home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



4

Позже в тот же день

Этот почти истерический кашель разрывал тишину. Кто-то задел кресло, кто-то засмеялся. Все было испорчено.

Всматриваясь в темноту, Свендсен пытался определить, кто кашляет. Наконец он увидел, как Хильда сотрясается всем телом, зажав рот рукой. Фрэнсис хлопал ее по спине.

Уилл сердито поднял глаза.

— Тс-с, уведите ее отсюда, — хрипло прошептал он.

Дора тускло улыбнулась. Не открывая глаз, она вдруг заговорила низким монотонным голосом:

— Ты устала. Ты хочешь спать. Твоя голова уплывает далеко-далеко.

Все изумленно воззрились на нее, и кашель Хильды внезапно прекратился. Потом она снова закашлялась, но уже не так сильно, и вскоре затихла.

Дора засмеялась и села, расправляя подол платья. В ее облике не было и следа сонливости.

— Да не смотрите же вы так разочарованно! — Она улыбнулась. — Совсем не Хильда вывела меня из этого состояния. Я вообще не спала.

Уилл поднял руку, призывая ее к молчанию. Дора изумленно застыла.

Психолог прошел мимо напрягшейся, настороженной Хильды и удивленного Фрэнсиса к полулежавшей на спинке дивана Хелен.

Остальные только теперь обратили на нее внимание. В слабом неровном свете камина было видно, что ее глаза закрыты, а руки безвольно лежат вдоль тела. Но Хелен не спала. Она беспокойно металась, а полураскрытые губы издавали какие-то звуки.

Когда Уилл наклонился над ней, кто-то взял его за рукав. Это была Винни. Она всем своим видом показывала, что хочет сказать нечто важное. Уилл неохотно отошел на несколько шагов от Хелен.

— Так кого мы велим ей убить? — свистящим шепотом произнесла Винни.

С отвращением передернув плечами, Уилл пошел было обратно, и тут Дора воскликнула:

— Что?

Винни вцепилась в Уилла.

— Это то, что мы собирались сделать с тобой, — поспешно объяснила она Доре. — Приказать тебе убить кого-нибудь, чтобы посмотреть, насколько у тебя силен внутренний запрет.

— Готова поклясться, что у Хелен такого запрета нет, — сказала Дора.

— Что с ней случилось? — спросил Крис.

— Я с самого начала боялся, что Дора не поддастся гипнозу, — раздраженно прошептал Уилл. — Но надеялся, что подействует на кого-то другого.

Но Винни не дала увести разговор в сторону.

— Хелен и Дора вечно цапаются. Прикажи ей убить Дору.

— Ну да. Прекрасная мысль, — сказала Дора без особого воодушевления.

— По крайней мере, ты будешь знать, кого опасаться. — Фрэнсис с улыбкой обнял ее за талию.

— Дай мне свою трубку, Крис, — потребовал Уилл.

Вынув трубку и послушно протянув ее, Крис спросил:

— Зачем?

— Это наш нож, — ответил Уилл, подходя к Хелен.

Ее руки нервно теребили обивку дивана, описывая круги. Из уголка ее рта потекла слюна. Капля задрожала на подбородке и упала на диван. Рука метнулась к высокому вороту платья и рванула его.

Сосредоточившись, Уилл опять сел на табурет и наклонился к Хелен.

— Как ты себя чувствуешь? — мягко спросил он.

В ответ она только еще сильнее задергалась и застонала. Ее рука судорожно сжималась.

— Как ты себя чувствуешь? — с нажимом повторил Уилл.

Словно желая избежать вопросов, Хелен отвернулась. Ему пришлось наклониться, чтобы услышать тихое:

— Устала.

— Тебе хорошо, Хелен. Ты расслаблена.

Последовала пауза. Затем в неярком свете зрители увидели, как напряженные черты постепенно смягчаются, болезненные подергивания прекращаются. Вскоре Хелен успокоилась, руки ее расслабились, лицо сделалось безмятежным.

Почувствовав, что ее руку вдруг сжали будто тисками, Хильда обернулась и увидела Винни. Не сознавая, что делает, та вцепилась в Хильду и неотрывно смотрела на лицо Хелен.

Уилл внушал неподвижной женщине на диване, что ей холодно.

— Ты гуляешь в снегопад и замерзла. Ты вся дрожишь.

Последовала еще одна пауза, потом Хелен начала проявлять признаки беспокойства. Шепча что-то вроде «нет», она опять заворочалась. Ее правая рука поднялась и начала медленно потирать левую. Зубы застучали, а потом кожа на руках стала покрываться едва заметными мурашками. Уилл тем временем продолжал вещать.

— Просто не могу поверить! — выдохнула Дора. — Просто не верится!

Словно не слыша ее, Уилл вкрадчиво говорил:

— Тебе больше не холодно, Хелен. Ты только что вошла в теплую комнату. Тебе тепло и хорошо.

Дрожь мало-помалу улеглась, Хелен перестала растирать себя. Было видно, как разглаживается кожа.

Кто-то сзади глубоко вздохнул.

— Теперь ты маленький ребенок, Хелен, — с нажимом произнес Уилл. — Тебе шесть лет, и ты собираешься пойти в школу.

Пока он говорил, лицо Хелен претерпело странную перемену. Морщинка меж бровей разгладилась, и оно сделалось почти тупым. Нижняя губка слегка отвисла, подбородок нелепо съежился.

— Ты помнишь, что случилось в первый день в школе, Хелен?

Ее губы скривились, но она не ответила.

— Как звали твою учительницу?

Хелен заговорила, и Винни даже вскрикнула. Голос холеной светской дамы звучал пискляво, как у ребенка, речь была невнятна.

— Мы так смеялись! У нее ужасно смешное имя. Мисс Миньюз. Все ребята смеялись. — Ее лицо выражало подлинное веселье; оттененное шикарным черным платьем, оно казалось неестественно юным и простым.

Уилл попытался сменить тему.

— Теперь ты старше, Хелен. Ты выходишь замуж. Это день твоей свадьбы. Ты ведь помнишь день своей свадьбы, Хелен? Церковь набита битком. Все поздравляют тебя, Хелен. Расскажи нам об этом.

Лицо Хелен утратило радостное выражение. Ее губы сжались, брови надменно поднялись. В неверном свете камина она вдруг показалась им старой и циничной.

Фрэнсис невольно подался вперед. Это привлекло внимание Винни, и она с любопытством посмотрела на него. Он сразу же откинулся назад и сложил руки на груди, непринужденно улыбаясь.

И вдруг тишину прорезал высокий страстный голос Хелен. Он звучал странно, но больше всего поражали слова:

— Киттен! Киттен, что за отвратительная шляпка! — истошно завопила Хелен.

Когда эти дурацкие слова прозвучали в тихой комнате, Хильда подалась вперед и схватилась за спинку дивана. Лоб Уилла прорезала складка. Он недоумевал. Все остальные замерли, не отрывая глаз от Хелен.

— Она совсем тебе не к лицу, Киттен, — продолжал голос. — Тебе бы пошел более яркий цвет. А кстати, дорогая, эти жемчуга, что на тебе, не Хильде ли они принадлежат? Они смотрелись бы куда лучше с ее платьем. Ты всегда берешь у людей лучшее, что у них есть, особенно если это идет к их платью. Тебе же не нужны соперницы, правда? И никогда не были нужны. До чего у нас много общего, Киттен! И ты, и я — мы обе эгоистки. Большие эгоистки. И мы не любим проигрывать. У нас столько общего! Кроме одного. Между нами все-таки есть большая разница, правда, Киттен?

Она осеклась и выражение ее лица начало меняться. Холодная надменность сменилась открытой ненавистью. Брови сошлись у переносицы, в углах рта появились жесткие складки.

— Ты всегда выигрываешь, Киттен, — прошипела Хелен. — Ты всегда выигрываешь!

Повисла гробовая тишина, присутствующие старались не смотреть друг на друга. Наконец Уилл опасливо обернулся, облизывая губы. Никто не вымолвил ни слова. Все чего-то ждали.

Вытерев ладонь о брюки, Уилл сказал:

— А теперь расслабься, Хелен. Откинься на спинку. Тебе удобно. Расслабься.

Выражение ненависти стало исчезать с лица Хелен. Она откинула голову на спинку дивана и потерла глаза кулаками. Затем холеные руки упали на колени, вокруг глаз остались черные мазки туши.

Пробормотав что-то успокаивающее, Уилл велел ей разомкнуть веки.

Ресницы Хелен затрепетали и немного приоткрылись. Потом чуть шире. Глаза смотрели в пространство.

— Сядь, — тихо скомандовал он.

Хелен стонала, терлась спиной о спинку дивана и, кажется, не собиралась подчиняться. Но Уилл заставил ее сесть прямо. Голова женщины чуть покачивалась.

Уилл подался ближе, но Хелен не взглянула на него.

— Хелен, слушай внимательно. — Выражение ее лица не изменилось, лишь голова чуть склонилась на звук. — Я скажу тебе нечто важное. Кто-то хочет навредить тебе. Здесь твой враг…

— Да, я знаю. — Этот неожиданный ответ привел Уилла в замешательство. Хелен вдруг вскинула голову, будто вспугнутая птица. Взгляд ее сделался более-менее осмысленным.

С минуту Уилл ждал, не вмешается ли кто-то из присутствующих, потом облизал губы и продолжал:

— Ты знаешь, кто хочет навредить тебе?

Уверенный кивок.

— Кто?

— Кто-то желает мне зла.

— Да, но кто?

Невнятное бормотание.

— Я знаю, кто хочет навредить тебе. Этот кто-то здесь. В этой комнате. — Он помолчал, давая ей время понять сказанное. — Ты должна что-то предпринять.

В свете камина было видно, что Хелен постепенно напрягается. Колеблющиеся тени играли на ее лице.

— Что-то предпринять, — повторила она.

— Она — твой враг. Ты ее ненавидишь. Если ты ничего не сделаешь, она причинит тебе зло. Ты должна действовать.

Не переставая говорить и не меняя тона, он потянулся одной рукой за трубкой, а другой махнул зрителям. Повернувшись, он увидел их удивленные лица. В конце концов все догадались отойти к стене.

— Ты ненавидишь ее. Она отняла у тебя любимого. — Уилл умолк, чтобы перевести дыхание. — Ты должна убить ее!

Посмотрев на Дору, он кивком велел ей сесть. Она опустилась на диван, остальные последовали ее примеру, но Уилл покачал головой. Фрэнсис сообразил и поднялся, увлекая за собой других. Когда сбитая с толку Дора тоже хотела встать, Уилл опять качнул головой. Она снова села. Повернувшись так, чтобы огонь освещал его лицо, Уилл произнес одними губами:

— Повернись спиной.

— Единственный способ вернуть любимого — убить ее. Ты должна ее убить. Прямо сейчас, пока еще не поздно.

Наконец Дора поняла и села на диван, поджав под себя ноги. Опершись на спинку, она отвернулась от Хелен и положила голову на руки.

Трубка лежала на раскрытой ладони Уилла.

— Посмотри, Хелен, — скомандовал он. Ее взгляд остановился на его ладони. Что-то мелькнуло в темной бездне глаз Хелен.

— Это нож. — Она смотрела на него, будто змея, зачарованная заклинателем. — Твоя соперница теперь одна. Никто ничего не узнает. Она крепко спит. Это твой последний шанс. Если ты не убьешь ее, то потеряешь возлюбленного.

Хелен расслабилась и поудобнее уселась на диване. Она озиралась, будто затравленное животное и, казалось, искала кого-то глазами.

Уилл наклонился ниже, чтобы она видела его руку.

— Посмотри. Вон она. На том диване. Она спит. Действуй же, пока никто не видит.

Он продолжал вдалбливать это ей, а взгляд Хелен оставался прикованным к трубке. Подобно хорьку, она сжалась и отодвинулась как можно дальше от страшного предмета. Потом медленно и воровато, как будто боясь, что ее увидят, Хелен оторвала взор от руки Уилла, и устремила его на диван, где полулежала Дора. Хелен облизала пересохшие губы. Ее взгляд остановился на спине Доры. Глаза загорелись.

— Тебе надо ее убить. — Голос Уилла звучал настырно и почти грубо. — Давай, пока еще есть время. Никто не узнает.

Он протянул Хелен трубку, и женщина резко повернулась, чтобы посмотреть на нее. Заговорщицки понизив голос, Уилл сказал:

— Возьми нож. Чувствуешь, как удобно он лежит в руке?

В комнате царила гробовая тишина. Дора чуть повернула голову, чтобы посмотреть, что происходит сзади. Стоя в дверях, шофер не отрывал глаз от трубки. Его мышцы напряглись. Он был готов к действию.

Все видели, как белая рука воровато скользнула вперед и отдернулась, будто ее обожгло. Она замерла в воздухе, потом снова потянулась вперед, обхватила трубку большим и указательным пальцами и подняла ее.

Уилл немного отодвинул табурет, чтобы освободить место.

— Вот она на диване. Крепко спит. Встань и посмотри на нее.

Хелен медленно поднялась, словно скованная болью. Отведя руку с трубкой немного назад, она как слепая прошла мимо Уилла. Было видно, что она старается ступать как можно тише и идет на цыпочках.

Дора издала тихое «Боже!» и подняла глаза на Фрэнсиса, но тот смотрел на Хелен.

Примерно в футе от жертвы Хелен остановилась и уставилась на нее. Ее дыхание тронуло волосы Доры. Уилл подобрался поближе.

— Давай, Хелен, — тихо сказал он. — Не медли.

Хелен резко выпрямилась и дико заозиралась вокруг, как будто силясь понять, где она находится. Ее лицо было мокрым от пота.

— Нет, — прошептала она. — Не просите меня. — Ее рука разжалась, и трубка с негромким стуком упала на ковер.

Полулежа на диване, Дора испустила долгий вздох. Она хотела уже отнять ладони от лица, но тут Уилл поспешно сказал:

— Подними нож, Хелен. Подними его.

Тупо озираясь, Хелен пробормотала:

— Ножа нет.

— Он у тебя под ногами, Хелен.

Свендсен еще больше напрягся. Уилл, лицо которого оставалось в тени, заслонял от него Хелен, искавшую нож. Она неловко ползала на четвереньках, ощупывая ворсистый ковер. Затем ее рука сомкнулась на каком-то твердом предмете. Не отрывая глаз от туфель Уилла, она начала украдкой отползать в сторону.

— Подними его! — резко сказал Уилл, останавливая ее. Он чуть топнул ногой, и Хелен поднялась.

— Это твой последний шанс. Убей ее немедленно.

Фигура Доры напоминала кляксу на светлой обивке дивана. Хелен что-то невнятно бормотала, из уголка рта текла слюна. Она протянула руку и коснулась пальцем спины Доры.

Почувствовав прикосновение, Дора судорожно прижала кулак ко рту и впилась в него зубами.

Шофер шагнул в комнату. Он видел дрожащие плечи Хелен, ее искаженное лицо, когда она заносила руку для удара. Послышалось сдавленное всхлипывание, и Хелен рванулась вперед.

В воздухе блеснула серебряная искра.

Все замерли, и Свендсен бросился на нее. Дикий вопль вспорол безмолвный мрак. Рука шофера перехватила запястье Хелен, что-то со стуком упало на пол.

Поднялся переполох. Упало кресло, кто-то выругался. Послышался гомон, все вскочили. Кто-то налетел на Свендсена, и, хотя тот сразу же протянул руки, но схватить никого не смог.

Комнату залил ослепительный свет.

Прищурившись, Свендсен огляделся. Он увидел бледные лица, на которых чернели вытаращенные глаза. Все выглядели вконец растерянными, словно их внезапно разбудили. Свендсен пересчитал гостей. Все были на месте.

Потрясенный Уилл разглядывал что-то на полу. Его лицо было мертвенно бледным. Прильнув к спинке дивана, Дора смотрела на пол. Хильда мертвой хваткой вцепилась в ее плечи. Фрэнсис и Крис жались к ним, а Винни стояла у выключателя. Все лица выражали ужас.

У их ног лежал маленький перочинный нож.

Свендсен услышал за спиной чьи-то рыдания. Он обернулся и увидел Хелен. Она уже очнулась и закрыла лицо руками.

— Где я? — хныкала она. — Что случилось?

— Мой ножик, — сказал Уилл. — Я не могу понять… Я… должно быть, он выпал из кармана, когда я нагнулся.

Никто не ответил. В наступившей тишине слышались только рыдания Хелен и потрескивание огня. Шофер медленно оглядел всех, кто был в комнате.

И тут Хелен заговорила:

— Я думала… О, Боже, я думала, что это Киттен… Я думала, это Киттен…


3 Пятница, 11 февраля, утро | Комната наверху. Пятница, когда раввин заспался | * * *