home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЕЩЕ РАЗ ВОЗВРАЩАЮСЬ К ПРОШЛОМУ

На следующий день, оставшись дома один, я мысленно вернулся к вчерашнему разговору. Итак, партия существует. Она невидима, но ее деятельность ощутима. Решение, принятое осенью 1938 года, дает свои результаты. Наша партия тогда не капитулировала, выстояла. Она перешла в подполье, чтобы оттуда руководить борьбой народов против фашизма, против оккупации, за восстановление независимости. За это время она перегруппировала свои силы на разных участках, чтобы активнее и оперативнее вести народ на борьбу с гитлеровскими бандами, фашизмом, за свободу.

Провели перегруппировку своих сил и буржуазные партии — аграрная, народная, национальное объединение, национально-социалистическая. Но как? Их так называемая «перегруппировка» сопровождалась воспеванием немецкого национал-социализма и Гитлера. Клофач[8] провозгласил национал-социализм программой своей партии, заявив, что Гитлеру удалось реализовать, то, за что боролся он, Клофач, и что для нашего народа — счастье находиться под опекой Гитлера. Подхалимская покорность и стремление угодить Гитлеру, понравиться немецким нацистам — вот главное для этих политических банкротов.

Реакционная фашистская партия Национальная солидарность стала группировкой всех политических банкротов, подхалимов, корыстолюбцев, изменников. Позднее эту партию возглавил Гаха, уже в своем естестве — человек-подхалим, готовый в любое время лизать пятки своему шефу. Делал он это в Австро-Венгрии, в период правления Франца Иосифа, точно так же вел себя и в период оккупации.

Социал-демократы распустили свою партию. В декабре 1938 года создали так называемую «Национальную партию труда» во главе с Гамплом и поклялись в верности и сотрудничестве Гахе и правительству. Однако некоторые честные члены этих партий не могли примириться с политикой своих руководителей, осуждали их и быстро от них отмежевывались.

Рабочие, члены социал-демократической партии, вступали в контакт с коммунистами, а большинство из них — в основном молодежь — непосредственно сотрудничали с нами. Даже многие члены национально-социалистической партии не вступили в партию Национальная солидарность. Они или стали членами Национальной партии труда, или пытались наладить связь с коммунистами для совместной борьбы против оккупантов. Так после тяжелых испытаний и дорого оплаченного опыта крепло единство трудового народа, единство рабочих, крестьян, интеллигенции и средних слоев общества. Были заложены основы национального фронта, столь необходимого для будущих тяжелых боев, которые спустя шесть лет нашим трудящимся и всему народу пришлось вести.

Фашисты полагали, что пришло их время. Сразу же после избрания Гахи президентом было создано реакционное правительство крупного капитала, возглавляемое Рудольфом Бераном. Это правительство культивировало политику унизительного подчинения фашистской Германии. Буржуазия надеялась, что тем самым она угодит Гитлеру, а он за это оставит ей экономическую и политическую власть и возможность эксплуатировать народ. Но чешские фашисты не нашли в народе опоры для осуществления своих планов. Народ их отвергал и ненавидел. А фашистская Германия проводила свою политику, ставя целью полное порабощение Чехословакии.

Наша партия, вынашивавшая с самого начала ясную боевую программу, разъясняла людям, что борьба с последствиями мюнхенского предательства не закончена, что еще предстоят суровые бои в других, более трудных условиях, а для этого необходимо объединить все прогрессивные силы народа против фашизма, против оккупации. Насколько партия была права, теперь я, спустя четыре года, убеждался каждодневно.

После перегруппировки сил партии для работы в стране было создано подпольное ЦК КПЧ, в которое вошли товарищи Уркс, Клима, братья Сынеки, Зика.

Партия делала все необходимое для того, чтобы как можно больше товарищей могло работать в легальных организациях, главным образом в профсоюзах, и чтобы можно было использовать их в широкой массовой политической работе.

Одновременно создавалась подпольная партийная сеть. Это было нелегко. Для того чтобы партия могла жить и работать, ей необходимо было иметь свою собственную почту, информбюро, типографию, иметь свои конспиративные квартиры, склады и тому подобное. Все это должно было оставаться скрытым от глаз полиции и посторонних людей.

Подпольщики располагали легальными журналами: «Вчела», кладненский «Глас лиду», который распространяли и в Праге, «Национальный труд» и другими, помещали статьи, разъясняющие линию партии в борьбе против фашизма.

Центральный Комитет партии назначил меня инструктором по Моравии, я вел работу в Брнонском, Остравском, Оломоуцком и Годонинском районах. Во всех этих районах мне поручили создать подпольные организации партии и подготовить их к дальнейшей нелегальной деятельности. Учитывая перспективу предстоящей тяжелой борьбы, все это должно было быть организовано на прочной основе. Следовало укрепить основные организации, наладить связь с отдельными областями, округами и районами, стремиться к тому, чтобы каждый район был подготовлен к самостоятельным действиям, имел бы свою технику и связь. В каждом районе предполагалось основать типографию. В нашу задачу входило приспособить типографию в Брно для нужд ЦК КПЧ.

Наши партийные организации быстро налаживали связь с массовыми организациями, такими, как «Сокол», профсоюзами, кооперативами и другими. Члены этих организаций, равно как и многие граждане, знали, что партия в решающий момент всегда занимала правильную позицию. Часто случалось, что многие обращались к нашим партийным работникам. Они спрашивали, как им следует работать, как поступать дальше. Представители массовых организаций просили коммунистов помочь им при составлении листовок, советовались, кому можно доверить работу в своих организациях, и создали условия для того, чтобы целый ряд наших коммунистов мог работать в различных учреждениях, даже в таких, где прежде партия не имела прямого влияния. Все это свидетельствовало о том, что доверие людей к партии росло.

Итак, предпосылки для нашей работы существовали.

Но как конкретно выглядят деятельность и организационная структура партии? Как найти связь с партией, ее руководством?



ПЕРВЫЕ ШАГИ | Прыжок во тьму | ПОИСКИ