельзя оставлять его на свободе, – с остекленевшим взглядом сказал Данте.

– Не моя проблема. Это не наша работа.

– Я доплачу, – настаивал Данте. – Поимейте его.

Сантьяго взглянул на своего немногословного приятеля:

– Можно устроить. Отправим анонимное мыло в полицию его страны со ссылкой на его жесткий диск. Тем более то, что он купил у Зардоза, я уже оттуда удалил.

– Оно у вас здесь? – спросила Коломба.

– Поэтому мы вас сюда и привели, – сказал Сантьяго.

Данте провел языком по пересохшим губам:

– Насколько все плохо?

– Не слишком. Просто… extra~no[19].

– Я могу одна посмотреть, если ты не хочешь, – предложила Коломба.

Данте покачал головой:

– Нет, все нормально. Посмотрим вместе.

Сантьяго уселся за консоль, а его дружки развалились на диване. Когда он оказывался за компьютером, менялись даже его движения. Они становились почти бережными.

– Con mucho gusto[20].

Он защелкал клавиатурой, и на экране появилась шкала воспроизведения видео. Сначала видно было лишь вскипающий еще более темными пятнами черный экран, потом картинка окрасилась зеленым: оператор включил камеру ночного видения. Установленный на высоте объектив сфокусировался на пареньке, почти ребенке, который мылся с помощью тряпки. Паренек окунал ее в стоящее на деревянном табурете ведро с водой и обтирал ей тело. Мылся он тщательно, проводя тряпкой даже по гениталиям и между ягодицами. Должно быть, это и возбудило покупателя. Когда он проводил тряпкой по горлу, Коломба заметила, что у мальчика закрыты глаза. У него было овальное лицо с безвольным подбородком и волнистые черные волосы.

– Обстановка комнаты замылена. Мы попытались почистить, но ничего не вышло, – сказал Сантьяго. – Зардоз хорошенько потрудился.

Коломба кивнула. Теперь понятно, почему мальчик как будто стоит в размытом круге.

– Каждый сантиметр дважды. Каждый сантиметр, – пробормотал Данте. – Каждый сантиметр дважды.

Оторвав глаза от экрана, Коломба увидела, что Данте, как в трансе, повторяет каждое движение мальчишки, проводя здоровой рукой по шее и лицу.

– Каждый сантиметр дважды, – снова повторил он. Его глаза были прикованы к монитору.

– Выключай, – приказала Коломба Сантьяго, оттащила Данте к дивану и силой заставила сесть. – У вас тут есть что-нибудь выпить?

Данте больше не шевелился, но все так же смотрел в пустоту.

Сантьяго достал бутылку виски и приложил к губам Данте:

– Глотай.

Данте выпил, закашлялся, потом сделал глоток побольше.

– Полегче, ты и так уйму колес принял, – сказала Коломба. – Как ты?

Столбик его термометра упал на пару делений, и он наконец смог говорить.

– Он застал меня врасплох, – пробормотал он.

– Мальчик в кадре? Ты и похуже видел.

– Но я впервые вижу такого, как я. – Он вытер полные слез глаза. – Впервые вижу пленника.


предыдущая глава | Убить Отца | cледующая глава