home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



14

Через час Коломба припарковала машину на проспекте Мартина Лютера Кинга, напротив одного из входов на виллу Дориа-Памфили[11], и заглушила двигатель.

– Сможешь посидеть один минут десять? – спросила она Данте.

Тот растянулся почти во весь рост, до предела опустив спинку сиденья. На глаза он положил галстук, чтобы защититься от света, и впечатление производил скорее комическое, чем трогательное.

– Иди, – сказал он.

– Не объедайся таблетками.

Он показал ей язык, на котором лежала двухцветная капсула:

– Поздно.

Коломба захлопнула за собой дверцу, вошла в парк и полной грудью вдохнула запах свежескошенной травы. В детстве она приходила сюда, чтобы покормить черствым хлебом нутрий. Грызуны напоминали толстых крыс, но она их нисколько не боялась. Она читала, что теперь их переместили в другую часть парка. Это ее немного расстраивало. Она добралась до пересекавшего один из прудов моста Понте-Нанни одновременно с группой бегунов с айподами в ушах. Посреди моста, повесив голову, курил прислонившийся к ограждению Ровере. Он казался еще более постаревшим и разбитым, чем когда она увидела его в Пратони. Заметив Коломбу, он с напряженной улыбкой помахал ей рукой. Коломба подошла к нему, предусмотрительно встав с наветренной стороны от его сигареты.

– Спасибо, что позвонила, – сказал Ровере. – После вчерашнего я боялся, что ты на меня злишься.

– Так и есть. Я злюсь, что вы впутали меня в это дерьмо. Но не могу продолжать расследование в одиночку. Тем более сейчас. – Она протянула ему портрет. Глаза Ровере округлились. На мгновение Коломбе показалось, что он испуган. – Вы его знаете? – спросила она.

– Нет… Просто ты застала меня врасплох. Кто это? – спросил он, не поднимая глаз от листка бумаги.

– Человек, похитивший сына Мауджери. Это он держал в заточении Данте Торре.

Ровере лихорадочно уставился на нее:

– Ты уверена?

– Да. Он использовал Монтанари, чтобы найти жертву, а потом от него избавился. Его ник в Сети – Зардоз. Он мастер исчезновений и разгуливал на свободе тридцать пять лет, творя бог знает что. Перед побегом Данте видел, как он убил какого-то мальчишку.

– Помню, – пробормотал Ровере. – Но это так и не было доказано.

– Либо наши коллеги, расследовавшие это дело, были кончеными идиотами, либо Зардоз, Отец, или как вы хотите его называть, действительно гениально прячет трупы.

Ровере оправился от удивления:

– Похититель детей не может быть гением. Это душевнобольной.

– Если и так, то это самый здоровый больной, о котором я когда-либо слышала. Он знает, чего хочет, и берет это.

– Расчетливый серийный убийца, – сказал Ровере. – Он такой не первый.

– Расчетливый до такой степени, что мы и в учебниках о подобном не читали. Он использует сообщников, выдает себя за врача, ориентируется в интернете как профессионал, осуществляет инсценировки на местах преступлений… И все для того, чтобы поиграть с детьми в свои садистские игры и убить их, как только они станут слишком взрослыми. – Коломба покачала головой. – Все не слишком сходится, но лучшего объяснения у меня нет.

– Кто его видел? – спросил Ровере.

– Одна из мамаш, с которыми он связывался в поисках сына Мауджери.

– Он знает, что его заметили?

– К счастью, нет. Что будем делать?

Ровере сложил листок и убрал в карман пиджака:

– Я пробью портрет по базе и гляну, что из этого выйдет. А вы с господином Торре пока ничего не предпринимайте.

– Что, простите? – спросила Коломба.

– До сих пор мы опирались исключительно на теории, но теперь точно знаем, что на свободе разгуливает убийца. Я не хочу подвергать тебя опасности.

– Ловить убийц – моя работа.

– Это было твоей работой.

Коломба не верила своим ушам:

– Вы точно тот же человек, который убеждал меня не сдаваться, пока я подыхала на тротуаре? Что с вами стряслось?

– Ничего. Я просто за тебя волнуюсь. Позволь мне заняться розыском самому.

– Мы должны опросить остальных матерей, Мауджери, соседей, туристов, отдыхавших в Пратони… – настаивала Коломба.

– Я об этом позабочусь. А ты пока будь хорошей девочкой, ладно?

Коломба в приступе бешенства ударила ладонью по ограждению:

– Поверить не могу! Вы втягиваете меня в эту историю, а как только в ней забрезжил хоть какой-то смысл, требуете, чтобы я держалась подальше!

– Коломба, проблема не только в твоей личной безопасности. Сегодня меня о тебе спрашивал начальник полиции. Де Анджелис уже прожужжал ему все уши, и он пытался выяснить, что мы с тобой замышляем. Да и ребята из почтовой полиции интересуются, что тебе такого известно, чего не знают они.

– Какое мне дело до почтовых и начальника полиции! У нас появился шанс его поймать!

– Только если мы не будем действовать опрометчиво. Передохни пару дней. Это не просьба, а приказ.

Несколько секунд Коломба, ничего не говоря, смотрела на него, потом развернулась и, оттолкнув попавшегося ей навстречу бегуна, размашистыми шагами пошла прочь.

Когда она вернулась к машине, Данте уже разлегся на капоте.

– Хочешь ехать снаружи, ради бога, – проворчала она.

– Я только хотел посмотреть на небо. – Он спрыгнул на асфальт и снова стал обычным Данте. – Что говорит твой гениальный шеф?

– Ничего полезного.

– Я уже говорил, что он мне не нравится?

– Ты ясно дал это понять. Поехали в отель.

– Не сейчас. Звонил Сантьяго, – похоже, он нашел в Сети что-то интересное. Не знаю что, мы не хотели обсуждать это по телефону. Готова к экскурсии на дно жизни?

Коломба вспомнила разговор с Ровере и его совет ничего не предпринимать.

– Жду не дождусь, – сказала она.


предыдущая глава | Убить Отца | cледующая глава