home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Джеффри Боум, Шейн Блэк

СМЕРТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ I

Закончился еще один из предрождественских дней 1985 года. Рождество в Калифорнии — это лишь чуть меньшая жара, чем летом, и дожди по вечерам. О приближающемся празднике напоминают только многочисленные огни иллюминаций и елочные базары на всех самых оживленных магистралях. Особенно красивы в эти дни знаменитые голливудские бульвары — Сансет и Беверли-Хиллз. Блистающие роскошью магазины предлагают многочисленные подарки, повсюду проводятся предрождественские распродажи. Улицы полны горожан. Лос-Анджелес кипит бурной предпраздничной суетой. По вечерам же деловая часть города пустеет и только огни проезжающих по широким магистралям автомашин вносят оживление в замирающую здесь жизнь. Огромные небоскребы освещаются лишь установленными на крышах прожекторами. С наступлением ночи гаснут огни и в многоэтажных фешенебельных жилых домах Лос-Анджелеса.

Тьма окутала и один из таких домов на красивом и широком бульваре рядом с тихоокеанским побережьем. Лишь окна квартиры на пятнадцатом этаже роскошного небоскреба были освещены мягким светом нескольких ночных ламп.

На широкой кровати лежала полураздетая белокурая девушка в шикарном нижнем белье. Прозрачная кружевная накидка прикрывала плечи, оставляя обнаженной юную грудь. Белые чулки с подвязками завершали гардероб.

Девушка находилась в состоянии наркотического кайфа. Она лежала, закрыв глаза, и улыбалась, томно водя пальцами по лицу. Кроме ночников, комнату освещали огни пушистой рождественской елки, украшенной гирляндами разноцветных лампочек. Они падали на небольшой туалетный столик из прозрачного стекла, который стоял возле кровати.

На столике несколькими ровными рядами были рассыпаны тонкие полоски белого порошка. Девушка открыла глаза и взгляд ее упал на столик. Она медленно приподнялась с постели и, продолжая улыбаться, села рядом со столиком. Взяв лежавшую рядом с полосками кокаина трубочку, девушка наклонилась над столиком и несколько раз вдохнула через нос смертоносный порошок. Почувствовав новый кайф, она тихо засмеялась и положила трубочку. Остатки кокаина она собрала со столика пальцем и облизнула его.

Сильно шатаясь, она направилась к открытой балконной двери, сквозь которую в комнату врывался ночной воздух, развевавший белые занавеси. Девушка, продолжая все так же бессмысленно улыбаться, вышла на балкон и споткнулась о лежавшую под ногами обувь. Она едва не упала, успев ухватится руками за поручень.

— Ух! — засмеялась она, посмотрев вниз.

С балкона пятнадцатого этажа открывался великолепный вид на покрытый ночными огнями гигантский город. Лос-Анджелес был прекрасен и в этот поздний час.

Девушка долго смотрела на стоявшие внизу, у самого дома, автомобили. Несколько машин были припаркованы прямо под окнами первого этажа здания.

Внезапно в голову девушке пришла забавная мысль. Затем улыбка на несколько мгновений исчезла с ее лица, чтобы снова появиться, но, на этот раз, в глазах девушки блеснула решимость.

Держась одной рукой за бетонную стенку, девушка забралась на балконный бортик и замерла на краю пропасти. Еще раз посмотрев вокруг, она отпустила руку. Еще несколько мгновений она стояла на балконе, словно в раздумье.

Наконец, широко расставив руки, девушка бросилась вниз. Она несколько раз перевернулась в воздухе, прежде чем достигла земли.

Тело упало на крышу большого серебристо-белого «кадиллака», который был припаркован внизу. Стекла автомобиля со звоном разлетелись в стороны. Крыша сильно прогнулась, но выдержала тяжесть упавшего на него с огромной высоты тела. Струйка крови стала сбегать на землю по изуродованной дверце.

В этот ночной час мало кто мог видеть, что произошло около огромного здания в самом центре города. Лишь ночные фонари освещали место происшествия. Однако вскоре вокруг тела стали собираться люди.


Наступившее утро было солнечным и обещало жаркий день. К двухэтажному семейному дому в жилом пригороде Лос-Анджелеса подъехал автомобиль. Молочник вышел из машины и поставил на порог дома несколько больших бутылок.

Сержант департамента полиции Лос-Анджелеса Роджер Мюрто принимал ванну. Сегодня у него был день рождения, и выглядеть надлежало так, чтобы в корне пресечь всякие шуточки по поводу возраста. Мюрто, высокий чернокожий мужчина с начинающей седеть бородой, отрешенно смотрел в потолок, пытаясь отогнать в сторону сумрачные мысли о бренности всего земного. Философски задумавшись, он не заметил, как дверь в ванную комнату внезапно распахнулась.

— Сюрприз! Сюрприз!

С радостными возгласами в ванную вбежало все семейство Мюрто: жена Патришия (обычно просто Триш), младшая дочь, пятилетняя Кэрри, старшая, пятнадцатилетняя Риэнн, и десятилетний сын Ник. В руках Ник держал огромный торт с бесчисленным количеством свечей, горевших, словно рождественская елка. Триш взмахнула руками и все дружно запели, поздравляя отца:

— С днем рожденья тебя,

С днем рожденья тебя,

С днем рожденья, с днем рожденья,

С днем рождения тебя!

Мюрто даже не успел ничего подумать, как Риэнн сняла с вешалки широкое полотенце и набросила его поверх ванны. Отец с облегчением засмеялся. Ник подошел ближе и поставил торт на бортик ванной. Мюрто покачал головой и сказал:

— У меня есть желание, но я не скажу вам какое!

После этого он задул свечи. Правда, сразу ему это сделать не удалось — слишком велико было их число. Дети стали аплодировать. Триш нагнулась и торжественно поцеловала мужа в щеку. То же самое по очереди проделали и дети. После этой небольшой церемонии все шумно покинули ванную комнату. Осталась лишь Риэнн, старшая из детей. Это была симпатичная девушка с очаровательной белозубой улыбкой и совсем не африканским, прямым темным волосом. Она присела рядом с ванной и нежно посмотрела на отца.

— Пять с большим нулем, — задумчиво сказала она.

Мюрто вздохнул. Риэнн протянула руку и провела ладонью по заросшей щетиной верхней губе отца.

— У тебя уже седая борода, папа, — с застенчивой улыбкой сказала она. — Но, хоть ты и стареешь, я все равно люблю тебя.

Мюрто ничего не успел заметить в ответ. Риэнн вышла из ванны, оставив отца в глубоком раздумье относительно своего возраста и надвигающихся в связи с этим перемен. Сержант долго задумчиво смотрел в висевшее на стене зеркало на свое начинавшее покрываться морщинами лицо.


Сержант полиции Мартин Риггс жил в небольшом домике на колесах, расположенном недалеко от побережья, среди нескольких таких же хибар. Он переехал сюда несколько месяцев назад, после того, как в автомобильной катастрофе погибла его молодая жена, Виктория-Линн. После этого Риггс, тридцатипятилетний белый мужчина среднего роста, крепко сложенный здоровяк, сильно изменился. Прежде всегда жизнерадостный и энергичный, он впал в глубокую депрессию. Обычной его спутницей отныне стала бутылка виски. Единственным живым существом, делившим с Мартином тяготы его жизни, была симпатичная шотландская овчарка по кличке Сэм.

Риггс проснулся, когда в лицо ему ударили яркие лучи утреннего солнца. После огромного количества спиртного, которое было выпито накануне, Риггс чувствовал себя, словно после тяжелой болезни. Все тело ломило, голова раскалывалась, будто пытаясь взорваться изнутри. Риггс несколько минут валялся голышом на измятой, давно не убиравшейся постели, потом, наконец, нашел в себе силы подняться и открыл дверь домика, выпустив собаку. На тихом каменистом побережье было пустынно. Сэм побежал вдоль берега, обнюхивая выброшенных на камни медуз и крабов.

Риггс достал из пачки сигарету и, закурив, снова завалился на постель. Несмотря на солнечное утро, он не испытывал большого желания выбираться из дома. Мартин нажал на кнопку лежавшего рядом пульта от телевизора. Веселые рождественские мультфильмы немного разбавили сумрачную атмосферу жилища. Немного проветрившись, Сэм вернулся в домик.

Риггс закашлялся от сигаретного дыма и встал с постели. Окинув мутным взглядом постоянно царивший вокруг разгром, он направился к холодильнику. Бросив со стола валявшиеся там объедки собаке, Риггс открыл дверцу холодильника и с облегчением вздохнул. Среди полупустых банок с готовыми закусками стояла бутылка пива. Мартин откупорил холодный напиток и вместе с бутылкой зашел в туалет.


Триш Мюрто возилась на кухне, когда к двери дома подошли две чернокожие девушки, подружки Риэнн. Они без звонка вошли в дом и через кухню направились внутрь дома.

— Доброе утро! — приветствовали они миссис Мюрто.

— Доброе утро, девочки! — ответила Триш, подняв голову от стола.

— А где Риэнн?

— Она наверху.

Девушки, весело щебеча, направились по лестнице на второй этаж, в комнату Риэнн. По пути они проскользнули мимо спускавшегося вниз Роджера Мюрто. Он закончил с утренним туалетом и, завязывая на ходу галстук, готовился отправиться на работу. Посчитав свою бороду компрометирующим излишеством, Мюрто аккуратно побрился. С недоумением оглядываясь вслед непонятно откуда взявшимся в доме девицам, сержант вошел в кухню.

— Доброе утро! — приветствовал он жену.

Триш с улыбкой посмотрела на помолодевшее лицо мужа и продолжила возню с завтраком.

— Доброе утро, Родж!

Мюрто махнул рукой в сторону проследовавших наверх посетительниц и поинтересовался:

— А что, теперь у нас в доме двери не закрывают?

Жена пропустила мимо ушей замечание мужа. Роджер пытался обратить внимание жены еще на одно, по его мнению, вопиющее недоразумение. Приподняв до уровня глаз завязанный галстук, он ткнул в него пальцем:

— Триш, что это у меня на галстуке?

Жена на мгновение оторвалась от утреннего салата и мельком взглянула на галстук. Опустив глаза, она спокойно сказала:

— У тебя на галстуке грязное пятно.

Очевидно, не в первый раз сталкивавшийся с подобным отношением к проблемам своего туалета Роджер Мюрто, покачав головой, констатировал:

— Это грязное пятно.

За долгие годы семейной жизни Мюрто твердо уяснил две вещи: с его женой было бесполезно разговаривать, во-первых, на темы пищи, и, во-вторых, совершенно ни к чему было поднимать вопросы чистоты одежды, равно как чистоты вообще. Остановившись у зеркала на кухне, Мюрто долго думал над тем, что легче — сменить галстук либо не обращать внимания на такие мелочи, как грязное пятно. Решив, что найти сейчас в этом доме чистый галстук — проблема намного более сложная, Мюрто смирился с этой неприятностью и заправил галстук в джемпер. Триш тем временем, стараясь не уронить в глазах мужа своей высокой репутации как домохозяйки, выронила на пол сырое яйцо. На полу возникла небольшая лужица, которую Триш попыталась вытереть полотенцем. Однако она не успела довести начатое дело до логического завершения, поскольку кипевшее на плите молоко стало переливаться через край кастрюли. Яйцо так и осталось лежать на полу, сверкая желтком.

Мюрто, разобравшись с галстуком, направился через кухню к стоявшему в углу холодильнику. Еще мгновение — и он обязательно угодил бы ногой в яичную неприятность.

— Осторожно, нс наступи на яйцо! — остановил его окрик жены.

Мюрто замер с поднятой ногой над лужицей, беззлобно выругавшись:

— Черт возьми, каждый раз нужно смотреть под ноги, чтобы не угодить во что-нибудь!

Осторожно обойдя яйцо, Роджер подошел к холодильнику и достал оттуда пакет с апельсиновым соком. Триш почувствовала, что для такого утра, как сегодняшнее, происшествий многовато, и виноватым тоном произнесла:

— Я нс успела отстирать твой галстук потому, что готовила вам завтрак. А вчера ты пришел с работы слишком поздно.

Роджер отхлебнул сока из маленького стаканчика и грустно сказал:

— Только нс говори ничего о пище, пожалуйста.

'Гриш подошла к висевшему на стенке телефону и сняла приколотую к обоям бумажку.

— Роджер, ты знаешь человека по имени Майкл Ханса к ер?

Глотая сок, Мюрто на мгновение задумался.

— Майкл Хансакер? Гм…

Затем он поставил стакан на стол и воскликнул:

— Майкл Хансакер! Господи, а что ему нужно? Да, Майкл Хансакер…

Триш развела руками:

— Я не знаю. Мне звонили и с твоей работы. Он пытается связаться с тобой вот уже три дня.

— Я же все время на выездах, — Мюрто на несколько секунд задумался. — Я не видел его уже двенадцать лет. — Удивившись собственным словам, он сказал: — Черт! Двенадцать лет!

Поразмыслив над этим фактом, Мюрто снова воскликнул, на этот раз с еще большим изумлением:

— В таком случае… секундочку… это означает… это означает, что мне уже пятьдесят!

Медленно повернувшись к жене, он криво улыбнулся и сказал:

— …А тебе…

Сколько исполнилось жене, Мюрто произнести не успел. Рука жены плотно закрыла ему рот.

— Тихо! — настойчиво сказала Триш. — Этот вопрос мы обсуждать не будем!

В любом случае, выглядела Триш намного моложе своих не слишком юных лет. Мюрто засмеялся:

— Ладно, готовь яичницу.

Он направился к выходу из кухни. В дверях его окликнула жена:

— Роджер!

Он обернулся:

— Да?

— А почему я никогда не слыхала про Майкла Ханса-кера?

Мюрто потрепал сидевшего на столе пушистого кота по кличке Бербанк и спокойно ответил:

— Потому что про него я никогда не говорил.

Триш озабоченно спросила:

— Это твой знакомый по Вьетнаму?

Задумчиво гладя кота, Мюрто сказал:

— Да… знакомый по Вьетнаму…

Он вышел из кухни, потирая щеку. В прихожей стояла младшая дочь Мюрто, Кэрри. Плаксивым тоном она протянула:

— Папа!

— Что, дорогая?

Кэрри махнула рукой наверх и сказала:

— Они не хотят брать меня с собой.

Мюрто нагнулся к девочке и потрепал ее по голове.

— Не расстраивайся, милая…

Внезапно он услышал голос Риэнн:

— Папа, посмотри, это мое платье для новогодней вечеринки!

Мюрто обернулся. На лестнице, в окружении подружек стояла его старшая дочь. На ней было надето короткое черное платье, открывавшее стройные ноги и красивые плечи. С широкой улыбкой на лице Риэнн повернулась перед отцом, словно манекенщица. Продемонстрировав наряд, она стала спускаться вниз по лестнице. Мюрто остолбенело смотрел на дочь, которую до сих пор считал грудным ребенком. Перед ним была очаровательная молодая девушка с вполне сформировавшейся фигурой, в великолепном платье.

— Нравится? — задорно спросила она.

Мюрто не нашелся что сказать. Риэнн подошла к нему и чмокнула в щеку.

— С днем рожденья, папа!

Смеясь, она побеждла на кухню похвастаться перед матерью. Роджер проводил дочь полным изумления взглядом и дрожащими руками снял с вешалки в прихожей рабочий пиджак. Кое-как напялив его на себя, Мюрто озабоченно пробормотал:

— Я слишком стар для всего этого…

Он вышел из дому, забыв закрыть за собой дверь.


Сев в машину, Мюрто решил отвлечься от мрачных раздумий о своем возрасте и сделал запрос в участок. Диспетчер назвала адрес в центре города.

— Что там? — спросил Мюрто.

— На крыше автомобиля рано утром обнаружено тело мертвой молодой женщины. Рост примерно пять футов шесть дюймов. Упала с балкона квартиры на верхнем этаже здания. Квартира номер…

Мюрто свернул на перекрестке, направляясь к месту происшествия. Вскоре он уже был около высокого жилого дома на широком бульваре. Вокруг разбитого автомобиля стояло несколько любопытствующих прохожих, которых не подпускал ближе молодой полицейский.

Сержант Мюрто напрасно надеялся, что хотя бы на работе у него появится возможность забыть о своих неприятностях. Едва он притормозил и вышел из машины, полицейский приветствовал его:

— С днем рожденья, Родж!

Тяжело вздохнув, Роджер улыбнулся и махнул ему рукой. Не задерживаясь пока у изуродованного «кадиллака», Мюрто направился к сержанту Бойетту, который стоял неподалеку. Бойетт, невысокий мужчина в штатском костюме, что-то записывал в большой рабочий блокнот. Рядом с ним, под присмотром еще одного полицейского, стояла высокая темноволосая девушка в ультракоротком платье. Она пошатывалась, словно находясь под действием алкоголя. Полицейский придерживал ее рукой под локоть, нс давая упасть.

Мюрто подошел к Бойетту:

— Здравствуйте, сержант.

— Привет, Роджер.

— Ну, что тут у вас? В общих чертах я уже в курсе.

Бойетт показал рукой на девушку:

— Проститутка. Говорит, что видела, как девушка выбросилась из окна.

Мюрто повернулся и вместе с Бойеттом приблизился к девушке.

— Привет, — сказал Мюрто. — Тебя как зовут?

Девушка снова пошатнулась и вяло сказала:

— Дикси. Слушай, сержант, скажи им, чтобы меня больше не трогали. Я после ночной смены, устала и хочу домой.

Мюрто обратился к державшему проститутку полицейскому:

— Отпусти ее. Что она рассказала?

— Говорит, что шла мимо и видела, как из окна на самом последнем этаже выбросилась девушка. Она упала вот сюда, на крышу машины. Но вообще-то, мы задержали Дикси сами, недалеко отсюда.

— Ладно, — махнул рукой Мюрто. — Запишите ее показания и отвезите домой.

Дикси церемонно наклонила голову:

— Спасибо, сержант.

Полисмен направился к стоявшей рядом патрульной машине и открыл дверь, ожидая, пока ковылявшая в туфлях на высоких каблуках девушка дойдет до машины. Дикси на прощание махнула Мюрто рукой и криво улыбнулась:

— Пока, красавчик.

Мюрто гордо поднял голову и торжествующе посмотрел на Бойетта.

— А я действительно красавчик! — самонадеянно произнес он. — Эй, Дикси, а ты не прочь была бы заполучить такого клиента, как я?

Девушка остановилась возле открытой двери патрульной машины и грубо сказала:

— Пошел ты в задницу! У тебя уже, небось, и не стоит?

Обескураженно посмотрев на сослуживцев, которые опустили головы, пряча улыбки, Мюрто проводил взглядом проститутку. Она села в машину и автомобиль уехала. Мюрто вместе с Бойеттом направился к разбитому «кадиллаку» с продавленной крышей. Тело выбросившейся из окна девушки уже увезли на вскрытие. Лишь следы крови на крыше и дверцах напоминали о ночном происшествии.

Бойетт начал зачитывать Мюрто информацию, которую он успел собрать до его прибытия:

— Так. Девушку зовут Аманда Хансакер. Двадцать два года, проститутка, один арест, выпущена под залог. Родители…

Мюрто только сейчас понял, что он услышал. Резко повернувшись к Бойетту, он переспросил:

— Как зовут?

— Кого, девушку? Аманда Хансакер.

Мюрто нетерпеливо махнул рукой:

— Нет, нет, родителей?

Бойетт перевернул листок блокнота.

— Ах, родителей. Э-э… — он поискал глазами запись о родителях пострадавшей. — А, вот. Майкл и Клер.

Мюрто, словно не веря услышанному, спросил:

— Клер?

Бойетт недоуменно посмотрел на Мюрто:

— Ты их знаешь?

Мюрто ничего не ответил.

— Там наверху есть фотография, — добавил Бойетт.

— Да, — наконец ответил Мюрто.

Он повернулся к Бойетту и нетерпеливо сказал:

— Послушайте, сержант. Необходимо выяснить, кто оплачивал квартиру и прочие связанные с этим вопросы. Вы понимаете, что я имею в виду?

Бойетт неопределенно кивнул:

— Да, но это трудно будет сделать.

Мюрто настойчиво повторил:

— Узнайте.

Бойетт пожал плечами:

— Хорошо, я постараюсь.

Он повернулся и направился к своему автомобилю. Мюрто поднял голову, подставив лицо лучам обжигающего калифорнийского солнца, которое в этот предрождественский день заливало Лос-Анджелес.


В квартире Аманды царил беспорядок. Ветер разметал белье и бумаги, которые валялись на полу. Мюрто смотрел на лежавшую перед ним на столике фотографию. В камеру, улыбаясь, смотрели красивый седовласый мужчина и белокурая девушка — Майкл и Аманда Хансакер, отец и дочь.

Мюрто держал на коленях полицейскую цифровую рацию с кнопочным телефоном. Тяжело вздохнув, он отодвинул фотографию и снял трубку.

— Да, — послышался голос Триш.

Мюрто немного помолчал и сказал:

— Здравствуй, дорогая.

— Привет, Роджер.

— Дай мне, пожалуйста, телефон Майкла Хансакера.

— Того, о котором мы с тобой сегодня говорили? — спросила Триш.

Мюрто едва выговаривал слова. Ему было тяжело говорить.

— Да, того, о котором мы говорили утром.

По тону голоса мужа Триш поняла, что произошло нечто ужасное. Она тревожно спросила:

— А что случилось?

Мюрто еле слышно сказал:

— Сегодня ночью у него погибла дочь. — После небел ьшой паузы он добавил: — Выбросилась из окна.

— О, боже, — сдавленно прошептала Триш.

— Да.

Через несколько мгновений жена сказала тихим голосом:

— Ты слышишь меня, Роджер?

— Да да.

— Записывай. 136-1245.

Мюрто записал телефон.

— Спасибо, дорогая.

Он положил трубку и вытер выступивший на лбу пот. Теперь ему предстояло самое трудное — позвонить Майклу Хансакеру.


Мартин Риггс стоял возле небольшого столика на елочном базаре. Сегодня он должен закончить начатую несколько недель назад операцию по захвату с поличным группы торговцев наркотиками. Риггс вышел на них через своего осведомителя. Представившись мелким оптовиком, он договорился о покупке партии кокаина. Встреча была назначена на елочном базаре на одной из лос-анджелесских окраин. Риггса подстраховывали находившиеся и машине неподалеку напарники.

На Мартине были одеты джинсы и видавшая виды куртка. К тому же, после вчерашнего возлияния, выглядел он словно настоящий мелкий торговец наркотиками. Мутные красные глаза, небритое лицо прекрасно маскировали в нем полицейского.

За столиком сидел Джоузи, высокий брюнет с неопрятной бородкой. Он разложил перед покупателем несколько прозрачных полиэтиленовых пакетиков с белым кристаллическим порошком. Рядом с Джоузи стоял небритый субъект с сальными волосами и неприятной ухмылкой на лице — он представился как Стэн. Столик располагался напротив большого грузового фургона с распахнутыми дверцами. В фургоне стояло несколько маленьких елочек. За ними наверняка находился еще кто-то из преступников.

Джоузи достал из кармана пружинный нож и разрезал упаковку на одном из пакетов.

— Попробуй, — предложил он Риггсу.

Ключом от машины Мартин взял маленькую щепотку кокаина и поднес ее к глазам. Он долго разглядывал порошок на свет, изображая из себя знатока наркотиков. Оценив радужные переливы, которые появлялись при попадании солнечных лучей, Риггс попробовал их на язык, а затем помазал десны. Возникла небольшая пауза, которую вскоре нарушил Стэн, самый нетерпеливый.

— Ну как, вкусно? — спросил он, наклонившись над столиком. — Нравится?

Распробовав наркотик, Риггс понимающе кивнул головой.

— Да, — со значением сказал он. — Вкусно.

Слизнув остатки порошка с ключа, Мартин сунул

ключ в карман. Торговцы радостно переглянулись, а Стэн даже похлопал Мартина по плечу.

— Еще бы, — довольно сказал он Риггсу, — товар отличный.

Из машины вышил еще один из сообщников Джоузи — коротышка в кожаной куртке. Он нес в руках две банки кока-колы. Поставив одну банку перед Риггсом, он остановился за спиной Джоузи.

— Спасибо, — сказал Риггс, благодаря за колу.

Он сделал несколько глотков из банки и поставил ее на стол. Торговцы напряженно ждали. Мартин бодро потер руки и деловито сказал:

— О’кей, давайте договариваться. Сколько?

Стэн довольно заулыбался. Джоузи суетливо спросил:

— Сколько за сколько?

Риггс показал рукой на разложенные на столе пакеты и спокойно сказал:

— За все.

Торговцы удивленно переглянулись. Джоузи, словно не веря своим ушам, переспросил:

— Ты хочешь взять все?

Риггс снова отхлебнул из банки и кивнул:

— Почему бы и нет?

Стэн наклонился над столом. Неслыханная удача — клиент хочет взять сразу, за наличные огромную партию товара!

— Ты берешь всю партию? — руки Стэна задрожали.

Риггс пожал плечами:

— Ну да.

Преступники радостно засмеялись и стали хлопать друг друга по плечу:

— Отлично! Он берег всю партию!

Джоузи вскочил с места и принялся трясти руку Мартина, который сидел перед столиком, широко улыбаясь.

.. Поздравляю! Прекрасно!

Оживленно обсуждая между собой привалившее счастье, торговцы кокаином стали поздравлять друг друга. Риггс нарушил их разговор, также поднявшись с места.

— И еще, ребята… — сказал он.

Преступники умолкли, настороженно ожидая, что же еще скажет этот покупатель.

— Можно мне еще елку впридачу? — продолжая улыбаться, сказал Риггс.

Облегченно переглянувшись между собой, преступники снопа засмеялись.

— Тебе нужна елка? — спросил Джоузи.

— Да, — кивнул головой Мартин.

— Знаешь что? — с энтузиазмом произнес Джоузи. — Я дам тебе лучшую в мире елку, и притом бесплатно!

Риггс удовлетворенно пожал руку Джоузи.

— Так что насчет товара? — спросил Мартин.

Джоузи посмотрел па лежавшие перед ним на столике пакеты с кокаином.

— А товар будет стоить тебе… сто.

Риггс удивленно поднял брови:

— Сто? Так много?

В разговор вмешался Стэн. Нервно размахивая руками, он с тал кричать:

— Ну да?! А ты как думал? — он стал перебирать пакеты, Ты посмотри какое качество!

Неопределенно покачав головой, Риггс сказал:

— Ну хорошо, по рукам.

Торговцы наркотиками снова радостно заулыбались. Сделка все-таки состоится. Риггс полез в задний карман джинсов и достал потрепанный бумажник.

— Так, посмотрим, что у нас тут есть.

С этими словами он открыл бумажник и стал доставать оттуда долларовые бумажки.

— Двадцать, тридцать, сорок, — стал отсчитывать он, выкладывая купюры на столик рядом с пакетами, — …семьдесят, семьдесят пять, восемьдесят…

У Риггса кончились банкноты и он стал высыпать из бумажника мелочь.

— Восемьдесят один, восемьдесят два…

Преступники в недоумении переглянулись.

— Что за черт? — удивленно протянул коротышка.

Джоузи схватил Риггса за руку:

— Эй, эй! Что происходит?

Риггс убрал руку Джоузи и нетерпеливо сказал:

— Да подожди ты, а то я собьюсь. Ты же не хочешь, чтобы я снова все пересчитывал.

Теперь он считал уже медные центовые монеты.

— Так, еще доллар… еще…

Джоузи рассвирепел и грохнул рукой по столу, закрыв ладонью деньги.

— Ты что, свихнулся от радости, что ли? — заорал он, нагнувшись над столом.

С недоумением бряцая в руке оставшимися монетами, Риггс выпрямился.

— Что такое?

Дико вытаращив глаза, Джоузи стал кричать на Мартина:

— Мы тебя сейчас здесь зароем! Ты что, не понимаешь? Сто тысяч! Сто тысяч долларов! Идиот чертов!

Виновато улыбаясь, Риггс пожал плечами:

— Сто тысяч?

— Да!

Мартин развел руками.

— Прошу прощения, мне это не по карману, — сказал он. — Мне зарплата не позволяет.

Тяжело дыша, Джоузи непонимающе воззрился на странного покупателя, которому зарплата не позволяет иметь дело с крупными партиями товара. Риггс отступил на шаг и бодро сказал:

— У меня есть другая идея насчет оплаты. Я заберу все это бесплатно, а вы, засранцы, сядете в тюрьму, — он улыбнулся. — Вам понятно?

С этими словами Риггс достал из кармана значок детектива и положил его на стол рядом со стопкой долларов. От неожиданности преступники застыли на месте, не находясь, что ответить. Риггс, улыбаясь, смотрел на них.

— Я могу прочесть вам ваши права, но вы наверняка их знаете, — со смехом сказал он. — Вас же наверняка не в первый раз арестовывают.

Первым в себя пришел Джоузи. Он недоверчиво взял со стола значок и зло ухмыльнулся.

— Этот значок ненастоящий, — сказал он, — и сам ты ненастоящий!

— Ты просто сумасшедший сукин сын, — добавил коротышка, приободрившийся после слов Джоузи. — Псих!

Риггс рассмеялся:

— Я — сумасшедший?

Коротышка толкнул Мартина в плечо:

— Да-да, именно ты.

— Я — сумасшедший? — хохотал Риггс.

— Ты — сумасшедший! — завопил Джоузи.

— По-вашему, я — сумасшедший! — смеялся Риггс. — Я вам покажу, что такое настоящий сумасшедший!

Он быстро взъерошил волосы и ткнул пальцами в глаза всем троим преступникам. Он проделал все это так молниеносно, что они даже не успели заметить, как в руках у Риггса оказался пистолет. Улыбка исчезла с его лица. Он направил оружие на остолбеневших торговцев наркотиками.

— Ну, ладно, пошутили и хватит! Это — настоящий значок, я — настоящий полицейский, а это — пистолет.

Джоузи осторожно потянулся рукой к поясу, где у него, очевидно, был спрятан пистолет. Риггс моментально перевел пистолет на Джоузи и покачал головой:

— Не дергайся!

— Ну, ладно, приятель… — протянул Джоузи.

Риггс сунул в карман полицейский значок, не сводя пистолета с застывших на месте преступников.

— Ну, кто тут еще с вами есть? — сказал Риггс, поворачиваясь лицом к открытому фургону.

В следующую секунду он заметил направленный в него из-за ветвей пушистой ели в кузове ствол крупнокалиберного винчестера. Едва Мартин успел броситься на землю, грохнул выстрел.

Прятавшийся за елью сообщник преступников угодил в Джоузи. Заряд картечи разворотил грудь оказавшемуся на пути преступнику. Риггс, стоя на одном колене, всадил несколько пуль в стрелявшего. Тот рухнул на землю, развернув ели. Двое сообщников Джоузи бросились в стороны. Риггс упал на землю и, перекатываясь, выстрелил в коротышку, который попытался вытащить револьвер и даже не успел как следует прицелиться. Мартин попал ему в живот. Громко застонав, преступник упал на землю. Риггс подполз к нему и выхватил из руки револьвер. Коротышка корчился от боли.

— Где твой приятель? — крикнул Риггс.

Громко завывая полицейской сиреной, к елочному базару подъехала машина, в которой были напарники Риггса. Оттуда выскочили, доставая на ходу оружие, трое полицейских в штатском. Среди них была и одна женщина. Они бросились к Мартину.

— Что тут у тебя, Риггс? — крикнул один из полицейских.

Мартин быстро поднялся с земли.

— Возьмите раненого! — крикнул он. — Двое готовы, а один еще где-то здесь прячется!

Пригибаясь, Риггс побежал между елей в поисках последнего преступника.

— Быстро блокируем площадку! — крикнул полицейский.

Риггс пробежал несколько метров, как вдруг из-за куста выскочил Стэн и, схватив Мартина рукой за шею, приставил к его виску револьвер.

— Не двигайся! — закричал он.

Риггс остановился, подняв вверх руку с пистолетом. Стэн истерично заверещал:

— Давай пушку, быстро!

Риггс отдал пистолет.

— Ну что, нравится, сука? — орал Стэн, тыча стволом револьвера в висок полицейского.

Риггс, тяжело дыша, стоял с поднятыми руками. Полицейские быстро окружили преступника и его заложника, направив на них револьверы. Риггс стал громко кричать:

— Стреляйте в него! Стреляйте!

Не решаясь ничего предпринять, полицейские медленно подступали к Стэну. Он заорал:

— Все назад!

Полицейские застыли на месте.

— Да стреляйте же в него! — снова стал кричать Риггс. — Давайте, не бойтесь! Стреляйте же в этого кретина! Убейте его!

Преступник вместе со своим заложником медленно отступал к дороге. Полицейские, не сводя с него оружия, кричали:

— Не двигайся! Мы будем стрелять!

Однако никто из них не решался нажать на курок.

— Не приближайтесь ко мне, иначе я вышибу ему мозги! — исступленно заголосил Стэн. — Я убью его!

— Стреляйте же, кто-нибудь! — крикнул Риггс.

Наконец он понял, что никто из полицейских в своего же стрелять не станет. Тогда Риггс повернул голову к Стэну и заорал:

— Ну, стреляй же! Убей меня! Давай!

Преступник в замешательстве остановился. Воспользовавшись его нерешительностью, Риггс выхватил у Стэна револьвер и ударил его головой по переносице. Тот вскрикнул от боли и отшатнулся. Риггс схватил его за куртку и приставил дуло револьвера к подбородку. В этот момент на Риггса было страшно смотреть. Его глаза сверкали безумной решимостью разнести голову преступника, лицо было искажено гримасой бешенства.

Стэн дрожал от страха, ожидая смерти в любую секунду. Риггс исступленно кричал:

— Ну что, нравится, мать твою? Мне нажать на курок?

К Риггсу подскочил один из полицейских. Он был напуган не меньше преступника, к подбородку которого был приставлен револьвер. Дрожащим голосом полицейский сказал:

— Эй-эй, Риггс, не нужно. Отпусти его.

Полицейский осторожно взял револьвер из медленно разжавшейся руки Риггса. Задыхаясь после происшедшего, Мартин отошел в сторону. Полицейские поспешно оттащили арестованного к машине. Риггс, словно вытащенная из воды рыба, хватал ртом воздух. По его лицу стекали крупные капли пота.


После царившей весь день духоты вечер принес проливной дождь. Потоки воды заливали улицы. Лишь мальчишки, считавшие такую погоду самой подходящей для развлечений, колесили по мостовым на велосипедах, поднимая тучи брызг. Такая погода была типичной для рождественских дней в этом штате.

Мартин Риггс сидел в своем домике перед экраном телевизора. Рядом с его диваном стояла наполовину опустошенная бутылка виски. Риггс понемногу отхлебывал из высокого стакана. Не обращая внимания на приключения Бакса Банни, который боролся на экране телевизора с рождественской стужей, Риггс смотрел на две фотографии в рамке, которые лежали у него на коленях. На одном из снимков была изображена красивая девушка в подвенечном платье — Виктория-Линн Риггс. На другой фотографии Мартин и Виктория-Линн стояли перед свадебным алтарем.

Мартин отпил из стакана виски и поставил его рядом с диваном. Глаза его были полны слез. Такие вечера для Риггса были невыносимы. Всякий раз он испытывал непреодолимое желание покончить со всем этим. Потеря жены надломила его, сделав неврастеником, ищущим смерти.

Вот и теперь он достал из-за пояса свой пистолет и оттянул затвор. Выбросив патрон, который находился в стволе, Риггс положил пистолет на колени, рядом с фотографиями. Затем он достал из кармана специально приберегавшийся для подобного случая патрон с блестящей пулей в такой же сверкающей гильзе. Обычно Риггс носил его в кармане либо на шее. Мартин сдул с патрона несуществующие пылинки и аккуратно вставил его в ствол.

Он взвел курок и несколько мгновений пристально смотрел на оружие полными слез глазами. Потом он протер уголком покрывала ручку пистолета и снова посмотрел на фотографии. На него смотрели счастливые лида.

Риггс поднял пистолет, повернул его к себе стволом и долго смотрел в отверстие. Едва сдерживая слезы, он поднес пистолет ко лбу. Через мгновение он передумал и вставил ствол себе в рот, решив, что так будет лучше. Он держал пистолет двумя руками, положив большой палец правой руки на спусковой крючок. Несколько секунд Риггс примеривался, откинув голову на диван. Большой палец начал медленно опускаться на крючок, но спустя мгновение Риггс остановился. Чувствуя себя не в силах пустить пулю в голову, он в изнеможении опустил пистолет и положил его на диван. После этого он, наконец, дал волю чувствам. Разрыдавшись, как ребенок, Риггс глотал слезы, глядя на свои свадебные снимки. Он прижал фотографию жены к залитому соленой влагой лицу и едва слышно произнес:

— Мне так не хватает тебя, Виктория-Линн…

Немного успокоившись, он вытер с лица капли слез и продолжил разговор со снимком:

— Глупо, правда?

Он отложил рамку в сторону и снова выпил виски.

— Ладно, до встречи, — и добавил спустя несколько мгновений, — до очень скорой встречи.

Дождь продолжал заливать улицы.


Утро в полицейском участке начиналось не совсем обычно. Выстроившись в ряд, несколько полицейских офицеров репетировали рождественскую песню. Дирижером выступала пожилая седовласая женщина в полицейской униформе — сержант Риддик из отдела регулирования уличного движения. Она руководила нестройным хором с помощью резиновой дубинки.

— Тихая ночь, ясная ночь…

Один из участников готовившейся в участке вечеринке постоянно выбивался из общего ритма. Риддик недовольно наморщила лоб и замахала дубинкой перед носом неумехи:

— Стоп, стоп! Галли, я же сказала — по счету три. — Затем она обратилась ко всем участникам хора. — И побольше чувства! Не забывайте — это же рождественская песня. Начнем снова. Галли — по счету три, понятно? Итак, раз, два, три!

На этот раз рождественский гимн стал звучать намного приличнее.

— Тихая ночь, ясная ночь,

Ночь перед Рождеством…

Шеф отдела по расследованию убийств, капитан Эдвард Мэрфи, вышел из своего кабинета и столкнулся в коридоре с миссис Джонсон, невысокой белокурой женщиной средних лет. Она недавно начала работать в полицейском департаменте Лос-Анджелеса в необычной для полиции должности — штатного психолога. В ее задачи входило постоянное наблюдение за психическим состоянием служащих департамента, оказание психологической помощи полицейским, перенесшим нравственные и физические травмы. В последнее время особым объектом ее внимания был сержант Мартин Риггс. Его поступки явно выходили за рамки нормального поведения. Вот и вчера, в очередной раз, он безрассудно подставлял себя под пулю преступника, который захватил его в заложники. Это сильно беспокоило Джонсон. Как опытному психологу, ей было ясно, что в поведении Риггса после потери жены определяющую роль играют суицидальные мотивы. Такое часто встречается в психиатрической практике и способы лечения подобных расстройств давно известны.

Однако капитан Мэрфи не слишком учитывал в своей работе пожелания психолога. У него было полно своих проблем — как обычно, не хватало полицейских, количество преступлений росло. Риггса же он считал вполне подходящим для опасной работы на улицах. Джонсон никак не могла убедить Мэрфи в том, что Риггсу необходимо сменить работу.

— Капитан, зачем вы посылали Риггса на это задание? — набросилась Джонсон на Мэрфи, едва он вышел из кабинета. — Вы понимаете, что он мог погибнуть?

Мэрфи нетерпеливо отмахнулся:

— Ерунда. К тому же, он сам просил.

Джонсон не собиралась отступать. Она решила на этот раз довести дело до конца. Риггса нужно либо вообще отстранить от работы, либо перевести на другой участок.

— Вы же не считаете, что он просто играет в какую-то игру? — сказала она.

— Именно так я и считаю, — Мэрфи медленно шел по коридору. — Я сам не один раз это видел. Ничего страшного. Немного времени — и он придет в себя.

Капитан не испытывал ни малейшего желания разговаривать на эту тему, которая казалась ему не стоящей выеденного яйца. Риггс — не такой полицейский, которому требуется помощь психиатра. Он сам сможет справиться со своими проблемами. Однако Джонсон была настойчива.

— Это очень опасное заблуждение, капитан. Я хочу напомнить вам, что его жена, с которой он жил одиннадцать лет, совсем недавно погибла в автомобильной катастрофе. К тому же…

Мэрфи не дал Джонсон договорить.

— Я все знаю про Риггса, — отрезал он.

— Вы слишком мало знаете, — настойчиво продолжала психолог.

Мэрфи уже надоел этот разговор и он пытался отделаться от Джонсон, односложно отвечая на ее слова:

— Я знаю, что он крепкий парень.

Джонсон начала срываться на повышенный тон:

— Как вы не понимаете? Он на грани. Возможно, он уже сошел с ума!

Мэрфи остановился и насмешливо сказал:

— Вы считаете, что он сошел с ума?

Джонсон запальчиво жестикулировала.

— Да! — едва не выкрикнула она. — И вы совершаете огромную ошибку, когда поручаете ему какие-то опасные задания. Он — потенциальный самоубийца!

Все так же иронически Мэрфи поинтересовался:

— И что, у вас нет никаких сомнений в этом?

Джонсон поняла, что зашла слишком далеко, и уже более спокойно сказала:

— Ну, разумеется, абсолютной уверенности у меня быть не может, пока я детально не обследовала его состояние. Конечно, остаются какие-то шансы…

Мэрфи укоризненно покачал головой:

— Вот видите, вы сами не можете сказать ничего определенного, доктор.

Он подошел к мужскому туалету и остановился у двери. Джонсон, почувствовавшая, что ее профессиональная репутация поставлена под сомнение, снова занервничала:

— Капитан, того, что известно, вполне достаточно, чтобы предпринять какие-то меры.

Мэрфи начал терять терпение.

— Что я могу предпринять? — заявил он. — Посажу его за стол точить карандаши?

— Неужели нет никакого выхода? — обеспокоенно сказала Джонсон. — Может быть, ему нужен новый напарник? Более спокойный, уравновешенный? Переведите его куда-нибудь, в конце концов! Он же убьет себя!

Мэрфи открыл дверь в туалет.

— Послушайте, психолог, — сказал он, — если Риггс убьет себя, мы с вами поймем, что я был неправ.

Он произнес это тоном, говорящим о том, что дискуссия относительно сержанта Мартина Риггса подошла к завершению. Тем не менее Джонсон попыталась все-таки склонить капитана к продолжению разговора:

— Вы ошибаетесь. Послушайте…

Мэрфи перебил ее:

— Простите, мэм, вы разрешите мне заняться своими делами здесь без вашего участия?

С этими словами он закрыл перед лицом Джонсон дверь с надписью «М». Психолог несколько секунд обескураженно стояла перед дверью, затем в бессилии пнула дверь ладонью.

— Засранец! — в сердцах сказала она.


Мюрто сидел в своем кабинете над документами. Собственно, это был не кабинет, а рабочее место со столом, парой стульев и сейфом для бумаг. Стол был завален папками и протоколами. От коридора и других рабочих мест кабинет Роджера Мюрто отделяли стеклянные стены. Дверь в коридор была открыта.

За спиной уткнувшегося в папку с бумагами Мюрто стоял, прислонившись к стенке, сержант Маккаски — невысокий брюнет в измятом пиджаке и со следами небритости на лице. Маккаски работал вместе с Мюрто в отделе по расследованию убийств.

— Знаешь, Роджер, — задумчиво сказал он, — мы очень отстали от времени. Сейчас восьмидесятые годы. Мужики должны быть крепкими. К тому же они должны уметь правильно демонстрировать свои чувства, а если надо, скрывать их, особенно от женщин.

Мюрто не обращал внимания на это проявление утренней разговорчивости. Маккаски продолжал рассуждать.

— Вот я, наверное, настоящий человек восьмидесятых годов, — с чувством сказал он.

— Почему это? — не поднимая головы от документов, спросил Мюрто.

Маккаски повернулся и, чуть помолчав, сказал:

— Потому, что вчера ночью я плакал в постели.

Этот факт так удивил Роджера, что он оторвался от изучения протоколов и спросил:

— Ты был с женщиной?

Маккаски повернулся и вышел из-за спины Мюрто.

— Нет, я был один, — сказал он, остановившись перед столом. — Поэтому я и плакал.

Он направился к двери. Мюрто снял очки и изумленно сказал:

— Похоже, что ты действительно человек восьмидесятых.

Маккаски развел руками и, не говоря больше ни слова, вышел из кабинета. Мюрто не успел обратиться к документам снова, как в кабинет вошел один из детективов, занимавшийся делом о самоубийстве Аманды Ханса-кер. Он держал в руках папку с несколькими листками. Мюрто вопросительно посмотрел на детектива.

— Родж, есть новости по делу Аманды Хансакер, — сказал тот. — Здесь у меня результаты вскрытия.

Мюрто отодвинул в сторону бумаги на своем столе:

— Давай.

— Это не совсем самоубийство.

Мюрто поднял брови:

— Что?

Детектив открыл папку и протянул протокол вскрытия Мюрто:

— Сюрприз, сюрприз!

— Покороче! — нетерпеливо сказал Мюрто.

— Во-первых, она принимала наркотики, причем нескольких разновидностей — и порошковый кокаин, и пилюли.

Мюрто проворчал:

— Это я и сам видел. Они там повсюду были разбросаны.

В этот момент внимание его привлекла странная пара в коридоре. Лейтенант Макклири приближался к кабинету Мюрто вместе с незнакомым типом. Это был молодой мужчина с гривой темных волос, выбивавшихся из-под кепки-бейсболки. На нем были надеты потрепанная черная куртка и тертые синие джинсы. Мужчина беспокойно оглядывался по сторонам, явно из-за чего-то нервничая. На плече он держал странного вида матерчатую сумку. Там вполне могло быть оружие. Лейтенант что-то объяснял этому странному типу, размахивая руками. Они остановились возле кабинета Мюрто. Макклири ушел, оставив непонятного посетителя одного. Он уселся на стоявший в коридоре стул, бросая подозрительные взгляды вокруг. Мюрто настороженно поднялся со своего места и подошел к двери. Детектив удивленно проводил его взглядом и продолжил:

— Но не это самое главное.

— Да-да, — рассеянно сказал Мюрто, не сводя взгляда с субъекта в бейсболке.

Тот беспокойно ерзал на месте.

— Все дело в том, что в капсулы, которые проглотила Аманда Хансакер, была добавлена ядовитая кислота, — сообщил детектив. — Я не знаю, кто это сделал, но экспертиза установила этот факт. Если бы она не выбросилась из окна, она все равно бы погибла примерно через пятнадцать минут.

Мюрто на мгновение отвлекся от наблюдения за странным типом в коридоре и, обернувшись, сокрушенно произнес:

— Час от часу не легче.

Субъект в бейсболке испытывал явное беспокойство. Он нервно оглядывался по сторонам, теребя полу куртки. Мюрто уже почти не сомневался в том, что он задумал что-то недоброе. Того и гляди, у него окажется оружие. Непонятно было, как он вообще попал сюда. Вся внешность этого типа говорила о том, что его место либо на улице, среди мелких торговцев наркотиками, либо в тюрьме.

Мюрто был гак занят наблюдением, что не обратил внимания на капитана Мэрфи, который подошел с другой стороны коридора и остановился рядом с Мюрто. Критически оценив внешность сержанта, Мэрфи язвительно произнес:

— Привет, Родж. Ты становишься моложе с каждым днем. Особенно это заметно, когда ты сбриваешь бороду.

Обиженно покачав головой, Мюрто сказал:

— Спасибо, капитан. То же самое я могу сказать о вас.

Детектив, стоявший в кабинете Мюрто, удивленно заметил:

— Ты действительно сбрил бороду, Роджер.

Мюрто снисходительно парировал:

— Ты настоящий сыщик.

Его внимание вновь целиком поглотил сидевший в коридоре незнакомец.

— Так, и еще кое-что, — продолжал детектив.

— Я слушаю, — не оборачиваясь, сказал Мюрто.

— Судя по всему, перед смертью с ней кто-то переспал. Правда, следов спермы не обнаружено, однако матка находилась в сокращенном состоянии. Ну, и кое-что еще говорит об этом. Короче, сам прочитаешь. Это первое.

Не сводя глаз с подозрительного субъекта, Мюрто спросил:

— А что второе?

Детектив засмеялся:

— Второе — это то, что у тебя теперь будет новый напарник, Роджер.

Мюрто застонал:

— О, нет! Опять небось новичок?

— Да нет, он уже давно в полиции. В последнее время работал как агент под прикрытием. Теперь его перевели сюда. Об этом только что распорядился капитан Мэрфи.

Мюрто сокрушенно покачал головой:

— Прекрасно.

В этот момент Мюрто заметил, как субъект в бейсболке вытащил из-под куртки пистолет и передернул затвор. Предчувствия Мюрто оправдались. Этот тип действительно был вооружен.

— Пистолет! — закричал Роджер и бросился к вооруженному незнакомцу.

В участке мгновенно воцарилась напряженная тишина. Тип с пистолетом вытянул оружие перед собой, оглядываясь по сторонам, словно не понимая, что Мюрто имел в виду именно его пистолет. Остальные полицейские решили, что Мюрто обнаружил в участке террориста. Сержант подбежал к незнакомцу и попытался выбить пистолет из его руки. Однако тот молниеносным движением завалил Мюрто на пол и наступил ему ногой на грудь. У Роджера перехватило дыхание. На него в упор смотрел ствол пистолета, а возбужденно расширившиеся глаза незнакомца не обещали ничего хорошего.

К Мюрто подбежали Маккаски и еще несколько сослуживцев.

— Познакомься, Роджер, — сказал детектив, который вышел из его кабинета. — Это Мартин Риггс, твой новый напарник.

Напряженное лицо Риггса смягчила легкая улыбка. Он снял ногу с груди поверженного партнера и спрятал пистолет.

— Я слишком стар для всего этого дерьма… — протянул Мюрто, лежа на полу.


В полутемном подземном гараже полицейского участка было сыро и прохладно. Здесь совершенно не ощущалась утренняя калифорнийская жара. Риггс и Мюрто направлялись к машине. Мартин нес на плече небольшую холщовую сумку, покуривая на ходу. Напарники отправлялись на первую совместную трапезу — Риггс предложил съесть чего-нибудь горячего. Это было кстати — Мюрто договорился о встрече с Майклом Хансакером.

Роджер уже успел разузнать кое-что о новом напарнике.

— Говорят, ты — хороший полицейский, — сказал он, перекладывая плащ с руки на руку.

— Я слышал то же самое о тебе, — ответил взаимностью Риггс.

Рот Мюрто растянулся в улыбке.

— Стараюсь, — сказал он. — Я кое-что уже знаю о тебе. Ты там вчера кое-что выкинул. Настоящий герой. Хотя, по-моему, это было несколько безрассудно.

Риггс промолчал.

— Насколько я знаю, ты был во Вьетнаме, — продолжил Мюрто. — Ты участвовал в проекте «Феникс», спасал наших военнопленных. Это правда?

Риггс односложно ответил:

— Да.

Мюрто заметил:

— Но ведь все уже закончилось.

— Что закончилось? — спросил Риггс.

— Война.

Риггс, словно не желая рассуждать на эту тему, сказал:

— Да, я знаю.

Мюрто со значением произнес:

— Я просто хотел напомнить тебе об этом.

Возникла неловкая пауза. Риггс не реагировал на замечания Мюрто. Чтобы как-то разрядить возникшую напряженность, Роджер сменил тему:

— Серьезная у тебя пушка.

Это больше нравилось Риггсу, чем разговоры на темы, касающиеся его душевного состояния. Он достал пистолет из-за пояса, и, вынув из рукоятки обойму, протянул оружие Мюрто.

— Хочешь посмотреть?

Роджер аккуратно взял пистолет и повертел в руках.

— Девятимиллиметровая «Беретта», — сказал он, рассмотрев пистолет повнимательнее. — Пятнадцать патронов в магазине и один — в стволе. Неплохая штука.

Он протянул «Беретту» Мартину. Риггс спрятал пистолет за пояс и спросил Мюрто:

— А у тебя что? Стандартный?

Мюрто кивнул головой:

— Обычный. «Смит-Энд-Вессон», семь шестьдесят две.

— Шестизарядник?

— Да.

Риггс понимающе сказал:

— Многие старики ходят с шестизарядниками.

Мюрто обиженно промолчал, вновь почувствовав небольшую неполноценность в связи со своим возрастом. Партнеры подошли к машине.

— Я еще слышал, что ты специалист по рукопашному бою, — сказал Мюрто несколько язвительным тоном, пытаясь поддеть Риггса.

— Да, — довольно равнодушно ответил тот.

— Настоящий убийца? — продолжал Мюрто, открывая дверцу автомобиля. — Про тебя говорят, что тебя следовало бы зарегистрировать в полиции как смертельное оружие.

Риггс подождал, пока Мюрто откроет ему дверцу изнутри, бросил на заднее сиденье свою сумку и снял кепку-

— Слушай, приятель, — сказал он довольно резко. — Кончай вешать мне это дерьмо на уши. Все знают, почему меня перевели сюда. Я заслужил здесь репутацию человека, который пытается покончить с собой. Все считают, что мне конец. Никто не хочет работать со мной. Я не хочу, чтобы ты считал, что я пытаюсь получить пенсию как сумасшедший. Это для меня слишком унизительно. В любом случае-, я уверен, что мне конец! Поэтому все пытаются держаться от меня подальше.

После этого длинного монолога воцарилась несколько напряженная тишина. Мюрто через несколько мгновений в сердцах бросил:

— Знаешь что? Я тоже не хочу работать с тобой!

Риггс иронически хмыкнул:

— Да ну?

Мюрто, стараясь не смотреть на нового партнера, раздраженно сказал:

— Но у меня нет выбора.

Риггс уже более спокойным тоном завершил первое знакомство:

— Прекрасно.

Усевшись в машину, Мюрто обреченно закатил глаза:

— Бог меня ненавидит.

Риггс мрачно улыбнулся и, выпуская облако дыма, сказал:

— А ты попробуй ненавидеть его в ответ. Иногда это помогает. По себе знаю.

Автомобиль медленно выехал из гаража.


Ночной клуб «Пеликан» был почти пуст. Сейчас многочисленные столики были пусты, бутылки исчезли со стойки бара. Утреннюю тишину нарушал грохот какой-то захудалой рок-группы, демонстрировавшей свое оглушительное искусство местному импрессарио. Седовласый мужчина с резкими, словно вырубленными из камня, чертами лица и военной выправкой, скрестив руки на груди, стоял в небольшом отдалении от сцены. Происходившее вокруг, очевидно, мало интересовало его. На лице генерала Питера Маккалистера невозможно было увидеть ни единого проявления чувств.

Дверь заднего входа в клуб открылась и в сопровождении широкоплечего блондина в сером костюме вошел мужчина явно латиноамериканской внешности, в черном кожаном пиджаке. У двери его встретил высокий, крепко сложенный альбинос с грубыми чертами лица.

— Добрый день, мистер Мендез, — сказал он вошедшему.

— Здравствуйте, — настороженно оглядываясь, ответил Мендез.

Альбинос обратился к охраннику, который вошел вместе с посетителем:

— Вы обыскивали его, мистер Лодж?

Лицо Мендеза скривилось в брезгливой гримасе:

— Да кончайте вы, меня уже на улице обыскали.

Лодж кивнул. Однако альбинос жестко сказал:

— Делайте свое дело, мистер Лодж.

Охранник нагнулся и начал обыскивать визитера, начиная с ботинок. Он делал это с тщательностью, выдававшей в нем профессионала. Добравшись до пояса, одним движением охранник поднял руки Мендеза, который с искаженным от возмущения лицом произнес:

— А вы кто такой?

Альбинос внимательно следил за тем, как Лодж заканчивает обыск. После этого он холодно сказал:

— Если для вас это имеет очень большое значение, можете называть меня мистером Джошуа.

Лодж отошел в сторону. Мендез опустил руки и недовольно сказал:

— Ну и прием у вас, мистер Джошуа.

Не обращая внимания на его слова, Джошуа направился к сцене, сделав Лоджу знак рукой присматривать за посетителем. Мендез нетерпеливо топтался у входа, словно нежеланный гость. Из темноты клуба вышел еще один высокий плечистый охранник с автоматом «Узи» в руках. Все подчиненные генерала Маккалистера были одеты в строгие гражданские костюмы, но внешность их говорила о том, что эти люди знали вкус армейской службы.

— Что это такое? — закричал импрессарио.

Музыканты продолжали терзать струны. Импрессарио выскочил на сцену и отчаянно замахал руками.

— Стойте! Стойте! Хватит! — заверещал он, — Это что, по-вашему, музыка?

Грохот умолк.

— Такую группу я мог на любой помойке бесплатно подобрать! Это не пойдет! Вы что-нибудь другое играть можете?

Пока музыканты выясняли отношения со своим работодателем, в клубе стояла глухая тишина. Джошуа подошел к Маккалистеру, по-солдатски повернулся и обратился:

— Генерал, мистер Мендез здесь.

Маккалистер медленно обернулся. У двери, неуютно озираясь, стоял в окружении двух вооруженных охранников мистер Мендез. Генерал направился ко входу. Не доходя нескольких метров до посетителя, он остановился. Джошуа стоял за его спиной.

— Здравствуйте, мистер Мендез, — холодным тоном произнес Маккалистер. — Как ваши дела?

Мендез нервно отряхнул пиджак.

— Хорошо, — сказал он оскорбленно. — Где вы взяли этого психа?

Он показал на вышедшего из-за спины генерала Джошуа. Маккалистер бросил взгляд на альбиноса и еще более холодно сказал:

— По-моему, это не смешно, мистер Мендез.

— По-моему, все это не смешно, — раздраженно сказал Мендез.

Генерал повел головой:

— Что вы имеете в виду?

Мендез покосился на вооруженных людей, стоявших возле него, и нервно произнес:

— Вы используете наемников. Они же в любой момент подставят вас. Разве вы этого нс понимаете? Или я ошибаюсь и они не наемники?

Маккалистер ответил:

— Нет, вы не ошибаетесь.

Мендез еще более горячо сказал:

— И вы думаете, что я буду вам и им верить?

Генерал брезгливо посмотрел на собеседника и жестко сказал:

— Они мне верны, мистер Мендез.

Гот стал размахивать руками:

— Да дерьмо это все!

— Вы курите, мистер Мендез? — неожиданно резко спросил Маккалистер.

Не ожидавший смены темы Мендез удивленно спросил:

— Что?

— Вы курите?

— Да причем здесь это? — закричал Мендез. — Какая вам разница — курю я или не курю?

Маккалистер по-военному рявкнул:

— Вы курите?

Мендез вздрогнул. По его лбу потекла тонкая струйка пота. Он произнес едва слышно:

— Да.

— У вас есть зажигалка? — продолжил Маккалистер.

— Что, вам нужна моя зажигалка? — дрожащим голосом спросил Мендез.

— Зажигалку! — взбешенно закричал генерал.

— Да-да, — напуганно произнес Мендез.

Он достал из кармана пиджака газовую зажигалку и протянул ее Маккалистеру.

— Хорошо.

Генерал схватил Мендеза за руку вместе с зажатой в ладони зажигалкой и зажал ее перед собой.

— Эй-эй, да вы что, спятили! — заверещал напуганный до смерти визитер. — Что вы делаете, мать вашу?!

Генерал повернул к ниму голову и угрожающе произнес:

— Заткнись! И не двигайся!

Маккалистер щелкнул зажигалкой. Включенный на полную катушку газ полыхнул внушительной струей.

— О, черт, — застонал Мендез.

Генерал поднял руку Мендеза с зажженным пламенем повыше и обратился к альбиносу:

— Мистер Джошуа. Левую руку, пожалуйста.

Джошуа с воинским повиновением аккуратно закатал рукав пиджака и обнажил левое запястье. Затем он подошел ближе и протянул руку к огню. С ненавистью глядя на Мендеза, Джошуа подставил запястье, которое стал лизать язычок пламени. Вокруг распространился запах горящей кожи. Джошуа, не издав ни единого звука, продолжал держать руку над огнем зажигалки. Мендез в отвращении отвел глаза.

— Да не надо, черт побери… — пробормотал он, стараясь не смотреть в горящие безумным блеском глаза Джошуа. — Что вы делаете? Вы с ума сошли…

Джошуа скрипел зубами, но не проронил ни звука.

— Вы, психи чертовы! — закричал Мендез. — Кончайте!

Наконец, генерал выключил зажигалку. Джошуа стоял с вытаращенными, словно безумец, глазами. Кожа на его левом запястье обгорела, но он не убирал руку. Мендез скулил:

— Да вы здесь все свихнулись…

Маккалистер сказал:

— Пусть Эндо посмотрит руку мистера Джошуа.

Альбинос опустил руку и, кивнув головой, направился куда-то во внутренние помещения клуба.

— Слушаюсь, сэр.

Генерал отпустил руку Мендеза, который вытер лоб, залитый потом, и отступил на пару шагов назад. Маккалистер сложил руки на труди и холодно сказал:

— Так вы намерены поддерживать с нами деловые отношения, мистер Мендез?

Тот испуганно посмотрел в спину удаляющемуся Джошуа. Мендез псе еще не пришел в себя после этой демонстрации преданности. Он едва мог выговорить:

— Господи…

Маккалистер настойчиво обратился к нему снова:

— Вы хотите что-то купить у нас?

Мендез наконец опомнился.

— Да, да, конечно, — забормотал он. — Господи, я согласен!

Он стал медленно отступать назад, но уперся в широкие плечи охранников.

— Попробуй не иметь с вами дела. Вы же кретины чертовы, — испуганно произнес он.

Маккалистер, не сводя пристального взгляда с Мендеза, тихо сказал:

— Героин мы получим в пятницу вечером. Приготовьте деньги, мистер Мендез.

Тот стал кивать головой.

— И еще, — многозначительно добавил генерал. —

Чтобы не было никаких фокусов. Не вздумайте делать глупости, иначе вам придется иметь дело с мистером Джошуа. Вы поняли меня?

Мендез стал трясти головой так, что, казалось, он хочет оторвать ее:

— Да, да, разумеется… Мистер Джошуа… Я все понял…

Охранники расступились, давая Мендезу выйти на улицу. Вытирая лицо, будто после кошмарного сна, он направился к выходу. Маккалистер бросил ему вслед:

— Счастливого Рождества!

Мендез обернулся и пробормотал:

— Да-да, с Рождеством…

Он вылетел за дверь с такой стремительностью, словно за ним гнался голодный тигр.

Генерал Маккалистер снова вернулся к сцене, где неудачливые музыканты пытались изобразить нечто вроде рок-н-ролла.


Мюрто встретился с Майклом Хансакером в пустом баре огромного мебельного магазина. Среди образцов мебели кое-где ходили редкие покупатели. Обстановка здесь позволяла поговорить спокойно и без лишних глаз.

Роджер смотрел на старую черно-белую фотографию, на которой были изображены сидящие в баре Мюрто и Хансакер. На них была военная форма. На обороте фотокарточки стояла подпись: «Сайгон, 1965». Оба были молоды и веселы.

Риггс в ожидании напарника медленно прохаживался возле дверей магазина, изредка бросая взгляд в сторону Мюрто.

Роджер положил фотографию на столик, за которым они сидели вместе с Майклом Хансакером, и несколько секунд удрученно молчал. Наконец он поднял голову. Ему было очень тяжело говорить:

— Майкл, вскрытие показало, что Аманду отравили. Далее если бы она не выбросилась из окна, смерть все равно наступила бы через четверть часа.

Хансакер посмотрел на Мюрто полными слез глазами. Во взгляде его было непонимание.

— О чем ты говоришь, Роджер?

Мюрто отвел взгляд, чувствуя себя не в силах говорить на эту тему:

— Ее убили, Майкл.

— Убили? — переспросил Хансакер, словно не веря тому, что услыхал.

— Да, — кивнул головой Роджер.

Хансакер схватился за голову руками и встал из-за стола. Он подошел к окну и стал смотреть на улицу. Мюрто помолчал, затем обратился к Майклу:

— А почему ты искал меня?

Хансакер почему-то замялся и не смог ответить сразу. Этот вопрос привел его в небольшое замешательство.

— Ну, я слышал… — невнятно произнес он, — …кто-то сказал мне… в общем, я узнал, что ты работаешь здесь… И я… я подумал, что… может быть, ты поможешь… ты вытащишь ее и меня…

Мюрто удивленно посмотрел на Хансакера.

— Откуда я мог вытащить вас? — с недоумением спросил он.

Майкл снова замялся:

— Ты ведь знаешь: Аманда была проституткой. И, кроме того, она снималась в кино… В порнографических фильмах. Я подумал, что ты сможешь чем-нибудь помочь ей…

Последние слова он произнес с усилием. Сев за стол, Хансакер вынул из бумажника фотоснимок дочери и, едва взглянув на него, разрыдался.

Мюрто взял его за руку:

— Успокойся, Майкл. Тише, тише.

Хансакер затих, вытирая слезы рукавом пиджака.

— Ты — мой должник, — сказал он, немного успокоившись. — Помнишь, Роджер?

Мюрто как-то отстраненно кивнул головой:

— Да.

Он встал и повернулся лицом к улице. Хансакер надрывным тоном' произнес:

— Я хочу, чтобы ты их нашел, Роджер. Сколько бы их ни было.

Мюрто, не оборачиваясь, смотрел на улицу.

— Пожалуйста, — повторил Хансакер. — Я знаю, что ты можешь это сделать. Найди и убей их.

Мюрто бессильно произнес:

— Майкл, я ведь просто полицейский офицер.

— Мне плевать, — теряя самообладание, нервно сказал Хансакер. — Какая разница? Я знаю, что ты просто полицейский. Я хочу, чтобы ты убил их всех.

Мюрто медленно пошел к выходу. Разговор перешел совсем в другое русло, нежели он ожидал. Хансакер вскочил с места и побежал за Роджером. Нагнав его у выхода, он схватил Мюрто за плечо и резко развернул его.

— Подожди, Родж. Я прошу тебя, — нервно сказал он, держа его за пиджак, — найди их и убей.

Мюрто опустил голову и посмотрел на руку Майкла. Поняв, что так не стоит поступать, Хансакер отпустил пиджак Роджера, смущенно отводя взгляд.

— Ведь ты можешь это сделать, Родж. Не забывай, что ты — мой должник, — Хансакер пожал руку Мюрто.

Тяжело вздохнув, Роджер кивнул головой:

— Да, я твой должник.

Он постарался быстрее распрощаться:

— Майкл, извини, мне пора.

Разговор оставил у Мюрто неприятное впечатление. Его старый армейский друг не был искренним в своих словах. Он явно что-то скрывал. Чтобы спасти Аманду, вмешательства полицейского офицера вовсе не требовалось. Майкл Хансакер был достаточно силен, чтобы вытащить дочь из того болота, в котором она оказалась. За всем этим скрывалось что-то иное. Мюрто был готов поклясться, что Майкл больше боится за себя, чем мечтать о мщении. И потом — почему Хансакер не обратился к нему раньше? Ведь Аманда стала проституткой не три дня назад. И не три дня назад она пристрастилась к наркотикам. За этим скрывалось нечто более серьезное. Однако Роджер пока не знал, что…

Он поправил пиджак и вместе с Риггсом вышел на ули-ЧУ-

Мартин купил в мексиканской закусочной острый бутерброд с рыбой, а Мюрто ограничился банкой диетической кока-колы. Откупорив ее, он сделал несколько глотков, стараясь успокоиться после тяжелого разговора. Риггс откусил кусок бутерброда и, прожевав его, спросил:

— А что он имел в виду, когда говорил, что ты — его должник, Роджер?

Мюрто неохотно ответил:

— В шестьдесят пятом мы вместе служили во Вьетнаме. Однажды во время боя он спас мне жизнь. Тогда я сказал ему, что буду его должником всю оставшуюся жизнь.

Риггс снова откусил кусок.

— Что ж, это мило с его стороны, — произнес он с набитым ртом.

Мюрто хмуро заметил:

— Я тогда тоже так подумал.

Они подошли к припаркованной неподалеку на улице автомашине. Взглянув на напарника, Риггс предложил:

— Может быть, сейчас мне стоит сесть за руль?

Мюрто отрицательно замахал руками:

— Нет уж, лучше я сам поведу машину. Не забывай, что у тебя склонность к самоубийству.

Риггс рассмеялся и показал рукой на автомобиль с полицейской сиреной на крыше:

— Каждый, кто ездит на такой машине, может считаться потенциальным самоубийцей.

Не успели напарники усесться в автомобиль, как включилась полицейская рация.

— Внимание, внимание! Вызываются все машины в районе Уилшир. На Колорадо-авеню — попытка самоубийства. Человек находится на крыше дома. Вызываются все машины в районе Уилшир.

Едва успев прожевать очередной кусок бутерброда, Мартин засмеялся:

— Когда такое бывало, чтобы мы могли спокойно перекусить, а, Роджер?

Он снял свободной рукой микрофон и, давясь закуской, сказал:

— Центральная, вас вызывает машина э-э… — Риггс повернулся к Мюрто: — Какая у тебя машина?

— Тридцать три двадцать шесть.

— Вас вызывает машина тридцать три двадцать шесть. Сообщение принято.

— Тридцать три двадцать шесть, — отозвалась диспетчер, — вас поняли.

— Выезжаем на место, — сказал Риггс и повесил микрофон. Мюрто обреченно покачал головой.

— Успокойся, Роджер, — весело улыбаясь, сказал Мартин и продолжил расправу с бутербродом. — Люблю я эту работу!

Мюрто отпустил сцепление и машина плавно покатилась по дороге. Диспетчер докладывала по линии о происшествии на Колорадо-авеню:

— Участок оцеплен. Психолог из бригады экстренной помощи уже выехала на место…

Риггс запихнул остатки завтрака в рот и, пережевывая пищу, поинтересовался:

— Эй, Родж, а ты знаешь, где это?


На крыше шестиэтажного здания по Колорадо-авеню стоял человек. Несмотря на калифорнийскую жару, этот темноволосый мужчина лет тридцати поднял воротник своего пиджака. Он беспомощно оглядывался по сторонам, иногда со страхом поглядывая вниз. На тротуаре уже успела собраться толпа зевак, которые с разинутыми ртами таращились на самоубийцу. Он нервно топтался на нешироком карнизе, одной рукой держа поднятый воротник, другой — уцепившись за метровой высоты козырек на крыше. Проезжавшие по авеню автомобили подняли невероятный шум, сигналами гудков оповещая все окрестности о происшествии. Для полиции такое событие отнюдь не являлось неожиданностью. Количество желающих добровольно расстаться с жизнью всегда увеличивалось в дни праздников. Несколько патрульных машин стояло на Колорадо-авеню. Прибывшие в них полицейские старались оттеснить толпу, чтобы освободить место для пожарных машин, прибытие которых ожидалось с минуты на минуту.

Машина Риггса и Мюрто прибыла на место происшествия. Подъезжая к зданию, на котором нерешительно стоял самоубийца, Мартин высунул голову в окно и с любопытством посмотрел на бедолагу, которому очень не хотелось встречать Рождество.

К Риггсу, вышедшему из машины, подбежала хрупкая женщина в полицейской униформе и с облегчением сказала:

— Здравствуйте. Я ужасно рада, что наконец-то хоть кто-то из офицеров полиции прибыл сюда.

— А где же психолог? — спросил Риггс. — Центральная сообщила, что он уже выехал несколько минут назад.

Патрульная полицейская развела руками:

— К сожалению, он задерживается. На мосту огромная пробка, поэтому надежды на то, что он прибудет вовремя, совершенно нет.

Мюрто захлопнул дверцу автомобиля и посмотрел наверх.

— А что это за парень? — поинтересовался он.

Женщина пожала плечами:

— Не знаю. Говорят, что это клерк из какой-то конторы, располагающейся в этом же здании. Вроде бы вчера на вечеринке его бросила девушка, а начальник пригрозил уволить его.

Они подошли ближе к дому.

— Черт, а что же делать? — недоуменно спросил Мюрто.

— Надо снять его оттуда, — сказала женщина. — Или попытаться потянуть время, пока не прибыли пожарные. У них есть большая надувная подушка специально для таких случаев. Только постарайтесь отвлечь его внимание, чтобы он не заметил, что происходит внизу, и не прыгнул вниз до того, как пожарные развернутся.

Мюрто озабочено почесал нос.

— Кто полезет? — неуверенно спросил он,

Риггс снял эту проблему:

— Конечно, я.

Мюрто с сомнением в голосе спросил:

— Ты думаешь, тебе удастся с ним справиться?

Риггс уверенно сказал:

— Я уже имел дело с подобными типами.

— Ты поговоришь с ним?

— Да.

— Хорошо, — кивнул Роджер.

Риггс уверенно направился ко входу в здание.

— Эй-эй, — окликнул его Мюрто. — Только ни пистолет, ни джиу-джитсу здесь не нужны. Просто постарайся стащить его вниз.

— Вас понял, — махнул рукой Риггс, не оборачиваясь. Мюрто беспокойно следил за тем, как Риггс вошел в здание.


На крыше дома дежурил еще один патрульный полицейский. Когда из двери верхнего этажа показался Риггс, он преградил Мартину дорогу:

— Вы кто?

Риггс отвернул полу своей потертой черной куртки. На рубашке была прикреплена запечатанная в пластик карточка-удостоверение.

— Офицер Риггс, — представился он, показывая полицейскому карточку. — Отдел по расследованию убийств.

Полицейский отступил в сторону:

— Хорошо, сэр.

— Где это? — спросил Риггс, оглядываясь.

— Он вон там, — полицейский показал на тот угол крыши, где, судорожно уцепившись за фронтон, стоял самоубийца.

Риггс размашистым шагом направился к нему. Самоубийца стоял спиной к крыше и не видел, что там происходит. Он бросал испуганные взгляды то на толпу, собравшуюся на тротуаре, то себе под ноги, стараясь не сорваться вниз. Очевидно, что пока особого желания покончить счеты с жизнью в один момент он не испытывал. Появление незнакомого человека в паре метров от себя заставило его вздрогнуть.

— С Рождеством! — весело приветствовал его Риггс, перелезая через фронтон на карниз.

Самоубийца истерически закричал:

— Оставь меня в покое! Оставьте меня в покое все!

Риггс вылез на карниз и успокаивающе вытянул руку:

— Тихо, тихо! Успокойся! Лучше скажи мне — зачем ты это делаешь?

Тот нервно выкрикнул:

— Не твое дело, черт возьми!

Риггс посмотрел под ноги. Полицейские и толпа, задрав головы, следили за происходящим на крыше. Пожарных машин пока не было, хотя вой их сирен уже доносился с противоположной стороны здания. Нужно было тянуть время.

— Ладно, ты прав, — сказал Риггс, — Слушай, ты разрешишь мне постоять здесь с тобой?

Он чуть приблизился к самоубийце. Тот заверещал, брызгая слюной:

— Нет! Нет! Если ты дотронешься до меня, я прыгну вниз! Слышишь? Я сейчас прыгну!

Риггсу снова пришлось отчаянно жестикулировать:

— Успокойся, успокойся!

Самоубийца сделал движение, демонстрирующее серьезность его намерений. Он поднял одну ногу, глядя вниз, не отпуская, однако, руку, которой он держался за фронтон.

— Я прыгну, прыгну! — заголосил он.

— Не делай этого! — сказал Мартин. — Успокойся! Мне как же страшно, как и тебе. Ты думаешь, мне нужно хватать тебя за руки и удерживать здесь, или прыгать вместо тебя? Обычно я такого не делаю. Я просто хочу поговорить с гобой. О’кей?

Самоубийца испуганно озирался по сторонам, словно в поисках поддержки.

— Я здесь немножко постою с тобой, ладно? — сказал Риггс.

Пока он отвлекал своего собеседника разговорами, подъехали пожарные машины. Вой их сирен привлек внимание самоубийцы. Он опустил голову и непонимающим взглядом посмотрел на улицу вокруг дома. Здесь уже едва не образовалась пробка. На авеню скапливались медленно проезжавшие по магистрали машины, водители и пассажиры которых высовывались из окон, глядя на то, как два человека стоят на карнизе крыши высокого здания. Пожарные быстро выскочили из машин и стали разворачивать огромное надувное полотнище и присоединять к нему шланги насосов для подачи воздуха.

Мюрто напряженно следил за тем, как его партнер уговаривает самоубийцу. Тот что-то истерично выкрикивал и размахивал рукой. Риггс вылез на карниз. Мюрто пробормотал:

— Ты что?! Не делай этого…

Риггс остановился в полутора метрах от своего визави, продолжая попытки остановить его:

— Слушай, ты ведь не первый парень, с которым такое случается. У многих людей есть проблемы, особенно в такое дурацкое время, как Рождество.

— Ты ничего нс знаешь! — едва не плача, выкрикнул самоубийца.

В глазах Риггса блеснул огонь.

— Ты ошибаешься, — сказал он твердо.

Воспользовавшись тем, что покинутый девушкой и обиженный начальником неврастеник снова посмотрел вниз, Риггс попытался подойти к нему поближе. Однако тот мгновенно повернул голову и заверещал:

— Не трогай меня! Не трогай!

Риггс успокаивающе поднял руку:

— Ладно, ладно.

Самоубийца плачущим голосом произнес:

— А не делаю ничего дурного и не нарушаю никаких законов.

Риггс утвердительно кивнул головой:

— Я знаю. Это совсем не похоже на убийство какого-нибудь человека, как можно было бы подумать.

— Я себя хочу убить, себя! — закричал мужчина. — Что тебе от меня нужно.

Риггс медленно приближался, выставив вперед руку.

— Я все знаю. Успокойся. Тебе больно, конечно, — сказал он. — Только знаешь, что?..

— Не подходи ко мне! — истошно закричал самоубийца.

Риггс умоляющим тоном произнес:

— Слушай, у меня там шеф внизу стоит. Я ведь должен сделать вид, что пытаюсь спасти тебя. Пожалуйста, успокойся. Честное слово, я хочу просто постоять здесь с тобой и поговорить. Больше ничего.

Немного успокоившись, самоубийца нерешительно произнес:

— Ты не будешь ничего делать?

Риггс отчаянно замотал головой, пытаясь убедить его в искренности своих слов:

— Нет, нет!

— Клянешься?

Риггс как можно убедительнее произнес:

— Ты что же, думаешь, что я хочу упасть вместе с тобой? Обещаю, что я только поговорю с тобой.

— Н-ну ладно, — дрожащим голосом сказал самоубийца.

Риггс полез в карман куртки и достал оттуда пачку «Уинстона». Он сунул в рот одну сигарету и прикурил от огня зажигалки. После этого Мартин протянул пачку своему собеседнику.

— Давай хоть покурим, — предложил он. — Ты хочешь покурить?

— Да

Риггс затянулся и пошутил:

— Надеюсь, мы не успеем умереть от рака.

Внизу снова раздался вой сирен — подъехали еще несколько полицейских патрульных машин. Самоубийца испуганно посмотрел вниз. Затем он протянул руку и трясущимися пальцами паял из пачки сигарету. Риггс сунул пачку назад в карман и протянул зажигалку:

— Вот, прикуривай.

Самоубийца наклонился над рукой Риггса. В мгновение ока тот выхватил из-за пояса металлические наручники и застегнул одну половину на руке готовившегося прикурить психопата.

— Эй, ты что делаешь? — завопил тот, выронив сигарету.

Риггс быстро застегнул вторую половину наручников на своей руке.

— Что эго? — кричал прикованный к Мартину самоубийца.

Риггс довольно пыхнул дымом в лицо бедолаги и произнес полным удовлетворения голосом:

— Тебе придется смириться с этим.

Наблюдавший за Риггсом с улицы Мюрто, заметив,

как тот застегивает наручники, простонал:

— О, нет!

Самоубийца, нс веря своим глазам, смотрел на запястье, на котором красовалась стальная дужка.

Риггс повертел ключом перед носом бедолаги:

— Видишь?

С этими словами он бросил ключ вниз.

— Бай-бай, — с улыбкой произнес он.

— Ты — сумасшедший! — заверещал самоубийца.

Риггс сделал рукой жест, демонстрирующий полную бесплодность дальнейших попыток покончить с собой.

— Конечно, ты можешь прыгнуть вниз, — насмешливо сказал он, — но теперь ты будешь не один и, естественно, станешь убийцей. Пойдем со мной.

Он потащил бедолагу назад, на крышу.

— Ах ты, сволочь! — заорал тот, сопротивляясь.

Риггс, не оборачиваясь, ответил:

— Да, ты убьешь полицейского.

— Я убью сумасшедшего!

Риггс со смехом сказал:

— Да — сумасшедшего, но при этом полицейского офицера.

Самоубийца попытался прибегнуть к последнему аргументу:

— Я прыгну вниз! Я прыгну, мать твою! — завизжал он, цепляясь рукой за фронтон.

Это последняя фраза взбесила Риггса. Резко обернувшись, он прошил самоубийцу бешеным блеском выпученных глаз и дико заорал:

— Ты хочешь прыгнуть? Прекрасно! Давай! Давай, ублюдок! Давай прыгнем вместе! Хочешь? Давай!

Не давая своему подопечному, который трясся в истерике, прийти в себя, Риггс прыгнул вниз, увлекая его за собой.

— А-а-а! — закричал тот, срываясь с карниза.

Толпа внизу ахнула. Женщины завизжали. Все машины на улице резко затормозили, едва не наезжая друг на друга. Двое мужчин со скованными наручниками запястьями летели вниз, туда, где быстро раздувалась огромная нейлоновая подушка.

К счастью, все обошлось благополучно. Они приземлились на подушку под аплодисменты толпы. К упавшим бросились полицейские.

— Мать твою! — кричал пытавшийся покончить с собой клерк. — На помощь!

Он полез вниз, пытаясь обратиться к полицейским:

— Помогите мне!

— Спокойно, спокойно! — смеялся Риггс.

— Полиция, помогите мне, помогите! — кричал клерк. — Он пытался убить меня! Вы видели? Видели? Он хотел, чтобы я умер!

Риггс спускался следом за ним по подушке:

— Спокойно, парень, спокойно! Все в порядке!

Клерк попал в руки полицейских. Один достал из кармана ключ и снял с его руки дужку наручников, другой завернул ему руки за спину и потащил к машине скорой медицинской помощи, которая стояла на улице перед зданием. Самоубийца в истерике кричал:

— Что вы со мной делаете?

Риггс захохотал:

— Покатайте его в машине по городу.

Из толпы выскочил Мюрто и бросился на Риггса с кулаками.

— Что ты делаешь? — закричал он, едва нс ударив Мартина.

Риггс резко поднял руку, закрываясь от увесистых кулаков напарника.

— Не смей меня трогать! — крикнул он.

— Твою мать! — орал Мюрто. — Ты что, по-твоему, делал?

Риггс развел руками:

— Я страховал его во время прыжка.

— Страховал? — возмущенно крикнул Мюрто. — Ты думаешь, я не видел? Ты прыгнул первым!

Риггс пытался оправдаться:

— Я держал ситуацию под контролем.

Мюрто резко повернулся и зашагал по направлению к дороге:

— А ну пошли со мной!

— Куда?

— Пошли!

На противоположной стороне улицы стоял небольшой бар. На его заляпанных краской окнах было написано большими красными буквами: «Не работает. Ремонт». Мюрто направлялся туда. Вместе с Мартином они протиснулись через все еще не рассасывавшуюся толпу и перешли на противоположную сторону, к бару. Риггс шел сзади, отряхивая куртку.

Отшвырнув в сторону красившего дверной косяк рабочего, Мюрто быстро вошел в помещение, забросанное стружкой,

— Иди сюда! — заорал юн на Риггса.

Мартин вошел следом. В сердцах грохнув дверью, Мюрто развернулся к напарнику.

— О’кей! — крикнул он. — Давай без дерьма! Ты хочешь покончить с собой? Да?

Риггс недовольно поморщился:

— О, господи, Роджер!

— Заткнись! Хочешь? Да или нет? Ты хочешь умереть?

Риггс махнул рукой в сторону улицы.

— Роджер, я же знал, что делаю, — оправдывался он. — Я контролировал прыжок.

Мюрто не унимался:

— Да или нет? Отвечай!

Риггс в ярости закричал:

— Что тебе надо знать, Роджер? Ты хочешь услышать, не испытываю ли я время от времени желания пустить себе пулю в голову? Да? Ты это хочешь знать? Так вот знай! Хочу! Хочу!

Он полез в карман и достал сверкающий в солнечных лучах патрон с необычной формы пулей. Сунув патрон по нос Мюрто, Риггс продолжал кричать:

— У меня даже есть для этого специальная пуля! Когда она будет вылетать из головы, разнесет половину затылка! Каждое утро, каждое утро я просыпаюсь и думаю: есть ли какая-нибудь причина для того, чтобы я не покончил с собой? Это происходит каждое утро! И знаешь, почему я не делаю этого? — он подошел ближе к Мюрто. — Ты, конечно, сейчас будешь смеяться, но то, что я тебе скажу, — правда! Из-за работы! Из-за того, чем мы с тобой занимаемся! Вот единственная причина, по которой я до сих пор жив!

Мюрто упрямо повторил:

— Ты хочешь покончить с собой?

Риггс запальчиво ответил:

— Я не боюсь смерти!

— Не боишься?

Роджер выхватил свой «Смит-Энд-Вессон» и сунул его в руки Риггсу:

— На, возьми мой револьвер! Давай, выбей себе мозги! Сделай мне одолжение! Стреляй, если ты это серьезно задумал!

Рит выхватил револьвер и приставил ствол к своему виску.

Напрасно ты меня искушаешь, Роджер! — крикнул он.

— Нет, не так!

Мюрто перевел руку Риггса ниже, так, чтобы ствол упирался в рот:

— Давай прямо в рот! Так, чтобы мозги по стенке размазало! Это будет надежнее!

Риггс передвинул револьвер еще ниже, под челюсть:

— Что, может быть, лучше даже сюда? Чтобы крышку черепа снесло вместе со скальпом?

Мюрто, совершенно выйдя из себя, заорал:

— Да, именно так!

Словно двое сумасшедших, они стояли друг напротив друга. вытаращенными глазами. Риггс стал медленно нажимам. пальцем на спусковой крючок. Его взгляд не ославлял никаких сомнений в том, что сейчас он пустит пулю себе в голову. Остолбенело глядя в глаза Риггсу, Мюрто почувствовал, что его напарник находится на грани смерти. Палец Мартина все сильнее давил на крючок. Курок револьвера приподнялся над барабаном.

И то мгновение, когда должен был произойти выстрел,

Мюрто успел сунуть палец под курок, который, сорвавшись, больно ударил его по ногтю.

— Черт! — вскрикнул он от боли.

Задыхаясь, Риггс выпустил из руки револьвер. Мюрто схватил свой шестизарядник и поспешно сунул его в кобуру. Риггс хватал ртом воздух, пытаясь прийти в себя.

— Ты не пытаешься симулировать сумасшествие, чтобы получить пенсию, — потрясенно произнес Мюрто. — Ты действительно сумасшедший!

Риггс, обретя через несколько мгновений дар речи, едва смог выговорить:

— Я… я есть хочу. Пойду куплю чего-нибудь.

Он повернулся и вышел из пустого бара, оставив Роджера одного. Мюрто долго смотрел ему вслед, пока, наконец, не выругался:

— Твою мать!


Мюрто остановил машину на мосту и вместе с цифровой рацией вышел из автомобиля. Риггс снова жевал бутерброды.

— Мне… мне надо позвонить, — сказал Мюрто.

Нго напарник, словно ничего особенного не произошло, спокойно кивнул.

Мюрто набрал номер полицейского участка и попросил к телефону штатного психолога, миссис Джонсон. Только она могла сейчас помочь советом.

— Ему больно, — сказала. — Что-то грызет Риггса изнутри, понимаете? Я думаю, он находится на грани. Я уверена, что у Риггса есть стремление к смерти.

Мартин вышел из машины и с пакетом закуски устроился на крышке багажника. Он доставал бутерброды и, едва прожевывая, глотал их, словно голодал несколько дней.

Мюрто выслушал слова миссис Джонсон и обреченно спросил:

— Значит, по-вашему, я должен сильно беспокоиться?

Она серьезно сказала:

— Да, вы должны сильно беспокоиться. Когда он захочет умереть, постарайтесь сделать так, чтобы вас при этом не было.

Упавшим голосом Мюрто произнес:

— Большое спасибо, доктор. Вы мне очень помогли.

— Не за что, сержант. До свидания.

— До свидания.

Мюрто положил трубку и сумрачно опустил голову.

— Я слишком стар для этого дерьма, — наконец сказал он.

Постояв несколько секунд на мосту, Мюрто повернулся и направился к машине. Риггс сидел на крышке багажника, болтая ногой как мальчишка.

— Ты есть не хочешь? — предложил он подошедшему напарнику.

— Не хочу, — буркнул Роджер.

Он направился к своему месту. Риггс соскочил с машины и пошел следом.

— Хочешь, я поведу машину?

Мюрто поднял голову и поспешно сказал:

— Нет, я сам сяду за руль. Садись с той стороны.

Риггс поднял вверх обе руки:

— Ладно, ладно.

Они уселись в машину. Мюрто положил рацию на заднее сиденье и огорченно молчал.

— У тебя был неприятный разговор? — спросил Риггс, озабоченно взглянув на лицо напарника.

— Ничего особенного, — тихо сказал Мюрто.

— Ты себя как-то странно ведешь, — заметил Риггс. — Да ты не волнуйся. Лучше пожуй чего-нибудь.

Мюрто включил скорость и резко отпустил сцепление. Машина с визгом рванула по шоссе.

— Спокойнее, спокойнее, Родж.

Мюрто в сердцах хлопнул руками по рулевой колонке.

— Черт! Пятьдесят лет! — воскликнул он. — Пятьдесят лет! Ну и день рождения! Почти двадцать лет в полиции! Ни царапины, ни шрама! Жена, трое детей, дом, катер для рыбной ловли! И все коту под хвост! Только из-за того, что у моею нового напарника стремление к смерти!

Риггс смущенно посмотрел на Роджера:

— Может быть, не все так плохо…

— Заткнись! — рявкнул на него Мюрто. — Что ты хочешь мне сказать? Ведь я же мертвец, мертвец!

Он так разнервничался, что едва не выехал на соседнюю полосу со встречным движением. Проезжавшая мимо машина резко вывернула в сторону, отчаянно сигналя.

— Эй, эй, осторожнее! — сказал Риггс. — А то мы превратимся в покойников прямо сейчас!

Мюрто махнул рукой:

— Да иди ты! Какая теперь разница!

Немного придя в себя, он уже более спокойно сказал:

— К тому же я научился водить машину раньше, чем ты начал шевелиться в штанах у своего папочки!

Риггс промолчал, пряча улыбку. Потом он более серьезным тоном произнес:

— Я не знал об этом.

— О чем? — непонимающе сказал Роджер.

— О том, что у тебя сегодня день рождения.

Мюрто смягчился:

— Вчера был.

— А-а… — протянул Мартин. — Ну, все равно. Поздравляю с днем рождения вчера!

Мюрто криво посмотрел на партнера. Риггс без тени насмешки сказал:

— Нет, я совершенно серьезно.

Роджер уже немного успокоился:

— Спасибо.

Риггс снова улыбнулся:

— Может быть, мы останемся в живых достаточно долгое время, чтобы я успел купить тебе подарок. Нет, нет, только не говори мне спасибо заранее. После той доброты и нежности, которую ты мне продемонстрировал, это самое меньшее, что я могу предложить тебе.

Мюрто с недоумением и укоризной посмотрел на Риггса. Тот снова состроил серьезное лицо, едва сдерживаясь, чтобы не засмеяться. Наконец Мюрто не выдержал и оба расхохотались.

Автомобиль мчался по шоссе, которое вело в сторону океана. Риггс посмотрел по сторонам и спросил:

— Родж, может быть, ты скажешь мне, куда мы едем? Все-таки мы вместе занимаемся одним делом.

Мюрто чуть снизил скорость:

— В Беверли-Хиллз. Мне только что сообщили адрес того парня, который оплачивал квартиру для Аманды Хансакер. Только учти, — он предостерегающе поднял палец, — этот мужик — пока еще не подозреваемый. Только свидетель. Мы должны допросить его, но не избивать. И, тем более, нс убивать его.

Риггс охотно согласился:

— Конечно, конечно. Можешь сам допросить его.

— Да, я сам поговорю с ним.

— Ради бога.

Риггс достал сигарету и сунул ее в рот. Мюрто недовольно посмотрел на напарника:

— Ты что, собираешься курить в машине?

— А что — ты возражаешь?

Он щелкнул зажигалкой и выпустил струю дыма.

— Да, мешает, — проворчал Мюрто.

— Хорошо, я открою окно, — засмеялся Риггс.

Он опустил стекло:

— Теперь ты доволен?

— Да дело не в этом, — ворчливо сказал Мюрто. — Нужно ведь думать о своем здоровье. Я вот, например, гимнастикой занимаюсь.

Машина подъехала к огромному участку, огражденному высоким забором. Большие железные ворота были закрыты. Мюрто притормозил, достал из кармана бумажку с нацарапанным на ней адресом и удовлетворенно сказал:

— Приехали.

Риггс вопросительно посмотрел на Мюрто:

— А у нас ордер есть?

Роджер не успел ответить. Ворота открылись и оттуда на мотороллере выехала симпатичная девушка. Она остановилась и бросила любопытствующий взгляд на машину, в которой сидели Риггс и Мюрто. Пока она разглядывала сверкающий лаком «Вольво», Мюрто спросил:

— А зачем нам ордер? Мы же просто поговорить хотим.

Девушка вдруг весело помахала рукой и приветствовала полицейских:

— Привет, ребята! Заезжайте, будьте, как дома! С Рождеством вас!

— Спасибо, вас тоже с Рождеством… — с недоумением пробормотал Мюрто, провожая взглядом уехавшую девушку.

Риггс, радостно потирая руками, сказал:

— Отлично! Ордер не нужен! Нас пригласили.

Автомобиль въехал во двор. От удивления Риггс присвистнул:

— Вот это да! Я такие дома только в журналах видел. Знаешь, под рубрикой «Стиль жизни».

Сам дом возвышался трехэтажной каменной громадой в нескольких десятках метров от ворот. К нему вела широкая тенистая аллея, с двух сторон усаженная азалиями. Перед домом располагался широкий бассейн с водой изумрудного цвета. Рядом с виллой под сенью высоких пальм прятались несколько маленьких домиков для гостей. Картину общей роскоши довершал искусственный водопад на ручье, пересекавшем весь участок.

Мюрто остановил машину у хозяйственного корпуса. Полицейские вышли из автомобиля, с изумлением глядя по сторонам. Риггс достал пистолет из-за спины и переложил его за пояс на животе. Вокруг никого не было видно.

— Проверь дверь, — Мюрто махнул рукой на дверь хозяйственной постройки.

Риггс осторожно подошел к двери и потянул за ручку. Дверь была заперта. Роджер и Мартин медленно пошли по двору навстречу дому. Легкий ветерок шевелил ветви пальм и азалий, оставляя впечатление райской безмятежности.

— Какая тишина и спокойствие, — сказал Риггс.

— Да, — кивнул головой Мюрто, — тихо и спокойно.

Они прошли несколько метров, оказавшись перед миниатюрным мостиком через искусственный ручей. Сбоку располагался большой стеклянный павильон для летнего отдыха.

— Ты только посмотри! — восхищенно пробормотал

Мюрто, увидев окруженный радужной пылью водопад перед мостиком.

— Настоящий рай, — подвел итог рассуждениям Риггс. — Да, неплохо он здесь устроился. Он, что — кинозвезда?

Риггс повернул голову и посмотрел на летний павильон. За прозрачными стенами он увидел, как две длинноногие девицы в весьма откровенных одеяниях, склонившись над большим мраморным столом, рассыпали из полиэтиленовых пакетиков в маленькие упаковки кристаллический белый порошок. Риггс толкнул напарника в плечо:

— Смотри, Родж. Можно брать прямо сейчас.

Девицы тоже заметили гостей и, подняв головы, стали широко улыбаться. Мюрто и Риггс повернулись к павильону. Мюрто демонстративно отодвинул полу пиджака, показав прикрепленный к ремню на поясе полицейский значок и кобуру под мышкой. Девицы перестали улыбаться и бросились к двери, пытаясь скрыться.

Несколько пуль ударили в бетонную стену домика, располагавшегося за спиной Мюрто. Полицейские пригнулись. Стрелял выскочивший из дверей виллы парень с автоматом «Узи» в руках. Полицейские выхватили оружие. Мюрто выстрелил первым и угодил в ногу нападавшему. Риггс еще не успел как следует прицелиться, как парень выронил автомат и, схватившись за ногу, упал возле бассейна.

Роджер быстро достал из-за пояса наручники и протянул Риггсу, не опуская револьвер:

— Арестуй девчонок.

Мартин взял наручники и, пригибаясь, побежал к двери павильона. Мюрто, направив оружие на лежавшего у бассейна раненого, бросился к нему.

— Ну что, засранец! — крикнул Роджер.

Мартин открыл дверь и закричал, размахивая пистолетом:

— Выходите! Быстро! Сюда!

Девицыi визжали, закрывая головы руками. Риггсу пришлое! выдергивать их поодиночке и оттаскивать к росшему поблизости дереву.

— Стоять здесь!

Он поставил их возле дерева.

— Руки на ствол!

Мюрто, пригнувшись и выставив перед собой револьвер, который он держал обеими руками, бежал к бассейну.

— Руки вперед, лицом вниз! — кричал он. — Руки покажи!

Раненый держался за колено.

— Нога, нога! — стонал он.

Риггс двумя парами наручников застегнул девицам руки, оставив их стоять возле дерева.

— Готово! — крикнул он и бросился к Мюрто.

Тот подбежал к раненому и остановился над ним, направив револьвер ему в голову. Тот скулил и, скорчившись, катался по земле:

— Нога, моя нога!

— Покажи мне свои руки! — кричал Мюрто. — Руки вперед, чтобы я видел!

Над коленом раненого расплывалось по брюкам красное пятно.

— Руки покажи, руки!

Риггс, осматриваясь по сторонам, подбежал к напарнику. Мюрто стоял над преступником, не сводя с него пистолета.

— Видишь, как просто, — нс скрывая гордости, сказал он. — Пиф-паф, и жив. Теперь мы сможем его допросить. А знаешь, почему мы сможем его допросить? Потому что я его в ногу ранил. В ногу, понимаешь?

Риггс, все еще ожидая нападения, беспокойно оглядывался вокруг, бросив между делом:

— Ладно, пусть он радуется, что остался жив. Хотя не исключено, что для него же было бы лучше, если бы ты его пристрелил.

Наконец, убедившись, что все вокруг спокойно и больше никого поблизости нет, Риггс спрятал пистолет за спину. Мюрто также немного успокоился.

— Вот так, — довольно сказал он. — И никаких убийств. Раз плюнуть.

Он отвернул полу пиджака и спрятал револьвер в ко-

буру. Риггс нагнулся и стал помогать раненому подняться. Мюрто жизнерадостно улыбнулся, глядя на окрестное великолепие.

— Давай, Мартин, прочти ему его права, а я пока буду радоваться жизни.

Держа раненого под руку, Риггс помог ему встать. Пока Мюрто любовался райскими красотами, раненый выхватил из-за пояса маленький пистолет и направил его в Мюрто.

— У него пистолет! — закричал Риггс.

Преступник не успел выстрелить. Риггс перехватил его руку и дернул ее вверх. Прогремел выстрел. Пуля улетела в небо. Проявив необычайную для человека с простреленным коленом прыть, преступник ударил Риггса здоровой ногой в пах. Мартин согнулся от неожиданной боли. В глазах у него потемнело, однако он успел заметить, что теперь преступник намеревается выстрелить в него. Он не мог допустить такого.

Молниеносно выхватив «Беретту», Мартин всадил несколько пуль в грудь противника. Тот упал в бассейн, поверхность которого была затянута полиэтиленовой пленкой. Все произошло так быстро, что Мюрто только остолбенело смотрел на то, как Риггс спасает жизнь ему и самому себе.

Преступник стал медленно тонуть, запутавшись в пленке. Риггс сбросил куртку и бросился в воду. После секундного замешательства Мюрто начал торопливо снимать пиджак. Он прыгнул в бассейн следом за напарником, который пытался освободить тонувшего от залепившего ему лицо и сковавшего руки полиэтилена. Около минуты, пока хватало воздуха, полицейские пытались освободить раненого, но без особого успеха. Когда, наконец, стало ясно, что все это абсолютно бесполезно, они вынырнули наружу. Раненый умер. С открытыми глазами он опустился на дно бассейна, вода в котором стала окрашиваться в красный цвет.

Хватая воздух, Риггс и Мюрто вынырнули наружу, уцепившись руками за мраморный бортик.

— Черт, задыхаясь, выговорил Риггс.

Мюрто, вытирая с лица воду, пробормотал:

— Ты хоть раз в своей жизни встречал человека, который после этого оставался в живых?

Риггс обессиленно посмотрел на партнера:

— Я пока еще тебя не убил.

Мюрто в изнеможении простонал:

— Только, ради бога, нс делай мне одолжения. Хорошо?

Они стали выбираться из воды.


На вилле пришлось задержаться до вечера, пока не просохнет одежда. Риггс сидел в летнем домике перед включенным телевизором, с интересом наблюдая за матчем по американскому футболу. Наступила рекламная пауза.

— «Алка-Зельцер» — лучшее решение ваших проблем! Если вы плохо чувствуете себя после обильного ужина, только «Алка-Зельцер» поможет вам!

Одевая наполовину сырой пиджак, Мюрто вошел в домик.

— Мы уже можем уезжать отсюда, — сказал он. — Твоя одежда высохла.

Риггс сходил на улицу и принес свои джинсы и обувь. Остановившись напротив телевизора, он стал натягивать брюки, нс отрывая взгляда от экрана. Трансляция футбола продолжалась. Мюрто прошел по комнате и остановился возле телевизора, пытаясь что-то сказать.

— Тихо, тихо, — сказал Риггс. — Отойди.

Он отодвинул Роджера от экрана, увлеченно наблюдая за перипетиями соревнования. Мюрто положил локоть на корпус телевизора, пытаясь подобрать слова.

— Знаешь, Мартин, — наконец выговорил он. — Извини, что я накричал на тебя. Ты мне сегодня жизнь спас. Спасибо.

Как ни в чем не бывало Риггс сказал:

— Это очень мило с твоей стороны.

Мюрто задумчиво произнес:

— Ты должен знать об этом. Ладно, пошли отсюда. Ребята из центрального управления уже здесь.

Все еще не отрываясь от телевизора, Риггс натягивал ботинки. Мюрто пришлось еще раз позвать его:

— Пошли, пошли.

Они прошли мимо группы полицейских в штатском и направились к машине.


В доме Мюрто повсюду горели огни. Наступил тихий калифорнийский вечер. Триш готовила на кухне ужин. Младшая дочь, Кэрри, вместе с двумя соседскими девочками сидела за столом в гостиной, занятая рисованием. Ник сидел па диване с приятелем. Они смотрели по телевизору рождественские мультфильмы.

На окна гостиной упал с улицы свет фар. Послышался шум подъезжающего автомобиля. Кэрри бросила кисточку и подбежала к окну. Возле дома остановилась машина, из которой вышел Роджер Мюрто вместе с незнакомым Кэрри белым мужчиной.

Девочка бросилась на кухню, где Триш колдовала над плитой с полотенцем в руках.

— Мама, мама, — закричала Кэрри, — папа приехал!

— Хорошо, хорошо, — не оборачиваясь, сказала Триш, — я слышу.

Кэрри побежала открывать входную дверь. Мюрто и Риггс устало шли по дорожке к дому. Следом за Кэрри выскочили на улицу ее подружки.

— А вот и торжественный комитет по встрече! — радостно воскликнул Мюрто, к которому кинулись с визгом три крохотные девчушки. Ну, кто из вас моя дочь?

Кэрри подбежала первой и бросилась на руки отцу:

— Я, я твоя дочь!

Мюрто поднял ее на руки и подбросил вверх:

— Ах, вот моя дочь! Ну, а вы давайте по домам!

Девочки побежали по улице, освещенной предрождественской иллюминацией. Мюрто с дочерью на руках прошел мимо стоявшей на газоне перед его домом маленькой елочки, увешанной светившимися гирляндами.

Кэрри не по годам серьезно спросила:

— Ну, как у тебя дела?

— Хорошо, засмеялся Мюрто. — А у тебя?

— Тоже хорошо. А это кто? — она показала рукой на медленно шагавшего сзади Риггса.

— Это мой новый напарник — Мартин Риггс. Познакомьтесь.

Риггс протянул руку и пожал маленькую ладошку Кэрри.

— Мартин Риггс. Здравствуйте, — сказал он, улыбаясь.

— Кэрри, — важно сказала девочка.

Она повернулась к отцу.

— Я рада, что ты пришел домой в разумное время, — нравоучительно сказала она.

Мюрто едва не рассмеялся, но все-таки серьезно отвесил:

— Я же пытаюсь быть разумным отцом.

Они вошли в открытую дверь. Риггс в некотором смущении остановился у порога. Мюрто обернулся:

— Заходи, Мартин.

Риггс вошел следом за Роджером и закрыл за собой дверь.

Мюрто с дочерью на руках вошел в гостиную, где Ник со своим приятелем сидели перед телевизором.

— Привет, Ник.

— Привет, папа.

— Ты опять ящик смотришь? — покачал головой Роджер.

Пик улыбнулся и ничего не ответил. Мюрто осмотрелся и спросил у дочери:

— Кэрри, а где мама?

— На кухне, — прощебетала дочь.

Мюрто заговорщицки подмигнул Риггсу, который остался в прихожей:

— Ага. Сейчас мы устроим ей небольшой сюрприз.

Роджер опустил дочь на пол и направился к двери на кухню.

Он сунул голову в дверь и страшным голосом прохрипел:

Холлоу, бэйби.

Триш с улыбкой повернулась от плиты. Мюрто вошел на кухню и повертел носом, принюхиваясь к гастрономическим запахам. Риггс подошел к двери на кухню и прислонился к косяку. Роджер показал на него рукой и сказал:

— Познакомься.

Он не успел представить Риггса. Это за Роджера сделала Кэрри. Подбежав к матери, она пропищала:

— Мама, это Мартин Риггс, новый папин напарник.

Триш вытерла руки полотенцем и подошла к Риггсу.

— Мартин Риггс, — он протянул руку.

— Здравствуйте, поздоровалась она. — Очень приятно.

Мюрто положил Триш руку на плечо.

— Это моя жена Триш, — представил он. — Это Мартин Риггс. Триш, Мартин сегодня будет ужинать с нами. Кстати, что особенного у нас на ужин?

Он направился к плите и открыл духовку, в которой что-то шипело.

— Так, что у нас на ужин? — потирая руки, сказал он. — На ужин у нас что-то особенное, что-то коричневое.

Звонкий шлепок по заднице прервал его разглагольствования. Триш важно сказала:

— Это ростбиф.

— Это коричневый ростбиф, — уточнил Мюрто.

Триш деланно возмутилась:

— Ты ведешь себя, как кретин, Роджер!

Мюрто развел руками:

— Я пытаюсь вести себя по-другому, но ничего не получается. Ладно, а что это у нас па столе?

Услышав разговоры внизу, из комнаты на втором этаже по лестнице спустилась Риэнн. Увидев стоявшего в дверях кухни Риггса, она застыла на месте.


Роджер и Мартин сильно проголодались и, несмотря на подгоревший ростбиф, быстро управились с ужином. За столом сидела вся семья Мюрто. Дети еще ковырялись в своих тарелках, когда мужчины отодвинули свою опустевшую посуду. Триш начала разливать по чашкам свежезаваренный кофе. Роджер начал рассказывать гостю о своих грандиозных планах относительно рыбалки.

— Кстати, Триш, а почему ты не приготовила сегодня иа ужин рыбу? — обратился он к жене. — Это же мое любимое блюдо.

— Рыба будет тогда, когда ты се поймаешь, — засмеялась Триш.

— Мартин, а ты когда-нибудь рыбачил?

Риггс отхлебнул кофе:

— Когда-то давно, в детстве, мы с отцом на рыбалку ездили, а потом как-то не получалось. Да я ничего не поймаю.

Почувствовав на себе неотрывный взгляд Риэнн, Риггс смущенно умолк.

Девушка сидела за столом напротив Мартина, подперев рукой подбородок, и нескромно смотрела на Риггса. Мюрто почувствовал, что его напарник испытывает неловкость, и обернулся. Он был последним в семье, кто заметил явную заинтересованность дочери. Кэрри и Ник давно уже начали хихикать, тыча пальцами в сестру.

Триш попыталась отвлечь внимание Риэнн от молодого привлекательного мужчины:

— Риэнн, пожалуйста, подай десерт.

Девушка стала выполнять просьбу матери так неохотно, что Роджеру пришлось повторить:

— Риэнн. ты слышала, что сказала мать?

Дети засмеялись еще громче:

— Десерт, десерт!

Риэнн направилась к холодильнику, оглядываясь на Риггса. Мюрто с энтузиазмом вернулся к прерванной теме:

— Ты знаешь, Мартин, я тоже когда-то ездил с отцом на рыбалку. С тех лор мне больше приходилось мечтать об этом. Но я все равно очень люблю рыбалку.

Риэнн достала из холодильника упакованный в прозрачный пластик, нарезанный на куски торт. Она вернулась к столу и подошла к Мартину:

— Мистер Риггс, вам положить торт?

Мартин протянул свою тарелку:

— Да. Зовите меня просто Мартин.

— Мартин, — влюбленно повторила девушка.

Мюрто строго посмотрел на дочь:

— Это мистер Риггс, понятно?

Она смущенно опустила голову.

— Садись.

Девушка уселась на свое место. Триш улыбнулась:

— В чем дело, Риэнн? У нас же не впервые гости.

— Действительно, — поддакнул Роджер.

Дети, прыская от смеха, начали исполнять песенку о любви. Ник изображал ритмический рисунок, хлопая ладошами и надувая щеки, а Кэрри проговаривала слова:

— Дели смотрит на джентльмена.

Думая о чем-то смешном,

Это, наверно, любовь,

Это, наверно, любовь.

Риэнн шикнула на брата:

— Николас!

Дети умолкли. Ник смеялся:

— Да ладно, это же шутка.

— Да, — поддержала брата Кэрри. — Можешь сама спеть.

Однако спела нс сестра. Мотив подхватил отец. Хлопая себе в такт ладошами, он продекламировал:

— Сейчас я кому-то всыплю,

Тому, кто не слушает папу.

Все сидевшие за столом громко расхохотались и стали аплодировать.

— Папа, — сказала Кэрри, — у тебя прекрасно получается! Но чтобы справиться с нами, тебе потребуется помощь.

Мюрто показал на напарника:

— Я позову на помощь мистера Риггса. Вдвоем мы наверняка справимся с вами, негодники!


После ужина Роджер повел Мартина на улицу. Он не мог не показать Риггсу предмет своей гордости — почти готовый катер для рыбной ловли, который Мюрто собирал своими руками. Пока что катер стоял во дворе, на специальной тележке для перевозки по суше. Друзья забрались в посудину по приставленной сбоку деревянной лестнице. Мюрто усадил Риггса в кресло перед штурвалом, а сам достал сумку с инструментами и стал копаться в небольшом дизельном движке, располагавшемся рядом с кормой.

Триш пришлось самой убирать на кухне. Управившись с грязной посудой, она вытащила из ведра пластиковый пакет с мусором и направилась к выходу. Возле двери она прихватила еще пару таких же пакетов и вынесла их во двор. Там она запихнула их в большой бак для мусора и подошла к катеру.

— Эй, сержант, — она постучала по деревянному борту. — Спасибо за то, что вынес мусор.

Уязвленный муж высунулся из-за борта и принялся оправдываться:

— Но, дорогая… Я же разговариваю с нашим гостем.

Триш безнадежно махнула рукой и пошла в дом. Мюрто повернулся к Риггсу, который сидел с зажженной сигаретой перед'штурвалом и приборной доской, усыпанной тумблерами и кнопками:

— Ну, что скажешь?

Риггс кивнул головой:


— Очень мило. А ты вообще разбираешься в лодках?

Мюрто на секунду оторвался от двигателя:

— В каком смысле?

— Ну… плавать ты умеешь?

Мюрто развел руками:

— Да я еще не плавал ни разу.

— Понятно.

— А что в этом сложного? Ничего особенного — там нос, здесь — корма, там — двигатель, а вокруг — вода. Вечно ты все усложняешь, Мартин.

Он покопался в двигателе, потом полез в большой ящик неподалеку от кормы и достал оттуда пару банок пива.

— Возьми, — протянул он банку Риггсу.

— Спасибо.

Риггс открыл банку и отхлебнул пива.

— Да это не я усложняю, — сказал он задумчиво. — Оно само усложняется.

Отпивая пиво, Мюрто спросил:

— Это верно. Ты имеешь в виду убийство Аманды Хан-сакер?

Риггс пожал плечами, изображая напускное равнодушие:

— А что, разве я говорил что-нибудь об убийстве Аманды Хансакер? Я ничего не говорил.

— Ты не говорил, но я знаю, о чем ты думаешь, — раскусил его Мюрто.

Риггс рассмеялся. Мюрто спросил:

— Я не могу понять, что за проблема?

— О чем ты?

— В чем наша проблема? — повторил Роджер.

— Да никаких проблем нет.

— Вот именно. У нас есть одна мертвая девушка и один мертвый парень. Мертвый парень убил мертвую девушку. Мы убили мертвого парня.

Риггс уточнил:

— Когда он был еще живой.

Мюрто развел руками:

— Но мы убили его потому, что он пытался убить нас. В чем тут дело? Скорее всего, он торговал наркотиками. Она что-то такое видела, или что-то узнала, или что-то заподозрила. Он накачивает ее наркотиками, заставляя выброситься из окна. Вот почему он не стал с нами разговаривать, а сразу начал стрелять.

Риггс выслушал эту версию и с сомнением покачал головой.

— Извини, Роджер, — сказал он, — но все это выглядит слишком аккуратно, слишком правильно.

Мюрто отмахнулся:

— А что в этом плохого? Я люблю когда все аккуратно.

Риггс стал барабанить пальцами по кнопкам на приборной доске. Внезапно двигатель, возле которого стоял Мюрто, взревел и гребной винт на корме стал рубить лопастями воздух. Мюрто отскочил в сторону и закричал:

— О, черт! Осторожнее!

Риггс поспешно ткнул пальцем по нескольким кнопкам, пытаясь выключить дизель. Мюрто подбежал к штурвалу и вместе с Риггсом стал нажимать на все подряд.

— Ты какую кнопку включил, черт побери? Что ты сделал?

Наконец Риггсу удалось заглушить мотор. Со смехом он спросил:

— Ты про это говоришь, капитан?

Мюрто разъяренно заорал:

— Ах ты, кретин!

Он не заметил, как из дома вышла Риэнн и остановилась под кормой катера.

— Папа, — позвала она.

Мюрто подошел к корме и высунулся из-за борта.

— Извини, что я прерываю ваш интеллектуальный разговор, — сказала она с улыбкой.

— В чем дело? — недовольно спросил Роджер.

— Могу я завтра вечером куда-нибудь пойти? — спросила она умоляющим тоном.

Мюрто замахал руками:

— Ты же знаешь, что тебе запрещено.

— Ну, папа… — протянула она.

Мюрто тяжело вздохнул:

— Кто это?

— Блондин.

— Опять блондин! — воскликнул Роджер. — Тот, который с дырками на лице?

— Это не дырки, а ямочки, — возразила дочь.

Риггс подошел к бортику, слушая разговор Мюрто с дочерью и отпивая мелкими глотками пиво из банки. Роджер упрямо повторил:

— Это дырки. Когда он улыбается, я через них всю его голову насквозь вижу.

Он сделал решительный жест рукой:

— Ответ отрицательный.

Риггс вмешался в разговор, пытаясь поддержать Риэнн:

— Роджер, у тебя сердце есть?

Девушка благодарно посмотрела на Мартина. Однако Мюрто не уступал:

— Она наказана. Ты знаешь, Мартин, что она курила марихуану прямо в доме? Ей запрещено выходить.

Риэнн упрямо настаивала на своем:

— Ты говорил мне — почему я не выпила пива? А почему я могу выпить пива, но не могу покурить марихуану? Марихуана ведь — не кокаин!

Мюрто терпеливо произнес:

— Дорогая, сейчас я тебе все объясню. Все дело в том, что пиво разрешено законом, а марихуана — нет. Правильно или неправильно?

Риэнн недовольно скривилась.

— Правильно! — подвел итог Мюрто.

— Правильно! подтвердил Риггс.

— Неправильно! — сказала Риэнн.

Она развернулась и гордо зашагала к дому, еще пару раз оглянувшись на смеявшегося Риггса. Немного задержавшись у открытой двери, она вполголоса упрямо сказала:

— Вот нажрусь пива и посмотрю, что они скажут!

Риггс стал перелезать через бортик катера с банкой в руке.

— Пора домой, — сказал он. — Завтра — трудный день.

Мартин направился к своему маленькому грузовичку, на котором они приехали вместе с Роджером. Мюрто спустился по лестнице и направился за напарником.

— Ну что, выяснили мы с тобой сегодня что-нибудь? — спросил он Риггса.

— Мы многое выяснили, Роджер, — сказал Мартин, допивая пиво из банки. — Мы выяснили, что твоя жена выносит мусор, что твоя дочь курит марихуану и что это незаконно. Мы выяснили, что ты не очень разбираешься в катерах… — он немного помолчал, — …ну и… что у тебя отличная семья.

Мюрто польщенно поблагодарил:

— Спасибо.

— И было очень вкусно, спасибо за ужин, — добавил Риггс.

Мюрто с улыбкой махнул рукой:

— Это чушь, но все равно благодарю.

Риггс остановился у дверцы автомобиля. Несколько секунд он молчал, глядя в сторону. Наконец, он смял пустую пивную банку и спросил:

— Ты мне совсем не веришь?

Мюрто остановился возле закрытого крышкой мусорного бака и, сложив руки на груди, произнес:

— Я тебе вот что хочу сказать. Попробуй пожить немножко, не убивая никого, а особенно меня и себя. Вот тогда я буду тебе верить!

Риггс повертел в руках банку.

— Что ж, — сказал он. — Это справедливо.

Риггс поднял руку и бросил смятую жестянку в мусорный бак. Мюрто поднял крышку и банка упала внутрь. Риггс открыл дверцу машины и повернулся к Роджеру.

— Вообще-то, я хорошо это делаю, — несколько загадочно сказал он.

— Что делаешь? — не понял его Роджер.

Риггс, немного смущаясь, объяснил:

— Когда мне было девятнадцать лет, я уложил одного парня с расстояния в тысячу футов. И, между прочим, был сильный боковой ветер. Я думаю, человек восемь-десять во всем мире могли бы попасть с такого расстояния, — Мартин немного помолчал и уже более уверенно добавил: — Это единственное, что я хорошо умею делать.

Он сел в кабину.

— Ладно, до завтра.

— До завтра.

Риггс уже завел мотор, когда Мюрто нерешительно окликнул его:

— Мартин!

— Да?

Риггс высунулся из окна.

— Тебе…э-э… действительно понравилось, как готовит моя жена?

Риггс горько улыбнулся и сказал:

— Нет. Пока, Родж.

— Пока.

Мюрто несколько секунд стоял в замешательстве, затем его лицо растянулось в улыбке.


Уложив семейство спать, Роджер в ночном халате отправился на кухню. Было уже поздно, но спать не хотелось. Возбуждение прошедшего дня не давало заснуть. Роджер вошел на темную кухню и наугад протянул руку к холодильнику. Он достал банку «Фанты» и вдруг услышал какой-то шум. Мюрто пошарил рукой по стенке в поисках выключателя.

Когда он зажег свет, то увидел сидевшего на столе кота, который лизал пустую тарелку.

— Эй, Бербанк! Брысь отсюда!

Кот неохотно спрыгнул со стола, за который уселся Мюрто. Рядом г пустой тарелкой лежали два пакета. Мюрто поднял верхний. На нем крупными буквами было написано: С днем рождения, сержант Мюрто!» Очевидно, подарок прислали сослуживцы. Роджер вытряхнул на стол содержимое пакета. Это был шикарный набор для рыбной ловли — безынерционная катушка, моток цветной лески, крючки и грузила.

— Вот это здорово! — восхищенно сказал Роджер.

Он отложил подарок в сторону и принялся за второй пакет.

— Так, а здесь у нас что?

На пакете была только надпись: «Доставить Роджеру Мюрто» и адрес. Мюрто вытряхнул содержимое. В пакете оказались толстая книга и видеокассета. Роджер достал из кармана халата очки и прочитал надпись на обложке книги. Это был альбом выпускников школы в Палос-Вердес, Лос-Анджелес. Мюрто пролистал несколько страниц с фотографиями ребят, в разные годы заканчивавших школу. В недоумении отложив книгу, он достал видеокассету из коробки и сунул ее в видеомагнитофон, стоявший на телевизоре.

Па снятых любительской камерой кадрах мелькали несколько обнаженных девушек, которые плескались в душе, иногда поворачиваясь к объективу и со смехом брызгая водой в оператора. Крупным планом откуда-то сбоку возникло лицо симпатичной белокурой девушки в обтягивающей фигуру блузке. Она стала медленно раздеваться перед камерой, обнажая великолепную грудь. В девушке Мюрто узнал Аманду Хансакер. Она вместе с остальными стала подставлять свое тело тонким струям воды.

Мюрто еще раз, более внимательно стал перелистывать страницы альбома. Наконец найдя нужное место, он внимательно смотрел на фотографии рядом с надписью: «Выпуск Палос-Вердес 1983 года». Две фотографии были снабжены подписями — Аманда Хансакер и Беверли Хансакер. У Майкла было две дочери.

Мюрто задумчиво захлопнул книгу, снял очки и нажав на кнопку пульта, выключив магнитофон.


Утро было тихим и ясным. За окном спальни Роджера Мюрто давно светило солнце и пели птицы. Роджер спал как убитый, не чувствуя, как ему на грудь взобрался Бербанк. Скрипнула дверь и в спальне послышались чьи-то шаги.

Сквозь сон Роджер почувствовал запах свежего кофе. Чья-то рука водила чашкой с дымящимся ароматным напитком над лицом Мюрто. Он открыл глаза и спросонья пробормотал:

— Что такое?

— Доброе утро, Родж, — приветствовал его Риггс. — Я принес тебе кофе.

Пока Мюрто протирал глаза, Риггс присел на кровать, держа чашку в руке.

— Слушай, я тут немного подумал, — сказал Мартин. — Точнее, я много думал. Всю ночь.

Мюрто пробормотал:

— Как ты попал сюда?

— Меня Триш пустила, — объяснил Риггс. — Так вот, я думал про Аманду Хансакер.

Роджер никак не мог проснуться.

— Который час? — сказал он сонным голосом.

— Уже день, — махнул рукой Риггс.

— О, бог мой, — протянул Мюрто и снова улегся спать, повернувшись на другой бок.

Риггс нагнулся над ним:

— Слушай, в ту ночь, когда погибла Аманда Хансакер, там была свидетельница. Помнишь? Шлюха. Как ее звали?

— Дай мне поспать, — промычал Роджер.

Риггс нетерпеливо начал трясти его за плечо:

— Нам пора ехать на работу, ловить злодеев.

Мюрто встал, осоловело глядя перед собой. Наконец,

он вытер лицо и стал подниматься с постели.

— Ну, хорошо, хорошо. Мне нужно в душ, в душ…

— Как звали эту свидетельницу, помнишь? — настойчиво повторил Риггс.

— А-а… — протянул Роджер. — Дикси.

— Вот-вот, Дикси! — обрадованно воскликнул Риггс, отхлебывая кофе из чашки Роджера.

Мюрто ревниво выхватил чашку из рук Мартина:

— Отдай мой кофе. И это… выйди отсюда.


Напарники вошли в полицейский тир. Здесь в это время было не очень много народу. Обычно стреляли вечером, после работы.

— Значит, что нам известно, — сказал Мюрто. — Аманда была в постели с мужиком.

— Это мы так думаем, что с мужиком, — поправил его Риггс.

Мюрто согласился:

— Ну, хорошо. Предположим, хоть это и отвратительно, что она была в постели с Дикси.

— Именно. Они переспали, и Дикси подсунула Аманде эти таблетки.

Они остановились возле двух свободных мест. Риггс снял с себя короткую светлую куртку и бросил ее на барьер перед собой. Мюрто остался в костюме. Зарядив оружие, они начали стрелять по мишеням, продолжая между выстрелами разговор об Аманде Хансакер.

— Дикси, наверное, за это заплатили, — высказал предположение Мюрто.

— Конечно, — кивнул головой Риггс. — Аманда проглотила таблетки и умерла.

— Подожди, подожди, — Мюрто непонимающе посмотрел на напарника. — Она же выбросилась из окна.

— Либо ее подтолкнули.

— Если это была Дикси?

Риггс выпустил пару пуль и с убеждением в голосе произнес:

— Я думаю, ото была она. У нее было время все там вытереть, убрать отпечатки пальцев и прочее. Но потом, когда собрались люди и когда вызвали полицию, ей пришлось быстренько убираться оттуда.

Мюрто согласился:

— Потому что тело упало и поднялся шум вокруг. Черт!

— Черт! — Риггс подхватил ото слово. — Именно так она и подумала, когда вдруг увидела, что внизу уже люди, патрульная машина откуда ни возьмись прибыла. Люди бегают, все спрашивают — что такое, что случилось? И се заметили. Ей надо какое-нибудь прикрытие придумать. Она хватает ближайшего полицейского и кричит: «Офицер, я все видела!»

Мюрто опустил револьвер и потрясенно произнес:

— Точно.

— Точно.

Мюрто с недоверием взглянул на напарника:

— Это слишком сомнительно, черт побери.

— Сомнительно?

Риггс выпустил оставшиеся в обойме пули и перезарядил пистолет. Мюрто, у которого патроны кончились уже давно, сделал то же самое. Затем он пожал плечами и сказал:

— Но это можно проверить.

Риггс перед тем, как снова открыть огонь, хитро улыбнулся и сказал вполголоса:

— Конечно, после той еды, которую готовила твоя жена, можно проверять все, что угодно.

— Что ты сказал? — Мюрто услышал слова Риггса.

Мартин едва сдержал смех.

— Ничего.

— Если ты будешь так говорить, — угрожающе произнес Мюрто, — я не приглашу тебя на рождественский ужин.

Риггс все-таки рассмеялся:

— Черт побери! Мне сегодня везет с самого утра!

Они отстреляли по второй обойме. Мюрто нажал на кнопку, приближая к себе мишень:

— Иди к папе Роджеру, детка!

То же самое сделал Риггс. Мюрто снял свою мишень с держателя и удовлетворенно посмотрел на испещренный дырками силуэт на мишени. Пули были разбросаны по всему черному полю. Мюрто повернулся к Риггсу и продемонстрировал ему свои способности.

— Ну как? — самодовольно спросил он. — Смотри и плачь!

Риггс скептически взглянул па результаты упражнений и стрельбе своего старшего напарника и повернулся к нему со своей мишенью в руках. Радостный смех Мюрто мгновенно затих. Роджер остолбенело смотрел на мишень Риггса. Пули, выпущенные из его «Беретты», легли аккуратными рядами в грудь на месте сердца и в голову, ровно посередине. Мюрто очумевшими глазами посмотрел на Мартина, потом перевел взгляд на пистолет Риггса.

— Ты что, спишь со своим пистолетом? — наконец едва выговорил он.

Риггс усмехнулся:

— Спал бы, если бы в постель ложился.

Оскорбленный в лучших чувствах, Мюрто решил доказать Риггсу, что его тоже не зря в полиции держат. Он взял новую мишень и прицепил ее к держателю.

— Ну-ка смотри, — произнес он тоном, незаслуженно обиженного человека. — Я сейчас кое-что покажу тебе. Это была только разминка. Я только разминался.

Он нажал на кнопку и мишень отъехала на полтора десятка метров. Риггс с любопытством наблюдал за этой демонстрацией стрелкового таланта. Мюрто убрал руку с кнопки:

— Смотри внимательно.

Он выпрямил спину, несколько раз поводил головой в стороны и выхватил револьвер из-за пояса. Практически не прицеливаясь, он нажал на спусковой крючок. Удовлетворенно засмеявшись, Роджер нажал на кнопку и подогнал мишень к своему месту. Когда мишень приблизилась, Риггс увидел дырку от пули прямо в середине головы черного силуэта.

— Э-хе-хе! — смеялся Мюрто. — Посмотри-ка на это! Неплохо для старика, а?

Риггс ухмыльнулся.

— Отойди-ка, старик, — сказал он и легонько подвинул Мюрто в сторону.

Роджер уступил место Риггсу. Тот нажал на кнопку, отгоняя мишень. Мюрто снисходительно наблюдал за тем, как силуэт отдаляется в сторону дальней стены тира. Улыбка медленно сползала с его лица по мере того, как мишень оказывалась все дальше и дальше. Наконец она почти совершенно исчезла из вида, остановившись на противоположном конце тира.

Риггс вынул из заднего кармана новую обойму и вставил ее в рукоятку «Беретты». Спустив затвор, он прицелился и аккуратно положил в мишень ровно половину магазина. Затем Риггс сунул пистолет за пояс и, что-то беззаботно мурлыча, нажал на кнопку. Мюрто, не сводя глаз с мишени, ожидал результатов. Когда мишень оказалась рядом, он увидел, что вокруг пробитой им в середине головы силуэта дырки Риггс пулями нарисовал глаза и широкую улыбку. На мишени оказалось настоящее лицо, которое словно насмехалось над Роджером Мюрто.

Пока Мюрто с раскрытым ртом смотрел на мишень, Риггс повернулся и похлопал напарника по плечу.

— Желаю приятно провести день, — издевательски сказал он.

Риггс отправился к выходу из тира. Сраженный наповал Мюрто недоверчиво потрогал пальцем пулевые отверстия, словно пытаясь убедиться, что это не обман зрения.


Мюрто покопался в бумагах и нашел адрес Дикси. Вместе с Риггсом они сели в машину и направились в Восточный Лос-Анджелес, в один из самых далеких и бедных кварталов.

Автомобиль остановился на широкой грязной улице. Напротив дома Дикси в песке играли несколько мальчишек лет пяти-шести. Они внимательно следили за тем, как рядом с ними остановился блестящий автомобиль Мюрто. Едва Роджер вышел из машины, мальчишки дружно закричали:

— Полиция приехала! Полиция приехала! Наверное, к Дикси!

Мюрто недоуменно посмотрел на детей, пытаясь догадаться, как же они узнали полицейских, которые приехали на гражданской машине и на которых нет униформы.

— Тише, тише, дети! он успокаивающе поднял руки.

— Полиция! — продолжали кричать они.

— О, черт! — выругался Роджер.

Риггс вышел из машины и сказал, широко улыбаясь детям:

— Привет!

— Привет! — последовал за ним Мюрто. — Как дела?

— Нормально, — сказал самый крикливый из мальчишек, маленький негритенок с пышной курчавой шевелюрой. — А вы к Дикси приехали?

— Да нет, — равнодушно сказал Риггс. — Мы просто решили здесь остановиться, выпить чашку кофе.

— Врете вы все! — завопили пацаны. — Вы к Дикси приехали!

Риггс направился к дому Дикси. Мюрто, ежесекундно оглядываясь, шел за ним. Дикси жила в небольшом одноэтажном домике, окруженном зеленью.

— Я уже говорил тебе, что это весьма сомнительно, — сказал Мюрто.

Риггс пожал плечами:

— Может быть, в этом действительно ничего нет.

Когда они ступили на газон вокруг дома, раздался оглушительный взрыв. Дом разлетелся на куски. В воздух полетели обломки стен, куски жести с крыши, осколки стекол. Взрывной волной полицейских швырнуло на землю. Закрывая голову руками, Риггс катался по газону, уворачиваясь от падавших сверху обломков. Мюрто лежал неподвижно. Когда он поднял голову, то увидел, что дом полыхает, а куртка на спине Риггса загорелась. Роджер подскочил к напарнику и стал хлопать его по спине, пытаясь потушить огонь.

— Ты что делаешь? — закричал Риггс.

— На тебе куртка горит!

— О, черт!

Мартин принялся поспешно сдирать с себя куртку.

— Смотрите, смотрите! — закричали дети.

Они забрались на капот машины Мюрто, наблюдая за пожаром.

— Ты видел?

— Вот это рвануло!

Мюрто и Риггс быстрым шагом направились к машине, чтобы связаться с управлением. Риггс, оглядываясь на охваченный огнем дом, издевательским тоном произнес:

— Весьма сомнительно, да?

Мюрто криво усмехнулся:

— Наверное, ничего в этом нет…

— Да, очень сомнительно.

Они подошли к машине, облепленной детьми.

— Ребята, с вами все в порядке? — спросил Мартин. — Пальцы и глаза на месте?

— Да, — загалдели мальчишки, — А на вас куртка горела!

Риггс трясущимися от возбуждения пальцами достал из нагрудного кармана рубашки помявшуюся пачку «Уинстона». Вытащив кривую, как козья ножка, сигарету, он с сожалением посмотрел на нее и не стал прикуривать. Мюрто открыл дверцу и, усевшись на сиденье, снял микрофон:

— Машина тридцать три двадцать шесть вызывает центральную. Ответьте.

— Слушаем вас.

— Здесь взрыв и пожар. Срочно скорую помощь и пожарную машину.

Сообщив адрес, Мюрто повесил микрофон. Дети продолжали ползать по машине, громко обсуждая происшествие.

— Тише, тише, не орите, — сказал Мюрто.

Мальчишка в больших белых очках с темной пленкой вместо стекол спросил:

— Как вы думаете, Дикси была дома?

Риггс и Мюрто переглянулись. Мартин кивнул головой.

— Да, — тяжело сказал Мартин.


Пожарники разбирали обгорелые стены, пытаясь обнаружить какие-нибудь следы. Наконец им удалось найти почерневший труп девушки. Завернув его в пластиковый мешок, пожарные вынесли труп. Здесь же трудилась бригада дежурных саперов. Один из них вскоре подозвал стоявшего среди развалин Риггса и передал ему небольшое обгоревшее устройство со стальной колбочкой. Риггс повертел устройство в руках и подозвал Мюрто.

— Что там у тебя? — спросил Роджер, озабоченно оглядывая рухнувшие стены.

— Смотри, что обнаружили саперы, — Мартин протянул напарнику устройство.

'Гот повертел железку в руках:

— Что это?

— Тебе это не понравится, Роджер. Серьезная штуковина.

При этом Риггс как-то странно улыбнулся.

— Я рад, что тебе нравится, — буркнул Мюрто.

— Серьезно, Родж. Это дело рук профессионалов. Я с войны этого не видел.

— А что это такое?

Риггс тяжело вздохнул:

— Это ЦРУ. Они используют такие ртутные взрыватели. Это очень серьезное дерьмо.

К Мюрто подошел один из патрульных полицейских.

— Сержант, — обратился он к Роджеру, — вас просит подойти следователь пожарного департамента. Они там кое-что обнаружили. Нужно проверить.

Мюрто направился к высокому чернокожему мужчине в светлом плаще, который стоял с чашкой кофе возле пожарной машины.

— Что вы выяснили? — спросил Мюрто.

Следователь пожарного департамента отхлебнул кофе и показал на группу мальчишек, которые перекочевали с машины Мюрто на пожарный автомобиль.

— Эти ребята играли здесь сегодня утром и видели, как какой-то мужчина приходил проверять газовый счетчик.

— Где?

— В доме Дикси, — сказал следователь. — Дети играли в прятки или что-то вроде этого. Один из них сидел под крыльцом и видел этого парня.

— Вы серьезно? — недоверчиво спросил Мюрто, оглядывая мальчишек, которые уселись на подножке пожарной машины, рядом с кабиной.

— Да, — махнул рукой следователь, показывая на ребят. — Нашему свидетелю лет шесть или около того. Вон он сидит.

— А вы звонили в газовую компанию?

— Да. Счетчик нужно было проверять только через месяц.

Мюрто и следователь подошли к ребятам.

— Я сам поговорю с ним, — сказал Мюрто.

Следователь показал на мальчишку в больших белых очках:

— Вот парень, который все видел.

Риггс тоже подошел к ребятам и остановился рядом с пожарным автомобилем. Он снял рубашку и остался в одной майке с короткими рукавами, подставив руки горячему солнцу.

Мюрто наклонился над опасливо смотревшими на него детьми.

— Привет! — сказал он бодрым тоном. — Меня зовут детектив Мюрто. А тебя как зовут?

— Не говори ему, не говори! — закричали друзья свидетеля. — Тебя в тюрьму посадят и ты больше никогда не увидишь свою маму!

Мюрто успокаивающе сказал:

— Все нормально, не бойся. Я не посажу тебя в тюрьму. Скажи, как тебя зовут?

Сидевший рядом со свидетелем негритенок с огромной шевелюрой зажал приятелю рот рукой и сказал:

— Не говори, Альфред.

— А, Альфред! — обрадованно сказал Мюрто и обратился к Риггсу: — Слушай, Мартин, это Альфред!

Дети принялись пинать выдавшего Альфреда мальчишку.

— А сколько тебе лет? — спросил Мюрто.

Снова повторилась история с именем. Тот же самый негритенок с богатой прической зажал приятелю рот рукой и сказал:

— Шесть.

— Шесть лет! — с выражением неописуемой радости на лице воскликнул Роджер. — Ты, наверное, комиксы читать любишь?

Свидетель наконец обрел дар речи. Он ткнул пальцем в кобуру иод мышкой Мюрто и спросил:

— А это настоящий пистолет?

— Да.

— Ты убиваешь людей? — с детской непосредственностью спросил Альфред.

— Нет, ну что ты, — Мюрто был немного смущен. — Когда кто-нибудь делает другим людям плохо, я стреляю такому человеку в ногу, чтобы остановить его.

Альфред недоверчиво сказал:

— А мама говорит, что полиция всегда жестоко обращается с черными. Это правда?

Мюрто кашлянул и посмотрел на Риггса, который ухмыльнулся и развел руками.

— Это правда? Правда? — начали галдеть дети.

Мюрто в поисках поддержки обернулся к следователю пожарного департамента.

— Может быть, мы угостим детей мороженым? — нашелся тот.

— Да-да, — обрадованно сказал Мюрто. — Вы любите мороженое?

— Конечно, любим! — весело закричали дети, хлопая в ладоши. — Ура, мороженое!

— Уведите их, — обратился Мюрто к следователю.

Дети с радостными воплями направились за угощением. Альфред тоже спрыгнул с подножки, собираясь отправиться вместе с друзьями. Мюрто подхватил его руками и посадил обратно:

— Нет-нет, ты, Альфред, пока останешься с нами. Ты хорошо разглядел того мужчину, который приходил к Дикси?

— Да, я видел его.

— Попробуй снова представить его. Закрой глаза и хорошенько подумай, какой он был.

Мальчишка откинул голову назад и несколько секунд сидел, не шевелясь. Затем он снова опустил голову и кивнул.

— Подумал?

— Да.

— Ты можешь нарисовать его?

Мальчик снова кивнул:

— Да.

Мюрто обернулся и подозвал патрульного полицейского:

— Принесите какую-нибудь ручку и бумагу. Пусть он нарисует.

Риггс скептически произнес:

— Гениальная идея! Великолепно! Сейчас он нарисует нам портрет преступника, а потом мы размножим этот портрет и по нему будем разыскивать негодяя.

Мюрто нетерпеливо отмахнулся:

— Да помолчи ты, не мешай мне.

Он подсел на корточках поближе к мальчику и продолжал расспросы:

— Скажи мне, какой он был. Черный?

Альфред отрицательно замотал головой.

— Белый?

Последовал утвердительный кивок. Мюрто обрадованно посмотрел на Риггса.

— Ага, он был белый. Высокий?

— Да.

— Такой же высокий, как я?

— Ага.

— А какие у него были волосы? Черные?

— Нет.

— Русые?

Мальчишка снова отрицательно замотал головой.

— Какие? Белые?

— Да.

— Он был блондин! Понятно!

Следствие понемногу продвигалось вперед. Риггс подошел поближе и остановился за спиной Мюрто, повернувшись к мальчишке боком. Роджер обрадованно продолжал:

— На нем были джинсы?

Мальчишка внимательно посмотрел на плечо Риггса.

— Он был разрисован.

Мюрто нс понял, что имеется в виду.

— Разрисован? Что значит разрисован?

Он повернулся к Мартину и недоуменно посмотрел на напарника.

— Разрисован… разрисован… А! На нем был рисунок? Татуировка?

Мальчишка кивнул головой и снял очки. Он долго и внимательно смотрел на руку Мартина.

— Так, значит, у него была татуировка? — обрадованно спросил Рождер. — Как у Полая в мультике?

Альфред ткнул пальцем в плечо Риггса:

— Вот такая. Я видел

На трехглавой мышце плеча Мартина была изображена потемневшая от времени цветная татуировка — пронзенный кинжалом череп и подпись под ним: «Отважное сердце».

— Ты уверен?

Мальчишка провел пальцем по татуировке Риггса:

— Да, я запомнил. Такой же кинжал.

Мюрто встал и отошел в сторону вместе с Риггсом. Тот озабоченно посмотрел на напарника.

— Роджер, эта татуировка специальных подразделений.

— Серьезно?

— Да.

Мюрто потер щеку.

— Специальные подразделения, ртутные взрыватели, ЦРУ, — ошеломленно сказал он. — В какую историю мы ввязались?

— Да, — хмуро произнес Риггс и протянул Мюрто обгоревший взрыватель. — Держи.

После пожара напарники отправились к Майклу Хансакеру. Его трехэтажный особняк стоял на высоком каменном утесе над берегом океана. Во дворе собрались несколько человек — ближайшие родственники и друзья, чтобы отметить похороны Аманды. Мюрто вошел в дом. Риггс остался во дворе. Он медленно ходил мимо деревьев, изредка поглядывая на окна третьего этажа, где Роджер разговаривал с хозяином дома. Близкие семьи Хансакеров сидели во дворе на летних стульях.

Майкл Хансакер хмуро стоял у окна, глядя на океанские волны, которые медленно катились к утесу, разбиваясь о его отвесные стены.

— Расскажи мне обо всем, — сказал Мюрто.

Он стоял недалеко от двери в большой кабинет Хансакера, скрестив руки на груди.

— О чем тебе рассказать? — нс оборачиваясь, спросил Майкл.

Мюрто раздраженно произнес:

— Кончай. Твою дочь убили не из-за того, что она занималась какой-то там порнушкой. Ее убили из-за того, чем занимаешься ты. Что, я не прав, по-твоему?

Хансакер по-прежнему не шел на откровенность.

— Роджер, я не знаю, о чем ты говоришь.

Он повернулся к Мюрто и полез рукой во внутренний карман пиджака. Роджер инстинктивно дернулся за пистолетом:

— Майкл, руки убери!

— Что с тобой?

— Достань руки, чтобы я все время видел! — возбужденно сказал Мюрто.

Хансакер достал из кармана прозрачную пластиковую упаковку с таблетками.

— Спокойнее, Роджер.

— К черту спокойствие, мать твою! — заорал Мюрто.

Хансакер проглотил таблетку и спрятал упаковку обратно. Мюрто подошел ближе и возбужденно произнес:

— Ты звонил мне перед тем, как это случилось. Ты хотел всех выдать.

Хансакер непонимающе пожал плечами:

— Кого выдать?

— Ты хотел рассказать мне обо всем. Ты хотел все выложить полиции. Поэтому убили твою дочь. Ты все хотел рассказать? Ну, так расскажи! Я прав или нет?

Мюрто едва не потерял самообладание. Он размахивал руками, пытаясь добиться от Хансакера хоть сколько-нибудь вразумительного ответа:

— Расскажи! Они убили твою дочь. Они заплатили шлюхе, чтобы она отравила твою девочку. Расскажи мне!

Наконец Хансакер сдался. Он вытер проступившие на лбу капельки пота и сказал:

— Роджер, я боюсь. Кроме Аманды, у меня осталась еще одна дочь, и мне страшно за нее.

Мюрто с жаром произнес:

— Мы сможем защитить ее.

— Не сможете, — покачал головой Хансакер. — Вы не знаете этих людей.

— Ну, так познакомь меня с ними! — воскликнул Мюрто. — Расскажи мне о них.

Хансакер подошел к окну и некоторое время молчал, не решаясь ничего сказать. Наконец он произнес:

Его началось еще во время войны, точнее, в конце ее. Тогда мне пришлось работать с компанией «Эйр Америка», которая занималась воздушными перевозками правительственных грузов для наших войск в Индокитае. Это Рыла подставная фирма Центрального Разведывательного Управления. Они вели там свою войну, тайную. Жертв в этой войне было не меньше, а может быть, и больше, чем в той, о которой знают все. При фирме было организовано специальное подразделение, что-то вроде дочерней компани — «Шодоу Коммами». Она занималась перехватом по информации правительства крупных партий марко гиков — гашиша, кокаина и героина, которые потоком устремлялись как во Вьетнам, так и из Вьетнам.!. Мы убивали там всех, чтобы не оставалось ни единого свидетеля.

Он замолчал и отвернулся к окну. Риггс прохаживался под деревьями у самых стен дома.

— У нас возник свой план, — тихо сказал Хансакер.

Продолжай.

— Несколько лет назад участники «Шэдоу Компани» снова решили собраться вместе. Война давно закончилась, многие постарались забыть о всем, что было с ней связано. Но у нас в руках остался список поставщиков из Азии. И теперь мы привозим.

— Что привозим?

Хансакер окончательно успокоился и, повернувшись лицом к Роджеру, сказал буднично и деловито:

— Героин. Две огромные партии в год. Этим занимаются нынешние и бывшие агенты ЦРУ, наемники, бывшие военнослужащие из спецподразделений.

Он подошел к столу, на котором стоял пакет с молоком, открыл его и стал пить молоко прямо из пакета. Мюрто ошеломленно молчал, а затем едва не бросился на Хансакера с кулаками:

— Ты — сукин сын! Если ты струсил, то почему они не убили тебя? Почему они убили Аманду?

Они не могут убить меня. Я им нужен,

Он поставил пакет на стол.

— Почему? — закричал Мюрто.

— Моя компания и мой банк — прекрасное прикрытие, — спокойно объяснил Майкл. — Если налоговое управление начнет копать…

— Налоговое управление… — протянул Мюрто.

— Да, Роджер, это большой бизнес.

Мюрто помолчал, глядя в окно. Риггс обернулся и внимательно посмотрел на напарника. Мюрто сделал знак рукой, показывая, что все идет нормально. Затем он повернулся к Майклу Хансакеру и твердо сказал:

— Больше нет.

Хансакер удивленно посмотрел на Роджера:

— Почему?

— Потому, что я уничтожу все.

Хансакер покачал головой и с сомнением сказал:

— Ты не сможешь, Роджер. Это слишком крупное дело. Им занимаются настоящие специалисты, профессиональные убийцы.

Мюрот решительно сказал:

— Я хочу знать, когда будет доставлена следующая партия товара, где состоится передача груза, кто этим будет заниматься, сколько народу будет задействовано.

Хансакер покачал головой:

— Я не могу сказать этого. У меня еще есть вторая дочь. Я боюсь.

— Ты скажешь мне все, — настойчиво повторил Мюрто.

— Я слишком глубоко завяз, Роджер.

Риггс завернул за стену особняка. В этот момент снизу, из-за утеса перед домом появился вертолет. Он завис на несколько секунд над утесом напротив окон третьего этажа. В открытой кабине сидел помощник генерала Маккалистсра, Джошуа. В руках он держал винтовку с оптическим прицелом. Несколько выстрелов прошили стоявшего спиной к окну Хансакера. Разбитое стекло со звоном посыпалось на землю. Роджер пригнулся, доставая из кобуры револьвер.

Вертолет с ревом развернулся и пролетел на собравшимися во дворе гостями, которые стали с криками разбегаться. Мартин выскочил из-за угла и выхватил из-за пояса пистолет. Он стрелял по разворачивающемуся вертолету. Пули рикошетировали от стальной обшивки, с искрами разлетаясь в сторону.

Мюрто подбежал к Хансакеру, который неподвижно лежал на полу. Вокруг него по шикарному ковру растекалась лужа крови. Роджер приподнял голову убитого. На него смотрели открытые глаза Майкла, которыми он, однако, уже ничего не мог видеть.

— Героин, — произнес Мюрто. — Ты еще легко отделался.

Он оставил Хансакера и бросился на улицу.

Риггс выпустил по вертолету полную обойму, зарядил «Беретту» снова и продолжал стрелять до тех пор, пока вертолет не скрылся над океаном. Выбежавший на улицу Мюрто только глазами проводил удаляющийся силуэт винтокрылой машины. Мартин отстрелял вторую обойму, достал опустевший магазин и зло плюнул.

— Все? Закончил? — спросил Мюрто.

— Я еще ничего не начинал, — хмуро ответил Риггс.


Вертолет летел над залитой ярким солнечным светом поверхностью океана. Джошуа вел переговоры с генералом Маккалистером:

— Дельта-один вызывает мистера Маккалистера.

— Я слушаю.

— Это Джошуа.

— Вы выполнили задание, мистер Джошуа?

— Да, сэр. Мистер Хансакер мертв.

— Отлично.

— Но… боюсь, сэр, что это еще не все. Возникла новая проблема.

— Объясните.

— Мистер Хансакер разговаривал с полицией. Их было двое.

— Я надеюсь, они ликвидированы?

— Нет, сэр, я не смог этого сделать.

— Значит, теперь полиция может все узнать о наших операциях?

— Боюсь, что это так, сэр.

— Ладно, я думаю, что вы сможете разобраться с ними. Джошуа, возвращайтесь на базу.

— Слушаюсь, сэр.


Мюрто и Риггс шли по вечерней улице. Огни реклам освещали пустые тротуары. Лил сильный дождь. Потоки воды стекали в зарешеченные стоковые колодцы. Полицейские решили отыскать сутенера, на которого работала Дикси. Возможно, таким способом удалось бы выйти на тех, кто платил Дикси за то, чтобы она отравила Аманду. Приходилось ходить по улицам и опрашивать всех встречных проституток. В такую погоду их было совсем немного. Те же, что попадались, ничего про Дикси не знали.

Риггс заметил на противоположной стороне улицы одинокую женскую фигуру под зонтиком. Возле закрытого на продажу бара с закрашенными окнами стояла высокая рыжеволосая девушка в туфлях на высоком каблуке и мини-юбке. Она бросала безнадежные взгляды на пустынную улицу, на которой лишь изредка появлялась одинокая фигура прохожего.

— Оставайся здесь, — сказал Риггс Роджеру и направился через проезжую часть на противоположную сторону-

Мюрто остался стоять под зонтиком. Раскаты грома сотрясали вечернее небо.

— Привет, — сказал Риггс проститутке.

— Привет, красавчик.

Риггс достал из кармана фотографию Дикси.

— Что делает на улице в такое время такая красивая ирландочка, как ты? — поинтересовался он у девушки.

Она засмеялась:

— Работа.

Риггс поднес к ее лицу фотографию:

— Ты знаешь эту девушку? Мне нужен парень, которому она принадлежала.

Девушка посмотрела на снимок и отрицательно покачала головой:

— Нет, не знаю. А что, ты хочешь заполучить ее?

— Да нет, я из полиции. Я просто хотел узнать…

Он не успел договорить. Из-за поворота на перекресток выскочила машина и, завизжав тормозами, развернулась возле бара. Из окна высунулся Джошуа с автоматической винтовкой. Риггс оттолкнул девушку в сторону, чтобы она не попала под пули, и выхватил из-за пояса пистолет. Однако Джошуа опередил его. Он выпустил очередь в Риггса. Пули попали в грудь Мартина, который упал спиной на стеклянную витрину бара.

Завизжав колесами, автомобиль рванулся с места, едва не врезавшись в проезжавший по улице грузовичок. Вывернувшись, машина понеслась по улице, отчаянно вихляя.

Мюрто отшвырнул в сторону зонтик и бросился на противоположную сторону улицы, доставая на ходу револьвер. Он попытался прицелиться в удаляющуюся машину, но понял, что это бесполезно, и побежал на помощь Мартину. Когда Роджер влетел через разбитую витрину в темный зал бара, он увидел, что Риггс лежит на полу в куче битого стекла.

Мюрто спрятал револьвер и, тяжело дыша, наклонился над Мартином. Тот слабо шевельнул головой. Мюрто облегченно вздохнул — жив! Роджер стал расстегивать продырявленную на груди рубашку Риггса. Под ней Мюр-то увидел исковерканный пулями, но выдержавший автоматную очередь бронежилет.

— Пуленепробиваемый жилет, — пробормотал Мюр-то. — Ты все-таки умный парень.

В это мгновение Риггс пришел в себя и, оттолкнув напарника, вскочил с пола. Он выставил перед собой пистолет и стал бешено озираться вокруг, словно его окружали враги.

— Успокойся, успокойся, — крикнул Мюрто, — это я, Роджер.

Риггс опустил пистолет и, прислонившись к стенке, со стоном съехал вниз.

— О, черт, больно.

Мюрто наклонился над Риггсом. Тот обессиленно запрокинул голову и произнес:

— Роджер, они меня по-настоящему разозлили. Все, им хана.

— Успокойся, Мартин, — Мюрто пощупал пальцем застрявшие в стальной пластине бронежилета пули. — Еще два сантиметра выше — и тебе был бы конец.

Риггс, даже в такую минуту не потерявший чувства юмора, прохрипел:

— На два сантиметра ниже — было бы то же самое. Я бы уже никогда не остался мужчиной.

Мюрто подставил плечо Риггсу и помог ему подняться с пола. Вместе они вышли на улицу.

— О, бог мой! — воскликнул Риггс. — А где мой пистолет?

Мюрто протянул «Беретту» Мартину:

— Здесь, я взял его с пола.

Риггс сунул пистолет за пояс. Мюрто тащил его к машине, которую они припарковали в паре кварталов отсюда.

— Слушай, Мюрто, — возбужденно сказал Мартин. — Он стрелял в меня, этот сукин сын! Он попал в меня! Ты заметил, как быстро он стрелял? Это тот же самый тип, который убил Хансакера! Я видел его лицо.

— Ты уверен?

— Абсолютно!

Они подошли к машине. Мюрто снял со своего плеча руку Риггса. Тот уже немного оправился от потрясения и стоял, потирая ушибленную пулями грудь. Мюрто открыл дверцу автомобиля.

— Роджер, я думаю, что нам не помешало бы купить пару билетов в Детройт и скрыться там на несколько недель.

Оба рассмеялись. Затем Роджер сказал:

— А если серьезно — что нам теперь делать?

Риггс развел руками.

— А что нам остается? — лицо его стало суровым. — Мы похороним этих ублюдков! И знаешь, что будет после этого? Мы с тобой станем знаменитостями. Мы получим деньги, золотые значки…

Мюрто более мрачно смотрел на дальнейшие перспективы:

— Чушь собачья, — сказал он. — Эти наемники — профессиональные убийцы.

Риггс хитро улыбнулся:

— Не волнуйся, Роджер. У нас есть преимущество.

— Какое?

— Они думают, что меня убили. Я мертв, Роджер! Я — покойник!

Он весело подмигнул Мюрто. Тот мгновение спустя тоже подмигнул напарнику и оба расхохотались.

— Гениально! — сказал Мюрто.

Вой полицейских сирен разрывал ночную тишину. В машине заработала полицейская рация:

— Машина тридцать три двадцать шесть, ответьте.

Мюрто сел в кресло и снял микрофон:

— Тридцать три двадцать шесть на линии. Вас слушаем.

— Только что обнаружен труп молодого человека.

Мюрто недовольно пробурчал в микрофон:

— Ну, поищите кого-нибудь другого. Что, больше машин нет?

Сейчас, когда они собрались разрабатывать план, вызов на место происшествия был совершенно ни к чему. Однако диспетчер сказала:

— Просили вызвать именно вас, сержант. Говорят, что это какой-то из ваших знакомых.

— Ну, конечно, — скептически сказал Мюрто. — Блондин с ямочками на щеках…

— Да, сэр, — удивленно сказала диспетчер. — А откуда вы знаете?

Мюрто ошеломленно сказал:

— О, черт…

— Что такое? — спросил Риггс.

— Кажется, они описали парня, с которым должна была встретиться моя дочь.

Мюрто повесил микрофон и пересел на место водителя.

— Садись в машину, быстро! — крикнул он Риггсу.

Роджер поставил на крышу автомобиля мигалку и резко надавил на педаль газа. Машина понеслась по дороге, резко сворачивая на поворотах.

Автомобиль подъехал к дому Мюрто. Полицейские вышли из машины и достали оружие.

— Подойдем очень тихо, — сказал Мюрто.

Огней в доме не было. Очевидно, все уже спали. Однако здесь могли оказаться непрошенные гости. Пригибаясь, Мюрто и Риггс подбежали к дому и заглянули в окна первого этажа. Никаких признаков присутствия в доме чужих не было. Мюрто осторожно открыл ключом замок входной двери.

— Раз, два, три… — сказал Мюрто.

Он резко распахнул дверь. Риггс влетел в дом с пистолетом в вытянутых руках. Мюрто последовал за ним. В доме стояла ночная тишина. Мюрто увидел на пороге подсунутое под входную дверь письмо. Он поднял его и прошел в гостиную, по которой ходил с пистолетом в руках Риггс.

Мюрто включил торшер и открыл конверт. Прочитав послание, он выругался:

— Сволочи! У них моя дочь!

Риггс опустил пистолет и подошел к напарнику:

— Покажи.

Мюрто передал листок Мартину. Тот быстро пробежал глазами по двум строчкам, выклееным из газетных букв.

Мюрто полез в конверт и обнаружил там фотоснимок, сделанный «Поляроидом».

На лестнице послышался какой-то шум. Мюрто и Риггс одновременно вскинули пистолеты.

Из спальни вышла Триш. Ее лицо было красным от слез.

— Черт! — воскликнул Мюрто и опустил револьвер.

— Что случилось с нашей дочерью? — спросила Триш.

Роджер опустил глаза:

— Ничего.

Триш настойчиво повторила:

— Что случилось?

— Ничего.

Из спальни вышли дети — Ник и Кэрри. Они испуганно смотрели на родителей. Триш отправила их обратно:

— Быстро в постель!

Она заперла за детьми дверь и стала спускаться по лестнице. На полдороге она села на ступеньки и заплакала. Мюрто стоял в гостиной, низко опустив голову.

В этот момент раздался телефонный звонок. Роджер мгновенно бросился к телефонному аппарату на столике. Он поднял трубку и спустя мгновение произнес:

— Мюрто.

Мужской голос в трубке сказал:

— У тебя очень красивая дочь. На твоем месте я не отходил бы от телефона, ожидая инструкций.

Собеседник на другом конце провода положил трубку.

Мюрто, словно во сне, повернулся и невидящим взглядом посмотрел вокруг.

— У них моя дочь, — в отчаянии произнес он. — Эти сволочи похитили моего ребенка.

Он положил трубку рядом с телефонным аппаратом и направился к сидевшей на лестнице Триш. Риггс подошел к столику и опустил трубку на место.

Мюрто обнял жену, которая плакала у него на плече.


Сержант Маккаски сидел на подоконнике в полицейском управлении. За окном лил дождь. Полицейские патрульные машины, освещая мокрый асфальт мигалками, разъезжались на задания. Дежурства в такие предпраздничные дни всегда приносят неожиданности. Вот и сегодня не обошлось без них. Только что позвонил сержант Мюрто с необычной просьбой:

— Если кто-нибудь будет выяснять подробности о сегодняшнем нападении на сержанта Риггса, скажи, что он убит. Потом разберемся.

— О’кей, — ответил Маккаски, который предпочитал верить своим друзьям.

Через несколько минут раздался еще один звонок. Маккаски поднял трубку:

— Сержант Маккаски, слушаю.

Мужской голос сказал:

— Это звонят с телевизионной станции. Мы слышали, что сегодня в городе была какая-то перестрелка. Что произошло?

— Убили сержанта Мартина Риггса, — ответил Маккаски. — Простите, а кто это говорит?

— Спасибо, — сказали на противоположном конце линии и положили трубку.

Маккаски загадочно улыбнулся.

Джошуа положил телефонную трубку и повернулся к генералу Маккалистеру.

— Отлично, — сказал он. — Риггса больше нет.

Генерал удовлетворенно кивнул головой.

— Мюрто взять живым, — распорядился он.

— А если он не расколется? — выразил сомнение Джошуа.

— У нас его девочка, — уверенно сказал Маккалистер. — Он никуда не денется.


Мимо дома Мюрто проехала, освещая улицу огнями мигалки, полицейская машина. Риггс стоял у окна, глядя на стекающие по стеклу капли дождя. Роджер отвел жену в спальню и спустился вниз.

— Ты ведь знаешь, что они убьют ее, даже если ты сдашься, — сказал Мартин.

— Да, — тяжело вздохнул Роджер.

— Если хочешь увидеть ее живой, нужно освободить Риэнн.

Мюрто присел к столу.

— Я знаю.

Риггс упрямо мотнул головой.

— Мы сделаем это моим способом, — жестко сказал он. — На этот раз стрелять придется не для того, чтобы ранить, а для того, чтобы убить. И убить как можно больше. И помни, самое главное — не промахнуться.

Мюрто твердо сказал:

— Я не промахнусь.

Риггс прошел по комнате к горевшей рождественскими огнями елке. Глаза его заблестели от возбуждения.

— Мы устроим им настоящую кровавую баню, Роджер, — произнес он решительно.

Мюрто подошел к напарнику и пристально посмотрел ему в глаза. Спустя несколько секунд он сказал:

— Ты действительно сумасшедший? — он немного помолчал. — ; Или ты действительно так хорош, как о тебе говорят?

Риггс серьезно посмотрел на Мюрто:

— Тебе придется довериться мне, Роджер.

Их разговор прервал телефонный звонок.

— Началось, — сказал Мюрто.

Он подошел к телефону и поднял трубку:

— Мюрто.

Тот же самый мужской голос произнес:

— Нам не нужна твоя дочь. Мы только хотим знать, что тебе сказал Хансакер, — после небольшой паузы мужчина добавил: — Высохшее соленое озеро за городом. На рассвете.


Поднимавшееся солнце заливало ярким красным светом выжженную пустыню в нескольких километрах от Лос-Анджелеса. Машина Мюрто неслась по грунтовой дороге, поднимая за собой облака пыли.

Когда до назначенного похитителями места встречи оставалось не больше километра, автомобиль Мюрто остановился. С заднего сиденья выпрыгнул Мартин Риггс и, пригибаясь, побежал между низенькими пожелтевшими кустиками. В руках он держал винтовку с оптическим прицелом. Машина поехала дальше, к видневшемуся впереди плоскому желтому кругу высохшего соляного озера. Оно занимало площадь в несколько квадратных километров. Легкий утренний ветер поднимал над поверхностью озера легкие облачка соляной пыли.

Мюрто проехал по ровной, как стол, поверхности несколько сотен метров и остановил машину. Вокруг пока никого не было. Роджер вышел из автомобиля и остановился у дверцы.

Мартин пробирался между высохшими кустами в поисках места для засады. Пока на озеро не прибыли люди Маккалистера, это было трудно сделать. Наконец Риггс подобрался насколько можно было близко к месту встречи и залег между кустами в нескольких сотнях метров позади стоявшего возле машины Мюрто.

На противоположной стороне озера показалось облако пыли и послышался грохот вертолетного винта. К Мюрто стремительно приближались две машины — большой джип и огромный белый лимузин в сопровождении вертолета.

Машины подъехали к назначенному месту и остановились в пятидесяти метрах от Мюрто. Из джипа выскочили несколько высоких мужчин в костюмах, с автоматами в руках. Они окружили лимузин, откуда вышли еще несколько вооруженных людей. Ни Джошуа, ни Маккалистера среди вышедших не было.

Вертолет сделал несколько кругов над озером, проверяя, не прибыл ли вместе с Мюрто хвост. Через минуту вертолет уселся на поверхность озера, подняв тучу пыли. Пилот не выключал двигатель, уменьшив только количество оборотов винта. Из вертолета выскочили еще несколько человек и направились к лимузину. Вокруг шикарной белой машины образовался целый эскорт вооруженных людей. Несколько человек вышли вперед, навстречу Мюрто, и остановились с направленными на него стволами автоматов в паре десятков метров. Один из них, небольшого роста лысоватый мужчина в тонких очках, подошел совсем близко и крикнул:

— Мюрто?

Мюрто стоял возле машины, засунув руки в карманы короткой куртки.

— Да, это я! Покажите мне мою дочь! — закричал он. — Я хочу увидеть ее! Только тогда я подойду к вам!

Один из охранников подбежал к лимузину и, наклонившись над открытой дверцей, сказал:

— Он хочет видеть девушку.

Человек, которого не было видно, сказал из лимузина:

— Покажите.

Из лимузина вывели Риэнн, которая испуганно смотрела на окружавших се людей. Заметив впереди отца, она закричала:

— Папа!

Мюрто взволнованно крикнул:

— Все в порядке, милая! Я здесь! Слышишь — все в порядке!

Человек, который стоял перед Роджером, сказал:

— Простой обмен, Мюрто. Ты поедешь с нами, а она прогуляется по окрестностям.

Мюрто, закусив губу, ответил:

— Отпустите ее сейчас.

Человек недовольно поморщился:

— Я уже сказал, Мюрто, что ты будешь делать. И вынь руки из карманов.

Мюрто возбужденно выкрикнул:

— Что ж, ты сам напросился!

Он выдернул руки из карманов. В левой руке у него была граната с выдернутой чекой. Роджер приподнял ее над головой, чтобы увидели все, и закричал:

— Это настоящая граната! Отпустите ее или мы все здесь умрем!

Вооруженные противники отступили на несколько шагов назад. Почувствовав, что настало время вмешаться, из лимузина вышел сидевший на заднем сиденье Джошуа. В руках у него не было никакого оружия. На Джошуа был надет светлый джемпер. Он поднял руку, делая решительный жест:

— Взять его!!

Стоявший перед Мюрто человек обернулся и нерешительно сказал:

— У него граната.

Джошуа нагло засмеялся:

— Он блефует. Он не будет убивать свою дочь.

Мюрто поднял гранату еще выше.

— Если она должна умереть, то она умрет со мной и по-моему! — закричал он. — И это будет не так, как вам захочется!

Риггс лежал в засаде, пытаясь прицелиться. Однако широкая спина Мюрто мешала ему взять на мушку людей Маккалистера.

— Роджер, уйди левее, слышишь, — шептал Мартин. — Левее, черт побери. Ничего не видно.

Джошуа подошел на расстояние десятка метров к Мюрто и крикнул:

— Офицер Мюрто! Не делайте глупостей! Посмотрите, сколько нас! Посмотрите, сколько у нас оружия!

— Родж, отойди в сторону…

— Риггса нет, так что убери свою чертову гранату, Мюрто!

Роджер не опускал гранату.

— Если ты подойдешь ближе, то мы все умрем! — крикнул он.

Джошуа засмеялся:

— Не думаю.

Он выхватил спрятанный за поясом под джемпером пистолет и выстрелил. Пуля попала в плечо Мюрто.

— Папа! — завизжала Риэнн.

Мюрто выронил гранату перед собой и, превозмогая боль, здоровой рукой выхватил из-за спины пистолет. Он повернулся и выстрелил в охранника, который с автоматом в руках стоял у вертолета. Охранник рухнул как подкошенный. Мюрто укрылся за багажником своей машины.

Через несколько секунд граната взорвалась, подняв огромное облако пыли и дыма. Успевшие спрятаться за машинами люди Маккалистера высунули головы из-за дверей.

— Что это было?

— Дымовая граната, — сказал Джошуа.

— Поехали! — сказал Риггс и нажал на курок.

Охранники, стоявшие возле девушки, получив по пуле в грудь, упали лицом в соленую пыль. Риэнн завизжала от страха.

— Это Риггс, — кусая губы, сказал Джошуа.

Следующим выстрелом Мартин разнес голову водителю лимузина. Заливая кресло кровью, тот упал на руль. Мюрто высунул голову из-за машины и закричал:

— Риэнн! Беги! Что же ты стоишь?! Садись в эту чертову машину!

Отчаянно визжа, девушка бросилась к машине. Она открыла переднюю дверцу и трясущимися руками оттолкнула повисшего на рулевой колонке водителя. Труп завалился на пол. Кое-как усевшись, Риэнн завела двигатель и переключила скорость. Машина стала медленно отъезжать. На капот прыгнул один из охранников, но Риггс двумя выстрелами сшиб его с машины. Лимузин развернулся и рванул вперед.

Джошуа и еще трое уцелевших наемников Маккалистера укрывались за джипом. Риггс пытался поймать в перекрестке прицела прятавшегося за дверцей автомобиля Джошуа.

— Ну, еще немного, — шептал он, — высунься повыше.

Джошуа немного приподнялся над машиной. Этого было достаточно для Риггса, чтобы попасть в грудь противника. Он приготовился нажать курок.

— Вот так, сукин сын. Спокойной ночи.

В этот момент Мартин почувствовал, как к его уху приставили автомат. Он подумал о том, чтобы вскочить и сбить с ног противника, по услышал:

— Не пытайся, сынок. У тебя не настолько хорошая реакция.

Риггс повернул голову вверх. Над ним стоял генерал Петер Маккалистер.

Джошуа услышал сигнал передатчика:

— Алло, Джошуа.

— Слушаю, сэр.

— Я взял Риггса.

— Понял, сэр.

Джошуа бросил передатчик и крикнул:

— Риггса взяли! Девушка!

Он сделал рукой знак пилоту вертолета. Машина взревела винтом и поднялась в воздух.

— Теперь нужно заняться Мюрто.

Трое наемников вышли из-за джипа и принялись поливать огнем из автоматов машину, за которой укрывался Мюрто. Они стреляли по колесам и окнам, превращая автомобиль в груду металлолома. Когда в магазинах кончились патроны и наемники стали перезаряжать автоматы, Роджер поднялся с земли и попытался бежать. Сильно ковыляя и держась за раненое плечо, он успел отбежать на несколько метров от изуродованной машины. Снова раздались автоматные очереди и фонтанчики соли взметнулись возле его ног. Это было предупреждение. Мюрто остановился.

— Брось револьвер и руки за голову! — крикнули ему.

Мюрто повиновался. Выронив пистолет, он поднял руки, скривившись от боли.

— Генерал Петер Маккалистер, командир спецподразделения «Шэдоу», — сказал Риггс. — Я не ошибся?

— Нет.

С поднятыми руками Мартин шел к машинам. Сзади, направив на него автомат, шагал Маккалистер.

— Мы слышали друг про друга, — Риггс улыбнулся. — Мне очень жаль будет убивать вас.

Генерал рассмеялся, не отвечая Мартину.

— Мне приходилось драться с вашими ребятами из-за телок в ночных клубах Сайгона.


Вертолет догнал мчавшуюся по выгоревшей пустыне большую белую машину. Предупредительно стукнув несколько раз по крыше лимузина опорными стойками, вертолет поднялся выше, обогнал автомобиль и заставил визжавшую от страха девушку свернуть с дороги. Колеса машины забуксовали в песке, и двигатель через секунду заглох. Вертолет завис в нескольких метрах над лимузином. Девушка выскочила из машины и попыталась бежать.

— Оставьте меня в покое! — кричала она, пытаясь бежать по песку, в котором увязали ноги.

Воздушные струи от вертолетного винта прижали ее к земле. Горячее калифорнийское солнце заливало поверхность высохшего соляного озера. Вооруженные люди вели к машине взятых в плен полицейских.

Их привезли в клуб «Пеликан».

Раздетый до пояса Риггс со связанными руками висел на крюке под струей лившейся на него сверху воды в подсобном помещении клуба. Перед ним стоял Джошуа.

— Зачем вам было ввязываться в это дело? — спросил он.

Риггс молчал. В комнату вошел маленького роста китаец. Он катил перед собой тележку, на которой стоял большой аккумулятор с разрядным устройством. Рядом лежала пара резиновых перчаток и металлическая рамка с поролоновым шариком и деревянной ручкой.

— Что это за китаец? — в изнеможении сказал Риггс.

Джошуа засмеялся:

— Это Эндо. Эндо, познакомься. Это мистер Мартин Риггс.

Китаец взглянул на Риггса и стал молча надевать резиновые перчатки.

— Эндо забыл про боль намного больше, чем мы с тобой когда-нибудь узнаем, — сказал Джошуа.

— Понятно, — мрачно произнес Риггс.

— Слушай, Мартин, у нас возникла проблема, — усмехнулся Джошуа. — Кстати, поскольку у нас есть Мюрто, то ты, в общем, нам не нужен.

— Конечно, — согласился Риггс.

— А проблема состоит в том, что мы вскоре должны получить партию товара.

— Говори прямо — героина, — сказал Риггс.

— Большую партию, — продолжил Джошуа. — И будет очень обидно, если эта партия… героина… попадет в руки полиции.

— Да, неприятно, — усмехнулся Риггс.

— Так вот, прежде чем решать эту проблему спокойно, мы должны выяснить, что сказал вам Хансакер.

— Да ни черта он не сказал. Вы успели убить его.

Джошуа покачал головой:

— Я не могу поверить тебе. К большому сожалению, не могу.

— О, черт! — простонал Мартин.

— Если ты скажешь мне все, что знаешь, я обещаю тебе, что ты умрешь быстро и безболезненно.

— Я уже сказал тебе все, что знаю.

Джошуа повернулся к китайцу:

— Эндо!

Китаец надел резиновые перчатки и взял в руки рамку, подключенную к аккумулятору. Риггс повернулся на крюке.

— Что это?

Джошуа жестом остановил приготовившегося к пытке китайца и с улыбкой сказал:

— Я скажу тебе, что это такое. Это называется электрический шок.

Мартин возбужденно сказал:

— Я боюсь, что мы только напрасно потратим здесь время. Я же все равно ничего не знаю.

— Сейчас проверим. Эндо!

Риггс стал изворачиваться на крюке всем телом:

— Сукины дети!

Китаец приставил разрядное устройство к груди Риггса. Мартин почувствовал сильный электрический импульс. Тело его стало дергаться в конвульсиях. Воздействие электрического разряда усиливалось из-за воды. Риггс безумно закричал.

— Еще раз! — скомандовал Джошуа.

Китаец снова приставил разрядник к телу раскачивавшегося на крюке Риггса. Новый импульс прошил его. Риггс заревел, как раненый лев.

— Говори, что ты знаешь! — орал Джошуа.

Риггс, мотая головой, закричал на своих мучителей:

— Я убью вас обоих!

За стеной, в соседнем помещении допрашивали Мюр-то. Он сидел, привязанный к стулу, в окружении нескольких человек. Перед ним сидел генерал Маккали-стер. Лицо Роджера было в ссадинах и кровоподтеках. Один из наемников наотмашь ударил его по скуле.

— Что ты знаешь про товар?

Мюрто закашлялся и выплюнул изо рта лившуюся кровь.

— Пошли вы на хрен! — прохрипел он.

Подручный Маккалистера повернулся к стоявшему у столика наемнику:

— Соль.

Тот взял со стола банку и бросил ее палачу. К ране на плече Мюрто приложили щепотку соли. Роджер взвыл от боли.

— Пошли вы к сучьей матери! Суки! заорал он.

Генерал устало потер лоб:

— Мы теряем время.

Риггс затих, бессильно свесив голову. Эндо отвел Джошуа в сторону и сказал, коверкая слова:

— Нет, он ничего не знает. Он бы уже давно все сказал. Никто не может выдержать такое.

— Хорошо. Заканчивай с ним.

Мюрто дали небольшую передышку. Один из охранников вышел и спустя несколько секунд втолкнул в комнату Риэнн. На ней была одна нижняя рубашка. Руки девушки были связаны толстой веревкой.

Увидев избитого отца, привязанного к стулу, она бросилась к нему:

— Папа!

Риэнн обняла связанными руками отца и заплакала. Роджер тоже разрыдался.

— Ладно, хватит, — махнул рукой Маккалистер. — Оттащите девчонку.

Ее оттолкнули в сторону. Роджер закричал:

— Сволочи, я убью вас! Я уже сказал, что ничего не знаю!

Джошуа вышел из комнаты, где пытали Риггса. Эндо подошел к висевшему на крюке Мартину. Он уже немного пришел в себя. Подняв голову, он увидел стоявшего перед ним китайца с разрядником в руках.

— Нет-нет, — сказал он.

— Это уже в последний раз, — засмеялся китаец.

Внезапно, изогнувшись всем телом, Риггс зажал ногами шею Эндо. Резко повернув колени, он сломал шею китайцу, который как мешок рухнул на залитые водой плиты пола. Риггс подтянулся и снял руки с крюка.

Маккалистер встал со стула и подошел к Риэнн:

— Да, красавица.

Он повернулся к Мюрто:

— Эй, Мюрто, у тебя красивая дочь!

Роджер бессильно дернулся на стуле:

— Я вам уже все сказал, сукины дети!

— Скоро мы это проверим, — сказал генерал.

— Я предупреждаю вас… — угрожающе сказал Роджер.

— Перестань! — оборвал его Маккалистер. — Игра окончена. Героев в этом мире давно нет.

В этот момент дверь с треском распахнулась. В комнату влетел Риггс. На плечах он держал труп китайца. Пока стоявший у двери охранник не успел опомниться, Риггс швырнул в него покойника. Охранник рухнул на пол. Еще двое рванулись к Риггсу. Одному он свернул шею, другого ударом в пах послал в нокаут. Пытавшегося встать с пола охранника он пристрелил из направленного в него пистолета последнего оставшегося в живых охранника. Развернув его руку, Риггс сначала несколько раз выстрелил в одного, а затем покончил таким же способом с хозяином пистолета.

В шуме борьбы Риггс не заметил, как Маккалистер нырнул в узкий темный коридор. Мартин свирепо орал, размахивая пистолетом:

— Кто следующий, мать вашу? Кто?

Мюрто облегченно вздохнул, глядя на напарника. Улыбнувшись разбитыми губами, он прошептал:

— Весьма сомнительно, да?

Риггс бросился к одному из убитых охранников, лежавших на полу, и достал у него из-за пояса нож. Риэнн, плача, обнимала отца. Риггс подбежал к Мюрто и перерезал веревки, которыми тот был привязан к стулу. Роджер с трудом поднялся со стула, растирая запястья.

— Где Джошуа? — крикнул Риггс.

— Его здесь не было. Надо не упустить Маккалистера. Он только что ушел.

Риггс бросился к разбросанным на полу вещам. Он бросил Мюрто его револьвер, который валялся здесь же, схватил свою рубашку и заорал:

— Забирай Риэнн и сматываемся отсюда! Надо взять Джошуа и Маккалистера, пока они не успели далеко уйти!

Мюрто накинул на плечи Риэнн короткую куртку Риггса и, подталкивая девушку к выходу, поковылял вслед за Мартином. По пути Риггс нагнулся и вытащил из сведенных предсмертной судорогой рук убитого охранника автомат с коротким стволом.

Пробираясь по коридору, Риггс заметил наверху, на железной лестнице, высокого блондина с автоматом. Почти не прицеливаясь, Мартин выстрелил в него. Выронив автомат, охранник рухнул вниз и повис перед беглецами, зацепившись ногой за свисавшую с потолка толстую железную цепь.

— Это не он? — с сомнением спросил Риггс, оглянувшись на Роджера.

— Нет, это не Джошуа.

Они быстро пошли дальше, туда, где в конце коридора была видна обитая жестью дверь.


Клуб «Пеликан» был заполнен посетителями. На широкой эстраде выступал очень шумный коллектив. Грохот хард-рока заглушал все вокруг. За стойкой пустого бара сидел человек. Перед ним лежал пистолет. Попивая пиво, охранник следил за дверью, которая вела в подсобные помещения.

Внезапно дверь резко распахнулась. Охранник успел только потянуться рукой к пистолету, как получил пулю в лоб. Это Риггс выскочил из коридора. Треск выстрела утонул в грохоте музыки. Накинув рубашку, Мартин осторожно вышел в зал. Мюрто и Риэнн шли сзади.

Риггс шагал между рядами заполненных посетителями столиков, низко опустив голову. Автомат он перебросил на спину, а пистолет прятал под рубашкой, не выпуская из рук. В зале наверняка были еще люди Маккалистера. Они не заставили себя долго ждать.

Из прохода между столиками выскочил громила с пистолетом за поясом. Он схватил Мартина за рубашку и заорал:

— Эй! Вы кто?

Вместо ответа Роджер выстрелил в упор. Громила завалился на столик. Из танцевавшей перед эстрадой толпы выскочил еще один из охранников, целясь в Риггса из револьвера. Мартин всадил в него две пули. Толпа с криками стала разбегаться, многие просто упали на пол, закрывая головы руками. Музыка затихла. Сверкание разноцветных огней продолжало заливать сцену. Сбоку, из-за кулис выбежал человек с автоматом. Его уложил выстрелом из револьвера Мюрто.

Шум толпы в зале заглушили автоматные очереди. Мюрто толкнул дочь на пол и упал рядом, закрывая ее от пуль. Мартин бросился за угол. Стрелял Джошуа. Он поливал зал короткими очередями из автоматической винтовки. Затем он бросился к выходу и остановился у входной двери. Риггс едва высунулся из-за стенки, как Джошуа снова открыл огонь, ранив несколько посетителей.

Мартин выставил руку с пистолетом из-за стены и начал стрелять наугад. Когда автоматные очереди умолкли, Мартин осторожно высунулся и посмотрел на дверь. Джошуа исчез. Риггс поднялся и побежал к выходу.

Джошуа выскочил на улицу и, расталкивая вечернюю толпу, побежал к дороге.

— В стороны! — кричал он, угрожая автоматом.

Он остановил проезжавшую машину, направив на женщину, сидевшую за рулем, оружие. Открыв дверцу, Джошуа вытащил женщину за волосы и отшвырнул ее в сторону.

— Пошла отсюда! — заорал он. — Освободи машину!

Риггс вылетел на улицу вслед за Джошуа. Тот выставил из окна автомат и открыл стрельбу. Риггс укрылся за припаркованным возле тротуара автомобилем. Пули прошили колеса и выбили стекла машины. Джошуа рванул с места и его автомобиль покатился по улице, набирая скорость.

Мюрто и Риэнн выбежали из клуба и увидели направленный на них револьвер. Патрулировавший на улице полицейский закричал:

— Ни е места! Бросай оружие!

Мюрто опустил руку с револьвером и закричал:

— Все в порядке! Я — полицейский! Вот значок!

Он вытащил из кармана значок и показал полицейскому. Тот спрятал оружие в кобуру.

— Возьми девушку и вызывай помощь! — крикнул Мюрто.

Полицейский отвел Риэнн в сторону. Риггс выбежал на проезжую часть и стал стрелять в машину, на которой уезжал Джошуа. Пули, выпущенные несколькими короткими очередями, разнесли заднее стекло автомобиля. Джошуа нагнулся, еще сильнее давя на газ. На ближайшем перекрестке он резко свернул и понесся по встречной полосе, заставляя ехавшие навстречу машины разлетаться в стороны. Водители отчаянно сигналили, выворачивая на обочину.

Риггс бросился бежать за машиной. Чтобы сократить путь, он перебегал по крышам машин, остановившихся на перекрестке. Мюрто, оставив дочь полицейскому, побежал за Мартином, сильно прихрамывая. Чувствуя, что его силы на исходе, Роджер крикнул:

— Эй, Риггс!

Тот остановился и обернулся:

— Что?

— Он едет на хайвэй!

Мюрто остановился у дорожного столба и, прислонившись к нему спиной, стал медленно съезжать на землю. Силы покидали его, и требовался небольшой отдых.

— Что с тобой? — крикнул Риггс.

Мюрто успокаивающе махнул рукой:

— Все нормально. Беги по Третьей улице, срежешь угол!

Риггс кивнул головой и побежал к улице, о которой говорил Мюрто. Роджер немного передохнул и поднялся. Он проверил патроны в барабане своего револьвера и мрачно сказал:

— Генерал Маккалистер, пришло время твоей смерти.

Мартин побежал по Третьей улице и выскочил на невысокий мост над развязкой дорог. На шоссе под мостом выскочила машина с разбитым задним стеклом. Нарушая все правила дорожного движения, автомобиль несся по направлению к выезду из города. Риггс остановился на мосту и прицелился. Когда машина Джошуа появилась внизу, Мартин стал стрелять по ней прицельными короткими очередями. Лобовое стекло перед Джошуа рассыпалось вдребезги, несколько пуль угодили в рулевую колонку и заклинили ее. Машина потеряла управление и стала сворачивать на обочину. Джошуа пытался вывернуть не поддающийся руль, но безуспешно. Последней очередью Риггсу удалось поджечь двигатель.

Охваченный огнем автомобиль понесло по обочине. Врезавшись в придорожный столб, машина замерла. Риггс забросил автомат на спину и спрыгнул с моста вниз, на высокий откос.

Возле объятой пламенем машины остановилось несколько проезжавших по шоссе автомобилей. Оттуда выбежали водители и бросились к горящей машине. Дверца внезапно распахнулась и оттуда с автоматической винтовкой выскочил Джошуа.

— Все назад! — закричал он, направив автомат на бросившихся помогать ему людей.

Они в испуге отпрянули назад. Джошуа перебежал на встречную полосу. Риггс бежал за ним, снимая автомат. Джошуа оглянулся и, увидев преследующего его Риггса, нажал на курок. Пригибаясь, Риггс открыл ответный огонь.

Обмениваясь короткими очередями, противники бежали по шоссе, не обращая внимания на движение. Наконец, Джошуа остановил проезжавшую мимо машину и, угрожая автоматом, высадил водителя.

— Дай мне прокатиться! — крикнул он, направив на беднягу ствол винтовки.

Риггс мог бы догнать его через несколько секунд, однако в этот момент выворачивающее на перекресток такси ударило его сбоку. Риггс упал на капот, едва не высадив автоматом лобовое стекло. Водитель такси резко нажал на тормоза. Мартин скатился на дорогу. Он был так возбужден погоней, что почти не чувствовал никакой боли.

— Сукин сын! — заорал он благим матом. — Ты что делаешь?

Водитель выбежал из такси и бросился к Риггсу. Он помог Мартину встать. Тот поднялся с мостовой и в сердцах замахнулся кулаком на шофера.

— Отойди, мудак! — крикнул Риггс.

Машина с Джошуа за рулем — красный «Ауди» — исчезла в потоке машин. Риггс поднял с земли автомат и выругался:

— Идиот чертов! Как глупо! Как глупо!

Однако времени па проявление чувств сейчас не было. Мартин с автоматом в руках бросился назад — к Мюрто.


Генерал Маккалистер загружал машину, стоявшую во внутреннем дворе клуба «Пеликан», оружием и боеприпасами. Он положил на заднее сиденье ящик с гранатами, несколько автоматических винтовок и сумку с патронами. Сунув за пояс пистолет, он скомандовал сидевшему за рулем водителю:

— Пора убираться отсюда. Открывай ворота.


Мюрто, сильно хромая, подошел к воротам в задний двор клуба. Если Маккалистер будет пытаться удрать, у него есть для этого только один путь — здесь. Роджер подошел к воротам, ожидая появления генерала.

Вскоре он понял, что не ошибся. Ворота распахнулись и е заднего двора клуба, набирая скорость, навстречу Мюрто понеслась машина. Маккалистер увидел стоящую в пятидесяти метрах впереди фигуру сержанта Мюрто.

— Убей эту полицейскую сволочь! — потеряв самообладание, закричал Маккалистер своему водителю.

Гот прибавил газу, пытаясь сбить Мюрто. Роджер попел головой, как он обычно делал перед тем, как выстрелить по мишени.

— Ты больше не будешь жить, — с мрачной решимостью сказал он. — Никогда!

Он выхватил из-за пояса револьвер и, практически не прицеливаясь, выстрелил в приближающуюся машину. Пуля пробила лобовое стекло над рулевым колесом и разнесла голову водителю. Машина прижалась к высокой кирпичной стене и, рассыпая за собой искры, понеслась к воротам.

Мюрто едва успел отскочить в сторону. Маккалистер пытался удержать не слушавшуюся его машину, перехватив руль у убитого шофера. Автомобиль вынесло на улицу, где он угодил под колеса проходившего автобуса.

Автобус снес машину Маккалистера и отшвырнул ее на несколько метров. Машина перевернулась в воздухе несколько раз и упала крышей на мостовую. Водитель автобуса затормозил. Машину генерала Маккалистера охватило пламя.

Однако сам генерал был еще жив. Он лежал вниз головой в искореженном автомобиле, зажатый сдавленными от удара креслами. Задыхаясь от заполнившего салон дыма, генерал с ужасом смотрел на то, как огонь из багажника медленно перебирается внутрь^ приближаясь к рассыпавшимся сзади гранатам.

Мюрто, ковыляя, вышел на улицу. Разбитая машина лежала на улице вверх колесами. Водитель автобуса, заметив, что в салоне медленно разгорается пламя, стал подавать назад, опасаясь неминуемого взрыва, когда огонь доберется до бензобака.

Собрав последние силы, Маккалистер попытался дотянуться до гранат. В этот момент, когда ему уже почти удалось это сделать, машина взорвалась. Над широкой магистралью поднялся огромный столб пламени. Вместе с бензобаком взорвались сдетонировавшие гранаты. Машина подпрыгнула на месте, рассыпаясь на куски.

Мюрто опустил револьвер и рассмеялся. Неподалеку раздавался вой полицейских сирен.


Риггс с трудом пробрался через собравшуюся возле клуба «Пеликан» толпу. Расталкивая сгрудившихся посмотреть на громадный костер зевак, Мартин направлялся к стоявшему в окружении нескольких полицейских Роджеру Мюрто. Путь ему преградил стоявший в оцеплении блюститель порядка. Риггс достал из кармана значок.

— Я — офицер полиции.

Его пропустили. Мюрто держался за раненое плечо, но на лице его была улыбка.

— Что случилось? — спросил Риггс.

Мюрто показал на кучу оплавившегося металла, которая пятнадцать минут назад была автомобилем, и сказал:

— Маккалистер не ушел.

Риггс озабоченно посмотрел на плечо друга:

— Тебе нужно в больницу.

— А, ерунда, — отмахнулся Роджер. — Что с Джошуа? Риггс мрачно отвернулся:

— Этот сукин сын ушел.

Мюрто недоуменно повернулся к Риггсу:

— Что значит — ушел?

Риггс зло швырнул на асфальт ненужный уже автомат и развел руками:

— Ну, уволь меня, Роджер.

Мюрто ошеломленно схватился за голову:

— О, черт!

— О чем ты? — спросил Риггс.

Мюрто, ничего не отвечая, пошел к ближайшей полицейской машине, которая стояла неподалеку.

— Ты куда, Роджер?

Мюрто обратился к стоявшему рядом с автомобилем детективу в штатском:

— Сержант, нам срочно нужна машина.

Детектив развел руками:

— Что ж…

Ритгс подошел следом.

— Куда ты, Родж?

Мюрто с горячностью сказал:

— Этот сукин сын знает, где я живу!

Риггс наконец сообразил:

— Черт побери! Ты прав. Давай я поведу машину. Риггс сел за руль. Автомобиль со включенной сиреной понесся по освещенным предрождественской иллюминацией улицам Лос-Анджелеса.

— Говорит центральная. Срочно — ближайшую патрульную машину к дому сержанта Роджера Мюрто…

Полицейская машина дежурила возле дома Мюрто. В автомобиле находились двое полисменов. Освещенный праздничными огнями дом выглядел опустевшим.

Невдалеке показалась приближающаяся к дому машина — красный «Ауди». Полицейские насторожились. Они вынули свои револьверы. Сидевший за рулем положил оружие на колени. Второй полицейский вышел из машины и встал у дверцы.

«Ауди» замедлил ход и притормозил возле патрульного автомобиля. Сидевший за рулем высокий блондин высунулся из окна, словно собираясь о чем-то спросить.

— Простите, сэр, — сказал полицейский за рулем, — я могу вам чем-то помочь?

— Нет, — сказал Джошуа, — спасибо.

Он выхватил пистолет и выстрелил в лоб полицейскому. Следующим же выстрелом Джошуа убил второго полисмена. Патрульная машина медленно покатилась по тротуару и сбила водяную колонку. Возле дома Мюрто поднялся в небо фонтан воды, заливавшей газон.

Автоматная очередь прошила входную дверь в доме Мюрто. Затем Джошуа ударом ноги вышиб ее и вломился в прихожую. В доме было пусто, однако и в гостиной, и на кухне работали телевизоры. Блестевшая огнями елка освещала полутемную гостиную. По телевизору показывали старый черно-белый фильм о каком-то полоумном ученом, который на утреннее приветствие своей служанки спрашивает:

— Какой сегодня день?

Джошуа резко повернулся к телевизору и выкрикнул бешеным голосом:

— Сегодня Рождество!

Он нажал на курок и продырявил телевизор, который с треском лопнул, рассыпая на пол яркие искры. Экран в гостиной погас, но телевизор на кухне продолжал работать. Джошуа, водя стволом винтовки по сторонам, подошел к елке, на которой висело какое-то послание. Он снял прикрепленный к ветке листок бумаги, на котором фломастером были выведены крупные буквы. Текст гласил: «Дорогие плохие дяди. А дома никого нет, только мы — полицейские. Просим прощения. Хорошие дяди».

Джошуа прочитал записку и отшвырнул ее в сторону.

— Сумасшедший сукин сын! — выругался он.

В этот момент в дом вломилась полицейская машина. Разнеся половину стены в гостиной, автомобиль наехал на рождественскую елку и заглох. Джошуа принялся поливать машину из автоматической винтовки. Он стрелял по мигающей и сигналящей машине до тех пор, пока в магазине не закончились патроны. Пули прошили насквозь двери автомобиля и вдребезги разнесли окна. Если кто-то и был в машине, уцелеть после этой мясорубки ему вряд ли удалось бы.

Джошуа осторожно подошел к машине и открыл пробитую пулями дверцу. В автомобиле никого не было. Приставленная одним концом к сиденью, а другим — к педали газа, полицейская резиновая дубинка выполняла роль водителя. Джошуа выругался, вынул дубинку и швырнул ее на пол.

В этот момент он услышал сзади призывный свист. Возле проломленной стены стоял, направив пистолет в голову Джошуа, Мартин Риггс. Он подошел чуть ближе и протянул руку к автоматической винтовке.

— Дай-ка сюда эту штуку, — сказал он с улыбкой.

Джошуа отдал винтовку, ненавидящим взглядом пронзив полицейского.

— Пошли, — Риггс показал пистолетом на улицу.

Джошуа подчинился. Мюрто, стоявший на улице, увидел, как Риггс выводит из его дома Джошуа с поднятыми вверх руками. Риггс вывел его на газон, залитый водой из бившего рядом с домом фонтана. Мюрто обыскал Джошуа со спины, затем повернул лицом к себе. Мартин не опускал пистолета, направив его в голову противнику. Джошуа смотрел на ненавистного полицейского испепеляющим взглядом.

Мюрто содрал пиджак с Джошуа и сказал:

— Что ты делал в моем доме? Искал своего приятеля — генерала? Так вот. Он только что поджарился в своей машине.

Риггс понял, чего хочет его враг.

— Что, парень, испытать меня хочешь? — произнес Мартин.

— Хочу, — глухо прорычал Джошуа.

— Ладно, — сказал Риггс и бросил свою «Беретту» Мюрто. — Мы немножко подеремся, Роджер.

Джошуа сломя голову бросился на Риггса. Мартин встретил его ударом в челюсть. Следующим ударом Риггс сбил противника с ног, но тот быстро вскочил, демонстрируя умение держать удары и отличную физическую подготовку.

Завывая сиреной, к дому Мюрто подъехала еще одна полицейская машина. Мюрто подбежал к ней и, не дожидаясь, пока блюстители порядка начнут разнимать дерущихся, закричал, размахивая двумя пистолетами:

— Все в порядке! Ситуация под контролем! Я беру на себя всю ответственность! Не подходите к ним!

Мартин ударил своего противника головой в переносицу. Тот отшатнулся, но не упал. Мартин попытался высоким ударом ногой в прыжке свалить Джошуа на землю, но тот выдержал удар и устоял на ногах.

К дому Мюрто подъехали еще две полицейские машины. Роджер снова крикнул:

— Я беру на себя всю ответственность! Пусть дерутся!

Выскочившие из машин полицейские плотным кольцом окружили газон, на котором Риггс дрался с Джошуа. Кто-то из полисменов набросил на стоявшего в одной залитой кровью майке Мюрто плащ.

Над домом завис полицейский вертолет, освещая место схватки широким лучом прожектора. Все происходящее напоминало поединок двух боксеров на ринге. Выхваченные плотным лучом прожектора из окружающей темноты фигуры Риггса и Джошуа были похожи на гладиаторов, которые сошлись в поединке не на жизнь, а на смерть.

— Этот негодяй только что убил двух наших людей! — крикнул Мюрто собравшимся вокруг полицейским.

Мартин ударом ноги в грудь отшвырнул Джошуа к стене дома. Противник схватил валявшуюся там железную трубу и бросился на Риггса. Мартин несколько раз увернулся от удара длинным оружием. Чтобы хоть как-то защититься, он сорвал с себя рубашку и пытался, словно гладиатор сетью, повалить или просто помешать врагу нанести удар.

Мюрто крикнул стоявшему рядом с ним полицейскому:

— Дай дубинку!

Полицейский вынул из-за пояса дубинку и передал ее Роджеру.

— Эй, Риггс! — крикнул Мюрто. — Держи!

Он бросил дубинку Мартину. Тот поймал ее на лету и успел парировать направленный в плечо удар трубой. Мартин почувствовал новое возбуждение и закричал:

— Ну давай покажи мне, на что ты способен!

Джошуа попытался снова нанести удар трубой, но

Мартин дубинкой выбил оружие из рук противника. Отшвырнув дубинку, Риггс вцепился в своего врага, но не рассчитал. Джошуа вывернулся и завалил Мартина лицом на мокрый газон. Он пытался выломать руки Риггсу, придавив его тяжестью своего тела.

Мюрто, обеспокоенный таким попоротом событий, закричал:

— Мартин, мне взять его? Позволь, я возьму его!

Риггсу удалось приподнять голову и, задыхаясь, он прохрипел:

— Нет!

— Пожалуйста, Мартин, — снова повторил Мюрто.

— Я сам!

Риггс собрал последние силы и сбросил с себя противника. Пока тот пытался вскочить, Мартин заплел ноги на шее Джошуа и стал проводить удушающий прием. Джошуа захрипел, беспомощно пытаясь разжать железный захват. Риггс намертво зажал шею врага между бедрами.

— Сломай ему шею, суке! — обрадованно закричал Мюрто.

Риггс из последних сил прохрипел:

— Он того не стоит.

Джошуа закатил глаза и отпустил руки. Схватка закончилась. Риггс оттолкнул обмякшее тело и обессиленно поднялся с мокрой травы. Мюрто подставил плечо другу и сказал восторженно аплодирующим полицейским:

— Уберите это дерьмо с моего газона!

Он накрыл Риггса плащом со своего плеча:

— Ну, как ты?

Риггс тяжело дышал, приходя в себя после изнурительного поединка. Полицейские подняли Джошуа с травы и потащили его к машине.

Внезапно Джошуа оттолкнул одного полицейского, а у второго выдернул из кобуры револьвер. Риггс и Мюрто обернулись. Мартин выхватил свой пистолет из руки Мюрто и выстрелил в Джошуа прежде, чем тот успел поднять руку с револьвером. Пуля попала прямо в сердце. Широко раскинув руки, Джошуа упал на землю с открытыми глазами. Облачко порохового дыма поднялось над головой Мартина Риггса.


Пасмурным зимним днем Риггс стоял на кладбище. Лил проливной дождь. Вокруг не было ни души. Мартин держал в руках небольшой букетик фиалок. На лице его еще были видны следы заживающих ссадин, забинтованная левая рука висела на перевязи. Риггс стоял перед могильным камнем. Его глаза были полны слез. Капли дождя стекали по лицу Мартина, но он не замечал непогоды.

— С Рождеством, Виктория-Линн… — не пряча слез, сказал он.

Мартин нагнулся и положил букет на мраморное надгробие со скромной надписью, обрамленной силуэтом большого сердца — «Виктория-Линн Риггс 1953–1984».


Во входную дверь дома Роджера Мюрто позвонили.

— Я открою, — крикнула Риэнн.

Она вышла в прихожую и распахнула дверь. На пороге стоял Мартин Риггс. На лице его почти не осталось следов недавних событий. Лишь перевязанная левая рука напоминала о том, что произошло.

Риэнн широко улыбнулась.

— Привет, — сказал Мартин.

— Привет, — Риэнн смущенно улыбнулась.

— Как ты поживаешь?

— Спасибо, уже все в порядке. А вы?

— Тоже хорошо, — улыбнулся Риггс.

Он полез в карман и достал маленькую перевязанную красной ленточкой железку.

— Пожалуйста, передай это папе, — сказал он, нерешительно протягивая железку Риэнн. — Это подарок для него. Скажи ему, что мне это больше не нужно.

Риэнн стала вертеть подарок в руках.

— Это пуля? — удивленно спросила она.

Риггс улыбнулся:

— Это пуля.

— По… — протянула девушка.

— Он поймет.

Риэнн открыла дверь шире, приглашая Мартина:

— Может быть, вы зайдете?

Риггс покачал головой:

— Нет, я поеду. Счастливого Рождества вам всем!

— Вам тоже.

— Пока.

— Пока.

Риэнн закрыла дверь, проводив взглядом удаляющуюся к маленькому грузовичку фигуру. Мартин уже собирался сесть в машину, когда дверь в доме открылась и оттуда выбежал Мюрто.

— Эй, Риггс! — закричал он.

Мартин обернулся. Мюрто подбежал к нему.

— После того, что мы пережили вместе, Мартин, ты оставляешь меня одного, — с укоризной сказал Роджер. — Ты думаешь, я буду в одиночестве есть самую невкусную рождественскую индейку в мире? Ты что, с ума сошел?

Риггс внимательно посмотрел в глаза Мюрто.

— Знаешь, Роджер, — сказал он серьезно. — Я хочу открыть тебе один маленький секрет.

— Какой?

— Я не сумасшедший.

Мюрто таким же серьезным тоном сказал:

— Я знаю.

Риггс снова улыбнулся:

— О’кей, тогда пошли есть индейку.

Роджер обнял напарника за плечо и, они направились к дому.

— Знаешь, по-моему, я нравлюсь твоей дочери, — сказал Риггс.

Мюрто остановился и замахал пальцем перед лицом напарника:

— Только попробуй дотронуться до нее! Я тебя убью!

Риггс засмеялся:

— Ладно. Позволь мне хотя бы пригласить с собой друга.

— Друга? Ну, хорошо.

Риггс обернулся к машине и свистнул:

— Сэм!

Из кабины грузовичка выскочил пес.

— Боюсь, что Бербанк будет не в восторге, — озабоченно сказал Роджер.

— Ставлю пятерку на свою собаку.

Мюрто открыл входную дверь, впуская в дом гостей. Разумеется, Сэм и Бербанк не понравились друг другу. Раздался грохот разбитой посуды, вопли детей, дикое мяуканье кота и лай собаки.

Мюрто вышел на крыльцо и простонал:

— Я слишком стар для всего этого…


* * * | Палач. Смертельное оружие I, II, III | Джеффри Боум, Шейн Блэк СМЕРТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ II