home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Джеффри Боум, Шейн Блэк

СМЕРТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ II

В эти предвечерние часы улицы Лос-Анджелеса были полны автомобилей. Возвращавшиеся с работы горожане заполнили тротуары и ярко освещенные магазины были заполнены посетителями. Однако для некоторых категорий служащих работа была в самом разгаре. Это были сотрудники лос-анджелесского управления полиции, в котором никогда не бывало выходных или праздничных дней.

Полицейские офицеры Мартин Риггс и Роджер Мюрто именно в это время проводили операцию по задержанию группы торговцев наркотиками. Большую часть преступников удалось задержать. Однако один из участников преступной группы, который приехал на встречу в новеньком красном «БМВ», смог покинуть место встречи. Риггс и Мюрто бросились в погоню.

Они преследовали преступника на новом «линкольне»-универсале, который лишь на днях купила Триш Мюрто, жена Роджера. Новенькая, сверкавшая лаком машина с завыванием сирены неслась по переполненным транспортом улицам в центре Лос-Анджелеса.

Мартин от возбуждения топал ногами по полу и размахивал руками.

— Люблю я эту работу! — крикнул он с восторгом и толкнул сидевшего за рулем Мюрто в колено. — Ты быстрее не можешь?

Мюрто отмахнулся. Тогда Мартин поставил свою ногу на ногу Мюрто, давившую на газ.

— Ты что, обалдел! — воскликнул Роджер. — Это же новая машина моей жены!

Риггс расхохотался:

— Да мы уже едем со скоростью шестьдесят пять миль в час!

Мюрто на секунду перевел взгляд на спидометр и в ужасе завопил:

— Черт! Уже шестьдесят пять? Перестань, не дави на ногу!

Мартин убрал ногу. В этот момент стала работать полицейская рация:.

— Это центральная. Машина 12, где вы?

Риггс снял микрофон:

— Центральная, это машина двенадцать, Риггс и Мюрто. Преследуем красную машину «БМВ», номер 27X4. За рулем — блондин. Мы на Палм-Бич-авеню, едем к Вест-Парк.

— Это центральная. Вас поняли. Осторожнее! Вы едете на запад. Там идет преследование другой машины, синего «СААБа» с двумя пассажирами. Машина преследования — Эстабан, Кавано и Уайлер. Не столкнитесь с ними.

В суматохе погони Мюрто не расслышал, что сказала диспетчер. Риггс сказал:

— О кей.

Он повесил микрофон. Роджер, не отводя взгляда от дороги, спросил:

— Что она сказала?

Риггс совершенно серьезно сказал:

— Что нужно торопиться.

Мюрто не воспринял это как шутку и сильнее нажал на газ. Машина виляла среди автомобилей, протискиваясь в самые невероятные щели. Роджер вошел во вкус и, высовываясь из окна, орал на неповоротливых водителей:

— Эй, с дороги!

Красный «БМВ» вылетел на перекресток, едва не столкнувшись с синим «СААБом». Завизжали тормоза. Оба автомобиля занесло и развернуло. Поспешно вывернувшись, машины понеслись по Вест-Парк-лейн параллельно друг другу.

То же самое произошло с машиной Мюрто. Едва не столкнувшись с автомобилем Эстабана, Роджер быстро развернулся и рванул за преследуемыми. Мартин помахал ручкой партнерам и снял микрофон:

— Двадцать первая! Говорит двенадцатая. Мы преследуем красный «БМВ», ваш — синий «СЛАБ».

— Говорит двадцать первая. Вас поняли. Продолжаем преследование.

Машины понеслись по Вест-Парк-лейн.


Капитан Эдвард Мэрфи сидел за столом в своем кабинете и внимательно слушал переговоры на полицейской волне. Передатчик стоял у него на столе. Здесь же были еще двое полицейских офицеров из отдела по расследованию убийств, сержанты Рагуччи и Коллинз. Вернувшиеся с задания офицеры Мосс и Фризен вошли в распахнутую дверь кабинета Мэрфи, услышав переговоры по рации.

— Что там происходит? Преследование? — спросил Мосс.

Коллинз кивнул.

— Какие машины?

— Двенадцатая и двадцать первая, — сказал Рагуччи.

— А кто это? — поинтересовался Фризен.

— В двенадцатой — Риггс и Мюрто, в двадцать первой — Эстабан.

Коллинз полез в карман и достал банкноту.

— Ставлю двадцатку на Риггса и Мюрто, — сказал он.

Мосс достал бумажник, но прежде спросил:

— А кто за рулем?

Сидевший за столом Мэрфи повернулся и сказал:

— Мюрто. Это новая машина его жены.

Мосс поспешно сказал:

— Согласен. Двадцать долларов против.

Коллинз протестующе замахал руками.

— Я не знал, что это новая машина! — воскликнул он. Мэрфи оборвал споры, бросив подчиненным через плечо:

— Помолчите!


Несшиеся по Вест-Парк-лейн «БМВ» и «СААБ» сравнялись. Их пассажиры начали переговоры между собой по рации на той же волне, что и полицейские. Они говорили на непонятном языке с горловыми каркающими интонациями. Риггс и Мюрто недоуменно переглянулись.

— Иа каком языке они говорят? — спросил Мюрто. — Немецкий, что ли?

— Черт его разберет, — пожал плечами Риггс.

— Может, японский? — высказал очередное предположение Роджер.

Риггс рассмеялся:

— Я думаю, рация у них японская, а язык — другой.

В преследование включились несколько полицейских

машин, патрулировавших в этом районе. Сверкая мигалками и завывая сиренами, они неслись следом за машинами Мюрто и Эстабана.

Сидевший в синей машине рядом с водителем пассажир достал с заднего сиденья карабин, зарядил его и высунулся по пояс из окна. Он направил оружие на автомобиль преследователей. Мюрто вовремя успел заметить опасность.

— Ложись! — заорал он и пригнулся к самому рулевому колесу.

Риггс тоже нырнул вниз. Несколько зарядов пробили лобовое стекло машины Мюрто в тех местах, где только что были видны головы полицейских. Воспользовавшись возникшим замешательством, преследуемые смогли оторваться от погони и уйти вперед. В машине Мюрто снова заработала рация.

— Осторожнее! — сказал диспетчер. — На Вест-Парк-лейн идет перестрелка.

Риггс выбрался из-под приборной панели и схватил микрофон.

— Спасибо! — издевательски произнес он. — А мы и не знали.

Он повесил микрофон и стал выбивать пробитое в нескольких местах и потрескавшееся стекло. Наконец ему удалось высадить лобовое стекло. Мюрто с болью смотрел на то, как оно упало под колеса, затем снял микрофон и возмущенно крикнул:

— Эти сукины дети выбили лобовое стекло в новой машине моей жены!

Машины приближались к широкому перекрестку. Водитель синего «СААБа» понесся на красный свет и едва не врезался и патрульную полицейскую машину, выезжавшую на перекресток наперерез преследуемым. Водитель полицейской машины резко вывернул руль, не справился с управлением и врезался в проезжавшую с другой стороны машину с семейным фургоном сзади.

Полицейская машина взорвалась и ярким факелом запылала посреди перекрестка. Красный «БМВ» объехал горящий автомобиль и понесся вслед за «СААБом». Мюрто притормозил и высунулся из окна:

— О, черт!

Риггс снял микрофон:

— Двадцать первая, не останавливайтесь!

Эдди Эстабан возбужденно ответил:

— Сейчас точно жареным запахнет!

Риггс, закрываясь рукой от пламени горящей, как факел, машины, сказал:

— Сукины дети! Давай быстрее, Родж!

«БМВ», чтобы не терять времени в возникшей впереди пробке, вывернул на тротуар. Чтобы не потерять преступника, Мюрто был вынужден сделать то же самое. Отчаянно сигналя, «линкольн» понесся по тротуару, на котором, по счастью, было не слишком много прохожих. Те же, что спокойно шли по улице, испуганно жались к стенам домов, уворачиваясь от летевших навстречу машин.

— Осторожнее! — кричал Риггс.

Машина Мюрто, объехав пробку, выскочила вслед за «БМВ» на проезжую часть и столкнулась с автомобилем, не вовремя оказавшимся на пути. «Линкольн» ударился бампером. Посыпались стекла фар, и машина остановилась, завизжав тормозами. Ехавший за машиной Мюрто полицейский патрульный автомобиль стукнул «линкольн» в багажник.

— О, черт! — заорал Мюрто.

Стараясь не терять ни секунды, пока красный «БМВ» вилял среди машин впереди, Мартин полез наружу через отсутствующее лобовое стекло. Доставая пистолет, он крикнул:

— Родж, выбирайся побыстрее!

Риггс выскочил наружу и бросился бежать по крышам сгрудившихся на дороге автомобилей, не обращая внимания на возмущенные вопли водителей. Мюрто, отчаянно жестикулируя, закричал полицейскому сзади:

— Подай назад, мать твою!

Патрульная машина отъехала назад, освобождая немного места для Мюрто. Роджер также подал назад. При этом у него отвалилась правая фара, которая повисла на тонком проводке, и рухнул на землю искалеченный бампер. Мюрто в сердцах хлопнул руками по рулевому колесу:

— Твою мать!

Тем временем Риггс, сократив путь, по крышам автомобилей почти догнал красный «БМВ», который сворачивал на соседнем перекрестке. Мартин с пистолетом в руках успел прыгнуть на капот преследуемой машины. Он уцепился одной рукой за боковое зеркало и закричал:

— Предъявите ваше водительское удостоверение! Вы имеете право хранить молчание!

Блондин в машине резко рванул руль в сторону и «БМВ» развернулся на месте. Мартин не удержался и скатился на землю. Пока он вскакивал, пытаясь прицелиться, блондин высунул из окна короткоствольный автомат и выпустил в Риггса короткую очередь. Мартину снова пришлось падать, чтобы укрыться за притормозившей на перекрестке машиной. «БМВ» рванул вверх по холму, разделившись с синим «СААБом», который поехал прямо по улице.

Мюрто кое-как протиснулся на своем покалеченном «линкольне» между скопившимися машинами и услышал голос Эстабана:

— Родж! Мы будем продолжать преследование синей машины. Красная едет вверх по холму. Риггс бежит за ней.

Мюрто свернул на перекрестке и увидел, как за почти скрывшейся впереди машиной бежит, держа в руке пистолет, Мартин Риггс. Мюрто нагнал его и притормозил, сопровождая напарника.

— Эй, Риггс, садись сюда, быстро! — крикнул он.

Риггс повернул голову, не останавливаясь, и на бегу произнес:

— Только если я сяду за руль.

Мюрто нервно взмахнул рукой:

— Садись с другой стороны!

Риггс стал на бегу открывать дверь, за которой сидел Мюрто.

— Подвинься! — закричал он. — Или ты хочешь, чтобы я разозлился?

Мюрто понял, что ничего не получится, и сдвинулся в сторону, освобождая место за рулем для напарника. Мартин сел за руль и спрятал пистолет.

— Родж, — запыхавшись, сказал он, — ты что-нибудь узнал о них?

— Пока ничего, — ответил Мюрто.

Он взял микрофон и, прежде чем сказать что-нибудь по рации, ревниво произнес:

— Смотри не поцарапай машину.

Роджер так и не успел поговорить с центральной. Его «линкольн» выскочил на мост, огражденный с обеих сторон высокими стальными бордюрами. Насколько было видно глазу, впереди нигде протиснуться было невозможно. Тогда Риггс решил обогнать передние машины, прорвавшись между крайним левым рядом и бордюром. Мюрто обеспокоенно бросил микрофон и закричал:

— Мы здесь не проедем!

Риггс уверенно сказал, направляя машину в узкую щель между другим автомобилем и бордюром:

— Проедем!

— Не проедем! — нервно воскликнул Мюрто. — Здесь места нет!

Риггс упорствовал:

— Есть место!

Автомобиль втиснулся в щель. Посыпались искры.

— Не проедем, говорю! — едва не плача, воскликнул Роджер. — Черт возьми, новая же машина!

Риггс упрямо давил на педаль газа, протискиваясь у самого бордюра. За ним тянулся длинный яркий шлейф из искр.

— Не мешай! — бросил он страдающему Мюрто.

Роджер, чувствуя непоколебимую уверенность Риггса в своей правоте, бросил свое безнадежное дело и, высунувшись из окна, заорал на водителя ехавшей рядом машины:

— Подвинься, ублюдок!

Это подействовало. Риггсу уступили, и он выехал на свободное место,

Мюрто облегченно вздохнул.

— Роджер, ты был прав, — рассмеялся Риггс. — Там действительно было мало места.

Мюрто смерил его взглядом, полным обиды.

Синий «СААБ» выскочил на широкий мост. Навстречу ему неслись, завывая, две полицейские машины. Водитель затормозил. Автомобиль занесло и развернуло. Оттуда выскочили два пассажира с автоматами в руках. Преследовавшие их полицейские машины остановились. Эстабан и его напарники выхватили пистолеты и выбежали на дорогу, укрываясь за машинами. Преступники стали отстреливаться, поливая все вокруг автоматным огнем.

Внезапно из-под моста вылетел небольшой вертолет. Он завис над мостом и медленно опустился над синей машиной. Продолжая отстреливаться, преступники взобрались на крышу автомобиля. Один из них забрался в кабину вертолета сразу, другой прикрывал его отход, пока в магазине автомата не закончились патроны. Затем он также перебрался в вертолет.

Пока полицейские раздумывали над тем, как им поступить, вертолет взмыл над мостом и, стремительно набирая высоту, покинул место перестрелки.

Риггс и Мюрто продолжали преследовать красный «БМВ». Блондин за рулем свернул на узкую улицу. Полицейские последовали за ним.

Внезапно из небольшого переулка на улицу прямо перед «БМВ» выскочил патрульный автомобиль. Блондин успел объехать его, однако Риггсу машина перегородила дорогу. Мартин нажал на тормоза, остановившись перед патрульной машиной. Он высунулся из окна и бешено заорал:

— Убери машину, идиот чертов!

Полицейский за рулем стал неумело отъезжать назад. Риггс в сердцах ударил кулаком по приборной доске:

— Ушел!

Однако он ошибся. «БМВ» проскочил патрульную машину, по не успел среагировать на появление другого автомобиля. Он задел машину левым крылом и на полной скорости перевернулся.

— Не ушел! — радостно воскликнул Мюрто.

Красная машина проехала на крыше несколько метров и врезалась в витрину маленького магазинчика. Разбитые витринные стекла посыпались на тротуар.

Наконец «линкольну» освободили дорогу и автомобиль подъехал к разбитой витрине. Риггс затормозил, достал из-за пояса пистолет и открыл дверцу.

— По счету три, — сказал он Мюрто, нагнувшись.

Мюрто поспешно стал доставать свой револьвер. Риггс

начал отсчет:

— Раз, два, три!

Он выскочил из машины и бросился к перевернутому «БМВ». Мюрто замешкался.

— О, дьявол! — воскликнул Роджер, провожая взглядом партнера.

Риггс подбежал к лежавшей с раскрытыми дверцами машине, вспрыгнул на днище и сунул пистолет внутрь.

— Вы имеете право не отвечать на вопросы!.. — закричал он и посмотрел внутрь, где было пусто. — Где он?

Мюрто подбежал к «БМВ» и сунул голову внутрь.

— Куда он делся, черт побери? — орал Риггс. — Ты где был?

Мюрто развел руками:

— Что значит — где я был?

— Он сбежал! — не унимался Риггс.

— А я тут при чем?

— Ты должен был выскочить по счету три! — взбешенно кричал Мартин, размахивая пистолетом.

Мюрто обескураженно произнес:

— Я… я думал, что ты скажешь — раз, два, три, пошел.

— Какой еще «пошел»? По счету три — значит раз, два, три, и все! И никаких «пошел»!

Риггс спрыгнул с перевернутой машины и в ярости стукнул ногой по дверце. К разбитому магазину подъехали другие полицейские машины и вышедшие оттуда полицейские с недоумением взирали на спор Риггса и Мюрто. Мартин вышел из витрины и закричал на них:

— Что вы здесь стоите? Ты — туда, ты — на задний двор!

Мюрто, чтобы скрыть свои чувства, тоже стал давать указания:

— Давайте за работу! Нечего тут стоять!

Риггс возбужденно расхаживал около «БМВ»:

— Дьявол! Что же делать?

Внезапно его взгляд упал на закрытый багажник машины. Мюрто без слов понял напарника. Он вытащил револьвер и направил на багажник. Риггс сделал то же самое.

— Он спрятался в багажнике! — крикнул Риггс.

— Давай!

Риггс ударил ногой по багажнику. Крышка открылась и на землю ручьем потекли тускло сверкающие золотые монеты с отчеканенным на них мужским профилем. Риггс убрал пистолет в сторону и в изумлении воскликнул:

— Срань господня! Какие деньги!

Мюрто нагнулся и поднял одну монету:

— Ты посмотри! Это же золото! Золото!

Мартин повертел монету в руке:

— Это крюгерранды — золотые монеты Южной Африки. Видишь надпись?

Мюрто с недоумением посмотрел на деньги:

— Их же вроде нельзя ввозить в нашу страну.

Риггс кивнул головой, глядя на все еще льющийся поток золота:

— Да, наверное, ты прав.

Мюрто шагал по коридору рядом с шефом отдела по расследованию убийств. Вид у капитана Мэрфи такой, что Мюрто старался не смотреть в глаза начальнику.

— Мюрто, вы разнесли там половину города, — отчитывал он подчиненного.

Роджер попытался пошутить:

— А вы заплатите теми золотыми монетами, которые мы конфисковали, крюгеррандами.

Мэрфи не воспринял шутку. Он хмуро посмотрел на Мюрто.

— Мне нужны не ваши шутки, а аресты! — сказал Мэрфи. — Где они?

Роджер развел руками.

— Понимаете, капитан, у нас не получилось… — протянул он.

Мэрфи возмутился:

— Что значит — не получилось? Роджер, ты говорил, что, обычная полицейская операция, а что в результате? Вертолет, стрельба из автоматов, сгоревшая машина, крюгерранды…

Они подошли к дверям отдела. Мюрто попытался оправдываться:

— Капитан, ведь мы не только неприятности принесли, но и доход немалый…

— О, черт! — воскликнул Мэрфи.

Мюрто повернул голову и увидел посреди комнаты одетого в смирительную рубашку Риггса, вокруг которого собрались едва ли не все сотрудники отдела.

— Ладно, — сказал Мэрфи, покачав головой, — потом договорим. Сейчас меня вызывают к начальству.

Он повернулся и ушел, оставив Мюрто одного.

— Капитан…

Мэрфи махнул рукой. Мюрто пришлось отправиться на свое рабочее место. Он вошел в комнату, где Риггс пытался освободиться от смирительной рубашки, извиваясь всем телом. Сержант Тим Кавано скептически произнес:

— Когда-то раньше я дежурил в психушке. Там этим буйных пациентов связывали. Ты не сможешь выбраться.

Джозеф Рагуччи добавил:

— Это точно.

Сержант Мейган Шапиро посмотрела на часы и сказала:

— Осталась минута пятнадцать секунд.

Она помахала перед носом пыхтевшего от натуги Риггса долларовой банкнотой и все вокруг рассмеялись. Мартин на секунду застыл, повел носом перед деньгами и снова принялся извиваться. Мюрто прошел в комнату и недовольно сказал:

— Эй, что здесь происходит? Что за детский сад? Решили поиграть, что ли? Не забывайте, что вы в полицейском участке. Давайте за работу.

Эдди Эстабан повернулся к Мюрто и с насмешкой сказал:

— Этот Гудини-младший говорит, что за пять минут сможет выбраться из смирительной рубашки.

Шапиро с довольным видом произнесла:

— Еще минута, и ему придется расплачиваться с нами всеми.

Мюрто укоризненно покачал головой, снял пиджак и повесил его на стуле возле своего стола. Он уселся на свое место и стал рыться в лежавших перед ним бумагах.

— У него уже меньше минуты осталось, — засмеялся Том Уайлер, высокий чернокожий парень.

Риггс с натугой произнес, продолжая свои попытки повторить достижение великого фокусника:

— Больше не пытайтесь спорить со мной, ребята.

Полицейские насмешливо замахали руками. Мюрто на секунду отвлекся от дел и посмотрел на Риггса. В предвкушении его победы он хитро улыбнулся.

Мартин внезапно резко изогнулся и дернул правым плечом. В комнате раздался душераздирающий хруст выламываемого сустава. Полицейские завыли от ужаса и отвращения. Лицо Риггса исказила гримаса боли, но спустя секунду она уступила место победному наслаждению. Мартин изогнулся, достал здоровую руку из-под смирительной рубашки и стал стягивать ее с себя. Мюрто восхищенно посмотрел на напарника и сказал:

— Ну что, сосунки, проиграли? Выкладывайте деньги на стол и за работу. Вот болваны!

Полицейские пока не спешили расставаться со своими деньгами. Уайлер недоуменно произнес:

— Черт побери! Как тебе это удалось?

Полицейские воззрились на освобождающегося от

смирительной рубашки Риггса. Он стащил ее через голову и, тяжело дыша, стоял посреди комнаты с неестественно вывернутым плечом. Мартин, сдерживаясь, чтобы не застонать от боли, сказал:

— Когда-то я выбил плечо из суставной сумки и теперь могу сделать это, когда захочу.

— Это же больно, наверное, — сказала Шапиро.

Риггс направился к стоявшему в углу комнаты большому металлическому ящику для хранения оружия.

— Да, больно, — сказал он. — Но будет еще больнее, когда я стану вправлять его обратно.

Мартин остановился перед ящиком, не решаясь приступить к болезненной операции. Несколько мгновений он собирал в кулак волю, а затем резко ударил выбитым плечом об железную дверцу. Полицейские снова услышали тот же звук хрустящих костей. На этот раз Риггс не смог сдержаться и заорал от боли на весь участок. Собравшиеся вокруг коллеги Риггса отвели глаза и поморщились.

Когда Мартин пришел в себя, он увидел стоявшую перед ним миссис Джонсон, штатного психолога. Она скептически смотрела на Риггса, который стал смеяться сквозь еще не прошедшую боль.

— Да он псих! — резюмировали полицейские. — Сумасшедший!

Риггс повернулся к Джонсон и поприветствовал ее:

— А, миссис Зигмунд Фрейд!

Она широко улыбнулась и сделала руками приглашающий жест:

— Моя дверь всегда открыта для вас, сержант!

Риггс двусмысленно подмигнул психологу и произнес:

— Я думаю, наши отношения должны оставаться чисто профессиональными. Или вы не согласны, доктор?

Он ласково похлопал ее по плечу. Джонсон перевела разговор в более серьезное русло:

— Зачем вы так с собой поступаете, Риггс?

Держась за плечо, Мартин повернулся и кивнул головой на полицейских:

— А с кем я еще могу так поступать? Они же мне не позволят! К тому же мне нужны деньги.

Он подошел к столу, за которым улыбающийся Мюрто перебирал документы. Мартин сел за стол и, потирая плечо, сказал:

— Эй, деньги давайте! Раскошеливайтесь, да побыстрее!

Полицейские стали неохотно подходить к столу и совать в руки Риггсу мятые бумажки. Некоторые клали деньги на стол. Риггс собрал все банкноты и обнаружил на столе среди денег золотую монету. Он удивленно посмотрел на крюгерранд и стал перекатывать его между пальцами. Роджер увидел монету и выхватил ее из рук Риггса.

— Эй, эй, откуда это? — закричал он на весь отдел, поднимая монету над головой. — Ребята, вы что, украли это? Черт побери, это же крюгерранд!

Полицейские подняли головы от столов, но никто из них не взял на себя ответственность за столь вопиющее нарушение законности. Риггс весело рассмеялся. Мюрто оскорбленно посмотрел вокруг и положил монету в ящик стола, так и не дождавшись ответа.

— Отдай мне, — сказал Риггс. — Это моя монета.

— Не твоя, — буркнул Роджер.

— Моя, — настаивал Мартин. — Я ее честно выиграл в споре.

Мюрто достал из того же ящика наручники и помахал ими перед лицом напарника:

— Хочешь, чтобы я арестовал тебя?

Риггс безнадежно махнул рукой и встал со стола:

— Я пойду что-нибудь перекушу. Роджер, ты не хочешь сходить со мной?

Мюрто отрицательно мотнул головой:

— Нет, я готовлюсь к торжественному домашнему ужину.

— А что, есть повод?

Мюрто неохотно сказал:

— Да, Риэнн снялась в рекламном ролике. Сегодня будут по телевидению показывать.

Риггс снова присел на край стола Мюрто.

— Что, впервые? — заинтересованно спросил он.

Мюрто умоляюще произнес:

— Не так громко.

— А чего ты стесняешься? Ты же, наоборот, гордиться должен.

Мюрто неопределенно развел руками:

— Я же не видел. Вдруг у нее ничего не получилось?

— Да ладно, — махнул рукой Риггс. — Все будет отлично.

Он встал со стола и обратился к коллегам:

— Послушайте, все! Сегодня вечером в…

Мюрто зашикал на партнера, пытаясь воспрепятствовать огласке столь важной тайны.

— Во сколько, Родж? — не обращая внимания на эти попытки, спросил Риггс.

Мюрто скривился в недовольной гримасе:

— Кончай, Мартин.

— Ну, во сколько? — настаивал Риггс.

Мюрто сдался.

— В восемь, — пробурчал он.

— Сегодня вечером в восемь часов… — начал Риггс. — По какому каналу?

— По восьмому, — хмуро сказал Мюрто.

— По восьмому каналу прекрасная дочь нашего сержанта Мюрто, которую зовут Риэнн, — он снял со стола Роджера фотографию Риэнн и показал ее всем присутствующим, — в первый раз выступит по телевидению в рекламном ролике!

Полицейские стали восторженно аплодировать.

— Это будет ее телевизионный и актерский дебют! — завершил свое объявление Риггс.

Он вернул портрет Риэнн Роджеру. Тот внимательно посмотрел на изображение дочери и, тяжело вздохнув, сказал:

— Смотри, милая, чтобы у тебя сегодня не было никаких проколов.

Он сунул портрет в тот же ящик стола, где уже лежали золотая монета и наручники.


Вечером, после работы, разбитый и поцарапанный «линкольн» Мюрто и грузовичок Риггса подъехали к дому Роджера. Во дворе стоял еще один автомобиль. Вторую половину двора занимало двухэтажное деревянное строение, затянутое сверху донизу полиэтиленовой пленкой. На первом этаже строения под пленкой был виден стоявший на тележке катер для рыбной ловли.

Машины остановились. Из пострадавшего на службе «линкольна» вышел Роджер Мюрто и хмуро посмотрел на автомобиль. Гулявший во дворе Ник, который за прошедшие пару лет превратился в тощего длинноногого подростка, подошел к машине и возмущенно сказал:

— Папа, что случилось? Это же была совершенно новая машина! Я представляю, как мать разорется!

Мюрто недовольно воскликнул:

— Отойди отсюда! Ты ничего не видел. Матери не болтай.

Ник развел руками:

— Но… я…

— Ты ничего не видел, — настойчиво повторил Мюрто.

Он достал из кармана бумажник и, покопавшись в нем, достал десятидолларовую бумажку.

— На, держи, — протянул он Нику деньги. — И помалкивай. Нечего тут болтаться. Иди домой, делай уроки.

Ник направился к дому. Роджер подождал, пока Риггс выйдет из машины, и устало пошел вместе с напарником по дорожке. Проходя мимо мусорного бака, он увидел лежавший сверху журнал по рыбной ловле.

— Эй, Ник! — закричал Роджер, вынимая журнал и отряхивая его от мусора. — Кто выбросил сюда этот журнал? Я еще не успел прочитать его!

Ник обернулся и развел руками:

— А мы его не выписывали.

— Это я его выписал, — оскорбленно сказал Мюрто, вытирая рукавом глянцевую обложку. — Ник, кто поставил здесь машину? Почему я не могу проехать в собственный двор?

— Это столяр, который работает в твоей мастерской.

Ник исчез в доме. Риггс и Мюрто подошли к недостроенному сооружению во дворе. Риггс достал из кармана сигарету и сунул ее в рот, не закуривая.

— Хороший у тебя здесь батискаф, — сдержанно заметил он.

Роджер, все еще переживавший по поводу журнала, был готов обидеться снова.

— По-твоему, это похоже на батискаф? — спросил он с недоумением. — Посмотри. Вот здесь, внизу, будет гараж на две машины, а там, наверху — моя мастерская.

Риггс иронично сказал:

— Да, мастерская — это прекрасно.

Мюрто стал развивать эту тему:

— Еще бы! Я уйду на пенсию и буду заниматься здесь… э-э…

Риггс не стал дожидаться, пока Роджер вспомнит, чем он собирается заниматься в своей мастерской, и спросил с удивлением:

— Ты серьезно про пенсию?

Мюрто неопределенно сказал:

— Ну, во всяком случае, уже пора подумать об этом. Я ведь не такой уж молодой…

Они поднялись по деревянной лестнице на второй этаж строения, где толстяк небольшого роста в измазанных древесной смолой джинсах возился с досками для пола. В стороне лежал небольшой инструмент, напоминающий по форме автомат типа «Узи». Толстяк настилал доски на пол.

— А чем ты собираешься здесь заниматься? — спросил Мартин.

Мюрто пожал плечами:

— Пока не знаю…

В этот момент столяр взял в руки инструмент и приставил его к доске. Раздался звук выстрела. Мюрто и Риггс мгновенно упали на пол и, выхватив пистолеты, направили их на столяра. Он выронил инструмент и испуганно завопил:

— Эй, эй, ребята, что с вами? Господи! Да вы рехнулись!

— О, черт… — простонал Риггс.

Он поднялся с пола и сунул пистолет за пояс.

— Прошу прощения, — сказал Мартин. — Это рефлекс.

Мюрто также поднялся и отряхивал пиджак от стружек.

— Прошу прощения… — пробормотал толстяк. — Да я чуть в штаны из-за вас не наложил.

Роджер подошел к столяру и спросил, показывая на инструмент:

— А что, молотков у вас больше нет?

— А что такое молоток? — ответил столяр вопросом на вопрос.

Мюрто протянул руку к инструменту, который столяр отряхивал от пыли:

— Дай-ка посмотреть.

Столяр ревниво убрал инструмент:

— Осторожнее. Еще нажмешь на курок — голову продырявит гвоздем.

— Не бойся.

Риггс тоже подошел к столяру:

— А что это такое?

Толстяк, не выпуская инструмента из рук, объяснил:

— Это такой специальный автоматический молоток. Работает на аккумуляторной батарее. В любую доску можно гвоздь загнать.

Мюрто и Риггс с удивлением посмотрели на молоток.

— Ладно, посмотрели, хватит, — проворчал столяр.

Мюрто, озабоченно вытирая лоб, недовольно буркнул:

— Черт побери, даже в собственном доме не чувствуешь себя в безопасности.

— Идите отсюда, — прогнал их столяр. — Вы мне работать мешаете.

Мюрто пригрозил:

— Ладно, вот поймаю как-нибудь тебя на дороге и оштрафую.

Столяр скептически хмыкнул:

— А что, разве ты имеешь право?

Роджер не нашелся, что ответить, и только молча замахнулся на столяра помятым журналом-. Столяр снова приставил молоток к доске. Мюрто и Риггс спускались по лестнице под аккомпанемент загоняемых в доски с грохотом, словно при перестрелке, гвоздей.


В гостиной дома Мюрто перед телевизором собралась почти вся семья и Мартин Риггс. Ник и Мартин сидели на диване, положив ноги на журнальный столик. Роджер озабоченно возился с телевизором, поочередно нажимая кнопки на пульте управления, который он держал в руке, и на самом телевизоре.

Кэрри Мюрто спустилась по лестнице из своей комнаты на втором этаже и спросила:

— Ну что, скоро?

Триш вышла из кухни и сказала:

— Можешь садиться.

— А видеомагнитофон зачем включили?

— Чтобы записать и потом все время смотреть, — пояснила Триш.

Кэрри стала перелезать через перила лестницы.

— Кэрри, по ступенькам! — грозно напомнила Триш, подходя к дивану. — А ты, Ник, сними ноги со стола. Мартин, это относится и к тебе тоже.

Ник и Мартин сняли ноги со стола. В гостиную вошла Риэнн в сопровождении темнокожего молодого человека. Сидевший перед экраном Роджер недовольно пробурчал:

— Цвет плохой.

— Цвет хороший, — сказала Кэрри, усаживаясь в кресле.

— Я хочу, чтобы она была покрасивее, — сказал Роджер.

— Тогда выключь телевизор, — улыбаясь, посоветовал Ник.

Мюрто, не реагируя на шутку, раздраженно произнес:

— Речь, между прочим, идет о твоей сестре.

Ник показал язык Риэнн, которая ответила ему тем же. Риггс успокоил Роджера:

— Да все прекрасно.

— Да? — с сомнением спросил Мюрто.

— Да.

Мюрто обернулся и, увидев молодого человека, который присел позади дивана за спиной Риэнн, спросил:

— А ты кто такой? Я тебя знаю?

Молодой человек вскочил из-за дивана и с готовностью протянул руку Роджеру.

— Да, сэр, — сказал он с улыбкой. — Мы разговаривали с вами неделю назад. Помните?

— О чем? — не спеша фамильярничать, спросил Роджер.

— О вашей мастерской, сэр.

Риэнн пояснила:

— Папа, это же Джордж.

Джордж стал тянуть руку к Роджеру. Мюрто недовольно поморщился.

— Я что, сказал, что ты мне нравишься, Джордж? — скептически произнес он.

— Да, сэр, вы так сказали, — не моргнув глазом, сказал молодой человек.

Мюрто приказным тоном произнес:

— Тогда садись и сиди тихо.

Так и не дождавшись рукопожатия от отца Риэнн, Джордж снова сел за спинкой дивана. Мюрто остался сидеть на стуле возле телевизора. Он потянулся к тарелке, стоявшей на корпусе телевизора, и взял оттуда бутерброд. Он откусил большой кусок и стал жевать его, когда Риэнн спросила:

— Папа, что ты ешь?

— Бутерброд с тунцом, — сквозь набитый рот пробормотал Роджер.

— С тунцом?! — в один голос воскликнули Риэнн и Триш.

Мюрто едва не подавился бутербродом. С сомнением посмотрев на закуску, он проглотил кусок.

— Папа, нельзя есть тунца! — сказала Риэнн.

— Почему? — недоуменно спросил Роджер, не решаясь снова откусить кусок бутерброда.

— У нас бойкот, папа.

— Какой бойкот?

Риэнн принялась объяснять:

— Тунцы нападают на дельфинов, и после этого дельфины погибают.

— Лучше ешь бутерброды с ветчиной, — добавил Ник.

— Да-да, с ветчиной, Родж, — с улыбкой сказал Риггс. — Кому нужны эти поросята?

От смеха Риэнн всплеснула руками, задев ладонью за подбородок Мартина.

— Ой, простите! — воскликнула она.

Все громко расхохотались. Наконец шедший по восьмому каналу фильм ужасов под названием «Байки из склепа» закончился и на экране возникло улыбающееся лицо Риэнн.

— Смотрите, смотрите! — закричала она. — Уже началось!

— Наша дочь! — радостно воскликнул Роджер и положил назад на тарелку недоеденный бутерброд с мясом врага дельфинов.

Он с хватил пульт видеомагнитофона и нажал кнопку записи. Привлеченный шумом, в дом вошел столяр с банкой пива в руке. Он стал позади дивана и воззрился на экран.

— Смотрите, какая она красивая! — восторженно сказал Мюрто.

Риэнн в купальном костюме бежала по пляжу. К ней присоединился лежавший на песке молодой человек. Взявшись за руки, они побежали к воде. Пара обнялась, стоя у самой кромки воды. Губы юноши и девушки слились в поцелуе. Голос диктора за кадром произнес:

— Когда придет время и настанет тот самый момент, не забудьте — презервативы «Рамзее»!

Юноша и девушка на секунду повернулись к зрителям и дружно сказали:

— Мы не забываем!

— Да, презервативы «Рамзее»! — торжественно продолжил диктор. — Обеспечивают полную защиту от неприятностей!

Улыбка мгновенно сползла с лица Роджера Мюрто. Когда на экране появилось изображение упаковки презервативов, Роджер поднял руку и закрыл ладонью глаза сидевшей в кресле рядом с отцом Кэрри. Она вытянула шею и с любопытством смотрела на экран до тех пор, пока реклама не закончилась победно торжествующим кличем диктора:

— Презервативы «Рамзес»!

Мюрто наклонился к телевизору и выключил его. В доме воцарилась напряженная тишина. Риэнн по инерции продолжала улыбаться, но остальные уже почувствовали настроение главы семейства. Роджер, сидевший перед телеэкраном, не оборачиваясь, упавшим голосом сказал:

— Триш, уведи детей.

Кэрри с улыбкой закричала:

— Папа, нам про это в школе рассказывают!

Роджер едва не задохнулся от возмущения.

— Что? Где? В школе? Что рассказывают? — не находя нужных слов, воскликнул он. — Триш!

— Ну, папа! — умоляюще произнесла Кэрри.

Однако Триш уже поднялась с дивана и, обращаясь к

Нику и Кэрри, повелевающе сказала:

— Дети, наверх!

Прыская от смеха, Ник и Кэрри направились вверх по лестнице. Молчание нарушила Риэнн. Как ни в чем не бывало, она обратилась к Джорджу:

— По-моему, я какая-то толстая на экране. Нет?

Юноша улыбнулся:

— Ты мне нравишься, Риэнн.

Сумрачно сидевший Роджер произнес:

— Джордж!

— Что, сэр?

— Домой!

— Но, сэр…

— Джордж! — угрожающе повторил Мюрто. — У меня есть пистолет.

Джордж встал из-за дивана:

— Понял, сэр.

Он направился к двери. Риггс пожал плечами и обратился к Роджеру:

— Да что с тобой, Родж? Красивая же!

В разговор включился стоявший за диваном с банкой пина толстяк-столяр.

— Да, и мне тоже понравилось, — одобрительно сказал он. — Такая девка красивая, что сразу в аптеку бежать хочется.

Мюрто медленно повернулся и посмотрел на столяра таким уничтожающим взглядом, что толстяк понял все без слов. Он замялся, опустил голову и боком вышел на улицу мимо стоявшего в двери Джорджа. Риггс громко рассмеялся.

— Риэнн! — обратился он к девушке. — По-моему, здорово!

— Да?

— Правда, правда, — уверил ее Мартин. — Ты выглядела потрясающе!

— Тебе правда понравилось?

— Да.

Риггс подошел вместе с Риэнн к Джорджу, который переминался с ноги на ногу возле двери.

— Какое у нее будущее! Правда, Джордж? — обратился он к юноше.

Тот смущенно опустил глаза.

— Джордж уходит, — рассмеялась Риэнн. — Он боится папы.

Юноша кивнул.

— У мистера Мюрто есть пистолет, — сказал он.

Мартин засмеялся и хлопнул Джорджа по плечу:

— А ты не обращай внимания. Это револьвер устаревшей системы. К тому же он не умеет стрелять из него. Ладно, побудь здесь.

Джордж рассмеялся:

— Это смешно. Нет, я пойду домой. До свидания.

Я провожу тебя, — сказала Риэнн. — Хочешь пива?

— Да

— Я угощаю.

Закрывая дверь за Риэнн и Джорджем, Мартин протестующе замахал рукой:

— Нет-нет, это он должен угощать тебя пивом. И учти, Джордж — она еще несовершеннолетняя. Пока.

Он закрыл дверь и вернулся в гостиную. Роджер, засунув руки в карманы брюк, нервно мерял комнату шагами. Он на секунду повернулся к Риггсу и сокрушенно произнес:

— Вот увидишь, что завтра будет в участке! Ты же знаешь полицейских. Презервативы будут преследовать меня везде — в письмах, на столе, в кофе. Все будет усыпано презервативами! Ты мог сегодня промолчать? Так нет же, надо было всем раззвонить!

Не дожидаясь никакого ответа, он направился к выходу из комнаты. Риггс попытался успокоить напарника:

— Не бойся, Роджер, рано или поздно презервативы у них закончатся.

Смерив Мартина оскорбленным взглядом, Роджер вышел из гостиной. Когда он ушел, Мартин рассмеялся.


Первый секретарь генерального консульства Южно-Африканской республики в Лос-Анджелесе поздно вечером еще сидел в своем просторном рабочем кабинете. Арджен Радд ужинал на работе, чего с ним обычно не бывало. Но сложившаяся ситуация была экстраординарной. Радд был уже далеко не молодым, грузным человеком с морщинистым, покрытым сетью красных склеротических прожилок лицом. Он сидел за столом и без аппетита жевал салат из креветок. Иногда Радд поднимал голову и смотрел на встроенный в боковую стену кабинета огромный аквариум, в котором плавали экзотические океанические рыбы. Подсвеченный изнутри аквариум был единственным живым элементом весьма строгой обстановки в кабинете Радда. Кроме рабочего стола Радда и пары стульев, в этой узкой длинной комнате больше ничего не было. Закрывавший пол серый ковер был покрыт несколькими кусками прозрачного полиэтилена. Единственным источником света в кабинете в этот вечер была настольная лампа рядом с Раддом.

Радд был не один в кабинете. У двери прохаживался высокий худощавый мужчина с тонкими неприятными чертами лица — Питер Ван Ворстедт, сотрудник Радда.

В дверь постучали. Ван Ворстедт открыл дверь и впустил высокого блондина, который спасался от преследовавшей его полиции на красном «БМВ». Они поздоровались на африкансе.

— А, Ханс, как ты? — спросил Ван Ворстедт, доставая из кармана сигарету.

— Все нормально. Зажигалку? — предложил блондин.

— Да, спасибо.

Питер нагнулся, чтобы прикурить от зажигалки Ханса, но нс успел, Радд повелевающе окликнул их:

— Курить будете потом. Подойди сюда, Ханс.

Ханс приблизился к столу, за которым продолжал медленно есть салат первый секретарь консульства.

— Встань на пленку, — сказал Радд. — Я не хочу, чтобы испачкался ковер.

Ханс посмотрел под ноги и встал посреди пленки. Радд отодвинул тарелку и, вытирая губы, медленно произнес:

— Самое главное — с тобой все в порядке? Кости целы? Ты ничего себе не сломал?

Ханс смущенно покачал головой:

— Спасибо, мистер Радд.

— Значит, все хорошо? — на лице Радда промелькнула едва заметная улыбка.

— Да, все в порядке.

Baн Ворстедт подошел к столу и остановился по правую сторону от Радда, держа во рту незажженную сигарету.

— Ну, и хорошо, хорошо… — сказал Радд, словно собираясь с мыслями.

Ханс старался не смотреть в глаза босса. Тот наконец промолвил:

— Однако мы потеряли золотых монет больше чем на миллион долларов.

Ханс смущенно сказал:

— Простите, мистер Радд, но вы должны понять, что такое случается время от времени.

Радд сочувственно покивал головой:

— Да, ты не виноват. Как ты там сказал? Такое случается время от времени.

Он опустил глаза и тихо произнес:

— Питер.

Ван Ворстедт мгновенно выхватил из-под пиджака пистолет с глушителем па стволе и выстрелил в Ханса. Пуля пробила лоб. Блондин, нелепо взмахнув руками, рухнул на покрытый полиэтиленовой пленкой пол.

Радд поднял глаза, посмотрел на труп и потянулся за бокалом вина, стоявшим на краю стола. Питер подошел к трупу и начал заворачивать его в пленку.

— Теперь я понимаю, какой смысл вы вкладываете в слова «теплый прием», — сказал он.

Радд отпил вина и медленно сказал:

— Некоторые полицейские в этом городе стали ужасно мешать мне.

Ван Ворстедт закончил возиться с пленкой и наконец прикурил.

— Я знаю, — сказал он, выпустив струю дыма.

— И как ты собираешься разобраться с ними?

— Их надо напугать. Насколько я знаю из своего опыта, напуганный полицейский гораздо полезнее мертвого полицейского.

Он стал отворачивать глушитель со ствола пистолета. Радд кивнул головой:

— Хорошо, действуй. Только учти — у нас мало времени.

— Не волнуйтесь, сэр, я все сделаю.

Радд допил вино, поставил бокал и полез в ящик стола. Он достал оттуда кожаную папку и раскрыл ее.

— В таком случае, посмотри на это, — обратился он к Питеру.

Тот подошел к столу, спрятал пистолет под пиджак и взял папку.

— Это полицейский, который командовал операцией, — сказал Радд.

С фотографии на Ван Ворстедта смотрело лицо Роджера Мюрто. Здесь же, на нескольких листах бумаги, были приведены сведения о Мюрто.

— Черт! — сказал Питер. — Это же кафр! Прекрасно!

После работы Роджер и Триш Мюрто заглянули к Риггсу. Триш, как и любая другая женщина на ее месте, сразу же принялась пилить Мартина за беспорядок в домике. Мартин, как мог, отшучивался. В конце концов Триш не выдержала и провела легкую уборку в комнате. Риггс тем временем отправился на кухню готовить себе ужин.

Он открыл две банки консервов и наполнил их содержимым большую кастрюлю с водой. Поставив все это на плиту, Мартин принялся за приправы. Триш вошла в кухню и села за стол с ручкой и несколькими листками бумаги. Она писала что-то на листках, пока Риггс ковырялся в как попало разбросанных по всей кухне банках.

— Мартин, — закончив писать, сказала Триш, — я здесь расписала по дням недели, что нужно делать в доме.

— Хорошо, — пробормотал Риггс, роясь в банках, — спасибо.

Триш повернулась к нему и показала золотую ручку, которой она писала:

— Кстати, это твое?

— Что?

— Ручка. Я нашла ее в одной из твоих старых рубашек.

Мартин оторвался от приправ и странно посмотрел на протянутую Триш ручку. Он взял ее в руку и повертел перед глазами:

— А, спасибо. Я все время теряю эту золотую ручку.

Он задумчиво положил ее в нагрудный карман и снова начал возиться с банками. Триш почувствовала перемену в настроении Мартина и с тревогой спросила:

— Что-то не так?

Риггс махнул рукой:

— Нет, все в порядке. Просто эта чертова ручка…

Он достал из холодильника овощи, сполоснул их под струей воды и, разложив на столе, начал крошить и сыпать в кастрюлю. Наступила небольшая пауза, которую нарушила Триш:

— Так что ты хотел сказать про ручку?

— Да так, — неохотно сказал Риггс. — Она мне кое-что напомнила.

— Что напомнила?

— Напомнила ту ночь, когда погибла Вики.

Триш почувствовала неловкость за свое любопытство:

— Прости, я не хотела.

Мартин улыбнулся.

— Да ничего страшного, — успокоил он Триш. — Мы ведь с тобой об это никогда не говорили. Правда?

Она кивнула головой. Риггс стал рассказывать, продолжая рубить овощи:

— Мы в тот день договорились встретиться вечером после работы и вместе поужинать в ресторане. Знаешь, такой романтический вечер — столик на двоих, свечи, вино и тому подобное. А у меня, как назло, была масса работы, я замотался и забыл про все это. Просто вылетело из памяти. Она ждала меня в ресторане где-то около часа, а потом решила поехать домой одна.

Он немного помолчал. Триш не перебивала.

— Ну, вот. Я приехал домой. Там никого не было. Я так ни о чем и не вспомнил, завалился спать, потому что ужасно устал. В полночь стал трезвонить телефон. Я еле встал, поднял трубку. Мне сказали, что она погибла в автомобильной катастрофе.

Мартин снова помолчал, вспоминая события того вечера.

— Если бы я был за рулем, наверное, все было бы в порядке. Да, так вот. Помню, я упал на колени и начал дрожать всем телом. Меня трясло несколько минут. И вдруг я понял, что начинаю сходить с ума, просто сходить с ума. Я упал на бок и лежал на полу в гостиной. Лежу и вдруг вижу — под диваном лежит эта золотая ручка. Представляешь — в такую минуту думать о ручке! Это подарок одного моего друга по Вьетнаму, очень дорогая для меня штука. Я ее два месяца искал, не знал, куда она подевалась. Хм… — почесал он в затылке. — Действительно жалко было…

Нарубив целую груду овощей, Мартин ссыпал их в кастрюлю, помешал ложкой и присел рядом с Триш.

— Она ведь не слишком любила заниматься домашним хозяйством… — продолжил он. — И вдруг какой-то внутренний голос мне говорит… Знаешь, как инструктор в армии — «Встать! Немедленно!» Я внутренне сопротивлялся, но подчинился, встал, оделся, поехал в больницу, опознал ее в морге и расписался в журнале своей золотой ручкой.

В кухню вошел Роджер. Он был без пиджака, в одной рубашке, с кобурой для пистолета под мышкой. Он открыл холодильник и стал копаться там в поисках кока-колы. Мюрто не слышал, о чем говорил Риггс. До него долетела только последняя фраза.

— Золотой ручкой? — переспросил он, открывая банку. — Слушай, там Триш нашла какую-то золотую ручку. Это твоя?

Триш и Мартин переглянулись и загадочно улыбнулись друг другу.

Вечер принес прохладу. Мартин сидел на берегу океана, задумчиво глядя на разбивавшиеся о берег волны. Он набросил на плечи куртку и временами, при сильных порывах ветра, придерживал ее одной рукой у горла. В другой руке он держал банку пива, периодически отпивая из нее. Рядом на камнях присел Сэм.

Риггс потрепал собаку по спине и сказал, глядя на волны:

— Смотри, Сэм, смотри вокруг. Когда-нибудь все это будет твоим. Да, у тебя будет хороший пляж, хорошая сука, много щенков. Ты будешь счастлив и весел.

Он замолчал, думая о своем. Спустя минуту Мартин повернулся к собаке и хлопнул Сэма ладонью по спине:

— Тебе разве не говорили, что нельзя сидеть на холодных камнях? Так и простатит заработать можно. Пошли лучше телевизор посмотрим.

Риггс поднялся и направился к дому. Сэм побежал следом за ним. Они вошли в домик. Мартин закрыл за Сэмом дверь, уселся на диван и стал нажимать на кнопки пульта, переключая программы. Наконец, после многочисленных шоу и говорящих голов, он нашел старую комедию серии «Три простака» с участием трех знаменитых комиков шестидесятых годов. Комедия пинков и затрещин — это было именно то, что сейчас требовалось Риггсу, чтобы прогнать нахлынувшие воспоминания.

В эту ночь Роджер Мюрто спал плохо. То ли виной тому было понизившееся атмосферное давление, толи что-то иное, но среди ночи Роджер тяжело поднялся и вытер вспотевший лоб. Он решил выпить воды и направился в ванную. Однако, не успев пройти и двух шагов, Роджер заметил перед собой несколько выросших словно из-под земли теней. Он едва не закричал, но чьи-то цепкие руки обхватили его сзади, а появившийся перед ним человек в облегающем черном трико и маске на лице залепил рот Мюрто широкой клейкой лентой. Роджера повалили на кровать и стали связывать руки той же лентой. Проснувшуюся от шума Триш ждала та же участь. Роджера и его жену спеленали по рукам и ногам, превратив в беспомощных мумий. Они извивались на кровати, мыча от ужаса. Один из одетых в черное наклонился над Роджером, направив ему в лицо слепящий луч галогенного фонарика. Мюрто стал отчаянно барахтаться.

— Тихо! — сказал человек.

Роджер затих, с ужасом ожидая худшего.

— Ты, наверное, думаешь сейчас о своих детях? — с акцентом сказал человек. — Ты думаешь — что с ними сделали? На твоем месте я бы уже с ума сошел, я бы уже просто ошизел! Тебе интересно, что мы с ними сделали?

Пытаясь закричать, Мюрто стал дергаться и мычать.

— Лучше дай волю своему воображению! — рассмеялся человек. — Это просто предупреждение. После этого начнется кровь. Лучше скажи своим людям, чтобы они не лезли в наши дела, понял? Не будь умным кафром.

Человек выключил фонарик и повернулся к своим:

— Ладно, пошли.

Четыре тени так же бесшумно, как появились, исчезли за окном спальни. Лишь ветер шевелил занавески на окнах.

Роджер, извиваясь всем телом, попытался подняться на кровати. Внезапно дверь спальни распахнулась и в комнату вбежали Ник и Риэнн.

— Мама, папа, что случилось? — закричала Риэнн, включив свет.

Она подбежала к связанным родителям:

— С вами все в порядке?

Из глаз Триш катились слезы.

Риггс и Мюрто шли по коридору полицейского участка. Мартин возбужденно размахивал руками:

— И ты не видел их лиц?

Мюрто махнул рукой:

— Я же тебе говорю — они все были в масках.

— Ну, хорошо, — не унимался Мартин. — А голос? Ты слышал, как они разговаривали?

Мюрто с сомнением почесал затылок:

— У этого сумасшедшего ублюдка, который со мной разговаривал, был какой-то странный акцент — не немецкий, не британский, а какой-то другой, странный. Я такого не знаю. Он какой-то горловой, противный.

Риггс возбужденно воскликнул:

— Может быть, такой, как мы тогда слышали по рации?

Мюрто задумчиво остановился.

— Да, когда мы гнались за этими засранцами, они очень похоже переговаривались! — сказал он.

Напарники подошли к двери отдела по расследованию убийств. Риггс снял с себя куртку и бросил на стул.

— Ладно, ты Триш и детей увез?

— Да, к ее сестре.

Риггс обратился ко всем полицейским, которые находились в отделе:

— Эй, послушайте!

Полицейские оторвались от своих занятий и подняли головы.

— Все знают, что случилось с Роджером ночью?

Они стали кивать головами.

— Будьте очень осторожны! Максимально осторожны! Это было только предупреждение!

Сержант Джерри Коллинз обратился к Мюрто, который присел на краешек стола:

— Роджер, ты не забыл — мы завтра играем в покер. Собираемся у меня.

— Отлично! И учти — на этот раз я выиграю.

Полицейские вернулись к своим делам. В отделе зазвонил телефон. Мюрто поднял трубку:

— Да, капитан, сейчас будем у вас.

Мюрто и Риггс вошли в кабинет начальника отдела и уселись на диван перед столом, за которым сидел капитан Мэрфи. Риггс достал сигарету и собрался прикурить.

— Ребята, у меня есть для вас специальное задание, — сказал Мэрфи. — Это парень по имени Гетц. Лео Гетц. Вам нужно будет охранять его. Вы будете его няньками до тех пор, пока не придет особое распоряжение из Вашингтона.

Риггс опустил зажигалку и спросил:

— Сколько это?

Мэрфи покопался в какой-то папке, взглянул на бумага и сказал:

— Не знаю. Дня два-три. Этот Гетц — будущий свидетель. Наркотики, отмывание денег и прочее.

В кабинет зашел высокий темнокожий полицейский в

штатском.

— Да, Уилли, я сейчас приду, — сказал ему Мэрфи.

Риггс закурил и состроил недовольную мину. Когда

Уилли вышел, капитан внимательно посмотрел на сидевших с кислыми лицами напарников и настойчиво сказал:

— Это не дерьмовое задание.

— Дерьмовое, — сказал Мартин, выпуская облако дыма.

— Дерьмовое, дерьмовое, — подтвердил Мюрто.

Мэрфи закашлялся от дыма, заполнившего весь кабинет, и снова сказал:

— Не дерьмовое.

— Дерьмовое! — в один голос сказали Риггс и Мюрто.

— Не дерьмовое, — повторил капитан и, снова поперхнувшись дымом, рявкнул: — Заткнитесь!

Они затихли, демонстративно отвернувшись в разные стороны, словно незаслуженно обиженные дети.

— Но почему мы? — спросил Мюрто.

— Потому что вы — самые опытные и квалифицированные сотрудники отдела, — объяснил Мэрфи. — К тому же, после вчерашних событий, я думаю, вам надо отдохнуть и собраться с мыслями.

— Я сам разберусь с тем, что было вчера, — буркнул Мюрто.

Риггс, уже смирившись с неизбежностью присмотра за каким-то там свидетелем, спросил:

— А что нам делать с этим парнем?

Мэрфи пожал плечами:

— Откуда я знаю? Отвезите его в Диснейленд, если хотите.

Риггс злобно сплюнул.

— Это вонючая работа, вонючая, — выругался он.

Мэрфи устало посмотрел на Мартина.

— Мне глубоко плевать на это, Риггс, — сказал он. — Я потому и дожил до седин, что научился говорить — мне глубоко плевать!

Разговор подошел к концу. Мюрто неохотно поднялся с дивана и направился к двери. Мэрфи вырвал листок из блокнота и протянул его дымившему сигаретой Риггсу:

— Здесь адрес. Это отель «Карлтон». И имейте в виду — все расходы оплачивает министерство юстиции, так что можете не стесняться.

Риггс взял бумажку, мельком взглянул на нее и пошел вслед за напарником. Когда они были в дверях, Мэрфи окликнул Мартина:

— Эй, Риггс!

Дымя сигаретой, Мартин обернулся:

— Да?

Мэрфи взял стоявшую у него на столе табличку и бросил ее Риггсу:

— Прочти, что там написано.

Мартин равнодушно посмотрел на табличку, ткнул пальцем в рисунок, изображавший перечеркнутую сигарету, на двери кабинета и сказал:

— То же самое, что и здесь.

Он бросил назад табличку и с ухмылкой сказал:

— Но мне глубоко плевать!

Риггс развернулся и покинул кабинет, напоследок выпустив струю дыма. Мэрфи тяжело вздохнул. Задержавшийся в дверях Мюрто обернулся и развел руками:

— А мне с ним каждый день в машине ездить приходится!

Мэрфи устало потер лоб.

По коридору отеля «Карлтон» не спеша шел официант в форменной одежде. Он толкал перед собой тележку, на которой стояло несколько блюд, накрытых сверкающими никелированными крышками. Ему навстречу из другого коридора вышел молодой лысоватый мужчина в строгом костюме.

— Простите, — обратился он к официанту. — В какой номер этот заказ?

— В шестьсот двенадцатый.

Риггс вслед за Мюрто шагал по коридору отеля «Карлтон». Пройдя почти половину седьмого этажа, напарники наконец остановились перед дверью, на которой сверкали медью цифры 612.

— Шестьсот двенадцатый, — сказал Мюрто, глянув на листок бумаги, который он держал в руке. — Здесь.

Риггс стал громко стучать в дверь. Мюрто также не остался в стороне и ударил кулаком по стойке. Маленький человечек в длинном, до пят, коричневом халате с красным воротником и подкладкой, подошел к двери с обратной стороны и, приподнявшись на цыпочках, заглянул в глазок.

— Кто там? — спросил он.

— Открывай, полиция, — грубо сказал Риггс.

Человек недоверчиво спросил:

— А откуда я знаю, что вы из полиции?

Риггс стукнул ногой в дверь и сказал:

— Я вот сейчас всажу тебе пулю в лоб, потом ты ее вытащишь и осмотришь.

Человек пожал плечами и открыл дверь. Риггс вошел в номер и, не обращая внимания на засуетившегося под ногами человечка, стал осматривать комнату.

— Ну, что, почему ты не спрашиваешь, где наши документы? — бросил Риггс через плечо.

— Вы так все объяснили, — пожал плечами человечек. — Я только хотел…

— Заткнись! — оборвал его Мартин.

— О’кей, о’кей, — человечек поднял руки вверх и с улыбкой сказал: — Хороший полицейский и плохой полицейский.

Под хорошим полицейским он имел в виду молча ходившего по комнате Мюрто.

— Заткнись! — сказал Мюрто.

— О’кей, о’кей, — засмеялся человечек, — понял, понял. Плохой полицейский и плохой полицейский. Ясно, ясно, я все про вас теперь знаю.

Риггс обошел весь номер и, убедившись в том, что все в порядке, остановился перед человечком.

— Ты — Лео Гетц? — он ткнул пальцем в грудь Лео.

Тот стал энергично кивать головой.

— Да, это мое имя. Мой девиз — могу достать для вас все, что захотите.

Мюрто, уперев руки в бока, подошел к Гетцу и без особых церемоний представился:

— Сержант Мюрто, — затем кивнул на Мартина и сказал: — сержант Риггс.

Гетц расплылся в улыбке и довольно потер руки.

— Очень приятно познакомиться, — сказал он. — Как мы будем обращаться друг к другу?

Мартин холодно посмотрел на Лео и повторил:

— Сержант Мюрто, сержант Риггс.

Мюрто встал перед Гетцем так, что из-под распахнутого пиджака были видны висевший на поясе полицейский значок и кобура под мышкой.

— Мы будем жить здесь несколько дней, Лео, — сказал он.

— О’кей, — сказал Гетц и потянулся рукой к кобуре, из которой торчала ручка старомодного шестизарядного револьвера. — Это что, «Смит-Энд-Вессон»?

Мюрто грубо схватил его за руку и вывернул запястье. Лео вскрикнул от боли и сказал:

— О’кей, о’кей. Я просто думал, что такие уже давно не используются.

Манера разговора Лео Гетца напоминала стрельбу из пулемета. Он словно выпаливал слова, при этом активно помогая себя руками. Роджер милостиво отпустил его ладонь. Лео обиженно посмотрел на Мюрто и повернулся к Риггсу, который стоял напротив Роджера.

— Небось дети уже из автоматических пистолетов стреляют, — сказал Гетц.

Его внимание привлек торчавший у Риггса из-за пояса автоматический пистолет. Он попытался дотронуться до него со словами:

— А у тебя автоматический? «Беретта», да?

Риггс, не заботясь о приличиях, небрежно ткнул ладонью по скуле Гетца.

— Да не трогай ты! — сказал он грубо.

Лео едва устоял на ногах.

— О’кей, о’кей! — закричал он.

Лео поправил волосы и воротничок халата и обиженно сказал:

— Ребята, вы точно полицейские? Обращайтесь со мной повежливее. Я же все-таки свидетель, главный свидетель.

Мюрто прервал поток слов, лившихся из Лео, заткнув ему ладонью рот. Риггс поднял руку и показал на соседнюю комнату.

— Мы будем жить там, — холодно сказал он.

Мюрто убрал руку со рта Лео, и тот снова начал было тараторить:

— Там вообще-то лежат мои вещи…

Полицейские пристально посмотрели на Гетца.

— Ну… и… — замялся он, потом согласно кивнул головой и поднял руки. — О’кей, о’кей. Это ваша комната. Я забираю свои вещи и переселяюсь в комнату поменьше. Я здесь самый маленький, поэтому я буду жить в самой маленькой комнате. О’кей? Ну, вот и хорошо. Договорились!

К нему снова вернулось хорошее настроение и Лео ласково потрепал по щекам Риггса и Мюрто, которые сумрачно смотрели на него.

— Ну, улыбайтесь! Что вы такие серьезные? Веселее надо жить!

Возможно, Гетца ожидал бы еще один неприятный сюрприз в виде увесистого тумака, но в этот момент в дверь постучали. Лео рванулся к выходу:

— Я открою.

Однако Риггс придержал его рукой:

— Отойди.

Мартин и Роджер направились к двери, приготовившись, в случае необходимости, использовать оружие. Лео остался стоять посреди комнаты.

— Да это просто обслуживание. Я себе завтрак заказал. Ребята, вы есть хотите? — стал тараторить он. — Здесь можно заказать все, что угодно. Хотите? Вот, смотрите, на мне халат. Чистый шелк. Заказывайте. Все бесплатно!

Мюрто остановился у двери и, обернувшись к Лео, сказал:

— Это не бесплатно.

Лео замахал руками:

— Бесплатно. Министерство платит!

— Это деньги налогоплательщиков, — упрямо повторил Мюрто.

Ему не удалось убедить Гетца в своей правоте.

— Да какая разница, — сказал Лео и махнул рукой. — Да ну вас!

Риггс осторожно открыл дверь. На пороге стоял высокий молодой официант в форменной одежде с начинающей исчезать шевелюрой. Он держал перед собой тележку, на которой стояли накрытые никелированными крышками блюда.

— Доброе утро, джентльмены! — поздоровался он.

Риггс отошел от двери и спрятал пистолет, который он держал за спиной. Официант вместе с тележкой вошел в комнату.

— Подожди-ка, — сказал Мюрто.

Он снял крышку с блюда и попробовал хрустящего свежеподжаренного картофеля. Риггс также не стал дожидаться приглашения и отправил в рот несколько золотистых полосок. Лео протестующе замахал руками.

— Эй, эй, ребята! — возмущенно завопил он. — Я это для себя заказывал! Если вам нужно, сами себе заказывайте! Черт побери, это мое!

Риггс показал рукой официанту, чтобы тот подкатил тележку стоявшему у окна Лео. Тот все еще не мог успокоиться.

— Сами себе заказывайте, нечего мое поедать, — обиженно бубнил он.

Официант подкатил к нему тележку. Лео поднял крышку одного из блюд и с удивлением сказал:

— Я, между прочим, гамбургер не заказывал.

Официант нагнулся и достал спрятанный под крышкой тележки пистолет с глушителем. Однако Лео успел заметить оружие, бросил крышку и схватил руку с пистолетом, задрав ее вверх. Раздался выстрел, с потолка посыпалась штукатурка. Спокойно жевавший картошку Риггс заорал:

— Пистолет!

Мюрто выхватил револьвер. Но Риггс уже бросился на барахтавшихся возле окна Гетца и официанта. Он снес обоих вместе с тележкой.

— Мартин! — закричал Мюрто. — Осторожно, там окно!

Но было уже поздно. Риггс, Гетц, официант и тележка вылетели в окно, которое вдребезги рассыпалось. Мюрто в ужасе закрыл глаза рукой:

— О, нет!

Он подбежал к разбитому окну и посмотрел вниз.

Риггсу, как всегда, повезло. Под окнами отеля в этом месте было небольшое кафе, возле бассейна. Немногочисленные посетители кафе, привстав со своих мест, с изумлением наблюдали за тем, как в разбитое окно номера на седьмом этаже вылетели три человека и тележка с тарелками. Пролетев полтора десятка метров, они упали в бассейн, окатив бортики водой.

Мюрто облегченно вздохнул, высунувшись из окна. Сообразив, что на этом все еще не закончено, Роджер бросился к двери.

Упавшая в воду небольшая скатерть, которой была накрыта тележка, мешала Риггсу задержать фальшивого официанта. Мартин наконец вынырнул вместе с человеком, чья голова была облеплена мокрой скатертью. Будучи в полной уверенности, что это преступник, Риггс принялся дубасить его кулаками по голове. Вдоволь размяв руки, Мартин стащил материю с головы своего противника и увидел, что под скатертью был Лео Гетц. Из носа его текла кровь.

— О, черт! — выругался Риггс. — А где же тот сукин сын?

Он повернул голову и увидел, как человек в одежде официанта выбирается с помощью посетителей кафе через бортик.

— Эй, — закричал Риггс, — держите его! Остановите его!

Преступник вылез из воды, оттолкнул недоуменно смотревших на него людей и бросился бежать. Мартин поплыл к бортику, но Лео схватил его сзади за куртку и истошно завопил:

— Нет! Не бросай меня! Я не умею плавать!

Мартин беспомощно посмотрел на убегавшего преступника и подал руку Лео:

— Ладно, ладно, держу тебя.

Он дал Лео уцепиться себе за шею и медленно поплыл к бортику. Гетц дрожал от боли и страха.

— Хорошо, успокойся, — сказал Мартин, цепляясь руками за бортик бассейна. — Все, приплыли.

Лео все еще держал его за шею. Риггс обернулся и крикнул:

— Да слезай же с меня!

Они стали выбираться из воды. Расталкивая сгрудившихся у бортика посетителей кафе, к Мартину и Лео бежал с револьвером в руке Мюрто.

— Разойдитесь, полиция! — кричал он.

Его пропустили к усевшимся на бортике Лео и Риггсу, которые, тяжело дыша, отряхивались от воды.

— С тобой вес в порядке? — крикнул Мюрто.

Он подбежал к Мартину и ощупал его плечи. Риггс, хватая ртом воздух, поднял голову и возбужденно сказал:

— Ты где был? Ты — мой напарник или кто?

Держась рукой за разбитый нос, Лео воскликнул:

— Да, ты почему за ним не прыгнул?!

Мюрто махнул рукой, показывая на окна номера 612:

— Это же седьмой этаж!

Лео плаксиво сказал, тыча пальцем в Риггса:

— Он меня ударил.

Мюрто отмахнулся от него:

— Ну и хорошо.

Тяжело дыша, Риггс обратился к Гетцу:

— Слушай, Лео, он так хотел убить тебя, что полез в лапы к полицейским. Ты — свидетель. А что ты видел — какое-нибудь убийство или еще что-то такое?

Гетц небрежно махнул рукой:

— Да ничего особенного.

Однако полицейские не сводили с него глаз. Лео понял, что отпираться нет смысла, и сказал:

— О’кей, о’кей. Я всего лишь отмыл примерно полмиллиарда долларов торговцам наркотиков.

— Полмиллиарда? — в один голос сказали полицейские. — Здорово!

— Ну, взял у них немножко для себя. Думал — кто там будет пересчитывать? Такие деньги… — он поднял голову. — Ребята, у меня кровь идет из носа.

— Заткнись ты, — махнул рукой Мюрто.

— Ребята, вы должны обо мне заботиться, между прочим, — ныл Лео.

— Заткнись! — снова одновременно рявкнули оба.


Ван Ворстедт стоял в кабинете Радда. Тот взбешенно вскочил со своего места.

— Значит, Гетц ушел? — кричал он. — Я приказал убрать его, а он жив! Теперь он в руках полиции!

Ван Ворстедт стал озабоченно смотреть себе под ноги, вертя головой.

— Что ты делаешь? — спросил Радд.

— О, я просто смотрю, нет ли под ногами пленки.


Полицейские и Гетц сидели дома у Мюрто. Роджер копался в холодильнике в поисках какой-нибудь пищи. После отъезда Триш с этим в доме было негусто. Лео и Мартин сидели за столом на кухне. Риггс набивал патронами обойму пистолета.

— О’кей, о’кей, — тараторил Гетц. — Допустим, ты — торговец наркотиками. Я работаю в банке. Тебе нужно отмыть деньги. Что ты делаешь?

Мартин пожал плечами:

— Я приношу их тебе.

— Нет, он приносит, — Лео показал на Мюрто.

Роджер обнаружил в холодильнике тарелку спагетти, достал ее и вместе с открытой банкой томатного соуса поставил на стол. Он присел на стул и недоуменно спросил:

— Не понял — почему я?

— Хорошо, хорошо, — сказал Лео. — Ты — курьер. Ты работаешь на него.

— А я — торговец наркотиками, — сказал Риггс, откладывая в сторону обойму и принимаясь за спагетти, которые Роджер полил соусом.

Мюрто и Риггс стали есть спагетти вилками из одной большой миски. Лео недоуменно посмотрел на них и сказал:

— Ребята, у вас в доме тарелки есть?

Не обращая внимания на это замечание, полицейские продолжали поглощать макароны. Лео махнул рукой и продолжил:

— Ладно, короче говоря, я принимаю наличные и кладу их на счет несуществующей компании, — затем он обратился к Мюрто: — Ты получаешь чек на его имя, — показал он на Риггса. — Понятно?

— Ну, дальше что?

— Да, минус небольшие комиссионные на мое имя, — добавил Лео.

— И сколько? — поинтересовался Мюрто.

Лео небрежно махнул рукой:

— Ерунда, два процента.

Мюрто понимающе кивнул головой:

— При таких суммах? Понятно, Лео. Доходный бизнес, а?

— Да, — согласился Гетц. — Ну вот. Сержант Риггс возвращает мне чек как залог под заем. Но, получив заем, он не возвращает мне деньги.

— Почему? — спросил Риггс, заканчивая есть.

— Как почему? Это же очень просто! Как вы не понимаете? — искренне удивился Лео. — Это же твои деньги, притом, чистые, отмытые.

Мюрто и Риггс обменялись недоумевающими взглядами.

— Я вижу, у вас, полицейских, плоховато с мозгами, — сказал Лео. — Ну, ладно, теперь самое главное. Ты еще имеешь право на сокращение налогов, потому что ты взял взаймы. А? Каково? Правда, я гений?

Он радостно засмеялся, ожидая достойной оценки его изобретения.

— Мошенник, — коротко выразился Мюрто.

— Жулик, — добавил Риггс.

Лео вскочил с места и, размахивая руками, воскликнул:

— Да ладно! Все вокруг немножко мошенники. Вы на Пентагон посмотрите. Что, я не прав?

Мюрто и Риггс переглянулись. Риггс после некоторого раздумья кивнул головой. Лео направился в ванную комнату рядом с кухней и стал рыться в своих вещах, подыскивая рубашку для Риггса взамен мокрой, которая сушилась в ванной.

— Ладно, мистер большая шишка, — уже более миролюбиво сказал Роджер. — Почему же ты в таком случае полиции сдался?

Лео ответил из ванной:

— Я же столько месяцев стриг этих торговцев наркотиками. Все время немножко денег припрятывал.

— Как?

— Это было просто, — объяснил Гетц. — Столько денег наличными, миллионы долларов. Все это в мелких купюрах. Я думал — кто заметит, что там не хватает десяти тысяч долларов, двадцати?..

— Торговцы наркотиками, — уверенно сказал Риггс.

— Да, — согласился Лео, направляясь к Мартину с шелковой рубашкой ярко-малинового цвета. — Они заметили. Вот почему я теперь живу на чемоданах. Даже в гостинице на казенные деньги пожить не удалось, пришлось у вас поселиться.

Он подошел к Мартину и протянул ему свою рубашку. Тот встал, снял с себя халат Роджера, в котором он сидел, и примерил рубашку. Рукава пришлись ровно по локоть.

— Великовата, а? — расхохотался Мюрто.

Риггс и в самом деле выглядел нелепо. Однако Лео не обращал внимания на критику.

— Ничего, — сказал он. — Зато ткань какая!

— Маловата, Лерой, — кисло сказал Риггс.

— Не Лерой, а Лео, — поправил его Гетц. — Ладно, если хочешь, я подарю тебе другую рубашку.

Риггс снял рубашку и протянул ее Лео.

— Ты мне лучше расскажи про этих торговцев наркотиками. Кого ты из них в лицо знаешь? — спросил Риггс.

— Да я их не знаю, — развел руками Лео. — Я видел только курьеров.

Мартин направился в ванную.

— Слушай, Роджер, а куда Триш мои вещи после стирки положила? — крикнул он.

— Там, в углу.

Мартин порылся в вещах и выбрал себе подходящую одежду. Он вышел из ванны в кухню и снова спросил:

— Лео, так ты только курьеров видел, и больше никого и ничего?

— Ну, конечно, — развел руками Гетц. — Никаких имен.

Полицейские скептически посмотрели на него. Лео поморщил лоб и поднял палец:

— Минутку, минутку. О кей, о кей. Меня повезли за город, туда, где холмы. Там стоял такой большой дом на стальной опоре. В этом доме со мной поговорили — ну, чтобы проверить, гожусь ли я для этой работы. И там был тип по имени… э-э… Ханс! Вспомнил! Ханс!

Глаза Риггса загорелись хищным огнем. Он наклонился к Лео и возбужденно спросил:

— А ты можешь показать нам это место?

В разговор вмешался Мюрто:

— Мы не имеем права, Мартин. Нам ведь нужно охранять его. Мы отвечаем за его безопасность.

— Но это нам не помешает! — горячо сказал Риггс.

— Помешает.

— Да брось ты, Роджер!

Лео запрыгал на месте, радостно крича:

— Я знаю адрес, знаю!

— Давай поедем, Родж! Мы тут совсем скиснем от скуки!

— Да нельзя же, нельзя, — упорствовал Мюрто.

— Поехали, Роджер, поехали! У нас будет отличная пара. Ты — черный, я — сумасшедший! — кричал Риггс.

Он поспешно застегнул рубашку и стал засовывать пистолет за пояс.

— Кончай, Мартин, — неуверенно сказал Мюрто и стал надевать свой пиджак.

Лео захлопал в ладоши:

— Слушайте, ребята, поскольку мы вместе едем на задание, можно мне пистолет?

— Нет! — в один голос рявкнули Риггс и Мюрто.

— Уй! — испуганно произнес Гетц.

Он снова поднял голову и пощупал пальцами свой нос.

— У меня все еще кровь течет, наверное, — сказал он. — Сильно болит.

Риггс подошел к Лео.

— Мне очень жаль твой нос, — сказал он, глядя в ноздри.

Внезапно Мартин прищемил нос Лео пальцами. Тот закричал и оттолкнул Риггса, который вместе с Мюрто шутливо бросился бежать к двери.


«Линкольн» Мюрто, потрепанный в предыдущих поездках на задания, медленно ехал по неширокой извилистой дороге среди холмов к северу от Лос-Анджелеса. Сбоку, среди деревьев, виднелся какой-то большой дом. На дороге у обочины сотрудник дорожной службы поднимал на грузовичок с гидравлической платформой автомобиль какой-то гражданки, которая шумно протестовала против такого нарушения ее прав.

— Вы не имеете права! Это мой автомобиль? Почему вы увозите его?

Сотрудник терпеливо объяснял, какие правила она нарушила и почему дорожная служба имеет право временно конфисковать машину.

— Кажется, здесь! — воскликнул сидевший на заднем сиденье машины Лео. — 9856. Точно, это здание! Похоже…

— Уже в седьмой раз похоже, — пробурчал Мюрто.

— Нет, точно здесь! Девятка! Я помню девятку!

Мюрто остановил машину и вышел на дорогу вместе с

Риггсом.

— Ребята, а мне можно с вами? — жалобно попросил Гетц.

— Сиди в машине! — приказал Мюрто.

Водитель машины дорожной службы, скептически взглянув на разбитые фары и помятый капот «линкольна», лишенного к тому же бампера, едко заметил:

— Красивая машина.

Мюрто сделал вид, что не слышал этих обидных слов, и направился за Риггсом, который подошел ближе к дому. Это было архисовременное строение застекленной почти целиком стеной. Стальную веранду поддерживала закрепленная в камне скалы под домом толстая стальная опора. Такой дом стоил не меньше миллиона долларов.

— Чувствуешь, чем пахнет? — сказал Риггс, улыбаясь.

Мюрто кивнул головой:

— Чувствую. Вонь чувствуя).

Мартин направился в обход дома.

— Эй, Риггс! — окликнул его Мюрто. — Ты куда?

— Хочу посмотреть в окошки. Я же любопытный.

Он осторожно подошел к окну и заглянул внутрь:

— Есть!


В большой светлой комнате три человека пересчитывали купюры. Среди них был и Ларс — именно он выдавал себя за официанта в отеле «Карлтон». Деньги складывали в большой бумажный мешок.

Внезапно какая-то фигура возникла на веранде. Ларс остался стоять возле мешка, а двое других вышли на веранду через широкую стеклянную дверь.

Навстречу им, беззаботно насвистывая, шагал Риггс. На плече он держал огромный сачок с толстой стальной ручкой, в руке — пластиковое ведро.

— Эй! Ты кто такой! — окликнули Риггса.

Он весело улыбнулся.

— Ребята, где здесь бассейн? — спросил он как ни в чем не бывало.

— Здесь нет никакого бассейна.

— Я что, по-вашему, сумасшедший? Здесь должен быть бассейн.

— Убирайся отсюда! Нет здесь никакого бассейна!

— Ах, нет? Что же, я зря сачок брал?

С этими словами он бросил ведро, ударил одного из своих противников тяжелой стальной ручкой сачка, другому этот самый сачок надел на голову и швырнул его к стене. Пока не успел прийти в себя первый, Мартин толкнул в угол и его. Риггс вытащил у обоих из-под пиджака пистолеты и выбросил один вниз. Второй направил на приходящих в себя противников, достал из кармана наручники и швырнул на пол.

— Надевайте на себя наручники! — приказал он.

Они надели наручники. Риггс собрался направиться в дом, как раздалось несколько выстрелов. Пули пробили оконное стекло, просвистев над головой Мартина. Чтобы не оставаться мишенью для Ларса, Риггс метнулся в сторону, но не рассчитал и едва не’ упал с веранды. Ему удалось зацепиться руками за перила веранды. Мюрто, ожидавший напарника внизу, схватился за голову:

— О, черт, только не это! Опять!

Он выхватил револьвер и бросился на выручку Риггсу. На первом этаже дома никого не было. Роджер открыл стеклянную дверь и побежал наверх по лестнице. Ларс выстрелом из пистолета вышиб стекло на веранде и, схватив мешок с наличностью, бросился бежать.

Мюрто выскочил на веранду и заорал:

— Риггс, ты где?

— Здесь! — откликнулся Мартин, отчаянно цепляясь за перила.

Мюрто подбежал к прижавшимся к стене разоруженным противникам, руки которых были скованы наручниками.

— Не двигаться, лежать! — крикнул Мюрто, бросаясь к Риггсу.

Он помог напарнику выбраться наверх.

— Мартин, с тобой все в порядке?

Риггс выдернул из-за пояса свой пистолет и бросился бежать вниз по лестнице.

— Ты куда? — крикнул Мюрто.

— Побудь здесь!


Ларс с мешком денег в одной руке и пистолетом в другой выскочил на улицу и подбежал к водителю машины дорожной службы, который закончил погрузку на гидравлическую платформу автомобиля провинившейся гражданки. Угрожая пистолетом, Ларс отшвырнул водителя в сторону и влез в кабину.

— Эй, что вы делаете?! — возмущенно закричал шофер.

Ларс направил на него пистолет. Водитель умолк, лишь наблюдая, как преступник нажал педаль газа и автомобиль рванул с места.

Риггс выскочил из дома и успел прыгнуть на прицепленный к платформе автомобиль. Из «лйнкольна» Мюрто выскочил бывший свидетелем этой сцены Лео Гетц и, отчаянно размахивая руками, бросился в дом. В дверях он столкнулся с Рождером.

— Сержант Мюрто! — завопил Лео. — Сержант Риггс уехал с ним!

— Поехали! — крикнул Мюрто и бросился к машине.

Лео продолжал размахивать руками, крича что-то нечленораздельное. Мюрто сел за руль и заорал на Гетца:

— А ты что здесь делаешь? Тебе же сказали — сиди в машине! Быстро садись!

Мюрто завел двигатель. Лео обежал вокруг автомобиля, крича на стоявших впереди:

— Разойдитесь, это полиция! С дороги!

Он уселся рядом с Мюрто. Автомобиль рванулся в погоню. Мюрто включил сирену.

— Быстрее, быстрее! — командовал Гетц. — Мы должны догнать их!


По крыше стоявшего передними колесами на платформе автомобиля Мартин добрался до кабины грузовичка. Держась одной рукой за кронштейн зеркала заднего вида, он достал пистолет и постучал стволом по заднему стеклу:

— Привет, болван!

Ларс, не подозревавший о том, что рядом с ним находится полицейский, обернулся и резко вывернул руль. Мартин едва не упал с машины. Он повис над дорогой, уцепившись рукой за кронштейн. Однако пистолет Риггс выронил. «Беретта» упала на дорогу. Мартин подтянулся и попытался поставить ноги на платформу, однако Ларс выхватил пистолет и, почти не оборачиваясь, чтобы следить за дорогой, выстрелил несколько раз в заднее стекло, пытаясь попасть в Риггса. Мартину пришлось снова повиснуть над дорогой. Летевшие навстречу машины уворачивались, чтобы не задеть человека, который отчаянно старался удержаться на кабине грузовичка. В обойме у Ларса кончились патроны и он швырнул уже ненужный пистолет на сиденье.

«Линкольн» Мюрто резко затормозил. Роджер заметил лежащий на асфальте пистолет Риггса. Лео выскочил из машины, подобрал пистолет и осторожно понес его в руках, словно горячий пирог.

— Давай быстрее! — крикнул Роджер.

Лео подал ему пистолет и уселся в машину. С завыванием сирены автомобиль рванулся по извилистой дороге.

— Ну, быстрее, быстрее! Что так медленно? — снова начал лопотать Гетц.

— Заткнись, Лео!


Риггс выбрался на крышу кабины грузовичка и пытался рукой, за неимением оружия, помешать Ларсу. Тот резко нажал на педаль тормоза и Мартин скатился по капоту вниз. Он смог удержаться, зацепившись руками за бампер. Грузовичок снова набрал скорость. Ларс услышал за спиной вой полицейской сирены. «Линкольн» Мюрто нагонял преступника, заставляя встречные автомобили прижиматься к обочине.

Навстречу грузовичку, на бампере которого повис Риггс, из-за поворота выскочил джип, на крыше которого было уложено несколько досок для виндсерфинга.

— О, черт! — воскликнул Ларс и затормозил.

Риггс скатился на землю. Несшаяся сзади машина Мюрто врезалась в машину на платформе грузовичка. Автомобиль сорвался с креплений и словно птица взмыл с платформы, послужившей трамплином.

Лежавший на асфальте Риггс увидел над собой днище падающего автомобиля и быстро откатился в сторону. Машина грохнулась на то место, где он только что лежал. Прокатившись по инерции несколько метров, она врезалась в уже тормозивший джип. Одна из досок для виндсерфинга сорвалась с кабины и словно метательный снаряд полетела в сторону грузовичка. Ларс успел только закрыться рукой. Доска разнесла лобовое стекло и размозжила голову Ларса. Водитель джипа, который отделался только шишкой на лбу, с ужасом наблюдал за происходящим.

Из-за поворота выехали две полицейские патрульные машины. Они остановились у места происшествия. Из кабин выскочили вооруженные полицейские и подбежали к Риггсу, который, с трудом поднявшись, достал полицейский значок.

— Ситуация под контролем, — прохрипел он, пытаясь отдышаться. — Я из полиции.

Он подошел к грузовичку и открыл дверцу. Зрелище, которое он увидел, заставило его зажмуриться и отвести глаза в сторону.

Роджер и Лео с трудом выбрались из вновь пострадавшего «линкольна».

— Я же говорил тебе — осторожнее! — кричал Гетц.

Мюрто чуть ли не в истерике завопил:

— Заткнись ты, Лео! Заткнись! Только и можешь что болтать! Сиди в машине!

Лео возмущенно крикнул, выходя из кабины:

— Что значит — сиди? Я тебе, что, собака?


В доме на холмах кипела работа. Несколько вооруженных людей перетаскивали увесистые ящики. Занятые своим делом, они не заметили, как по лестнице на второй этаж к ним вплотную подобрались около десятка полицейских во главе с Риггсом и Мюрто. Они выскочили из своей засады и направили пистолеты на вооруженных людей.

— Не двигаться! — закричал Риггс. — Всем — руки за голову! Быстро!

Полицейские, заполнившие комнату, стали выдергивать оружие из-под пиджаков задержанных. Некоторые из них стали сопротивляться.

— Ребята, чем вы здесь занимаетесь, черт побери? — возбужденно воскликнул Риггс. — Может, нам пару минут времени уделите?

На лестнице с третьего этажа появились Радд и Ван Ворстедт.

— Что здесь происходит? — крикнул Радд.

Риггс перевел пистолет на него и крикнул:

— Замри, засранец! А теперь — медленно спускайся сюда и ни слова больше! У меня сегодня — очень неудачный день! И руки подними, чтобы я видел!

Радд и Ван Ворстедт, приподняв руки, стали медленно спускаться вниз.

— Тише, офицер! — сказал Радд. — Я не вооружен. Я не буду сопротивляться.

Он подошел к Риггсу и сказал, обращаясь к своим людям:

— Все в порядке, господа. Отдайте им оружие. Делайте то, что я сказал.

Прекратив сопротивление, они повиновались. Риггс обыскал Радда, который с угрозой в голосе сказал:

— Вы даже не представляете себе, что вы делаете, офицер.

Убедившись в том, что у Радда оружия нет, Мартин сунул свой пистолет за пояс и произнес:

— Вы за нас не волнуйтесь. Все-таки мы полицейские. Это наша работа. Мы так себе на жизнь зарабатываем. Ты кто такой?

— Меня зовут Арджен Радд. Я — первый секретарь генерального консульства Южно-Африканской республики.

Риггс повернулся к Мюрто и с улыбкой сказал:

— Южная Африка, Родж. Родина крюгеррандов.

— Да, — кивнул головой Мюрто.

— Эти господа также работают в нашем консульстве, — продолжил Радд, обводя рукой комнату. — Хотите посмотреть документы?

Не дожидаясь ответа, Радд полез во внутренний карман пиджака. Привыкший за время службы к разным неожиданностям Риггс мгновенно выхватил пистолет:

— Не двигаться!

Мартин поднес пистолет к лицу Радда.

— Не нужно так делать, — тихо сказал он и достал документы из кармана пиджака Радда.

Остальные документы собрал Мюрто.

— Спокойнее, господа, — сказал он. — Мы несем за все полную ответственность. Я — сержант Мюрто, это — сержант Риггс.

— Риггс? Мартин Риггс? — удивленно спросил Ван Ворстедт.

— Да, — ответил Риггс. — А, что, мы знакомы? Тебя-то как зовут? Роджер, покажи его паспорт.

Мюрто перелистал несколько паспортов и раскрыл нужный.

— Питер Ван… Вор… Ворстедт, — с трудом выговорил Мартин. — Нет, я тебя не знаю. А твой паспорт где? — посмотрел он на Радда.

Роджер раскрыл паспорт.

— Арджен Радд, — прочитал Риггс. — Ариенц, значит. Это ты, точно.

Он повертел в руках паспорт и протянул его Радду.

— Настоящие документы, — сказал Риггс.

— Настоящие, — подтвердил Радд и спрятал паспорт в карман.

Мюрто небрежно бросил паспорт Ворстедту. Документы упали на пол. Скрипя зубами, тот наклонился за паспортом.

— По акту о дипломатических отношениях ни один дипломат не может быть задержан, как только станет известно, что он выполняет дипломатическое задание в стране пребывания, — с ухмылкой сказал Радд.

Риггс пожал плечами:

— Это верно.

— Возникла серьезная ситуация, господа, — победоносно сказал Радд. — Я с удовольствием сообщу об этом вашему государственному департаменту.

Мартин улыбнулся.

— Я весь дрожу от страха, — иронически сказал он. Затем голос его стал более серьезным. — Запомни, я все равно до тебя доберусь, рано или поздно.

Радд зловеще улыбнулся.

— Мой дорогой офицер, — сказал он, — вы даже не сможете оштрафовать меня за неправильную парковку автомобиля.

Риггс сжал губы.

— Так кто из нас после этого засранец? — с ухмылкой сказал Радд. — Эта земля принадлежит правительству Южно-Африканской республики. Вы не имеете права находиться здесь. Так что убирайтесь отсюда. Все.

Несколько секунд Радд сверлил взглядом Риггса. Тот выдержал его взгляд, а потом деловито сказал:

— О’кей. Ладно, пошли.

Полицейские, не сводя оружия с людей Радда, вышли из комнаты и стали спускаться вниз по лестнице. Они вышли во внутренний двор здания, где были припаркованы полицейские машины. Первым через решетчатую дверь вышел Риггс. Во двор въехала машина, в которой сидела очаровательная блондинка с короткой стрижкой. Риггс сразу же направился к ней.

— Мисс, пожалуйста, выйдите из машины, — сказал Мартин, открывая дверцу машины.

Она испуганно вышла из машины, выронив небольшой металлический чемоданчик, который держала в руках. Риггс нагнулся за чемоданчиком и ударился лбом о голову девушки, котопрая также пыталась поднять чемоданчик. Они рассмеялись. Риггс все-таки поднял чемоданчик. В этот момент следом за полицейскими на улицу вышел Радд. Он увидел чемоданчик в руках Риггса и закричал:

— Не открывать! Это дипломатический багаж! Согласно статье двадцать седьмой акта о дипломатических отношениях вы не имеете права вскрывать дипломатический багаж!

— Этот сукин сын серьезно говорит? — с улыбкой спросил Риггс девушку.

— Да, — сказала она.

— Это офицеры полиции, мисс Ван Ден Хаас. Они уже уезжают. Мисс Ван Ден Хаас — секретарша консульства, — обратился Радд к Риггсу. — Верните чемодан.

Риггс протянул чемодан девушке:

— Прошу прощения, мисс секретарша консульства.

— Там всего лишь бумажки, — словно извиняясь перед Риггсом, сказала она.

— Не разговаривать с ним! — крикнул Радд. — Идите сюда.

— Какой ужасный тип, — соболезнующе произнес Риггс. — Я не знаю, сколько он вам платит, но этого все равно мало.

Она опустила голову и вошла в дом. Радд закрыл за ней решетчатую дверь и смерил ненавидящим взглядом Риггса.

— Привыкай смотреть на мир через решетку! — крикнул ему Риггс.

Он подошел к машине и хотел ударить от злости кулаком по крыше «линкольна».

— Не надо! — умоляюще воскликнул Мюрто.

Когда Мартин отвернулся, Мюрто заботливо погладил крышу машины.

Полицейские вернулись в участок.

— Тот же самый треугольник, — объяснил Мартин капитану Мэрфи.

Мюрто и Гетц шли по коридору следом за Мэрфи и Риггсом.

— Какой треугольник? — спросил Мэрфи недоумевающим тоном.

— Как и раньше. Оттуда, из Африки, везли рабов и слоновую кость, деньги переправляли в Европу. Теперь

— наркотики в обмен на доллары…

— Ну, не знаю, — недовольно сказал Мэрфи. — Я знаю только, что у меня в морге лежит этот южноафриканец и вместо головы у него — доска для виндсерфинга. Завтра нас будет пинать в задницу госдепартамент, а сейчас я должен откладывать все свои дела и сочинять извинения перед южно-африканским консульством.

— Извинения?! — возмущенно заорал Риггс. — Да они там полные засранцы, жулики!

Мэрфи остановился и повернулся к полицейским.

— Какая разница? — воскликнул капитан. — Они дипломаты, они обладают дипломатической неприкосновенностью! Мы ничего не можем сделать с ними! Мы не можем арестовать, мы не можем преследовать по закону! Это понятно.

Риггс и Мюрто промолчали, а высунувшийся из-за спины Мюрто Лео понимающе закивал головой и сказал:

— Да, капитан.

— Это еще кто такой? — удивленно спросил Мэрфи.

Риггс и Мюрто отвели глаза в сторону.

— Лео Гетц, — с готовностью протянул он руку. — Очень приятно познакомиться.

Мэрфи озабоченно потер лоб.

— Лео? Лео Гетц? Боже мой! Вы взяли с собой на задержание гражданское лицо, которое вы, к тому же, должны охранять?! — заорал он.

Мюрто попытался справиться с ситуацией.

— Заткнись, Лео! — сквозь зубы прошипел он.

Однако Лео протолкался вперед и замахал руками перед Мэрфи:

— Ничего, ничего! Я обычно сижу в машине.

Мэрфи едва не задохнулся от возмущения:

— Обычно?! Обычно?!

Он повернулся и зашагал по коридору, отчаянно ругаясь. Лео побежал за ним.

— Да, и вы очень ошибаетесь в них! — тараторил Гетц. — Они отличные полицейские!

Мюрто догнал его и схватил за шиворот:

— Пошли, Лео.

— Я вам еще вот что скажу, — кричал Лео в спину капитану. — Там, в отеле, этот, из машины, на меня с пистолетом напал…

Мэрфи отмахнулся и сказал:

— Мне глубоко плевать!

Мюрто оттащил Гетца, который с недоумением спросил:

— Что он сказал?

— Мне глубоко плевать! — в один голос ответили Риггс и Мюрто.


Несколько полицейских, прикрываясь газетами, сидели на рабочем столе Мюрто в отделе по расследованию убийств. Увидев приближающегося Мюрто, они заговорщицки переглянулись:

— Тихо, тихо!

Роджер вошел в кабинет и направился к своему столу.

— Эй, вы что здесь делаете? — воскликнул он. — Это мой стол. Давайте отсюда.

Пряча улыбки, они разошлись. Роджер увидел стоявшее на столе развесистое дерево из надутых презервативов. По отделу прокатился хохот.

— Да, да, очень смешно! — передразнил давившихся от смеха полицейских Мюрто.

Он хмуро уселся за свой стол.

— Ребята, наверное, весь недельный запас пожертвовали, — сказал, хохоча, Риггс.

— Да пошел ты! — отмахнулся Роджер.

— Ну конечно, ты же слишком стар для этого!

Сержант Джозеф Рагуччи извиняющимся тоном произнес:

— Ну, если не нравится, обменять можно.

Полицейские снова расхохотались. Мюрто сидел несколько секунд насупившись, но наконец не выдержал и расхохотался вместе со всеми.


«Мерседес» южно-африканского консульства остановился перед небольшим двухэтажным домиком в тихом районе Лос-Анджелеса. Был поздний вечер. Радд вышел из машины и подал руку мисс Ван Ден Хаас. Она вышла из «мерседеса» и поблагодарила:

— Спасибо, мистер Радд.

Радд попытался удержать ее руку в более нежном рукопожатии, но девушка опустила глаза и направилась к дому. Радд пошел за ней:

— Минутку, мисс Ван Ден Хаас.

Она остановилась и обернулась.

— Надеюсь, вы поняли, что произошло сегодня? — сказал Радд, подходя к ней.

— Я не делала никаких выводов, мистер Радд, — смущенно сказала она. — Может быть, вы объясните мне?

— Политика нашего правительства сейчас не очень популярна здесь, в Америке. А полицейский департамент этого города часто незаконно преследует нас. Они берут на работу черных… Они ненавидят нас. Особенно они ненавидят меня. Они уже давно преследуют меня…

Радд потянулся рукой к щеке девушки. Она опустила голову и тихо сказала:

— Спокойной ночи, мистер Радд.

Девушка торопливо покинула Радда. Он проводил ее сожалеющим взглядом и вернулся к «мерседесу», рядом с которым стоял Ван Ворстедт.

— Все это уже слишком далеко зашло, — сказал Радд недовольно. — Мы слишком много теряем. Деньги придется увезти за один раз.

Ван Ворстедт покачал головой:

— На этот раз нам не хватит дипломатического багажа.

— Это уже моя забота, — отрезал Радд. — Вы должны разобраться с полицейскими. Я вижу, что предупреждение не сработало.

Они уселись в машину. «Мерседес» плавно покатился по улице.


Потрепанный «линкольн» Мюрто стоял у маленького придорожного кафе с одним окошком. Сидевший за рулем Мюрто нетерпеливо заорал на болтавшего с официанткой Лео:

— Садись!

— Иду, иду! — крикнул Гетц, продолжая трепаться.

— Ну, быстрее!

Лео наконец взял пакет с бутербродами и сел в машину.

— Дай сюда, — сказал сидевший рядом с Роджером Риггс и забрал пакет.

Он покопался в пакете:

— Так. Кому бутерброд с ветчиной?

— Мне, — сказал Мюрто.

— А где мой бутерброд с бифштексом? — нетерпеливо сказал Гетц.

— Держи.

Лео поднес бутерброд ко рту, намереваясь откусить его, но, внимательнее присмотревшись, воскликнул:

— Это же не бифштекс, а тунец! Я ненавижу тунца! Я отказываюсь есть тунца!

— Ну и не ешь, — равнодушно отозвался Мюрто,

— Что ж, нам вернуться что ли? — сказал Риггс.

— Я не буду возвращаться! — заявил Мюрто безапелляционным тоном. — Так что заткнись, Лео!

Пробормотав еще что-то, Лео бросил бутерброд в окно и нервно сказал:

— Хотите, я дам вам бесплатный совет, ребята? Никогда не покупайте из машины. Всегда выходите к стойке. Знаете почему? Я вам сейчас все объясню. Они все мечтают надуть вас, поиметь, если вы сидите в машине. Потому что вы точно не вернетесь, даже когда поймете, что вас надули.

Он всплеснул руками и стал возбужденно причитать:

— Ну, конечно, кому хуже всех? Естественно, Лео Гетцу! А мне плевать! Я все равно не буду это есть! Никогда!

— Заткнись! — в две глотки рявкнули Риггс и Мюрто.


После традиционного утреннего тенниса Радд выезжал на своем «мерседесе» со двора здания на холмах. Подождав, пока откроются ворота, Радд нажал на газ и едва не врезался в перегородивший ему дорогу грузовичок. Сидевший за рулем грузовичка Мартин Риггс широко улыбнулся и развел руками.

«Мерседес» Радда подъехал к перекрестку. Он остановился на красный свет. Радд повернул голову в сторону тротуара и увидел рядом со своим автомобилем все тот же грузовичок. Риггс пристально посмотрел на Радда. Южно-африканский дипломат не выдержал и нажал на педаль газа. «Мерседес» рванулся через перекресток, едва не сбив нескольких пешеходов. Проезжавшие с другой стороны перекрестка машины ударились бамперами. На перекрестке возникла пробка.

Радд подъезжал к зданию консульства, которое располагалось на оживленной улице в центре города. Здание было окружено большой группой демонстрантов, которые с плакатами в руках скандировали: «Нет — апартеиду! Один человек — один голос!»

«Мерседес» остановился перед въездными воротами. Пока полицейский, сидевший за воротами в застекленной кабине, открывал двери, машина стояла на улице в плотном кольце демонстрантов. Один из них подошел к автомобилю и опустил плакат, который закрывал его лицо. Радд увидел перед собой Мартина Риггса. Тот нагнулся к закрытому стеклу и внимательно посмотрел на Радда. Наконец ворота открылись и Радд въехал в небольшой внутренний дворик.

— Доброе утро, мистер Радд! — приветствовал его полицейский.

Радд открыл окно и мрачно сказал:

— Уберите их.

— Сейчас.

Полицейский вышел на улицу и крикнул:

— Прошу прощения, но вам придется перейти на другую сторону улицы!

Стоявший перед ним Риггс достал из кармана полицейский значок.

— Понял, — полисмен поднял руки и отошел от Риггса.


Мисс Ван Ден Хаас положила на стол перед только что вошедшим в кабинет Раддом несколько бумаг:

— Доброе утро, мистер Радд. Вот свежие факсы.

Он взял бумаги, но тут его внимание привлекло изображение на стоявшем рядом с письменным прибором небольшом мониторе. Телекамера, установленная на крыше консульства, была направлена на тротуар перед входом в консульство. Радд увидел лицо Мартина Риггса, который прикурил сигарету и весело помахал рукой в объектив.

Лицо Радда исказилось в злобной гримасе. Он повернул голову и заметил, что девушка также смотрела на монитор и в глазах ее читалось нечто большее, нежели простое любопытство. Она смущенно опустила глаза и быстро вышла из кабинета.


После психической атаки на Радда Мартин вернулся домой, где он оставил одного Лео. Сегодняшнюю ночь Гетц провел в домике Риггса.

Мартин вышел из грузовичка. К нему с радостным лаем бросился бродивший по берегу Сэм.

— Привет, Сэм! Тебя, что, из дома выгнали? Пойди укуси Лео.

Мартин открыл дверь и вошел в домик. Лео в повязанном на поясе фартуке пылесосил пол. Все вокруг было накрыто тряпками.

— Эй, ты что делаешь?

— Убираю этот свинарник.

— А мне нравится этот свинарник. Это мой дом, между прочим. Я так живу!

— Необязательно так жить! — заявил Лео. — Там ручка под холодильником валяется, на кухне скоро крысы заведутся…

В этот момент где-то поблизости зазвонил телефон.

— А где мой телефон? Где телевизор? — возмущенно сказал Мартин.

— Тихо, тихо, успокойся! Все на улице. Иди и собаку забери.

Лео вытолкал Риггса на улицу и запер дверь. Порывшись в вываленных наружу вещах, Мартин обнаружил все еще трезвонивший телефон и поднял трубку.

— Это я, Шапиро, — услышал он голос коллеги по отделу. — Мюрто тебе сегодня не звонил?

— Нет, а что случилось?

— Его нет на работе, а дома никто не отвечает.

— Хорошо, я съезжу к нему.

Грузовичок Риггса подъехал к дому Мюрто. Вместе с Мартином из кабины вышел Лео.

— В машину, быстро! — крикнул ему Мартин и направился к дому.

Лео сделал вид, что возвращается, но затем украдкой пошел за ним.

— Роджер! — крикнул Риггс, подходя к двери.

— Я здесь! — раздался откуда-то со второго этажа дома голос Мюрто.

Риггс достал из-за пояса пистолет.

— Главное — знать телефон вызова экстренной помощи — 911! — радостно воскликнул Лео из-за спины Мартина.

Риггс ударил ногой в дверь и направил пистолет в прихожую.

— О, боже мой! — напуганно закричал Лео и бросился бежать.

Риггс осторожно вошел в дом и крикнул:

— Где ты?

— Здесь, наверху!

Не опуская пистолета, Мартин стал подниматься вверх по лестнице. Затем он осторожно пошел по коридору второго этажа, заглядывая в каждую комнату.

— Родж!

— Я тут, — донесся голос из ванной комнаты.

Риггс с пистолетом выскочил из-за стены. Роджер поднял руки. Он сидел со спущенными брюками на унитазе, Риггс опустил пистолет и недоуменно произнес:

— Доброе утро.

Мюрто вытер испарину со лба и тихо сказал:

— Первый раз за двадцать лет никто не мешает. Сижу в туалете. Дети в дверь не стучат, жена не кричит «Давай быстрее!» Только я и мой журнал по рыбной ловле. Да…

— Это тот журнал, который чуть не выбросили тогда на помойку?

Мюрто кивнул. Журнал лежал у него на коленях. Риггс вошел в ванную и присел на раковину умывальника.

— Сижу, читаю, — продолжил Роджер. — Думаю о том, как отправлюсь на рыбалку в Мексиканский залив. И вдруг…

Он повернул висевший рядом с унитазом на стене рулон туалетной бумаги. Риггс увидел надпись на рулоне, сделанную черным фломастером: «Ба-бах, ты мертв!»

— О, боже мой! — облегченно застонал Мартин. — И это все? Как ты меня напугал!

— Напугал? Я сам боюсь…

— Ты давно здесь сидишь?

— Всю ночь. Я уже ног не чувствую. Я е знаю, смогу ли я…

Он попробовал пошевелиться.

— Сиди, не вставай, — сказал Риггс.

— Да я и не могу.

Риггс поднялся с умывальника и полез под унитаз.

— Сиди. Это, конечно, грязная работа, но кто-то же должен ее делать.

В этот момент в комнату заглянул Лео. Он недоуменно уставился на полицейских, но, увидев взгляд Риггса, все понял без слов.

— О’кей, о’кей, — сказал он и вышел из ванной.

Риггс просунул голову под унитаз и увидел небольшое взрывное устройство, присоединенное тонким проводком к фарфоровому основанию унитаза. Маленькая красная лампочка, мигавшая на устройстве, говорила о том, что оно приведено в боевую готовность.

— Ну, скажи мне, что я не сумасшедший, — с надеждой в голосе произнес Мюрто.

— Ты не сумасшедший, — Риггс вылез из-под унитаза. — Черт! Короче, если ты не будешь вставать, все будет в порядке.

— Ну, слава богу! — иронически сказал Мюрто. — А то я уже волновался.

— Я сейчас позову кого-нибудь, — сказал Мартин, направляясь к двери.

— Да ты что?

— Что?

— Как… ну… понимаешь… Все узнают, что я тут на унитазе… — нерешительно сказал Роджер.

— Я же должен вызвать саперов.

— Саперов? — удивленно спросил Мюрто. — Ладно, вызывай. Но, Мартин… Не говори с ними по открытой частоте.

— Хорошо, — сказал Риггс, выходя из ванной.

— Эй, эй, Риггс! — окликнул его Мюрто. — И постарайся без шума, ладно?

Риггс убедительно кивнул головой:

— Конечно. Никакого шума.

Он вышел из ванной.

Вокруг дома Мюрто собрались, похоже, все патрульные полицейские автомобили Западного Лос-Анджелеса, несколько пожарных машин, специальные саперные автомобили и огромное количество зевак. С завыванием прибывали машины «скорой помощи».

Проталкиваясь между полицейскими, пожарниками и сотрудниками саперного подразделения, в дом направилась миссис Джонсон. Ее встретила в дверях сержант Мейган Шапиро.

— Мне необходимо увидеть Мюрто, — сказала Джонсон.

— В этом нет необходимости, — сказала Шапиро, но, тем не менее, повела Джонсон наверх. — Я знаю, вы психиатр, но там не очень красивая картинка.

— Я помогала полицейским в самых разных ситуациях, — уверенно сказала Джонсон. — Поверьте, там нет ничего такого, с чем я не могла бы справиться.

Они подошли к двери в ванную. Джонсон заглянула в комнату. На унитазе сидел, прикрывшись одеялом, Роджер Мюрто. Рядом с ним сидел с журналом в руках сержант Уайлер. Остолбенело посмотрев на Мюрто, мисс Джонсон попятилась назад. Мюрто приподнял одеяло и продемонстрировал психологу свое голое колено.

— Я ошибалась… — пробормотала Джонсон и повернулась, чтобы покинуть ванную.

Перед ней стоял Мартин Риггс. Он загнал зрачок правого глаза к самой переносице, потом хлопнул себя по щеке. Глаза выровнялись. Риггс, словно пациент психиатрической клиники, дебильно посмотрел на Джонсон. Она покачала головой.

— Я должна была догадаться, — сказала Джонсон. — Где один, там и другой.

Она направилась к выходу из дома. За ней бросился Лео:

— Эй, послушайте, вы психиатр? Меня такие сны иногда мучают…

В ванной сотрудники саперного подразделения снимали раковину с умывальника. Мюрто пытался слабо протестовать:

— Что вы делаете? Это же все совсем новое… Меня Триш убьет.

Шеф саперов стал выгонять всех посторонних из комнаты:

— Давайте-ка отсюда.

Вместе с Мюрто остался Риггс. Шеф саперов наклонился к усевшемуся на край ванны Мартину и внятно сказал:

— Ты тоже, Риггс.

Тот холодно отвел глаза, не реагируя на слова.

— Риггс, вон, — повторил сапер.

Риггс был непреклонен.

— Ну, ладно, — обратился шеф саперов к Роджеру. — Сержант, вы должны прыгнуть в ванну и накрыть голову одеялом. У вас хорошая чугунная ванна, она должна выдержать.

— Я не могу, — сказал Мюрто беспомощно.

В комнату вошли несколько саперов, которые стали возиться под унитазом, поливая взрывное устройство быстро испаряющимся газом.

— Он не сможет, — сказал Риггс. — Он уже ног не чувствует, потому что сидит здесь с ночи, часов двенадцать. Он встать не может, не то что прыгнуть.

Саперы надели на Мюрто толстый бронежилет.

— Ладно, — согласился шеф. — Тогда возьми это.

Он снял с себя бронежилет и протянул его Мартину.

Риггс стал надевать жилет на себя.

— Как там азот? — спросил шеф саперов.

— Почти готово.

Мюрто удивленно повернул голову, пытаясь разглядеть, чем занимаются саперы под унитазом. Один из них пояснил:

— Сержант, мы поливаем бомбу жидким азотом. Это даст вам одну-две секунды до взрыва.

— Одну-две секунды. Большое спасибо, — с горькой иронией произнес Роджер, покачав головой.

Саперы вылезли из-под унитаза:

— Все, готово. Туши свет.

Они направились к выходу. Шеф саперов положил руку на плечо Риггса:

— Удачи.

Риггс полез за пояс и достал пистолет.

— Слушай, у тебя пистолет есть? — спросил он шефа саперов.

— Да, «Смит-Энд-Вессон».

— Попробуй это, — : Риггс протянул ему свою «Беретту». — Я потом у тебя заберу;

— Хорошо.

Он взял пистолет и вышел из ванной. Риггс застегнул бронежилет и уселся на край ванны.

— Наконец-то мы одни, — сказал он, улыбаясь.

— Что же они бомбу в Духовку-то не засунули? — мрачно пошутил Роджер.

— Представляешь, какой бы был скандал, если бы Триш ее там обнаружила? — поддержал Риггс.

Они расхохотались. Мюрто покачал головой:

— Я умру у себя в туалете.

— Нет, такие, как ты, Роджер, в сортирах не умирают, — сказал Риггс. — И учти, я здесь не для того остался, чтобы умереть.

— Ну, ладно, давай, — произнес Мюрто.

— Хорошо, по счету три.

Они крепко сжали друг другу руки.

— На счет три прыгаем в ванну, — сказал Риггс. — Раз, два…

— Подожди, подожди! — воскликнул Мюрто.

— Что такое?

— Как это — по счету три? Раз, два, три или раз, два, три, пошел?

— Ну, не знаю, Родж. Твоя задница, ты и решай.

— Да, моя задница, — задумчиво сказал Мюрто. — Ладно, раз, два, три, и сразу прыгаем.

— Ну, что, давай.

— Мартин, Мартин! — торопливо сказал Мюрто.

Он посмотрел на напарника полными слез глазами. Риггс все понял без слов:

— Да, я знаю, знаю. Все может быть. Ладно, по счету три. Раз, два, три!

Мартин рванул на себя Роджера и они упали в ванну.

На втором этаже дома Мюрто раздался оглушительный взрыв. Спрятавшиеся за машинами пожарники, полицейские и саперы наблюдали за тем, как через рассыпавшееся вдребезги окно на улицу вылетел фарфоровый унитаз. Он пролетел несколько десятков метров и грохнулся на капот полицейской машины.

Как только утих грохот взрыва, Лео выскочил из-за машины и бросился бежать в дом.

Из усыпанной обломками ванны, откашливаясь от дыма и пыли, вылезли Риггс и Мюрто. При падении Мюрто оказался наверху. Со смехом освобождаясь от его объятий, Риггс сказал:

— Слезай с меня. Я не хочу, чтобы нас увидели в такой позе.


Сотрудник южно-африканского консульства показал рукой на стул рядом со своим столом в приемной:

— Пожалуйста, мистер Джонс. Чем я могу вам помочь?

Лео, назвавшийся этим именем, уселся за стол и нерешительно сказал:

— У меня возникла проблема. Очень деликатная проблема. Мой друг хочет эмигрировать в Южную Африку.

Сотрудник заинтересованно сказал:

— Разумеется, в таком случае я могу помочь вам.

Лео замялся:

— Я хочу, чтобы вы отговорили его.

— Почему? — недоумевающе спросил южноафриканец.

— Понимаете, сейчас не то время, — уклончиво сказал Лео. — Учитывая, какие там неприятности…

— В таком случае пригласите своего друга сюда, мы с ним побеседуем.

— А он уже здесь, — радостно сказал Лео. — Альфонс!

Из-за угла с проспектом южно-африканского консульства в руках вышел Роджер Мюрто. У южноафриканца отвисла челюсть. Выпучив глаза, он смотрел на подошедшего с лучезарной улыбкой на устах чернокожего посетителя.

— Здравствуйте! — радостно сказал Мюрто и протянул руку для приветствия.

Сотрудник консульства, словно не заметив протянутой ему руки, ошеломленно пробормотал:

— Очевидно, это какая-то ошибка.

— Что? — удивленно спросил Мюрто.

— Сэр, послушайтесь совета вашего друга, — сказал сотрудник. — Он верно говорит. Вы ведь не хотите поехать в Южную Африку?

— А почему нет? — развел руками Роджер.

— Потому что… потому что… вы… черный…

Лео посмотрел на Мюрто и с сожалением сказал:

— Да, действительно, ты черный, — он повернулся к южноафриканцу. — Он и правда черный.

— Ну, разумеется, я — черный! — воскликнул Мюрто.

— Вот потому я и хочу поехать к своим черным братьям, чтобы вместе бороться против тирании белого меньшинства, против фашистского режима.

— Да, да, — стал кивать головой Лео. — Фашистский режим!

— Один человек — один голос! — продолжал Мюрто.

— Да, один человек — один голос! — повторял за ним Гетц.

— Свободу Южной Африке, ты, сукин сын! — распаляясь, кричал Мюрто.

— Ты, сукин сын! — радостно вторил ему Лео.

Сотрудник консульства нервно дернул рукой, подзывая дежуривших в коридоре охранников.

—: Мне это надоело! — закричал он. — Уведите их!

К Гетцу и Мюрто подбежали двое охранников и стали хватать их за руки, чтобы вытащить наружу.

— Что такое? — заорал Роджер. — Не трогайте меня!

В коридор стали сбегаться другие сотрудники консульства. Один из них бросился к полицейскому у ворот и крикнул:

— У нас чрезвычайная ситуация! Закрывайте ворота и давайте сюда!

Полицейский нажал на кнопку автоматического закрывания решетчатых ворот и, не дожидаясь, пока они полностью закроются, побежал н консульство. В оставшуюся щель успел проскользнуть Риггс, который стоял на улице. Тем временем Лео и Роджер продолжали борьбу за права чернокожего населения Южной Африки.

— Свободу Южной Африке! — кричал Мюрто, отбиваясь от хватавших его за руки охранников. — Ну что, стрелять будете? Я не вооружен!

Воспользовавшись возникшей суматохой, Мартин прошел к лифту. Роджера и Лео кое-как вытолкали из дверей консульства на улицу. Стоявшая там с плакатами толпа демонстрантов с новой силой стала скандировать лозунги против апартеида.

Мартин вышел из лифта и направился по пустому коридору. Он дергал подряд все дверные ручки. Наконец одна из дверей открылась. Это был кабинет Радда. В комнате было пусто. Риггс осторожно вошел и направился к столу. Проходя мимо огромного аквариума, он постучал по стеклу. На столе, кроме небольшого блокнота, ничего не было. Мартин подергал ящики стола, которые оказались закрытыми.

В этот момент Мартин услышал, как на этаже открываются двери лифта. Кто-то шел по коридору. Риггс бросился к двери, но успел заметить, что на верхнем листике блокнота было что-то написано. Не тратя времени, Мартин оторвал листок и сунул его в карман. Он встал за дверью.

В открытый кабинет вошел Радд в сопровождении пятерых сотрудников консульства, среди которых был Ван Ворстедт.

— Вы полицию вызвали? — нервно сказал Радд. — Почему перед консульством людей больше, чем на центральном вокзале?

Когда они вошли в кабинет, Риггс закрыл за ними дверь. Южноафриканцы резко обернулись и потянулись за оружием.

— Подождите, джентльмены! — сказал Радд.

— Не нужно звать полицию, — с улыбкой сказал Риггс. — Я уже здесь!

— Я должен был догадаться, — процедил сквозь зубы Радд.

Риггс развел руками.

— Итак, раса господ, — иронически сказал Риггс.

— Надеюсь, вы понимаете, в какую историю вы угодили? — угрожающе сказал Радд.

— Да, я знаке, — произнес Мартин. — Вы всегда умеете выворачиваться.

— Господа, — холодно сказал Радд, — проводите офицера Риггса на улицу.

Двое охранников, которые стояли ближе всех к Риггсу, попытались схватить его за руки. Один из них получил от Риггса удар головой по переносице, другой — удар ногой в пах. Оба упали на пол, а Риггс мгновенно выхватил пистолет и направил его на остальных. Один из охранников попытался вытащить висевший на петле под полой пиджака небольшой автомат.

— Тихо, тихо! — крикнул ему Риггс. — Руки вытащи и пальчики убери. Покажи-ка мне свою пушку.

Тот повернул оружие к Риггсу. Это был автомат без приклада, с коротким стволом и небольшим магазином.

— Ничего у тебя штуковина. В нашей стране такое оружие считается незаконным. Его только «зеленым беретам» выдают. Ты где его взял? Из Южной Африки привез?

В этот момент Ворстедт сделал шаг в сторону. Риггс перевел на него пистолет и крикнул:

— Не двигаться!

Ворстедт помог подняться державшемуся за разбитый нос охраннику. Второй встал с пола сам. Риггс улыбнулся и сказал:

— Неужели вы обо мне не слышали? У меня такая дурацкая репутация — могу сойти с ума в любую минуту! Я могу с тобой договориться, ариец или как там тебя. Слушай меня. Ты собираешь свое барахло и к чертовой матери уматываешься из моей страны. Я ничего тебе не сделаю, оставлю тебя в покое. Но, если ты останешься, я тебя в задницу трахну, а твоими яйцами из рогатки стрелять буду!

Радд не моргнув глазом выслушал под прицелом пистолета это предупреждение и с угрозой в голосе тихо произнес:

— Убирайся отсюда, любитель черномазых.

Риггс щелкнул затвором. Радд нервно сглотнул слюну.

— Эники, беники… — с улыбкой вымолвил Мартин, направив пистолет на Радда. — Бум!

Он отвел пистолет в сторону и выстрелил в аквариум. Стекло с треском лопнуло и на пол хлынула вода вместе с экзотическими рыбками. Люди Радда шарахнулись в сторону.

— Прошу прощения, — с улыбкой сказал Риггс и спрятал пистолет.

— Поднимайте рыбок, быстрее! — закричал Радд.

Охранники бросились на пол, пытаясь схватить бившихся в луже воды рыб. Риггс спокойно повернулся к двери и удалился, напоследок помахав ручкой с ненавистью смотревшему на него секретарю консульства.

— Улыбайтесь! — воскликнул Риггс. — Сейчас из аппарата вылетит птичка!

Мартин вышел из лифта на первом этаже и едва не столкнулся с мисс Ван Дсн Хаас, которая несла в руке папку с бумагами.

— Здравствуйте, офицер, — сказала она.

— А, здравствуйте! Риггс, Мартин Риггс, — представился он.

— Что вы здесь делаете? — с легким недоумением в голосе спросила она.

— Э-э… — Риггс поначалу не нашелся, что ответить. — Я заходил поговорить с вашим боссом. Он мне своих рыбок показал.

Она засмеялась и вошла в лифт:

— До свидания, офицер Риггс.

Риггс, Гетц и Мюрто ехали в измятом «линкольне», обмениваясь впечатлениями по поводу посещения консульства. Гетц демонстрировал реакцию сотрудника посольства на появление Мюрто:

— Смотрите, смотрите… Но… но он черный! Он черный!

— Здорово вы поработали! — хохотал Мартин.

— А ты что-нибудь нашел? — спросил Мюрто.

— Я был в кабинете Радда, но ни черта там не обнаружил. А потом он сам пришел туда с целой армией. Вот, — протянул он Роджеру листок из блокнота. — Только имя какое-то записано. Альба Варден, четверг.

Мюрто глянул в бумажку и наморщил лоб:

— Альба Варден?

— Это, наверное, любовница Адольфа Гитлера, — выдвинул свою версию Лео.

— Та была Ева Браун, — опроверг его Риггс. — Может быть, у них в четверг свидание?

— Альба Варден… Альба Варден… — повторял Мюрто. — Знакомое имя…

Лео выглянул в окно и, увидев придорожное кафе, предложил:

— Давайте перекусим. Я угощаю.

— Договорились! — обрадованно воскликнули Риггс и Мюрто в один голос.

Роджер притормозил у кафе. Лео собрался выходить через дверцу со стороны проезжей части дороги.

— Эй, Лео, с другой стороны! — крикнул Мюрто.

— Да там же нет машин!

— С другой стороны, я сказал!

— А, ерунда! — сказал Лео, отмахнувшись.

Он открыл дверцу и собрался выйти из машины, держась за дверную ручку. В этот момент проезжавший мимо автомобиль снес открытую дверцу, которая с грохотом покатилась по асфальту. В руке Лео осталась ручка.

В машине воцарилось гробовое молчание. Мюрто повернулся к Лео и пронзил его испепеляющим взглядом. Лео, опустив глаза, протянул Роджеру ненужную уже ручку от дверцы.

Радд поднял блокнот, в котором не было первой страницы. Он внимательно посмотрел на чистые листы и крикнул:

— Ворстедт!

Тот поднялся с пола, положил трепыхающуюся в руках рыбку в банку с водой и повернулся к боссу:

— Да.

— Эти полицейские…


Мисс Ван Ден Хаас с корзинкой в руках ходила по большому торговому залу универсального магазина и выбирала овощи. Она потянулась за яблоком, затем стала выбирать подходящий кочан цветной капусты.

— Не нужно брать снизу. Там всегда лежат старые овощи.

Девушка подняла голову и увидела Мартина Риггса, который стоял рядом, широко улыбаясь.

— Офицер Риггс?

— Да, я ехал за вами от самого консульства.

— От самого консульства?

— Да, — смутился он. — Мне нужно было зубную щетку купить и отбивные.

Он показал рукой на торговый зал и спустя мгновение сказал уже более серьезно:

— Вообще-то, я хотел извиниться за то, что мы вас тогда напугали.

— Да, было столько оружия…

— Я прошу прощения, и спасибо вам.

— За что спасибо?

Риггс ответил вопросом на вопрос:

— Вы не очень любите своего босса? Ведь это так?

Она неопределенно пожала плечами и перешла к другой полке.

— Мне очень многое не нравится в моем боссе и в моей стране, но мне нравится моя работа. Она позволяет мне жить в Лос-Анджелесе.

Риггс изумленно посмотрел на девушку:

— Вам нравится этот город?

— Да, — искренне ответила она,

— Первый раз слышу. Кстати, я забыл ваше имя.

— Рика. Рика Ван Ден Хаас. Это голландское имя.

— Очень красивое имя, — улыбнулся Риггс.

Он заглянул в ее корзинку и, увидев кучу овощей и фруктов, рассмеялся:

— У вас дома кролик или вы сами будете есть это?

— Нет, это я см.

— Я мог бы предложить вам кое-что получше.

— А вы что, любите готовить? Как настоящий Ниро Вульф?

— Да, — самонадеянно заявил Риггс.

Рика задумчиво кивнула головой и пошла к выходу.

— Подождите, подождите, — воскликнул Мартин, пытаясь удержать ее за руку. — А вы не хотите поужинать со мной?

— Нет, благодарю, — она смущенно опустила глаза.

— Ну, почему? У меня хороший домик на берегу океана. Там такой шикарный закат!

— Нет, нет, спасибо.

— Хоть для разнообразия скажите «да», — он потащил ее за собой. — Договорились?

— Нет, нет, отпустите меня.

— Ну, поехали, — умоляюще сказал Мартин. — Я ужин приготовлю, у меня вино есть.

— Я не могу, — сопротивлялась она.

— Поедемте, — он решил прибегнуть к последнему средству, — а то я сейчас вас в неловкое положение поставлю. Хотите? Я скажу, что вы у меня яблоко украли.

Он стал тащить ее за корзину, громко говоря:

— Отдайте мою корзину, не то я полицию вызову.

Рика залилась краской от смущения и выпустила корзину из рук. Риггс высыпал все содержимое в первый попавшийся холодильник и потащил Рику к выходу.


Мартин и Рика стояли на берегу залитого предзакатным калифорнийским солнцем океана. Легкий прибой окатывал камни. Становилось прохладно, Мартин снял с себя куртку и накинув ее на плечи девушки.

— Весело тут у вас, наверное? — сказала она, не отрываясь от заката.

— Ну, насчет веселья не знаю, но зато здесь никто не мешает. И вид отсюда превосходный.

Риггс направился к дому.

— Честно говоря, я не очень умею готовить, — признался он. — У меня получается только чилли. Вы любите чилли с чесноком или без?

— С чесноком.

; — Отлично. В таком случае садитесь здесь и отдыхайте на солнце.

Он поправил стоявший возле двери лежак с матрацем. Рика устроилась на лежаке, подставив лицо лучам вечернего солнца. Риггс прошел в дом и открыл холодильник.

— Я наврал! — крикнул он Рике. — У меня нет вина, как оказалось. Пива хотите?

— С удовольствием.

— Очень хорошо.

Он достал из холодильника бутылку пива, взял со стола два стакана и открыл пробку зубами. Мартин вышел из домика, налил в стакан пива и протянул его девушке. Она внимательно посмотрела на руку Риггса и взяла стакан.

— В чем дело? — спросил Риггс, заметив, что Рика не пьет. — У вас, что, стакан грязный?

— Нет.

Она продолжала смотреть на руку Мартина. Он повертел ладонью.

— А-а, это обручальное кольцо, — догадался Риггс. — Когда-то я был женат.

— А сейчас — нет?

— Сейчас — нет, — задумчиво сказал он и направился к двери. — Я все-таки поставлю что-нибудь готовить.

— Радд прячется за своей дипломатической неприкосновенностью? — неожиданно спросила она.

— Что?

— Радд использует дипломатическую неприкосновенность как прикрытие? — повторила девушка.

Риггс повернулся к Рике и покачал головой:

— Он не очень хороший человек — ваш босс.

— Я не знаю, чем он занимается, но я не хочу, чтобы это сошло ему с рук, — серьезно сказала девушка.

Сержант Том Уайлер занимался у себя дома физическими упражнениями. Он повис, зацепившись носками ног, вниз головой на маленьком турнике в своей комнате, решив подкачать пресс. В этот момент дверь в комнату распахнулась и на пороге появился Питер Ван Ворстедт. Он держал в руке пистолет.

— Висишь, Уайлер? — грубо сказал он и прошел в комнату с направленным на Уайлера оружием.

— Кто ты такой, черт возьми?

Ворстедт уселся на диван и стал прикручивать глушитель к стволу.

— Ты небось думал, что это твой друг Мюрто? Скажи, Уайлер, ты часто видел, как умирают полицейские?

— Я сам полицейский.

— Ты был полицейским, — холодно сказал южноафриканец.

Он вытянул руку с пистолетом и нажал на курок. Пуля пробила Уайлеру лоб.


Сержант Мейган Шапиро после дежурства приехала домой и решила немного поплавать в домашнем бассейне. Она надела купальник и подошла к прикрепленной бортику доске. Мейган разбежалась и прыгнула на доску. В этот момент раздался взрыв. Тело убитой упало в воду, окрашивая се в красный цвет.


В доме Коллинза было светло. Несколько полицейских после службы собрались поиграть в покер. Они сидели за столом в гостиной, отхлебывая пиво из высоких стаканов.

— А гда Мюрто? — спросил Эдди Эстебан, раздавая карты.

— Наверное, он больше не хочет играть с нами, — сказал, улыбаясь, Коллинз. — Боится, что снова продует.

Он раздал карты и направился к холодильнику. Оглушительный взрыв потряс окрестности. Дом Коллинза охватило пламя.


В домике Риггса звучала негромкая музыка. Выключив свет, Мартин привлек к себе Рику и крепко обнял ее. Их губы слились в долгом крепком поцелуе. Мартин стал двигаться вместе с девушкой к постели, не отрывая губ. Она ударилась головой о дверь и вскрикнула. Оба засмеялись и, не слишком обращая внимания на мелкие неприятности, упали на постель. Их любовные ласки нарушила собака, которая лежала на подушке. Рика оторвалась на мгновение от своего приятного занятия и сказала Мартину:

— Он скулит.

Риггс столкнул пса с кровати:

— Сэм, иди погуляй.

Собака исчезла в специально проделанном для нее лазе в полу.

— Какой он милый, — прошептала девушка.

Мартин стал стаскивать с себя рубашку…


Капитан Мэрфи возбужденно ходил по отделу.

— Кого еще нет?

— Нет Эстебана, Рагуччи, Коллинза, — ответил сидевший у телефона сержант Кавано.

— Кого еще?

— Нет Риггса и Мюрто. Мюрто куда-то перевозил свидетеля и больше не звонил.

— А Риггс?

— Он тоже не звонил.

— Так надо найти их.

Кавано нервно вскочил.

— Капитан, мы потеряли Уайлера, Коллинза, Шапиро! — возбужденно заговорил он. — Что будет дальше?

Не терявший присутствия духа Мэрфи твердо сказал:

— Давайте сейчас будем думать о живых. О’кей? Кавано немного успокоился и сел на свое место.

— Прошу прощения, капитан.

Мэрфи подошел к телефону.

— Какой номер телефона Риггса?


В домике Риггса зазвонил телефон. Мартин, лежавший вместе с Рикой в постели, потянулся к трубке. Однако она, не выпуская Мартина из своих объятий, сбросила телефонный аппарат на пол.

— К черту телефон, — прошептала Рика и снова впилась губами в губы Мартина.

Телефон утих. Из дырки в полу вылез Сэм и снова начал скулить. Мартин нащупал под кроватью ботинок и бросил его в собаку. Сэм опять исчез в дыре.


Мюрто и Гетц сидели в маленьком номере дешевого мотеля. Теперь им приходилось каждый день менять местонахождение. Лео сидел перед телевизором с кипой бумаг в руках. Роджер, проголодавшийся за день, усиленно поглощал гамбургеры, запивая их «Фантой» из пластикового стаканчика.

— Из-за тебя я сегодня пропустил покер, — недовольно пробурчал Мюрто, проглотив очередной кусок. — Вот повезло!

Лео, не обращая внимания на жалобы сержанта, пролистав документы и сказал:

— Я смотрю — ты правильно заполняешь налоговые декларации. Да, все верно. Однако тебе не мешало бы немного подумать, на чем можно сэкономить деньги.

Лео подошел к столу, за которым сидел Роджер, и сунул ему иод нос одну из деклараций:

— Вот, например, твой катер…

Он не успел договорить, как вдруг Роджер воскликнул:

— Катер? Правильно, катер!! Лео, ты молодец! Собирайся! Поехали!

Мюрто вскочил и стал торопливо вытирать руки салфеткой.

— Куда поехали? — удивленно спросил Лео.

Мюрто схватил свой пиджак и потащил Лео к двери:

— Ко мне!

В это время на экране телевизора появилось улыбающееся лицо Риэнн Мюрто. В одном купальнике она выбежала на пляж, задев лежавшго на солнце бронзокожего молодого человека.

— Стой, стой, подожди! — затараторил Лео. — Дай посмотреть! Обожаю эту рекламу! Ты смотри, какая девка!

Мюрто взглянул на экран и в изнеможении застонал. Он вернулся к телевизору и стал закрывать собой экран. Лео вертел головой, пытаясь рассмотреть картинку.

— Эй, эй, ты что делаешь? — завопил он. — Дай на девку посмотреть! У нее же обалденное тело!

Мюрто стал нащупывать за спиной выключатель.

— Сделаем вид, что я этого не слышал, — сказал он.

Экран погас. Мюрто стал выталкивать сопротивляющегося Лео в дверь.

— А что такое? — возмущенно орал Гетц. — Дай посмотреть на девку! У нее такое тело, что сразу хочется В аптеку за презервативами бежать!

Роджеру едва удалось вытащить Лео из комнаты.


Мартин устало откинулся на постели. Рика лежала рядом с ним, обнимая его за шею.

— Наступает третий перерыв, — в изнеможении произнес Риггс.

Рика улыбнулась.

— Это такой термин из бейсбола, — пояснил Мартин.

— Я знаю.

Риггс поцеловал девушку и широко раскинул руки.

— Я думаю, что у нас хватит сил на четвертый тайм, — лукаво улыбаясь, сказала Рика.

Мартин рассмеялся и вместо ответа снова крепко обнял ее, приступая к четвертому тайму.


Дом Мюрто уже несколько дней не видел людей. Потрепанный «линкольн» остановился у обочины. Роджер вышел из машины и заорал на пытавшегося выйти на улицу Лео:

— Ты куда? Сиди в машине.

— Я боюсь оставаться один, — пролепетал Гетц, не оставляя попыток выбраться.

— Я ненадолго, на пару минут, — сказал Роджер, заталкивая непоседливого свидетеля обратно.

— Я не хочу сидеть в автомобиле, — продолжал ныть Лео. — Здесь холодно и дверцы нет.

— Дверцы нет по твоей вине! — рявкнул Мюрто. — Включи себе печку и сиди. И ничего тут не трогай, понял?

Он направился к дому. Лео перебрался на место водителя и сразу же полез к полицейской рации.

Роджер вошел в пустую гостиную и направился к полке с видеокассетами.

— Так, где же это может быть? Риэнн, Кэрри… Так, Новый год… Альба Варден, Альба Варден… Где же это может быть? Ага, похоже, здесь.

Перерыв несколько кассет, Роджер снял с полки ту, на которой было написано «День Рождения». Он включил телевизор и сунул кассету в видеомагнитофон. Взяв в руки пульт, Роджер включил режим воспроизведения и стал внимательно смотреть на экран. Там появились кадры, сделанные любительской камерой на предыдущем дне рождения Роджера, который он отмечал на впервые спущенном на воду катере, в порту Лос-Анджелеса.

— Так, это мой катер, — радостно улыбнулся Мюрто, нажимая на кнопку ускоренного просмотра. — Так, это праздничный пирог…


Дверца машины Мюрто внезапно открылась. Сидевший на месте водителя Лео с недоумением посмотрел на высокого блондина, который, не говоря ни слова, оттеснил Гетца в сторону и уселся за руль. Лео попытался выскочить из машины с другой стороны, но там появился еще один мужчина, который грубо втолкнул его назад и занял место рядом с водителем. Зажатый между ними Лео поднял вверх руки и испуганно залепетал:

— О’кей, о’кей.

Блондин завел двигатель и «линкольн» растворился в ночной темноте, увозя подопечного Мюрто.


Роджер никак не мог найти нужное место. Он перемотал уже почти всю пленку, пока, наконец, не обнаружил то, что искал. На экране появилось изображение бухты, в которую входил огромный грузовой корабль. Роджер нажал на кнопку «стоп-кадр» и нагнулся над экраном, пытаясь прочитать надпись на борту корабля. Когда ему удалось это сделать, он ошеломленно откинулся в кресле и прошептал:

— Черт побери! Альба Варден — это не женщина, это корабль…

Он выключил телевизор и увидел на погасшем экране силуэт человека, который вошел в гостиную.

— Лео! — крикнул Мюрто недовольным тоном. — Я же сказал тебе — сиди в машине!

Роджер обернулся и увидел, что перед ним стоит один из людей Радда. Тот замахнулся кулаком, но Роджер успел вскочить и отвести удар.

— Сукин сын, что ты делаешь в моем доме? — закричал Мюрто, бросаясь на противника.

Однако тот встретил его хорошо поставленным ударом ноги. Мюрто отлетел к дивану, поднялся и снова получил удар ногой по ребрам. Он снова поднимался, отступал и пропускал удары. Кухня, куда вскоре переместилась схватка, была отделена от строившейся мастерской Мюрто лишь полиэтиленовой пленкой. Разорвав ее спиной после очередного удара противника, Мюрто упал на пол первого этажа строения. Роджер едва успел подняться, как нападавший выхватил нож и бросился на него с криком:

— Проклятый кафр!

Роджер успел схватить руку с ножом, но постепенно он проигрывал в этой схватке. Противник второй рукой схватил Роджера за горло. Задыхаясь, Мюрто дотянулся до лежавшего на деревянном столике автоматического молотка. Он поднял молоток и, повернув его к противнику, нажал курок.

Гвоздь пробил лоб южноафриканца. Его руки ослабли, тело обмякло и рухнуло на пол. Роджер обессиленно прислонился к затянутой полиэтиленом стенке мастерской, держа в руке автоматический молоток.

Внезапно еще один враг схватил его сзади за горло, разорвав пленку. Мюрто захрипел, пытаясь освободиться от железной хватки, но, чувствуя, что сил у него не хватает, поднял молоток и стал нажимать на курок до тех пор, пока противник за спиной не отпустил руку. Роджер снял ослабевшую руку со своего горла и обернулся. Второй убийца был буквально прибит гвоздями к стене. Мюрто вытер трясущейся рукой лоб и вышел на улицу.

— Пригвоздил обоих… — пробормотал он потрясенно. — Лео!

Мюрто увидел, что «линкольн» исчез.

— Черт! Лео!


В тихом вечернем небе над океаном послышался какой-то шум. Два вертолета направлялись к тому месту на побережье, где стоял домик Риггса. Вооруженные автоматами люди в черных трико передернули затворы, приготовившись к стрельбе.

Мартин и Рика, обнявшись, лежали в постели. Рика уснула после изнурительного любовного марафона. Внезапно Мартин услыхал, как Сэм начал лаять. Затем собака бросилась в дом, пытаясь разбудить хозяина.

Риггс вскочил на постели и прислушался. Откуда-то со стороны океана доносился жужжащий стрекот винтов. Мартин стал поспешно натягивать джинсы, толкая Рику.

— Рика, вставай, быстрее! Одевайся!

Он подал ей одежду. Спросонья ничего не понимая, он га застонала:

— В чем дело?

Риггс помог ей натянуть платье.

— Поверь мне, так надо!

— Я не понимаю, в чем дело, — испуганно сказала она, надевая туфли.

— Поверь мне.

Он едва набросил рубашку, как шум винтов резко усилился. Мартин выглянул в занавешенное окно и зажмурился. В глаза ему ударил слепящий луч прожектора. Вертолеты зависли над самым домом. Мартин мгновенно бросился назад, к девушке, и повалил ее на пол, закрыв собой:

— Ложись!

Очереди из нескольких автоматов прошили домик.

Пули пробивали стены, окна, дверь, разнося все внутри. Рика отчаянно завизжала. Мартин закрывал ее, пытаясь добраться до собачьего лаза посреди домика. Когда наступила небольшая пауза, Риггс помог девушке выбраться через дыру под пол домика, а затем спрыгнул на землю сам. Автоматные очереди снова стали кромсать тонкие стены.

Мартин показал Рике, куда ползти.

— Давай к машине, быстрее, и жди меня там. У них сейчас будет пауза, им нужно будет перезарядить свои автоматы, — он стал отползать назад.

— Аты?

— Со мной все будет нормально. У меня есть для них один сюрприз, который ждал подходящего случая четыре год. Давай к машине, быстро!

Она выбралась из-под домика, когда в стрельбе наступила пауза.

Вертолеты зависли над домиком, освещая его дверь и окна прожекторами. Рика бросилась к стоявшему в стороне грузовичку. Ее не заметили. Открыв дверцу, девушка забралась в кабину и, закрыв голову руками, упала на сиденье.

Один из вертолетов опустился совсем низко и оттуда выпрыгнули двое с автоматами. Они подбежали к домику и стали поливать его очередями. Одна из пуль разбила флакон одеколона, который вспыхнул, и огонь охватил домик.

Внезапно на крыше домика возник силуэт человека с автоматом в руках. Риггс достал автомат, который хранился у него еще с дела Джошуа. Не замеченный нападавшими, Риггс открыл огонь. Изрешетив обоих, Мартин стал стрелять по вертолету, который находился над самой землей. Сидевший в кабине рядом с пилотом человек с автоматом упал на землю. Вертолет поднялся в воздух и направился в сторону океана. Патроны в автомате Риггса кончились, и он, отбросив в сторону оружие, прыгнул на каменистый пляж. Второй вертолет, который находился чуть в стороне, стал разворачиваться, пытаясь настичь бегущего Риггса.

Он резко открыл дверцу своего грузовичка, держа в вытянутой руке пистолет. Рика закричала от страха, увидев перед собой Мартина, который с обезумевшими глазами направил на нее оружие. Он опустил пистолет и вскочил в машину.

— Все в порядке, это я!

Рыдая, она бросилась в его объятия. Мартин стал успокаивать ее:

— Все в порядке, милая! Скучала по мне?

Она стала стучать в его плечо кулачками, словно обиженный ребенок:

— Ах ты, плохой! Плохой!

— Ладно, я знаю, какой я. Не говори мне. Не волнуйся! Поехали!

Он завел мотор и машина рванула по камням побережья, выезжая на узкую извилистую дорогу среди холмов. Риггс, не теряя расположения духа, стал шутить:

— Слушай, тебе не скучно? А что ты делаешь в субботу?

Над автомобилем завис вертолет, заливая дорогу светом прожектора. Рика обернулась и увидела отчаянно пытающуюся догнать автомобиль собаку.

— Сэм! — закричала она. — Сэма забыли!

Мартин притормозил, чтобы подобрать собаку, однако в этот момент сидевшие в вертолете автоматчики открыли огонь. Чтобы не оставаться неподвижной мишенью, Риггсу пришлось снова надавить на газ.

— Пригнись, быстро! — крикнул он Рикс.

Пули щелкали по кузову грузовичка. Мартин резко нажал на тормоз и высунулся в окно, держа пистолет в руке. Почти не прицеливаясь, он начал стрелять на свет прожектора. Одна из пуль попала в стрелка, который сидел рядом с пилотом. Вертолет резко повернул в сторону и улетел за холмы. Угроза миновала.

— А где Сэм? — закричала Рика.

Мартин открыл дверцу и впустил пса, который догнал машину.

— Давай сюда.

Риггс закрыл кабину и повел машину дальше.

— В нем дырок нет? Ты ощупала? — с улыбкой спросил Риггс.

Девушка ласково потрепала Сэма по шее:

— Умная собака, хорошая собака.

Грузовичок Риггса остановился у дома, в котором жила Рика. Он вышел из машины и проводил девушку до двери.

— Я же обещал, что привезу тебя домой к одиннадцати, — с улыбкой сказал он.

Рика уже немного успокоилась.

— Это было самое интересное свидание в моей жизни, — сказала она, обнимая Мартина.

— В моей тоже. Вертолеты, выстрелы, погоня… Как в кино.

Он остановился, глядя на дом.

— Хороший у тебя дом. Здесь свободных квартир случайно нет? А то мне уже вроде бы и жить негде.

Рика улыбнулась:

— Ты можешь остаться здесь.

— Да? — обрадованно спросил Риггс.

— Да. Там наверху есть пустая квартира.

— О? — с притворным разочарованием произнес Мартин.

— Шучу, — успокоила его девушка. — Ты можешь остаться у меня.

— Сегодня?

— И сегодня, и завтра, и послезавтра.

— А послепослезавтра?

Рика засмеялась:

— Не заглядывай так далеко.

Они долго и нежно целовали друг друга. Наконец Мартин произнес:

— Мне пора идти. А ты иди домой, запрись и никому не открывай. Завтра ты не пойдешь на работу. В Лос-Анджелесе есть более интересные занятия, чем работа на твоего шефа.

Рика улыбнулась:

— А я и не пойду. Я только что уволилась.

— Молодчина!

Их губы снова надолго слились в поцелуе.

— Мне нужно собрать кое-какие вещи, — сказал после этого Риггс. — Хотя, вообще-то, мне ничего не нужно.

— Ты лучше сам приезжай, — нежно прошептала Ри-ка.

— Я приеду попозже, а сейчас мне пора. Пока.

— Пока.

Они долго не могли распрощаться. Мартин не выпускал руку девушки. Она обнимала его, покрывая лицо Мартина поцелуями.

— Ну все, я ухожу, — произнес Риггс, медленно отступая назад.

— Пока.

— Пока.

Они разошлись, посылая друг другу воздушные поцелуи. Наконец Рика вошла в дом, а Мартин вернулся к машине. Он радостно подпрыгнул и стал открывать дверцу.

В этот момент кто-то ударил его ручкой пистолета сзади по голове. Это был Питер Ван Ворстедт. Мартин потерял сознание и упал. Еще двое людей Радда оттащили его в сторону. Ван Ворстедт приказал им:

— Теперь взять девку, быстро!

В кузове грузовичка тихо сидел Сэм.


Риггс сидел на деревянных досках маленького причала на окраине Лос-Анджелеса. На нем была смирительная рубашка. Из машины вышел Ван Ворстедт и не спеша направился к Риггсу. Он держал в руках маленькую плоскую стальную фляжку, из которой понемногу отпивал.

Ворстедт остановился перед Риггсом и произнес:

— Я хотел предложить тебе выпить, но, насколько я знаю, ты давно завязал.

Риггс поднял голову и сквозь зубы произнес:

— Ты так много про меня знаешь. Черт побери, кто ты такой?

Ворстедт присел рядом с Мартином на доски. Двое его людей стояли немного в стороне.

— Я — человек, который меняет ход твоей жизни, — сказал Ворстедт, отпивая из фляжки. — Четыре года назад в Лонг-Бич ты слишком близко подобрался к нам. Было приказано убрать тебя. Я сам взялся за это дело.

Однажды, поздним вечером, я столкнул твою машину в пропасть. Помнишь?

Риггс с ненавистью посмотрел на Ворстедта. Тот ухмыльнулся.

— Помнишь, — уверенно сказал он. — Так вот, можешь представить себе мое изумление, когда я спустился вниз и там, среди этих окровавленных лохмотьев, сломанных костей и крови, я не нашел тебя. Там был не ты а твоя жена.

Риггс заскрипел зубами. Ворстедт отхлебнут из фляжки и спокойно сказал:

— Она не сразу умерла. Пожила еще немножко.

Риггс попытался рвануться к Ворстедту несмотря на то, что тело его было заковано в смирительную рубашку. Южноафриканец почувствовал, что даже со связанным Риггсом шутки плохи, и вовремя встал. Риггса схватили два охранника и потащили к воде. Ван Ворстедт бросил ему в спину:

— Тебе не везет с женщинами, Риггс.

После этого он спрятал фляжку и направился к машине. Риггс слышал, как завелся мотор и автомобиль быстро покинул причал. Мартина подтащили к краю причала и столкнули в воду. Падая, он постарался вдохнуть как можно глубже.

Охранники около минуты стояли у края причала. Увидев, как кверху поднимаются большие пузыри воздуха, они повернулись и медленно зашагали ко второй машине.

Мартин упал в воду и медленно погрузился на несколько метров. Лучи от прожекторов на причале пробивали толщу воды и немного рассеивали подводный мрак. Риггс резко дернул плечом и вывернул плечевой сустав. Изогнувшись всем телом, он смог стащить с себя смирительную рубашку. В тот момент, когда он собирался вынырнуть наружу, Риггс наткнулся в воде на тело Рики. Она была мертва. Очевидно, ее оглушили и бросили в воду, пока она не пришла в сознание. Мартин отчетливо видел в тонких лучах света ее глаза.

Чувствуя, что у него кончается запас кислорода, Мартин выплыл наружу. Он вынырнул из-под воды у самых опор причала и стал хватать ртом воздух. Внезапно он заметил лежащий на досках обрывок железной цепи с крупными звеньями. Мартин схватил цепь и поплыл к берегу.

Охранники подошли к машине и стали прикуривать по сигарете. Они не успели сделать по затяжке, как сзади выскочил Риггс и набросил цепь на шею одному из них. Сдавив ему цепью шею, Мартин изо всех сил ударил второго ногой в пах. Тот упал на доски причала, потеряв сознание. Полузадушенного длинноволосого блондина Мартин швырнул головой в стекло автомобиля. Он бил его головой о дверцу до тех пор, пока тело не обмякло и съехало на землю.

Мартин бессильно оперся плечом о машину и почувствовал резкую боль в вывихнутом суставе. Не давая себе передышки, он с размаху ударил плечом о дверцу. Боль была так сильна, что Мартин не сдержался и закричал. Немного отдышавшись, он снова прыгнул в воду и поднял наверх тело Рики.

Он долго ходил по причалу с телом девушки на руках. Никого не стесняясь, он громко рыдал. Лишь спустя час Мартин смог прийти в себя.


Роджер Мюрто сидел в полицейском участке у телефона. От Мартина не было никаких известий. Лео увезли. Несколько полицейских погибли, а он, сержант полиции, ничего не мог предпринят^, потому что преступники носили дипломатические паспорта и имели право на неприкосновенность. От собственного бессилия Роджер приходил в ярость. Но пока у него не было никакого выхода.

Трель телефонного звонка вывела Мюрто из состояния мрачного оцепенения, в котором он пребывал. Роджер схватил трубку:

— Мюрто.

В трубке раздался голос Риггса:

— Она умерла, Роджер.

— Риггс, где ты?

— Она умерла, Роджер, — повторил Риггс, едва сдерживая слезы. — Они убили их обеих.

— Успокойся немного, Мартин. Приезжай сюда, мы со всем разберемся. Где ты?

Риггс немного помолчал в трубке.

— Я сегодня не полицейский, Роджер, — медленно произнес Мартин. — Это уже личное дело.

— Риггс, ты еще не все знаешь. Это далеко не все, что произошло сегодня.

— Я им покажу, этим сукам, — упрямо сказал Риггс. — Раз и навсегда. Я еду туда.

Мюрто вытер со лба испарину.

— Эй, эй, Мартин, — сказал он неуверенно. — Ты же не едешь к этому дому, правда? У нас ведь приказ.

— Ну, ладно, — с угрозой в голосе сказал Риггс. — Если я не могу ехать к этому дому, он сам приедет ко мне.

— Но…

— Они убили их обеих, Родж, — и Вики, и Рику… — Риггс снова содрогнулся от рыданий.

— Эй, Риггс… Риггс… — безнадежно повторял в трубку, из которой раздавались короткие гудки, Мюрто.

Наконец он положил трубку.

— Черт…

Роджер раздумывал несколько секунд, а затем достал из кармана полицейский значок и, немного поколебавшись, положил его в ящик стола. Мюрто поднялся, проверил револьвер и сунул его обратно в кобуру. Он тоже не будет сегодня вечером полицейским.


В доме на холмах было светло. Ворстедт сидел, развалившись, на диване в огромной комнате, отхлебывая из банки пиво. Перед ним сидел привязанный к стулу Лео Гетц. Его лицо было в кровоподтеках, под глазом красовался огромный синяк. Другой глаз оплыл. Высокий длинноволосый охранник в рубашке с закатанными рукавами стоял возле стула. Он размахнулся и наотмашь ударил Лео по скуле. Лео вскрикнул от боли и несколько раз всхлипнул.

— Ну, давай, Лео, — сказал Ворстедт, — рассказывай.

Лео снова начал всхлипывать разбитыми губами.

— Ты же все рассказал полиции, а мне ничего говорить не хочешь, — грубо сказал Ворстедт. — Это нечестно.

Лео снова получил удар в лицо.

— Мы тебе доверяли, Лео, — нравоучительно произнес Ворстедт. — А ты нас предал. Ты украл наши деньги.

Он поднялся с дивана и подошел к Лео. Тот опустил глаза, всхлипывая. Слезы катились из его глаз на разбитые щеки.

— Сейчас тебя нужно убить, мразь, — зло сказал Ворстедт. — Ну-ка, врежь ему еще, — обратился он к охраннику. — Ему это нравится.

Лео весь сжался, ожидая новых побоев.


Мюрто ехал на полицейской машине с включенной мигалкой. Вскоре извилистый участок дороги закончился и Роджер увидел, как с противоположной стороны к нему приближается грузовичок Риггса. Автомобили остановились у холма.

Мюрто вышел из машины и медленно подошел к Риггсу, который неподвижно сидел в кабине, опустив голову. Роджер оперся локтем на кузов машины и что-то хотел сказать, но Риггс опередил его.

— Не пытайся остановить меня, Родж, — сказал он.

— Мне знакомо это твое состояние, — покачав головой, сказал Мюрто.

Риггс поднял голову.

— Они объявили войну полиции, Родж, — сказал он.

— Ты уже знаешь?

— Да, слышал по радио.

— Мы не имеем права, — нерешительно произнес Мюрто.

— Уайлер, Коллинз, Шапиро, Вики, Рика… — горько сказал Риггс. — Сколько еще? Я не знаю.

Мюрто помолчал, затем спросил:

— У тебя есть план?

— Да, — решительно ответил Риггс. — Ты поедешь к дому и будешь ждать моего сигнала. А потом стреляй всех направо и налево.

— У них Лео.

Риггс внимательно посмотрел на напарника:

— Будь осторожен.

Роджер медленно направился к своей машине. Риггс завел мотор.

— Эй, Мартин, подожди! — окликнул его Мюрто. — А какой будет сигнал?

Риггс загадочно сказал:

— Когда это случится, ты поймешь.

Он отпустил сцепление и грузовичок понесся по дороге среди холмов. Мюрто проводил его взглядом и, покачав головой, хмуро сказал:

— Да, что-то говорит мне, что я действительно пойму.

Он глубоко вдохнул ночной воздух и воскликнул:

— О, бог мой!

Автомобиль Мюрто остановился недалеко от дома на опоре. Роджер осторожно выбрался из машины, достал револьвер и, пригибаясь, побежал через дорогу к ярко освещенным окнам.

— Пришло время платить, — прошептал он.


Охранник снова ударил Лео по лицу.

— Ну, что, будешь говорить? — сказал Ворстедт.

Лео всхлипнул и опустил голову. В этот момент пол в доме стал ходить ходуном. Стены задрожали. Несколько стеклянных безделушек, стоявших на столе, со звоном упали на пол и разбились. С потолка посыпалась штукатурка.

— Черт, землетрясение! — воскликнул охранник.

Ворстедт бросился на веранду.

— Только без паники! — крикнул он охраннику. — Присматривай за ним!

Он выбежал наружу и посмотрел вниз. Землетрясения не было. Это Мартин Риггс прицепил толстую веревку к опоре дома и пытался грузовичком сорвать ее со скалы, к которой она была прикреплена. Машина ревела мотором, приподнимаясь на задних колесах, словно необъезженный мустанг.

— О, черт! — воскликнул Ворстедт.

Он вытащил из-за пояса пистолет и стал стрелять по автомобилю. Мартин услышал, как нули рикошетом отлетают от стального кузова. Он еще сильнее нажал на газ. Грузовик рванулся вперед.

Дом снова тряхнуло. Ворстедт едва не упал с веранды. Он удержался, зацепившись руками за перила.

Мюрто действительно понял, какой сигнал имел в виду Риггс. Роджер распахнул дверь и ворвался в комнату. Охранник не успел схватить свой автомат, как получил пулю из «Смит-Энд-Вессона» в грудь. Он рухнул на стеклянный столик, разнеся его вдребезги.

Лео повернул голову и закричал от радости. В этот момент с веранды вбежал Ворстедт и выстрелил, не прицеливаясь, в Мюрто. Пуля выбила оконное стекло. Мюрто пригнулся и начал стрелять в ответ. Ворстедт бросился бежать на улицу. Мюрто подскочил к Лео, который радостно подпрыгивал вместе со стулом, и принялся отвязывать веревки.

— Роджер! — завопил Гетц.

— Быстрее, быстрее!

Мартин немного подал назад и снова рванул веревку, привязанную к опоре. Дом зашатался еще сильнее. Веранда оторвалась и со страшным грохотом рухнула вниз. Стены начали разваливаться.

Мюрто поспешно потащил Лео к ближайшему окну. Он выбил стекло маленькой мраморной колонной, которая стояла в углу.

— Осторожнее, стекло! — закричал Лео.

Мюрто схватил его в охапку и вытолкнул в окно.

— Давай быстрее!

Они упали на землю и покатились по холму как раз в тот момент, когда, надрывно загудев мотором, автомобиль Риггса сорвал опору. Вырвав ее из скалы, машина понеслась к дороге. Мартин затормозил и выскочил из кабины, чтобы посмотреть на то, как рушится это прибежище негодяев.

Лишенный опоры, дом стал разваливаться на куски. Стены его обвалились, из-под крыши посыпались искры. Стальные конструкции посыпались вниз по склону холма. Нарушенная линия электропередачи взорвалась, осветив окрестности столбом искр.

Мартин мстительно заорал, размахивая руками:

— Получили!

Мюрто и Лео скатились вниз по холму и, вскочив, с изумлением наблюдали за тем, как разлетаются в разные стороны обломки металлических конструкций, куски жести с крыши и осколки оконных стекол.

— Риггс, ты сумасшедший, мать твою! — выругался Мюрто.


Роджер и Лео подъехали на машине к тому месту на дороге, где стоял автомобиль Риггса. Мартин, стоя у кабины, наблюдал за тем, как поднимается на холме зарево пожара. Роджер и Лео вышли из машины. Риггс повернулся и посмотрел на Гетца.

— О’кей, о’кей, — замахал руками Лео. — Все в порядке!

— Ты как, нормально? — спросил Мартин.

— Да, спасибо.

Мюрто подошел к Риггсу.

— А где их босс? — спросил Риггс.

— Его там не было.

Риггс сжал кулаки:

— Я все равно найду его!

Он открыл дверцу машины, собираясь уезжать.

— А как же Лео? — спросил Мюрто.

— А что Лео? Пусть действует самостоятельно, — махнул рукой Риггс.

— Что значит — самостоятельно? — недоуменно спросил Гетц.

Мюрто похлопал его по плечу:

— Бери мою машину и поезжай в полицию. Там о тебе позаботятся. Было очень приятно с тобой познакомиться, Лео.

Растроганный Гетц бросился обнимать Мюрто. Роджер тоже расчувствовался и крепко прижал к себе Лео. Риггс отвернулся. Лео, поблагодарив Роджера, бросился с распростертыми объятиями к Мартину. Тот отрицательно замотал головой:

— Нет, нет, я не хочу обниматься.

— Ладно, обними малыша, — сказал Мюрто.

Риггс неохотно уступил, но затем и сам похлопал Лео по спине.

— Мне было очень приятно с вами, ребята, — со слезами на глазах произнес Лео.

— Ладно, — сказал Мартин, садясь в машину. — А теперь иди и выполняй свой гражданский долг.

— О’кей, о’кей, — забормотал Гетц.

Мюрто сел в кабину рядом с Риггсом.

— Эй, подождите, подождите! — крикнул Лео, пока они не уехали.

— Что такое?

— А можно мне сирену включить?

— Да, — сказал Риггс.

— И как можно громче, — добавил Мюрто.

— Правда? — недоверчиво спросил Гетц.

— Да.

— О’кей, о’кей! — радостно произнес Лео.

— О’кей, о’кей, — передразнил его Роджер.


— Мартин, слушай.

Грузовичок Риггса несся по дороге среди холмов.

— Я проверил, — сказал Мюрто. — «Альба Варден» — это корабль, а не женщина. Я звонил в порт, и мне сказали, что «Альба Варден» завтра отплывает в Южную Африку.

Машина направилась к порту.

Ярко освещенные, несмотря на ночное время, причалы порта были пусты. Мюрто внимательно всматривался в названия кораблей.

— Где-то здесь, — произнес он. — Так, одиннадцатый пирс. Я точно знаю, что я прав.

Наконец он увидел большой контейнеровоз, на борту которого была надпись «Альба Варден — Гамбург».

— г Смотри! «Альба Варден»! — радостно воскликнул Роджер. — Ну, что я тебе говорил?

На берегу возле корабля одиноко стоял контейнер, возле которого прохаживались трое охранников с автоматами. Риггс притормозил.

— Видишь, там контейнер, — сказал Мюрто, доставая револьвер. — И три головореза. Давай проверим, что там у них.

Мюрто повертел барабан револьвера:

— Так, я возьму на себя двоих, и ты — одного. — Затем, немного поразмыслив, Мюрто добавил: — Нет, лучше я — одного, а ты — двоих. Сворачивай.

Они повернули в сторону, не доезжая до контейнера нескольких десятков метров.

Они оттащили тела охранников за контейнер. Роджер снял с двоих автоматы и протянул один автомат Риггсу. Мартин вытащил пистолет и несколько раз выстрелил в замок на дверях контейнера. Сбив его, он распахнул двери. Свет с причала почти не попадал внутрь. Мартин осторожно вошел в темную железную коробку, держа в вытянутой руке пистолет. Следом с автоматом наперевес внутрь вошел Мюрто.

По обе стороны контейнера вдоль узкого прохода стояли до самого потолка какие-то огромные упаковки, затянутые полиэтиленовой пленкой. В темноте невозможно было разобрать, что это такое.

— Риггс, я ни черта не вижу, — сказал Мюрто, ощупывая упаковки. Ты хоть зажигалкой посвети. Что это такое, черт побери?

— Не знаю, но думаю, что это принадлежит Радду, что бы здесь ни было.

Мартин щелкнул зажигалкой и осторожно прошел к дальнему углу контейнера, где было свободное от упаковок пространство. В полутьме он на что-то наткнулся.

— Что у тебя там? — спросил Мюрто.

— Кажется, автомобиль.

Мартин открыл дверцу машины и, пошарив рукой по приборной доске, включил фары. Свет упал на упаковки.

— Срань господня! — потрясенно произнес Мюрто. — Прямо Форт-Нос!

Контейнер был до потолка забит аккуратно уложенными пачками банкнот.

— О, черт! — Мюрто ощупывал эту гору денег. — Сколько здесь? Тысячи?

Он присмотрелся повнимательнее. Деньги были не зеленые, а серые.

— Да нет! Миллионы! Миллиарды! Миллиарды долларов! Я даже не знаю, сколько здесь!

Он разорвал пальцами полиэтилен и вытащил небольшую стопку купюр. С изумлением повертев их перед глазами, М юрт о произнес:

— Ты посмотри! Это все тысячедолларовые банкноты! Я сейчас держу в руке столько денег, что смог бы обеспечить всем своим детям обучение в колледже.

— Возьми, — серьезно сказал Риггс.

Мюрто нерешительно посмотрел на банкноты:

— Нет, это грязные деньги. За наркотики.

— Ну и что? Сделай что-нибудь полезное, — равнодушно сказал Риггс. — Все равно их скоро здесь не будет.

Мюрто смотрел на зажатые в кулаке деньги.

Внезапно двери контейнера со скрипом захлопнулись. Двое людей Радда набросили стальной крюк на железные створки и удовлетворенно засмеялись. Радд сунул руки в карманы плаща и сказал:

— Грузите контейнер. Трупы выбросим в Кейптауне.

Один из охранников поднял вверх руку, сигнализируя находившимся на корабле о погрузке.

Контейнер внезапно покучнулся и приподнялся над землей.

— Куда-то двигаемся, — сказал Мюрто. — Похоже, на корабль.

— Не знаю.

— Надо что-то делать. Может быть, дверь прострелим?

— У меня есть идея получше.

Радд и его люди поднялись на палубу корабля и подошли к перилам открывшегося внизу грузового отсека. Контейнер поднялся над водой и на мгновение завис в воздухе над бортом корабля.

В этот момент двери контейнера с грохотом разлетелись в разные стороны. Сметая на своем пути горы денег, из контейнера вылетел «мерседес» с зажженными фарами. От удара он взорвался и, объятый пламенем, рухнул в воду возле борта корабля. Следом за ним в воду посыпались горящие деньги. Они покрыли бурлящую поверхность плотным слоем.

Радд побледнел, увидев, во что превратились многие

миллионы долларов, которые он намеревался переправить в Южную Африку.

— Наши деньги… — с трудом выговорил он. — Убедитесь хотя бы, что эти полицейские мертвы.

Двое охранников подбежали к борту и, перегнувшись вниз, стали поливать бурлящую воду автоматными очередями.

Роджер и Мартин с автоматами на шее подошли к краю стены контейнера и выбросили вниз привязанные к дверным петлям веревки.

— О, черт! — воскликнул Мюрто, посмотрев вниз. — Давай ты первым. Я уже слишком стар для этого.

— Нет, лучше ты, — сказал Риггс, передергивая затвор своего автомата. — Я буду прикрывать тебя.

Роджер прыгнул вниз, обмотав веревку вокруг локтя. Пока охранники успели заметить его, Мюрто уже достиг земли. Прыгнувший следом за ним Мартин на ходу открыл огонь, продырявив обоих автоматчиков, которые не ожидали нападения.

Мартин и Роджер опустились на расположенную ниже основной палубы поверхность грузового отсека корабля. Мюрто поднял голову и спросил:

— Как мы выберемся отсюда?

— Ты беги в ту сторону, а я — в эту!

Мюрто бросился к металлической лестнице, которая вела на верхнюю палубу. Риггс побежал по палубе грузового отсека мимо стоявших здесь в несколько рядов контейнеров. Он сбросил с себя автомат, стеснявший движения, и вытащил пистолет. В появившегося из-за контейнера охранника с автоматом Мартин всадил половину обоймы. Еще половину получил второй охранник.

— Уайлер, Рагуччи, Коллинз, Шапиро, Вики, Ри-ка! — кричал Мартин, выпуская пули.

Он быстро сменил обойму и пошел дальше вдоль железных контейнеров.

Мюрто подобрался к металлической лестнице. Высунувшегося сверху громилу с автоматом Роджер изрешетил длинной очередью. Затем он осторожно пробрался наверх по лестнице и выбрался наружу.

Мартин услышал где-то в темноте тихий звук и резко обернулся. В этот момент сзади в бедро ему воткнулся нож. Мартин упал, не выпуская пистолет. Из темноты выскочил Ворстедт и ударом ноги вышиб оружие из руки Риггса. Мартин приподнялся на одно колено, но Ворстедт ударил его ногой в лицо, разбив скулу, по которой потекла кровь. Следующий удар Мартин блокировал и зажал ногу противника под мышкой. Ворстедт упал. Риггс навалился на него сверху и стал молотить кулаками по лицу. Ворстедт дотянулся рукой до торчащего из бедра Риггса ножа и повернул его в ране. Мартин заорал от боли, но перехватил руку противника и стал, медленно преодолевая сопротивление хрипевшего от натуги врага, вытаскивать нож из раны.

Ворстедт сопротивлялся изо всех сил, но Мартин преодолел его сопротивление и воткнул нож в живот противника. Глаза Ворстедт вылезли из орбит. Он опустил голову и, не веря своим глазам, смотрел на полившуюся из раны кровь. Мартин выдернул нож и оттолкнул Ворстедта. Тот упал на пол, зажимая руками живот. Мартин наклонился над ним с ножом, но затем отбросил нож в сторону и поднялся. Сильно припадая на раненую ногу, он побрел к висевшему в нескольких метрах пульту управления кран-балкой, на которой над головой Ворстедта висел контейнер.

Раненный в живот Ворстедт подполз к пистолету Риггса и поднял его, направляя в спину Мартина, подходившего к болтавшемуся на тросе пульту. Он не успел выстрелить. Риггс нажал на кнопку и огромный контейнер рухнул вниз, раздавив в лепешку Ворстедта.

Мартин рассмеялся и, собрав остатки сил, медленно побрел к лестнице, сильно припадая на раненую ногу.

Мюрто подбежал к бортику верхней палубы и посмотрел на дно грузового отсека. Увидев бредущего Риггса, Роджер крикнул:

— Эй, Риггс, ты как?

Мартин обернулся и слабо махнул ему рукой. Мюрто улыбнулся и поднял руку в ответ.

В это мгновение несколько выстрелов разорвали ночную тишину. Пули угодили в плечо и грудь Риггса. Еще несколько пуль высекли искры под ногами Мюрто. Мартин упал.

Мюрто перекатился по палубе и повернулся назад. На капитанском мостике стоял Радд со старинным маузером в руке. Когда у него кончились патроны, он опустил пистолет.

— Брось оружие, сволочь! — заорал Мюрто, направляя на Радда револьвер.

Тот отбросил оружие, достал из кармана паспорт и с улыбкой показал его Мюрто.

— Дипломатическая неприкосновенность! — воскликнул он торжествующе.

Мюрто повел головой, прицелился и выстрелил. Пуля пробила лоб Радда, который с зажатым в руке паспортом упал на мостик.

— Аннулирована! — твердо сказал Мюрто.

Он бросился вниз, к лежавшему на грузовой палубе Риггсу.


Вдали раздавался вой сирен полицейских автомобилей. Мюрто держал на руках лежавшего с закрытыми глазами Риггса. Его лицо, плечо и грудь были залиты кровью, но Мартин еще дышал.

— Дыши, ты еще не мертв, слышишь? — безнадежно говорил Мюрто. — Не умирай! Ты не можешь умереть, пока я тебе не скажу. Ты понял меня? Дыши! Пока дышишь, будешь жить.

Риггс внезапно открыл глаза и сказал слабым голосом:

— Родж…

— Что?

— У меня в кармане…

Мюрто достал из кармана джинсов Риггса измятую пачку «Уинстона» и сунул сигарету в рот Мартину:

— Держи, старик.

— Знаешь что, — слабо улыбнулся Риггс, — выбрось ты их. От табака ведь и помереть можно… Правда, правда…

Мюрто не смог сдержать смеха. Засмеялся и Риггс.

— Сукин ты сын! — сказал Мюрто. — Я думал, что ты умрешь сейчас у меня на руках!

— Умереть в твоих объятиях — это, конечно, мечта… — засмеялся Риггс.

— Сукин сын!

Они снова рассмеялись.

— Родж, а где все эти плохие ребята? — прошептал Риггс.

— Я вытянул из них все соки! — рассмеялся Мюрто.

Риггс тоже стал смеяться, потом закашлялся и прохрипел:

— О, Родж, я тебе никогда не говорил… — он снова улыбнулся и произнес со смехом: — Ты очень красивый мужчина.

Они снова расхохотались.

— О, господи, — закашлявшись, сказал Риггс. — Я не могу смеяться. Поцелуй меня, пока они не приехали!

Давясь от смеха, Мюрто в изнеможении произнес:

— Я слишком стар для всего этого…


Джеффри Боум, Шейн Блэк СМЕРТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ I | Палач. Смертельное оружие I, II, III | Джеффри Боум Шейн Блэк СМЕРТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ III