home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Полина Покровская, иномирянка


Следующее испытание прошло без огонька. Жизель собрала нас в бальном зале и посадила каждую перед мольбертом, дав задание изобразить «то, что мило сердцу». Практически как в школе на уроке ИЗО, когда разрешали рисовать на свободную тему. Рисовала я так же, как и пела, поэтому расслабилась и тупо водила кисточкой. Не мне тягаться с теми, кто с детства брал уроки у профессионалов. Как я и ожидала, остальные рисовали умело, и почти все изобразили на своих мольбертах принца Дарнелла. Выделились Эрма, нарисовавшая натюрморт с пирогом и веткой ягод, и сестры. Даника запечатлела фамильный замок, а Дорита — своего любимца, крапчатого коня Бунтаря. Ну и я, конечно. В мохнатом колобке с бантиком в челке я сама с трудом узнавала свою Бусю. Победу присудили Данике, но меня это не волновало. Она вроде умная и осторожная и в случае чего поднимет шум, а не промолчит, как Эрма. К тому же все мои мысли занимали последние события. Если Марко все-таки выбросил флакон в море, значит, потом кто-то его подобрал. И этот кто-то точно из поместья, любопытный местный житель принес бы добычу домой, но уж точно не стал бы пробираться в особняк, чтобы подкинуть кому-то из девушек. Неужели кто-то шпионил за моим пажом? Надо будет его как следует расспросить.

Но как только я увидела Марко, решила на некоторое время отложить допрос. Хоть он крепился и в целом выглядел довольным жизнью, было заметно, что мальчик сильно устал. Еще бы! Ночью наверняка глаз не сомкнул после всех стрессов, потом утреннее происшествие, а потом в придачу его припахали к уборке. Паж принес нам с Гвен поднос с вкусняшками прямо в библиотеку и, спросив разрешения, устроился на соседнем диванчике, чтобы быть рядом, если что-нибудь еще понадобится. Под нашу болтовню он быстро задремал, склонив голову на плечо.

Мы с Гвен помирились, хотя она так и не объяснила, с чего вдруг сменила гнев на милость и что не давало ей покоя. Выглядела она бледной и нездоровой, хоть и бодрилась. Принца мы в разговоре намеренно не касались, поэтому, перекусив, побродили у полок, и Гвендолин нашла несколько книг про зверолюдов. Выбрав ту, что поновее (ей было всего-то лет двадцать), мы сели на диван и углубились в изучение природы таких интересных людей.

Что удивительно, несмотря на столь странный и необъяснимый феномен, стоящей информации нашлось немного. Даже закономерности рождения зверолюдов не выявлено, нет гарантии, что это передается по наследству. За несколько столетий ученые пришли к выводу, что от обычных людей зверолюды отличаются только внешне, а в некоторых случаях звериными особенностями и повадками вроде острого зрения и обоняния. Вопреки народным байкам, чисто с психологической точки зрения зверолюды такие же, как все, без каких-либо отклонений. Их ошибочно считавшаяся особенностью злопамятность логично появлялась из-за многолетних преследований и пренебрежительного обращения. Суевериям, связанным со зверолюдами, была посвящена целая глава, но, как неустанно отмечал автор, они не имели ничего общего с реальностью. «Если посмотришь на зверолюда через левое плечо, твой ребенок родится таким же». «Не принимай подарок от зверолюда — будет беда в семье». «Не одалживай деньги зверолюду — станешь нищим». «Не желай здоровья — заберет твое»… Еще одна глава, правда поменьше, освещала тему «Зверолюды и магия». В ней говорилось о том, что представители этого вида чувствительны к любым проявлениям магии и легко ей обучаются, так как в каждом из них есть дар. Часть, посвященную неофициальным названиям, Гвен сочла нужным пролистать, так как самым приличным словом было «зверолюди». Я даже припомнила, что слышала это словечко от Ирвина. Фу, расист. Следующая глава называлась «Сны зверолюдов».

— Сны? — Я снова заглянула в книгу, но на этих страницах не было картинок. — Не думала, что они какие-то особенные.

Гвен быстро поводила пальчиком по строчкам. На свой экстравагантный маникюр она давно не обращала внимания.

— Представляешь, да. Оказывается, их сны более яркие и надолго остаются в памяти. А еще вот: «В сновидении зверолюд всегда видит себя животным, чертами которого обладает». Бедный Марко! Ему что, все время снится, что он собака?

Я вспомнила, что во время ночевки со мной мальчик скулил, как отнятый у мамки кутенок, и поежилась.

— Давай у него узнаем.

Стоит признать, спящий мальчишка выглядел очаровательно, и будить его было жалко. Я немножко поколебалась и все-таки почесала ему макушку, как щенку. Ничего не могу с собой поделать! Марко уже большой мальчик, а я иногда воспринимаю его как милую игрушку.

Паж сладко потянулся, но вдруг осекся.

— Ой! Простите, простите, миледи! Я нечаянно…

— Да спи сколько хочешь, у нас просто есть кое-какие вопросы, — сказала я, усаживаясь рядом. — Скажи, ты во сне собака?

Гвен, по-моему, даже подалась вперед от любопытства.

Марко смущенно поморщился и потеребил ухо.

— Откуда вы знаете? Я же никому не говорил.

Я погладила его по спине.

— Не бойся. Вон в той умной книжке написано, что это у таких, как ты, норма.

— Правда? — Он принял из рук герцогини открытый на нужной странице том. — Значит, я нормальный? В смысле я не чудик?

Наверное, в тот момент у меня было такое же обалдевшее выражение лица, как у Гвен. Бедный закомплексованный ребенок! Запугали все кому не лень, а тут еще собственные переживания. Ну хоть от одной надуманной проблемы мы его случайно избавили. Пора ему уже порядок в голове наводить, а то еще надо будет как-то пережить половое созревание.

— Марко, ты разве не читал ничего про зверолюдов? — спросила Гвендолин.

— Нет, ваша светлость. Я всегда хотел быть как все.

— И боялся узнать что-то плохое? — догадалась я.

Он быстро сдался.

— Леди Полина, вы очень проницательны.

— Так, — я хлопнула себя по коленям, — давай с тобой договоримся. На людях ты общаешься со мной как обычно, леди-миледи, ваше высокоблагородие. А наедине, ну или в присутствии Гвендолин, я просто Полина. Уяснил?

Его глаза цвета зрелого крыжовника расширились так, что почти не стало видно белков. Тоже черта зверолюдов, кстати.

— Как же так? — Я словно выбила у него почву из-под ног. — Вы же участвуете в отборе невест принца!

— В первую очередь я — девчонка, которую похитили и притащили в чужой мир. У меня нет ни титулов, ни званий, ни ученых степеней. К тому же не забывай, что мы с тобой друзья. Да расслабься, я ж тебе в сестры гожусь, а не в бабушки!

С улыбкой я протянула ему руку. Сначала он затормозил, но все же пожал ее.

— Хорошо, Полина.

Гвен рассеянно покрутила пальцами длинный локон.

— Какая же ты все-таки удивительная.

Я фыркнула.

— Обычная. До вас мне далеко. У меня же ни хвоста, ни способностей к магии… Кстати, Марко, а почему тебя за мной послали? Ирвин не мог один справиться или тупо по этикету?

Паж позволил себе улыбнуться.

— Это все Ирвин. Вы… то есть ты долго не появлялась, а отбор должен был начаться с минуты на минуту. Раз приглашение не сработало, Ирвина послали в другой мир, а он устроил сцену. Мол, не хочу, не пойду, и вообще, я вам не мальчик на побегушках. Тогда выбрали меня, потому что у меня хороший магический потенциал для переноса. Ну а Ирвин, по-моему, обиделся.

Детский сад. И как только принц Дарнелл терпит рядом с собой такого строптивого слугу? Совершенно невыносимый тип!

— Но я не могу отправить тебя домой, — сказал Марко, опережая мои вопросы. — До конца отбора тебе запрещено покидать Ландорию.

— Да я без претензий, — отозвалась миролюбиво, вспомнив обещание принца отправить меня домой. Предложением я не воспользовалась, и вообще, лучше мне помалкивать. — Так получается, что ты умеешь перемещаться в пространстве? Круто! Можно путешествовать без проблем.

— Только между мирами. Перемещаться в рамках одного мира гораздо сложнее.

— Если хочешь, я намекну принцу, что было бы неплохо отправить тебя в магическую школу, — предложила Гвен.

— Благодарю, ваша светлость. Я уже обсуждал эту тему с мастером Торстеном, он занимается магией со мной и еще несколькими мальчиками. Мастер сказал, что мое обучение в специальном заведении займет лет пятнадцать, и из-за этого я могу потерять возможность стать оруженосцем. А если я по какой-либо причине закончу обучение раньше положенного срока, то не получу диплом, и придется выбивать разрешение на колдовство. А это не только подписи архимагов в документе, но и всякие проверки, в том числе ментальное вмешательство. Мало ли, может, человек поступил в школу всего на пару лет, чтобы освоить те навыки, которые он планирует использовать в корыстных целях.

Мне осталось только позавидовать упорству юного пажа. Так хочет в один прекрасный день стать оруженосцем, что готов отказаться от другой, не менее солидной перспективы. Невольно вспомнились несколько моих одноклассников, которые с юных лет мечтали стать кто археологом, кто актером, кто кинологом, а в итоге поступили на заурядные факультеты и получали образование без какой-либо определенной цели.

— Я вот что думаю. — Разговорившись, Марко начал вести себя раскованней. — Мне сейчас снилось, что я бегаю по берегу моря…

— Какая прелесть, — умилилась я, представив, как по пляжу бегает золотистый песик вроде ретривера.

— …и ищу рыбака. Видите ли, когда я ходил выкидывать зелье, познакомился со старичком по имени Нил. Что, если он видел еще кого-нибудь, кроме меня? Того, кто проследил за мной и выловил флакон? Пожалуйста, разрешите мне его найти!

Вот же умничка!

— Но один ты не пойдешь, — заявила я. — Вдруг за тобой будет слежка или кто-то попробует навредить тебе. Возьми с собой Ирвина.

Мальчик слегка наморщил нос.

— Он меня не послушает.

— Меня тоже. — Я с надеждой обратилась к Гвен. — А вот ты сможешь его убедить! Ирвин относится к тебе с почтением, вряд ли станет вредничать.

Герцогиня неожиданно покраснела.

— Нет!

— Нет? — оторопела я.

— Я… я не буду ни о чем его просить. — Она перевела дыхание и решительно выпрямилась. — Мы сами пойдем. Ночью же мы справились.

Ого! Похоже, кое-кто заразился духом авантюризма. Что ж, Гвендолин не мешает научиться быть самостоятельной личностью, хотя такое горячее нежелание связываться с Ирвином меня заинтересовало.

— Можем пойти к Ирвину вместе, я попрошу, а ты просто постоишь рядом, для авторитета, — предложила я, с любопытством наблюдая, как меняется лицо подруги.

— Но разве не лучше сначала все разузнать самим, а потом тревожить других? — ответила подруга вопросом на вопрос, и я почувствовала, что за этим упорством явно что-то стоит. Гвен поджала губы, что в ее случае всегда означало одно — теперь ее с места трактором не сдвинешь.

Справедливости ради стоит отметить, что даже если бы я настояла на своем, Ирвина мы бы ни на что не сподвигли. Марко узнал, что тот последние несколько часов не покидал охотничьего домика, где жил вместе с принцем. Эта новость показалась мне подозрительной, но мы уже собрались, так что откладывать поход не стали. Пошли, как и задумали, втроем.


Впечатления от новой вылазки я бы назвала двойственными. Мы без проблем нашли Нила в Раковинке. Нашему появлению старик обрадовался, да и его жена была довольна, и где-то час мы просто сидели и пили чай, благо успели прикупить в одной лавке гостинцы. Нил рассказал, что живет в этой деревне всю жизнь, что выросших дочерей отпустил с мужьями в большие города и что рыбной ловлей занимается в основном для души. Осторожно, как первоклассный шпион, Марко вывел его на разговор об их первой встрече на берегу, однако все было напрасно. Если верить Нилу, никого больше он в тот раз не приметил, так как ушел в свое излюбленное место для рыбалки. Наша ниточка оборвалась. Как бы то ни было, мы хорошо провели время и повеселили своими рассказами гостеприимных хозяев.

Вернулись в поместье уже в потемках, сильно уставшие и немного расстроенные.

— Простите, я думал, что смогу быть полезным, — сник Марко, хотя долгое время мужественно держался.

Я сняла туфли и, разминая ноги, с удовольствием потопталась по прохладному полу.

— Не вешай нос. Ты молодец, а что расследование зашло в тупик, не твоя вина. Может, завтра что-нибудь еще придумаем.

Если больше ничего не случится. Но я побоялась делать столь зловещие замечания вслух.

Мы по традиции собрались вечером у меня в комнате, и, когда неслышно вошла Клодия, лично я вздрогнула.

— Простите, — извинилась главная горничная таким тоном, что мне стало за нее страшно. Гвендолин тоже что-то почувствовала, а у чувствительного Марко ушки встали торчком.

— Клодия! — Я подскочила к ней. — Присядьте. На вас лица нет! Что случилось? Может, давление? Марко, налей воды.

Клодия пыталась отнекиваться, но выглядела такой бледной, будто в муке извалялась. И явно не была готова противостоять нашему удвоенному женскому напору. Так мы случайно узнали, что принц чем-то занемог…


Жаль, что наше короткое расследование завершилось так быстро. Это в первую очередь расстроило даже не нас с Гвендолин, а Марко. Он почему-то счел себя виноватым в том, что повел нас по ложному следу. Хотя он не виноват, что старик был увлечен своим делом. Да если клевать начало, он мог самого принца Дарнелла не заметить!

Кстати, о принце. Известие о недомогании Клодия просила не распространять. Что именно с ним не так, не сказала, но, надеюсь, это не очередное приворотное зелье или что-то в этом роде.

— Я не пойду с тобой, — сказала Гвен, после того как объявили сбор в гостиной. — На меня и без того уже странно косятся.

Я уже собралась выходить из ее комнаты, где мы обсуждали вечернюю вылазку, но тут же вернулась в кресло.

— Ну и что. Тебе есть до этого дело?

Гвен отвернулась и ответила тихо:

— Я слышала… Слышала, что говорят.

Я не смогла подогнуть ноги так же, как до этого, плюнула и села прямо.

— А что им еще остается, кроме как сплетни разводить? — утешила ее. — Что хоть сказали? И кто?

— Не хочу об этом говорить.

Гонг внизу грохнул еще раз, и мне пришлось отложить этот разговор. Узнаю, кто расстроил Гвен, волосы повыдергиваю. Я вообще в последнее время сама на себя не похожа, все нервы, нервы.

В гостиной все уже собрались, по традиции я пришла последней. Жизель кивнула мне с улыбкой и, дождавшись, пока сяду, заговорила:

— Ну что, рыбоньки мои? Устали?

Ей никто не ответил, из чего следовало, что устали все. Раньше сразу гул поднялся бы, хоть святых выноси. А тут сидели все тихие, реально как рыбы.

— Тогда у меня для вас отличная новость!

Напряглись все. Я прямо почувствовала, как сгустилась атмосфера.

— Что? — Жизель глупо захлопала ресничками, ну просто сама невинность. — Крошки мои, разве никто не хочет покататься на кораблике? Было бы глупо побывать у моря и проторчать все время на берегу.

Я чуть не подскочила от восторга, но вовремя вспомнила, где я и что просто так нас никто радовать не будет.

— Это испытание? — спросила напрямую, и девушки согласно закивали, видимо, склонялись к той же мысли. Жизель элегантно закинула ногу на ногу, взметнув подол многослойного платья.

— А вы зрите в корень, дорогуша, — проворковала она и лукаво подмигнула. — Но на этот раз нет. Просто небольшая экскурсия, чтобы вы отдохнули и пообщались с его высочеством в неформальной обстановке.

— Так принц уже выздоро… — начала я излишне эмоционально. — Ой. То есть хорошая новость, коли так.

На меня очень подозрительно посмотрели, но вопросов не задали. Фух, чуть не выболтала чужой секрет.

Нас отпустили, и, пока на меня не накинулись с расспросами, я побежала к себе, точнее, к герцогине. Гвен все так же скучала в кресле у окна, листая книгу. Мое появление явно произвело на нее впечатление.

— Что-то случилось? — Она вдруг побледнела. — Еще кто-то…

— Нет! Нас пригласили в круиз!

Незнакомое слово заставило Гвен призадуматься.

— Это какое-то новое испытание? — наконец неуверенно предположила она.

— Нет, конечно. Мы вместе с принцем отправляемся в морское путешествие!

От восторга хотелось петь и плясать, но ни того ни другого я разумно делать не стала, чтобы не пугать подругу. Впрочем, стоило ей подняться, не удержалась от соблазна пошалить. Подлетела, обняла за талию и закружила по комнате, распевая: «Ах, белый теплоход, гудка тревожный бас…» Антонов сгорел бы со стыда, услышав, как я коверкаю его песню.

Вспомнив о совести, я отпустила обалдевшую герцогиню.

— Ты что, еще не поняла? Дарнелл здоров! И нас ждет восхитительная прогулка! Правда, придется потерпеть всяких змеюк и пиявок, но это ерунда, я их уже почти не замечаю.

Новость о выздоровлении принца подействовала на Гвен благотворно, ступор сменился радостью, и несколько минут с ее лица не сходила улыбка. По-моему, она тогда толком не соображала, что я ей говорила о сборах, но уж пусть лучше будет счастливой влюбленной, чем грустной букой.

Всего через час участницы отбора со своими пажами спустились к пляжу, где нас действительно ожидал небольшой корабль. Моего бы брата сюда, он бы сразу сказал, как правильно это судно называется. Понимает он в этом, не то что я.

Стоявший на борту принц Дарнелл помахал нам рукой, и я, забывшись, помахала в ответ. На миг стало неловко, ведь даже Гвен не отреагировала на его приветствие, хотя она ему не чужая. Да и остальные посмотрели на меня как на дурочку.

Жизель в пафосно развевающейся на ветру небесно-голубой накидке вступила на трап, остальные пошли за ней, как утята за мамой-уткой.

— Мне здесь не место, — прошептала Гвен.

— Не говори ерунды. Это не испытание, и ты тоже приглашена.

Спорить она не стала.

Шедшая впереди нас Лувения резко остановилась без видимой причины и, склонившись, зашипела на маленького белобрысого пажа:

— Приставили же тебя ко мне, безрукого.

— Чем я вам не угодил, миледи? — искренне удивился мальчик.

— Неси зонтик надо мной так, чтобы тени не было!

От такой претензии паж чуть не выронил разукрашенную фениксами парасольку. Я и сама аж воздухом поперхнулась. Парнишка и так мелкий, а ведь как-то же ухитрился нести зонтик над такой кобылой!

— Но, миледи…

— Не желаю слышать твоих жалких оправданий, поганец!

Марко бросил на меня умоляющий взгляд. Бедняга, он рад был заступиться за товарища, но им надо терпеть унижения от тех, кто выше по статусу.

— Как тебя зовут, мальчик? — спросила я у пажа Лувении.

— Рето, — быстро ответил застигнутый врасплох мальчишка.

— Рето, милый, дай-ка мне это сюда.

Я взяла у него «зонтик раздора» и бросила в воду.

— Эй, ты что делаешь?! — моментально взбесилась Лувения. — Ты знаешь, сколько он стоит?!

— Нет, на нем ценника не было, — беспечно откликнулась я и подала Гвен и Марко знак идти дальше. — У меня на родине говорят: «Если хочешь что-то сделать хорошо, сделай это сам». Не нравится тень? Вылавливай свой зонт и неси его сама.

Только наша компания подошла к трапу, как Гвендолин неожиданно крепко схватила меня за запястье.

— Полина, прошу тебя, будь осторожней. Ты же не хочешь снова оказаться замешанной в скандале? Не надо ругани и драк, пожалуйста.

Отлично. Она думает, что я агрессор в юбке, а ведь я всего один раз подралась, и то случайно и не по своей воле.

— Не могу стоять в стороне, когда маленьких обижают, — решительно ответила я. — Да не волнуйся, вроде никто не заметил. А к истерикам тут уже привыкли.

На палубе мои слова подтвердились. Жизель разнимала яростно ругающихся из-за оттоптанного подола Виветту и Йолонду, так что ей было абсолютно не до меня. Только я отправила недавнюю ссору с Лувенией поглубже в чертоги разума, как меня кто-то дернул за рукав. Я обернулась и увидела перед собой Дориту.

— Ты чего такая тихая? Откуда скромность взялась?

Сбитая с толку, я, как китайский болванчик, смотрела на хихикающую девушку.

— О чем ты?

— Я все ждала, что ты отколошматишь зонтом нашу Королеву Лу, а ты просто взяла и ушла. Упустила шанс выбыть. Ты же домой хочешь, да?

— Леди Лувения и так потерпела сокрушительное поражение, — с достоинством присоединилась к разговору Гвен. — Она не смогла ответить ни словом, ни делом, и это для нее позор. А что касается отбора, то лучше в него не вмешиваться. Он достаточно непредсказуем.

Дорита скорчила гримаску, как непослушный подросток.

— Но отколошматить ее вправду не помешало бы. Нечего мелюзгу обижать.

— Ты любишь детей? — спросила я, заодно краем глаза проследив за отбежавшим к друзьям Марко.

— Не особо, — не стала кривить душой девушка. — Просто у папы есть маленький сын, бастард, его в этом году взяли на обучение в пажи. Если хоть раз увижу, что вот такая стерва ноги о него вытирает, глотку перегрызу!

Ее доверительный тон и желание заступаться даже за неудобных в глазах общества членов семьи невольно вызвали у меня уважение. На секунду захотелось совершить полноценное аутодафе, но разум возобладал над эмоциями.

Вскоре наш корабль благополучно отчалил, и оживление на палубе усилилось раз в десять. Виветта жаловалась на плохое самочувствие и, разлегшись в плетеном кресле с видом умирающей королевы-матери, гоняла несчастных слуг и пажей, требуя то воды, то мятных леденцов от тошноты, то опахало. При этом у страдающей от морской болезни девушки был на редкость здоровый цвет лица, и в слабом-преслабом голосе то и дело прорезались интонации сурового командира. Эрма, увидев выпрыгнувшего из воды дельфина, устроила панику, приняв безобидное млекопитающее за акулу. Жизель нежно ворковала, но при этом строго следила, чтобы девушки не передрались за право поговорить с принцем наедине. Ирвин коршуном кружил рядом со своим хозяином и отгонял особо общительных. Естественно, я не решалась приближаться к столь опасной зоне, зубы и волосы мне еще пригодятся. Это не значит, что я совершенно не хотела провести время с Дарнеллом, однако благоразумие подсказывало, что надо избегать любых конфликтов. Девушкам не понравится, что фаворитка отбора соблазняет принца прямо у них под носом. Гвен тоже, несмотря на свое привилегированное положение, не только не навязывалась в компанию возлюбленного, но и старательно его избегала. Всякий раз, стоило его высочеству бросить на нее взгляд, она отворачивалась, несла чепуху, заговаривала со мной невпопад, а один раз даже стакан с соком выронила. Нет, так бороться за свою любовь нельзя.

Выждав момент, когда принц отделился от группки воздыхательниц, я направилась к нему. Видела, что вся эта суета его утомила, но просто обязана была намекнуть, что неплохо уделить немного времени подруге детства. Тем более что это не испытание, и беседу с герцогиней не сочтут нарушением правил. Я подошла ближе, и от меня не укрылось, что принц непривычно бледен. Он убирал с лица волосы и беспомощно касался виска, будто боролся с головокружением. Его что-то расстроило в процессе общения с претендентками или же ему по-настоящему плохо?

Не успела я ничего сказать, как Дарнелл покачнулся и начал заваливаться назад. Я растерянно моргнула, за эту секунду принц перевалился через борт, а я машинально попыталась ухватить его за ноги. Мысли закричать и позвать на помощь не возникло. Я только пискнула и успела ухватиться за Дарнелла.

Все случилось так быстро, так внезапно и страшно! Мужское тело оказалось для меня слишком тяжелым, пальцы чуть не вывернуло. Только осознав, что меня вот-вот утянет следом за принцем, я вскрикнула. А потом деревянный борт уперся мне в живот, палуба поменялась местами с небом, ветер засвистел в ушах, я рухнула в море, успев заметить блестящий на солнце огонь красных волос спешащего на помощь Ирвина, и ударилась о воду.

Падение с такой высоты вышибло из меня дух.

Я раскрыла рот, но кричать было уже поздно, соленая вода хлынула в горло. В ужасе я затрепыхалась, забилась, но платье быстро отяжелело и оплелось вокруг меня коконом. Меня тянуло ко дну. Из последних сил я извернулась, широко распахнула глаза и увидела, как медленно погружается в темную океанскую синеву тело Дарнелла. Точно тонущая статуя, прямая и застывшая.

Я протянула к нему руку, но он уже был слишком далеко от меня, да и сама я упустила тот момент, когда еще могла выплыть на поверхность. Как глупо… Никогда не думала, что закончу жизнь так — в чужом мире, упав с корабля и запутавшись в намокшем платье. Это даже не смешно.

Я расслабилась, позволив подводному потоку нести меня глубже и глубже. Силы стремительно иссякли, в голове помутнело, а грудь сдавило стальными тисками. И когда мимо что-то быстро-быстро проплыло, задев меня чешуйчатым боком, я была уже не в состоянии думать. Мой мозг умирал…


Откуда-то сверху лился размытый тусклый свет, как будто сквозь плотную пленку. Я заставила себя сосредоточиться на нем и открыть глаза. Получилось не сразу, под веки словно песка натолкали, а первая же попытка вдохнуть полной грудью закончилась резкой болью в легких и надрывным мучительным кашлем. Плохо было так, словно я ежа проглотила и он стремился наружу, раздирая мне горло иголками. Я кое-как перевалилась на бок, откашлялась, чудом не выплюнув легкие, и только после этого смогла пошире раскрыть слезящиеся глаза. Мимо моего лица неспешно проплыла маленькая неоново-яркая рыбка.

— Привет, — прохрипела я обескураженно. Рыбка заметно ускорилась и скрылась в зарослях коралловых рифов. Мм… Я, конечно, еще могу быть в отключке, но мне кажется, я на дне.

На морском дне! Я!

Подняться на ноги рывком не получилось — банально помешала толща воды. Все выглядело мутным и нечетким, как если бы я смотрела сквозь стеклянный шарик. Мы так в детстве играли.

Беглый осмотр показал, что меня занесло (возможно, в прямом смысле) в какую-то пещеру. Неглубокую, поскольку я видела дальнюю стену с низко нависшим потолком, с которого опасно свешивались острые пики каменных наростов. Песчаное дно под ногами с вкраплениями гладких мелких камушков. На один я случайно наступила, но тот поднялся на суставчатых ножках и оскорбленно посеменил к рифовым зарослям. Я проследила за ним осоловевшим взглядом и увидела лежащего на песке принца.

Что удивительно, лишь в этот момент меня посетила ужасающая, но немного несвоевременная мысль. Как я вообще дышу?!

Но поскольку разобраться в этом я едва ли смогла бы сама, устремила свою энергию на безжизненного принца. Дарнелл лежал на боку, уронив голову на вытянутую руку, и теплые потоки воды чуть колыхали его светлые кудри. На несколько ударов сердца я остолбенела от страха. А что, если он уже…

Нет. Конечно нет. Я же выжила, с чего бы ему умирать?

Я неторопливо подошла, привыкая к замедленности собственных движений, осторожно присела рядом и потрогала Дарнелла за плечо. В воде все ощущения были какими-то странными, не такими, как на поверхности, и я ничего не поняла. Пришлось действовать дальше и с замиранием сердца перевернуть парня на спину. Получилось без особого груда, и я немного осмелела. Потянулась к шее, проверить пульс, и тут заметила, что ворот рубахи отогнулся, обнажив ключицу и часть плеча. Но увидела я не светлую кожу, а серый растрескавшийся камень.

Вскрикнув, отшатнулась и плюхнулась на пятую точку. Дарнелл пошевелился, ресницы задрожали, и он медленно открыл глаза.

— Что… — Из его рта вырвалось облачко пузырьков. — Что случилось?

Он сел и торопливо стянул края воротничка. Я отвела глаза, но все равно увидела гримасу испуга на его лице.

— Леди Полина? Вы в порядке?

Я кивнула.

— В порядке. А вы? Вы помните, что произошло на корабле?

Дарнелл притронулся к виску, поморщился и ответил:

— Слабо. У меня… закружилась голова.

При этом он так трепетно сжимал в кулаке ворот рубахи, что мне в голову закрались сомнения в честности его высочества.

— Скажу сразу, мне кажется, мы на морском дне, — заявила как на духу. — Но я понятия не имею, почему мы не утонули и как дышим и… — я сложила губы трубочкой и дунула, выталкивая пузырьки, — разговариваем.

Дарнелл вдруг схватился за грудь и начал взволнованно озираться. Я тоже оглянулась и одновременно с принцем увидела его оруженосца. Ирвин валялся в дальней части пещеры, его алую косу присыпало песком.

Пришлось отложить разговоры и привести оруженосца в чувство. Это важное и ответственное дело я доверила Дарнеллу, а сама предпочла топтаться в стороне. Если честно, то состояние Ирвина волновало меня куда меньше того, как мы вообще выжили, куда попали и почему дышим под водой не хуже проплывающих мимо рыбок. Магия? Тогда кто колдует?

— Ирвин, хоть ты можешь сказать, что произошло? — спросил Дарнелл растерянно.

Оруженосец сел, держась за плечо принца, и потер затылок.

— Если коротко, ты, похоже, выпал за борт, а эта полоумная ринулась за тобой.

— Что? — не удержалась я. — То есть ты даже не скажешь, что это я его столкнула?

Ирвин поморщился.

— Сказал бы непременно, если бы это было правдой, но… Думаешь, мне приятно это говорить? Я все-таки не слепой и видел, что ты хотела его удержать.

Я была просто убита наповал словами своего главного врага, а мне еще бонусом достался благодарный и даже немного восхищенный взгляд принца.

— Леди Полина! Я даже не знаю, как вас благодарить. Это так самоотверженно с вашей стороны. Но не стоило рисковать собой.

— Я сделала то, что должна была, и поступила бы так, даже если бы за борт падал он. — Я не слишком вежливо кивнула на Ирвина. Получи, фашист, гранату! Ты, может, и признал мою заслугу, но за прошлые тычки я тебя еще не простила.

— И, если вы еще не заметили, нам почему-то помогли русалки, — вдруг очень серьезно сказал Ирвин, поднимаясь на ноги. Его длинная коса парила за спиной и извивалась, как алая змея. Мое платье, кстати, тоже не висело мокрыми складками, а приподнималось широким колоколом, открывая туфли и тонкие белые чулки, обтягивающие щиколотки.

— Русалки? — Я недоуменно приподняла брови. — Это с которыми у вас война?

— Не война, — поправил меня Дарнелл. — Были стычки, несколько довольно серьезных и кровопролитных столкновений, но с тех пор прошло несколько лет, подписан договор о ненападении. Мы не нарушали его условий, они до этого дня — тоже.

Он нахмурился, явно обдумывая, чем наша ситуация может навредить королевству. Принц всегда и везде остается принцем, а не только красивым парнем и завидным женихом.

— То есть нас похитили русалки? — сделала я вывод. — И дайте-ка угадаю, они нарушили какую-то водную границу?

Все логично. Если претенденток на место будущей королевы спокойно катают на яхте, значит, недалеко от берега безопасно — русалки не могут заплывать в прибрежные воды, возможно, есть какое-то оговоренное фиксированное расстояние. Ну, это я так думаю, и, похоже, права.

— За похищение члена королевской семьи им придется ответить, — грозно прорычал Ирвин. — Ненавижу этих мерзких хвостатых.

— Ты вообще кого-нибудь любишь? — вырвалось у меня вместе с парой воздушных пузырьков. Спросила и сама испугалась своей дерзости. Одно дело — пикировки, а другое — задеть что-то настолько личное.

Ирвин долго смотрел мне в глаза, словно пытался загипнотизировать, я даже моргнуть боялась, и проронил негромко:

— Люблю. Только тебя это не касается.

Ох, надеюсь, он не о Дарнелле, а то всякое же бывает.

— Ладно, русалки нас похитили, не знаю зачем, сделали так, чтобы мы могли дышать и разговаривать. — Я оглядела парней по очереди. — Последним фактом надо успеть воспользоваться.

— Уплыть? — сразу понял меня Ирвин.

— Да. И чем скорее, тем лучше.

Адреналин гулял в крови, и я не задумывалась, насколько мы глубоко, смогу ли я выдержать и плыть долго, водятся ли тут акулы и, главное, когда закончится русалочья магия. Я только знала, что платье станет мне помехой. Ирвин одобрительно кивнул, когда я надорвала тонкую ткань, потянула за края и завязала бант на бедре. Получилась короткая многослойная юбочка, едва прикрывающая попу. Строго говоря, на мне были такие модные панталоны с кружевами, что я чувствовала себя как в шортиках. Я бы еще и корсет с большим удовольствием сняла, но он был под платьем, а устраивать бесплатный стриптиз в мои планы не входило, да и долго это, а у нас каждая секунда на счету.

— Я первый, — предупредил Ирвин и приблизился к рифам, загораживающим выход из пещеры. Протянул руку, касаясь разноцветных наростов, обхватил их ладонью и ойкнул. В воде медленно расплылось маленькое красное пятнышко крови.

— Ломай, — поторопила я. — Это же кораллы, они хрупкие.

— Отстань, — огрызнулся Ирвин и попробовал еще раз. Коралл разломился пополам, образовалась прореха в естественном заслоне, но тут начало твориться что-то странное.

Песок вздыбился, из него показались острые ростки, которые стремительно увеличивались. Вместо одного сломанного «ствола» выросло несколько новых. Ирвин разозлился, схватился за один из них, и безобидный полип вдруг ощетинился колючками, словно кактус. Один из шипов едва не прошил оруженосцу ладонь.

Мы отошли назад, наблюдая, как стена рифов перед нами разрастается и выставляет острые колючки. Тогда я поняла, что это не просто подводная пещера. Это тюрьма.

Когда у Ирвина закончились ругательства, которые сделали бы честь любому портовому грузчику, мы уселись в кружок и стали думать.

— Зачем им похищать вас, ваше высочество? — спросила я. — Они хотят войны?

— Тогда было бы проще убить нас, — рассудил Дарнелл. — За похищенных обычно просят что-то взамен.

— Выкуп, — подсказала я.

— Да, именно.

— Говорят, у подводного короля хватает своих сокровищ, а земные ресурсы им не нужны.

— Не всегда похитителям нужны деньги, — заметила я. — Бывает, что нужно отомстить или расширить зону влияния…

— Точно! — воскликнул Ирвин и хлопнул себя по коленке. — Месть!

Я посмотрела на Дарнелла и увидела, как он изменился в лице.

— Это старая история, не может быть, чтобы они еще…

— Хвостатым нет доверия, — припечатал Ирвин. — Это точно месть за тот отказ.

Я замахала руками:

— Подождите-подождите. Мне кажется, я тоже имею право знать, о чем речь, коль уж я с вами в одной лодке. Точнее, не в лодке… ну, вы поняли. Что за случай и что за отказ?

Парни переглянулись. Странно, но тут, в подводной тюрьме, где все происходящее буквально не умещалось у меня в голове, думать о Дарнелле как о принце не получалось. Наверное, опасность нас на какое-то время уравняла.

— Я скажу? — заботливо, как мне показалось, спросил Ирвин. Дарнелл кивнул. — У хвостатых свое государство, как ты должна была догадаться. Обычно их интересы не пересекаются с нашими, имеется куча разного рода договоров, которые регламентируют добрососедское существование. Типа ограничения рыбной ловли и прочая чепуха. Так вот, у подводного короля есть дочь…

Рассказ явно очень смущал Дарнелла. Пока Ирвин живописал события минувших дней, тот сидел отвернувшись и старательно делал вид, что его это совершенно не касается.

Дочь подводного короля недавно вошла в тот возраст, когда пора было подобрать ей пару. В детали русалочьего размножения никто благоразумно не вдавался, но с чего-то король решил, что в зятья ему непременно нужен Дарнелл. То есть понять я его, наверное, могла. Ближайшие соседи — Ландория примыкала к океану, — к тому же и сам принц всем хорош. Только вот даже мне было понятно, что никто не отдаст единственного наследника под воду на ПМЖ. Как подумаю, что какая-то полурыба будет отираться возле Дарнелла… Фу!

— Его величество ответил отказом, — закончил Ирвин. — Какое-то время русалки мстили, нападали на наши корабли и прибрежные поселения. В Раковинке хорошо помнят, как это было. Но конфликт уладили, так что претензий у хвостатых якобы не осталось.

— Якобы, — эхом повторила я.

— Если они хотят отомстить, то пусть разбираются со мной! — горячо воскликнул Дарнелл. — Это трусость, похитить леди и держать тут как преступницу. Эй, я хочу поговорить! — крикнул он внезапно.

Не знаю, заметил принц соглядатаев или так совпало, но за пределами нашей камеры послышались какие-то звуки. Я инстинктивно придвинулась к Дарнеллу, но он уже поднялся и пошел к коралловым прутьям.

— Я знаю, что здесь кто-то есть, — сказал более миролюбиво. — Покажись, если не хочешь причинить нам вреда.

Минуту ничего не происходило, но мы с Ирвином все равно на всякий случай встали по обе стороны от принца, поскольку он был для нас ценен, пусть и по разным причинам.

Потом я почувствовала движение воды, даже покачнулась немного с непривычки. И рифы, как живые, раздвинулись, открывая небольшое окошко.

— Простите, — послышался тонкий девичий голосок. — Мне так жаль.

После второй фразы я поняла, что где-то уже слышала этот голосок. А следом за этим мы увидели облако сине-зеленых волос, заслонявших весь обзор, пока две тонкие бледные ручки не раздвинули их, явив миленькое круглое личико с большими, нет, просто огромными синими глазами.

— Ваше высочество, — неожиданно склонил голову Дарнелл.

— Не надо, прошу, — взмолилось очаровательное создание, и новый толчок, всколыхнувший воды, едва не свалил меня с ног. — Зовите меня Твилой.

Итак, еще одна принцесса, которая метила в жены Дарнеллу, но… Разве не ее мы видели вечером на уединенном пляже в компании с парнем-оленем? Судя по быстрому испуганному взгляду, русалочка этот эпизод тоже вспомнила.

— Вы в курсе, что это похищение монаршей особы? — сразу перешел к делу Ирвин. — Ландория случившегося так просто не оставит.

— Ах, это все так ужасно! — непритворно всхлипнула красавица. — Папа совсем не желает меня слушать. Я не знаю, что мне делать.

Пока парни меня не опередили, я быстро вклинилась:

— Твила, тебя хотят выдать замуж за принца Дарнелла?

— Да…

— А ты не хочешь?

— Не хочу.

— От этого и будем отталкиваться, — решила я. — Значит, надо дать принцу сбежать.

Твила долго смотрела на меня, и это было жутковато, потому что за все время разговора она ни разу не моргнула. Да и, если подумать, я тоже.

— Нельзя же, — неуверенно возразила она. — Тогда папа точно велит напасть на жителей суши.

— Но вы пришли… приплыли… — тут даже Дарнелл запутался, — чтобы нам что-то сказать? Не просто извиниться?

— А я не верю, что она не хочет замуж за принца, — буркнул Ирвин, ни к кому не обращаясь, но услышали все.

Тут я поняла, что так активно мешает мне стоять ровно. За спиной Твилы то и дело мелькали хвостовые плавники, создавая возмущение воды. Кстати, верхняя половина тела у русалки была человеческой, как и полагалось, а обнаженную грудь покрывали мелкие перламутровые чешуйки. Наверное, они отпадают вместе с хвостом, когда русалка выходит на берег.

— Но я не хочу! — с нажимом повторила Твила, и ее голос почти перешел на ультразвук. Я схватилась за уши, такой высокий и неприятный получился звук. — Не хочу!

Дарнелл вскинул руки, и Твила мгновенно смолкла.

— Мы вам верим. Но объясните, почему выбор пал именно на меня?

Вот, кстати, любопытный вопрос. Да и вообще, даже представить не могу, насколько смущает Дарнелла эта ситуация. По сути, его похитили, как девицу, чтобы выдать за нелюбимого. Вернее, в данном случае — за нелюбимую. Думаю, для парня это унизительное предложение.

— Все дело в предсказании, — вздохнула Твила. — В нем говорится, что принцесса-русалка должна сочетаться браком с особенным мужчиной-человеком, чтобы подводное королевство не постигла печальная судьба. Папа в это верит и считает принца Дарнелла тем самым особенным человеком.

— Почему?

— Я не знаю. Он часто спрашивает совета у придворной предсказательницы, к ней больше никого не пускают. Наверное, она говорила папе еще что-то, но я о том не ведаю.

Мы приуныли. В предсказания у нас даже бабушка не верила, так что, на мой взгляд, грош цена этой истории, но в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Если они реально верят в эту чушь собачью, надо искать выход.

— Ладно, Твила, давай поговорим один на один, как девочка с девочкой, — предложила я.

Если Ирвин и имел что-то против этого, то оставил свое мнение при себе. Они с Дарнеллом отошли назад, а русалка покрепче прижалась к природному заграждению. У меня была идея, как обратить это «предсказание» в нашу пользу, нужно только суметь донести до Твилы нужную мысль.

— Слушай, я тоже верю, что тебе не нужен наш принц, — доверительно сказала ей. — Он, конечно, красавчик, но это еще не делает его особенным. А еще я знаю, что ты любишь другого.

— Вы все видели, — печально вздохнула Твила. — Киган меня любит, пусть я для людей и… хвостатая.

Последнее слово она произнесла через силу и с той горечью, в которой легко угадывалось разбитое сердце.

— Ты считаешь, у вас нет будущего?

Вместо ответа принцесса поджала губки, как готовый расплакаться ребенок.

— А я не вижу каких-то особых преград, — сказала нарочито легкомысленно. — Если вы любите друг друга, то не важно, кто из вас — хвостатый, а кто — рогатый. К тому же, смотри, как здорово получается. Киган не просто человек, он зверолюд, то есть особенный. Вдруг в пророчестве говорилось о нем? Может, ваша гадалка, или как там ее, перепутала в своем видении зубцы короны с оленьими рогами?

— Я об этом не думала, — призналась Твила, явно решив не лить слезы.

— Не обижайся, но папа твой, наверное, тоже не стал вникать в детали. Просто решил, что если дочке нужен особенный человек, то это принц ближайшего человеческого государства, а не какая-нибудь мелкая сошка.

Несколько секунд русалка смотрела на меня не мигая.

— Твоя речь порождает во мне сомнения, — начала она издалека. — Это так странно, но мне хочется тебе верить. Вот бы кто-нибудь переубедил моего папу!

— Да не вопрос! Надо всего лишь собраться всем вместе и поставить наконец точку в этой истории. Только Кигана не хватает для полного комплекта.

— Но я… я не могу его просто так позвать! — Голос Твилы опасно зазвенел. — Я не смогу это сделать, потому что пока плохо хожу по суше.

— А я с этим справляюсь по высшему разряду. Если ты поможешь мне выбраться на берег, я пойду в Раковинку и приведу Кигана.

Личико русалки озарилось улыбкой счастья, но она вдруг насторожилась.

— А ты не обманешь?

Я вздохнула, выпустив изо рта стайку пузырьков.

— Клянусь, я приведу Кигана на берег.

Она прищурилась.

— А чем клянешься?

Нашла, к чему прицепиться.

— Своим дипломом. Ну так что, выпустишь меня? Видишь, я этих красавцев оставляю в залог.

То ли услышав обрывки нашего разговора, то ли заподозрив нас в заговоре, красноволосый «красавец» подплыл ко мне.

— Куда это ты собралась? Кого в залог оставить решила, мерзавка?!

— Язык придержи, я вообще-то всех спасаю, — обиделась я.

— Но сейчас ты спасаешь только себя.

— Ирвин, я тебя умоляю, успокойся. Ты же сам признал, что я свалилась за борт, пытаясь помочь Дарнеллу, а не потому, что меня ветром сдуло. А я не умею помогать наполовину, раз решила спасти, значит, сделаю это.

Темные глаза оруженосца медленно желтели.

— Поднимусь на поверхность и найду возлюбленного Твилы, — продолжила я. — Он живет в Раковинке, мы с ним знакомы, так что вряд ли это займет много времени. Будем решать проблему все вместе, как взрослые люди. Согласен?

Он отвернулся от меня и неловко потер шею.

— Просто не могу нормально соображать, когда он… в таком состоянии.

Не сказал напрямую «прости», но мне и этого было вполне достаточно. Я взглянула на Дарнелла. Он сидел с закрытыми глазами, привалившись спиной к пористой стене нашей тюрьмы. Я сжала кулаки, поборов желание кинуться к принцу.

— Я бы всех выпустила, если бы не папа, — опечалилась Твила.

Окошко в коралловых зарослях стало стремительно расширяться.

— Скорее, — поторопила русалка. — Пока никто не заметил.

Чувствуя себя Винни-Пухом, я кое-как протиснулась в дыру и чуть не уплыла от толчка под зад, которым наградил меня Ирвин.

— Удачи тебе, интеллигенция, — донеслось до меня.

Без сарказма. Без яда.

Вот честное слово, я была тронута до глубины души, но не успела ничего ответить. Твила потянула меня за руку, и я старательно заработала ногами. Пловчиха из меня посредственная, к тому же я ни разу не спортсменка, так что, к своему позору, очень быстро выдохлась. Мышцы будто отяжелели, пузырей из меня вылетело, наверное, миллион.

— Скорее, скорее, — волновалась Твила.

— Мне тяжело…

— Тебя увидят!

От усталости у меня темнело в глазах.

— Вот ты плохо ходишь, а я плохо плаваю. — Я еле вытолкнула из себя слова.

— Тебе бы хвост.

Мысль — логичная для этой ситуации, однако воспоминания о превращении в мелюзину были еще свежи. Ладно, ради ребят можно и потерпеть.

Едва я смирилась с неизбежностью превращения, как принцесса снова меня огорошила:

— Только я пока не умею так колдовать. Правда, могу превратить тебя в морского ежа.

Вообще чудесно. С какой скоростью плавают ежи? Думаю, медленнее меня.

Из последних сил я сделала пару гребков. Руки вот-вот отвалятся, и эти чертовы тряпки тянут ко дну! Лучше бы бикини мне наколдовала…

С помощью Твилы стянула с себя верхнее платье, осталась в белой сорочке. Облегчение! Только не такое, чтобы мчаться дальше, словно запущенная с Байконура ракета.

— Я придумала, — Твила отцепилась от меня и метнулась куда-то в сторону.

Выпустив изо рта внушительный пузырь, я беззвучно крикнула и раскинула конечности, как пьяный осьминог. Что бы она ни задумала, лучше бы ей управиться побыстрей, пока я заново не утонула.

Спустя пару минут у меня началась самая настоящая паника. Подельница исчезла, я тут бестолково бултыхаюсь, и, возможно, кто-нибудь из недругов скоро обнаружит меня в таком незавидном положении. Вот это я попала!

Вода поблизости пришла в движение, и передо мной появился дельфин. Красуясь, он покрутился вокруг. Мило, конечно, но мне сейчас не до игр!

— Это мой друг. — Русалка выплыла словно из ниоткуда. — Он согласился тебе помочь. Садись ему на спину.

— На спину?!

— Только держись крепче.

Что мне оставалось делать? Я взобралась на дельфина и обхватила его руками. Гладкая кожа морского обитателя вызывала некоторые опасения, и все же мне пришлось собрать волю в кулак и довериться ему.

Каким-то чудом я не слетела со своего «транспорта», и внезапный рывок, с которым он выскочил на поверхность, стал стрессом для моего организма. В глаза бил режущий солнечный свет, в голове пульсировала боль, каждый вдох отзывался тяжестью в груди. Дельфин что-то стрекотал на своем языке, но я его не то что не понимала, почти не слышала. Так я узнала, что у меня в придачу ко всем неприятностям заложило уши. Слегка отдышавшись, погладила дельфина, на всякий случай поблагодарила за помощь и, соскользнув с него, погребла к берегу. Больше всего на свете хотелось замотаться в большое мягкое полотенце и разлечься на теплом песке, но у меня не было ни полотенца, ни времени для отдыха. Хорошо, что обувь под водой не скинула, а то сейчас все ноги изранила бы. Главное, не натереть их, а то соли в туфлях накопилось порядочно.

Пошатываясь от усталости, прошла к каменной лесенке и, держась за перила, начала подъем. Молодцы местные, я сразу поняла, что они любят комфорт. Кабы не эта лестница, я была бы вынуждена топать по склону, цепляясь за кустики, чтобы не свалиться вниз.

Ничего, я все преодолею. Сделаю, что обещала.

В Раковинке меня практически сразу окружили местные жители. Все они были обеспокоены появлением девушки, походящей на жертву кораблекрушения. Даже стыдно стало, что перепугала их, поэтому я старалась улыбаться и несла чушь про то, что в нашем мире так принято купаться, и про то, что я забыла, где оставила платье. Благо меня узнали. Оказывается, в Раковинке уже показали на хронописцах некоторые испытания, и я стала кем-то вроде знаменитости, особенно благодаря эпизоду на балу: спасение мальчика-зверолюда подняло меня в глазах селян на изрядную высоту. А некоторые узнали меня, потому что видели во время наших прогулок с Гвен и Марко.

Выбежавшая на улицу грациозная жена трактирщика протянула мне стакан. Вода! Пресная вода! Какое счастье! Я же просто умираю от жажды!

Я осушила стакан до дна и разочаровалась, что так быстро все выпила.

— Дочка, будь в следующий раз осторожней, — наставительно сказала женщина-пума, накидывая мне на плечи свою легкую шаль. — Мало ли в какую ситуацию может попасть девица, разгуливая в незнакомом месте в одиночку. У нас-то лиходеев нет, но всякое может случиться.

— Буду брать с собой хотя бы пажа. Мне бы Кигана найти, вы не знаете, где он?

Тут же нашлись те, кто готов был безвозмездно и без лишних вопросов отвести меня к зверолюду. Хоть что-то хорошее есть в моей популярности.

Увидев меня на пороге своего маленького холостяцкого домика, Киган немало удивился, еще больше его обеспокоило то, что я буквально ворвалась внутрь без приглашения.

— Да что происходит? Откуда вы взялись?

— Лучше закрой дверь, нас ждет серьезный разговор.

Он упрямо сдвинул брови.

— Вы что-то натворили?

Ирвин номер два, а я, как всегда, враг народа!

— Я только что побывала в плену у русалок. Как тебе такое начало?

Осторожно отпихнув ногой выбежавшую к гостье собачонку, хозяин провел меня в крошечную гостиную и усадил на покрытый пледом диван. Сам же скрестил руки на груди и встал напротив.

Выслушал меня Киган внимательно и заговорил только после того, как я остановилась, чтобы перевести дух.

— Вы хотите, чтобы я спас принца? Это безумие.

— А что? Будешь ждать, когда Твилу выдадут замуж за нелюбимого? По-твоему, это правильно? Я думала, ты готов бороться за свою любовь. Не век же вам среди камней прятаться.

Я ожидала, что он разозлится, и немного напряглась. По крайней мере, раздражения Киган не выказал.

— Мы надеялись на отбор, — четко произнес он. — Если бы принц Дарнелл женился на победительнице, у нас появился бы шанс доказать, что он не был создан для Твилы. Результаты королевских отборов невест нельзя оспаривать.

— Ну извини. Раз принца похитили, значит, отбор накрылся медным тазом. Надо что-то делать, а не ждать у моря погоды.

За время паузы я успела почесать животик разлегшейся рядом собачке.

— Трудно это осознать, но вы правы. — Киган растерянно убрал длинные волосы за уши. — Пора что-то решать. Я попрошу соседа, чтобы отвез вас в Солнечную бухту…

— Еще чего! Я с тобой!

После недолгой перепалки он согласился с моими не совсем адекватными доводами.

— Это ведь шаль тетушки Милы? — Киган потеребил длинными пальцами бахрому моего одеяния. — Надо вернуть. Подождите, я сейчас.

Он вышел из комнаты и вскоре вернулся со стопкой одежды.

— Переоденьтесь… Кстати, как вас зовут? Лувения?

Меня передернуло.

— Я — Полина, иномирянка.

— Иномирянка, которая спасла зверолюда на королевском балу?

Похоже, кто-то не сильно интересовался светской хроникой. Ворчать я не стала и, как только человек-олень вышел на улицу, принялась одеваться. Чужую шаль я бережно сложила, а вот нижнее белье так пропиталось морской солью, что мне оставалось лишь сделать из него непонятный комок. Я бы и от душа не отказалась, но часики тикали, и пришлось довольствоваться тем, что есть. Разумеется, женской одежды у Кигана не нашлось, поэтому я облачилась в его шмотки. Светло-желтая рубашка была настолько тонкой, что моя грудь под тканью выглядела просто неприлично, поэтому выделенной мне коричневой тунике я реально порадовалась. Рукава и штанины, конечно, закатала, не забыла и про пояс, однако все равно выглядела в таком наряде как донашивающий одежду за старшими мальчишка. Ладно, не на конкурс красоты собираюсь.

Когда мы добрались до пляжа, Киган снял с шеи шнурок с продолговатой ракушкой и подул в нее. Ракушка издала еле слышный шипящий свист. Некоторое время ничего не происходило, а потом из воды стали выпрыгивать дельфины! За плавник одного из них держалась Твила.

Я зябко повела плечами и вслед за Киганом подошла к воде. Волна тут же лизнула мне ноги.

Надо пережить еще одну гонку.


Принц Дарнелл


Это было странно. Там, на суше, он влиятельный человек, которого многие безоглядно обожают, а здесь, под водой, — никто. Просто инструмент для достижения чьей-то цели. Это задевало гордость, унижало, но на праведный гнев не оставалось сил. Дарнелл еле-еле держался на ногах, каждые несколько минут его охватывала липкая дурнота, а пребывающая в постоянном движении вода норовила подхватить его и куда-то унести, как ручеек бумажный кораблик.

И страха за себя не было. Только за Ирвина и леди Полину.

Почти сразу после ее побега за ними явились суровые вооруженные тритоны, и надежды на мирное урегулирование ситуации растаяли. Морской владыка позволил оруженосцу проследовать в тронный зал вместе со своим хозяином — с условием, что тот будет молчать и не станет вмешиваться в беседу монарших особ, а принц в свою очередь не воспользуется им как оружием. Вступить в схватку с тритоном, чей трезубец способен разбивать скалы? Безумие. Дарнелл даже не думал об этом на полном серьезе. Но как быть с Ирвином? Молчать, когда другу угрожает опасность, совершенно не в его стиле, его терпения надолго не хватит. Одно слово — и чары, позволяющие дышать, спадут.

Леди Полина… Ее план найти какого-то парня и всех спасти — слишком рискованный. Она наивная? Или слишком храбрая? Как бы Дарнелл ни гадал, чего в девушке больше, смелости или легкомыслия, в одном он не сомневался: иномирянка обладала чистым сердцем. Она всегда заступалась за слабых, была приветлива даже с прислугой, а созданный ею душецвет говорил о ее мягком и при этом сильном характере. Что с ней? Где она сейчас? Вдруг ее поймали и снова пленили? Или еще хуже…

Если она все-таки достигнет поверхности, но не сумеет совершить задуманное, то хотя бы избежит гибели во владениях морского владыки. Эта мысль приносила Дарнеллу облегчение. А мысль о том, что они могут больше никогда не увидеться, доводила чуть ли не до паники.

Как необычно. За свою жизнь принц видел немало красавиц и общался с интересными начитанными женщинами, однако расставание с ними не приносило такой боли, как мысль о возможности потерять леди Полину. Образ девушки прочно засел в его сердце, как осколок вражеского клинка. Дарнелл винил себя в том, что не обмолвился с ней ни словом, когда она покидала их тюрьму, хотя разумом понимал, что сделать это ему не дал необъяснимый недуг.

Требование, которое предъявил ему подводный король, звучало невероятно и вместе с тем вполне ожидаемо.

— Свадебный обряд пройдет сегодня же. — Отец Твилы, могучий бородатый тритон в зеленом, расшитом ракушками кафтане, говорил густым басом, не сводя глаз с Дарнелла. — Я не жду твоего согласия, оно не нужно для того, чтобы свершилось то, что уготовано судьбой.

— Откуда вы знаете, какая у меня судьба? — Дарнелл позволил себе откровенную дерзость, лишь бы она не сорвалась с губ Ирвина. — Я наследный принц Ландории, и я должен быть со своим народом. Разве мне дано что-то иное?

Длинные, черные, с изумрудными прядями волосы тритона угрожающе колыхались в воде, подобно щупальцам морского хищника. Он сурово сдвинул брови, не желая выслушивать оправдания.

— Придет время, и ты станешь повелителем Каланийского моря. Думаешь, что это хуже, чем править кусочком суши?

— Каждый должен быть на своем месте, я так считаю.

Сражаясь с новым приступом дурноты, принц сжал кулаки. Пальцы левой руки слушались плохо, как пришитые неумелым лекарем. Болезнь прогрессировала слишком быстро, но сейчас не она была главным его врагом.

— Глупец! — От восклицания владыки вода заколыхалась сильней и оторвала несговорчивого принца от пола. — Как ты смеешь спорить со мной?! Хочешь навлечь мой гнев на обитателей суши?!

Ирвин подплыл к своему хозяину сзади и прижал к себе. В другой ситуации Дарнелл смутился бы от того, что его оруженосец так фамильярно ведет себя в присутствии правителя, а сейчас вместо неловкости ощутил благодарность. Длительный и однообразный разговор с отцом Твилы вконец утомил и растоптал все надежды. Когда до короля Бастиана дойдет новость о похищении сына, будет поздно, молодого человека свяжут узами брака с морской принцессой. Усиливающаяся слабость лишала воли. Нужно было что-то делать, пока не случилось непоправимое. И дело даже не в его благополучии. Разразится война, на этот раз куда более страшная, чем прежние. Неужели только Дарнелл это понимает?

— Больше не буду вам перечить, ваше величество, — смиренно произнес он. — Только вы отпустите Ирвина, когда все… свершится.

Красноволосый оруженосец возмущенно булькнул, но все же удержался от комментария. Прижал принца к себе покрепче, явно имея в виду: «Я тебя, идиота, здесь не оставлю!»

— Мне твой оруженосец без надобности, — пробасил морской владыка. — После свадьбы я немедленно отправлю этого двуногого обратно в Ландорию. Но прежде надо избавить тебя от этих уродливых отростков и привести в надлежащий вид.

Расставаться с Ирвином не хотелось, а еще больше не хотелось расставаться с собственными ногами.

— И все же меня не оставляет в покое вопрос, с чего вы решили, что именно я смогу привести ваш народ к процветанию?

Лишние минуты бесполезного разговора, но, возможно, именно они спасут всех.

— Потому что моя предсказательница никогда не ошибается. Если она указала на тебя, значит, так предрешено и иного пути нет.

— И вы уверены, что она имела в виду меня? Она назвала мое имя?

— Хватит разговоров!

Удар трезубца о пол поднял мощную волну. Дарнелла и Ирвина подняло, а потом швырнуло оземь.

— Свадьбу сыграем сегодня же! Сегодня!

Неожиданно Дарнелл почувствовал чье-то присутствие и с трудом заставил себя повернуть голову. В тронный зал на всех парах мчалась принцесса.

— Папа! Папа! — Ее голос как по волшебству растекался в воде и занимал все пространство. — Подожди!

Не успел принц порадоваться отсрочке, как увидел всех, плывущих за русалкой. Молодой зверолюд с оленьими рогами тащил за руку леди Полину. Как чудно она была одета! Сущий мальчишка, но при этом такая милая…

— Ребята! — Девушка попыталась улыбнуться.

И правда милая…

Голову словно сдавило тисками, воздух в легких кончился. Дарнелл сделал над собой усилие, стараясь не потерять сознания. Чем слабее он становился, тем сложнее было контролировать свои мысли. А ведь нужно сосредоточиться на главном.

— Дочь, что это значит? — Морской владыка явно рассердился, но кричать на свое дитя так же, как только что на будущего зятя, не решился. — Кого это ты привела в мои чертоги?

Твила немного растерялась.

— Это… Это Киган.

— Я жених вашей дочери, ваше величество, — просто ответил парень-зверолюд.

От столь наглого заявления отец Твилы одним мощным движением хвоста поднял себя с трона.

— Что?!

— Я жених вашей дочери, — невозмутимо повторил Киган. — Мы с Твилой давно любим друг друга.

— Замолчи, наглец! Этого не может быть, ведь в предсказании говорится об особенном человеке, который спасет мой народ!

Зверолюд пожал плечами:

— Мне с детства внушали, что я особенный. Разве вы сами не видите?

— Ты всего лишь урод, — не пожелал смириться с таким положением дел морской владыка. — Мое родительское сердце и так неспокойно из-за того, что я вынужден отдать свою любимую дочь в жены человеку, и я не готов унизить ее и связать судьбу принцессы с судьбой никчемного простолюдина.

«Надо сказать, что он дворянин… — от слабости Дарнелл не мог говорить, но продолжал напряженно думать. — А потом попрошу отца пожаловать ему титул… Небольшая цена за мое спасение…»

Собраться бы с силами.

Однако Кигану не понадобился защитник.

— По рождению я не простолюдин. Я был наследником одного маленького княжества у подножия Седых гор, но в тех краях люди непросвещенные, и суеверия, связанные со зверолюдами, по-прежнему живут в их умах. Меня не любили и считали демоническим отродьем. После того как умер отец, я передал младшему брату свои обязанности, чтобы избежать кровопролития между моими сторонниками и многочисленными врагами, и отправился в добровольное изгнание. В своих странствиях узнал о деревне Раковинка, где зверолюдов больше, чем обычных людей, и решил там поселиться.

Пока морской владыка внимал его неторопливой речи, леди Полина подплыла к пленникам.

— Ирвин, что с ним?

Сквозь опущенные ресницы Дарнелл видел ее озабоченные глаза. Девичьи руки осторожно коснулись его лица.

— Плохо принцу опять, — ответил Ирвин. — Не знаю, что делать.

Дарнелл разлепил тяжелые веки:

— Не пугай ее, не надо.

Леди Полина открыла рот и тут же его закрыла, потому что морской владыка снова заговорил:

— И на каком основании ты требуешь, чтобы я отдал Твилу замуж за тебя? — Он медленно кружил вокруг Кигана, как выжидающая чего-то акула. Морской владыка и правда был на нее немного похож, даже из спины, из паутины распущенных волос, выглядывал треугольный плавник.

— Мы любим друг друга.

— Это несерьезно.

— Несколько лет назад я купил у старика Нила лодку и отправился в море, — начал рассказывать Киган. — Это было неосторожно с моей стороны, потому что раньше я плавал только в озерах. Я не справился с управлением, и лодку унесло в океан. На третий день скитаний меня нашла Твила. Если бы не она, я бы не выжил. Вы оскорбляете нас обоих, считая, что наши чувства пустые и ничего не значат.

Твила выплыла вперед, но вовсе не для того, чтобы прильнуть к груди любимого.

— Папа, вели привести сюда Всевидящую Мойну. Пусть она посмотрит на обоих и скажет, кто из них мой суженый.

Отец внял ее просьбе, и вскоре в тронном зале появилась пожилая русалка. Внешне она напоминала полубезумную тетушку: белые волосы были собраны в объемную, но не особо аккуратную прическу, к пухлым рукам липли мелкие питомцы вроде моллюсков, и в довершение образа она куталась в платок из тончайшей ткани. Однако эта особа, в отличие от своих сухопутных прототипов, словно напрочь была лишена любопытства. Выслушала своего повелителя Всевидящая Мойна без интереса. Поджатые губы намекали на то, что она хотела бы поскорее вернуться в свои покои.

— Видеть будущее не так легко, как вам кажется, — одновременно устало и высокомерно произнесла русалка, лениво скользя взглядом по присутствующим. — Но так и быть, плывите ко мне, двуногие.

Киган, не раздумывая, приблизился к предсказательнице. Дарнелл убрал с плеч руки своего оруженосца и последовал примеру зверолюда. Сознание к этому времени успело проясниться, и тянущая боль в руке отступила. Надолго ли?

Пожилая русалка положила ладони им на головы. Дарнелл невольно зажмурился от омерзения — ко лбу словно присосалась медуза.

Несколько минут предсказательница, входя в транс, издавала неприятный утробный звук и вдруг, резко замолкнув, распахнула глаза. Их покрывала молочная пленка, как у дохлой рыбы, и принц вновь ощутил что-то, похожее на тошноту.

— То, что стало твоей жизнью, станет и твоей смертью, — пробормотала она едва слышно, но Дарнелл все равно расслышал каждое слово. От них веяло жутью. — О-о-о, — вдруг взвыла Всевидящая Мойна и, оттолкнув от себя принца, как ненужную вещь, вцепилась в Кигана. — Я вижу богатство и процветание! Вижу детей, будущих правителей, которых станут уважать и в океане, и на суше! Вижу мир и гармонию! Особенный человек! Это особенный человек!

— Если у нее все предсказания такие, нечего удивляться, что вышла неразбериха, — вполголоса сказала леди Полина, беря Дарнелла под руку.

Несмотря ни на что, от хрупкого тела девушки даже под водой исходило тепло. Дарнеллу становилось легче, когда он ощущал его.

— Я рад, что все прояснилось. А то ведь уже почти смирился с тем, что придется навеки остаться здесь в облике тритона.

— «Оставайся, мальчик, с нами, будешь нашим королем», — пробурчала девушка непонятные слова, что вышло у нее совершенно очаровательно. — Как ты… Как вы себя чувствуете?

— Хорошо.

— Вы больны, вам не может быть хорошо. Надо обратиться к доктору. То есть к врачевателю, к лекарю, целителю… Ну к кому-нибудь. Я понимаю, что вы мужчина и игнорируете любые проявления слабости, но нельзя несерьезно относиться к своему здоровью.

— Не стоит волноваться, миледи.

Она отпустила его и, развернувшись, всплыла повыше, чтобы их взгляды оказались на одном уровне.

— Я видела… — Леди Полина коснулась его рубашки.

От этого признания больно защемило в груди. Она видела, видела это уродство! Это ужасно, мало того что леди Полина всех спасла, она еще и беспокоилась из-за его недуга!

— Нашли место для светской беседы! Или вы здесь поселиться решили? — проворчал Ирвин. — Не знаю, как вы, а я сыт по горло этими русалками, водорослями и любовными страстями. Я хочу домой.

— И я, — вздохнула леди Полина.

Она имела в виду Солнечную бухту или свой мир? Бедняжка, как же нелегко ей приходится! Наверное… да не «наверное», а точно — тяжелей, чем остальным участницам отбора.

И все же строптивый оруженосец был прав, они «загостились». Но Дарнелл хотел сделать еще кое-что напоследок.

— Ваше морское величество! — выкрикнул он, привлекая внимание. — Я надеюсь, мы с вами сможем урегулировать этот конфликт к взаимному удовольствию сторон?

Владыка нахмурился, взвесил что-то в уме и кивнул. Дарнеллу потребовалось немного времени, чтобы изложить суть своей просьбы. Поскольку похищение остается похищением, русалкам придется пойти на уступки и постараться не допустить неприятных для себя последствий.

Когда договоренность была достигнута, помощники быстро подготовили предварительные бумаги, и принц поставил на них свою подпись, а морской король — свою.

Теперь точно пришла пора уходить, но было бы невежливо уйти, не попрощавшись.

— Мы с Киганом приглашаем вас на свою свадьбу, папа обещал, что будет большой праздник. — Принцесса Твила светилась от счастья.

Ирвин придирчиво оглядел жениха.

— Ты правда хочешь обменять ноги на рыбий хвост? Думаешь, хвост вместе с рогами — это красиво?

Несмотря на давление водной толщи, леди Полина так стукнула его кулаком по спине, что он выпустил изо рта несколько крупных пузырей.

Киган улыбнулся краем рта.

— Ничего я не меняю. Мы с Твилой будем жить в Раковинке.

— И будем часто навещать папочку, — вдруг заявила обычно робкая русалочка тоном настоящей строгой жены. — А хвостом ты его уважишь. В гостях надо соблюдать правила приличия.

— Как скажешь, дорогая, — так же неожиданно согласился зверолюд и обратился к иномирянке. — Полина, мы очень благодарны за то, что ты для нас сделала. Если бы не ты, все мы были бы несчастливы.

Девушка смущенно хихикнула.

— Да ладно вам, я просто делала, что была должна сделать.

Скромная. Не каждый на ее месте осмелился бы противостоять пророчеству, в которое столько лет верил повелитель Каланийского моря, а она даже не пыталась строить из себя героиню.

Твила обняла леди Полину как добрую подругу:

— Желаю, чтобы ты тоже нашла свою любовь.

Да. Эта девушка заслуживает самого лучшего мужчины.


Ирвин, оруженосец его высочества


Все закончилось как нельзя лучше, хотя Ирвин до последнего готовился к схватке. Конечно же недолгой, потому что после одного взмаха руки подводного владыки у всей их героической тройки закончился бы воздух. Ирвин машинально потянулся к горлу, как будто до сих пор опасался подвоха. К счастью, поверхность приближалась стремительно, резвые дельфины тащили их на себе к яркому пятну солнца над головами. Ирвин нашел взглядом принца, чтобы лишний раз убедиться — с ним все хорошо.

Если бы только не этот волшебный недуг…

Ирвин не успел приготовиться, и настоящий, реальный воздух с резкой болью ворвался в легкие. Дельфин выскочил в воздух, издав высокий радостный звук, и снова упал в океанские воды, а Ирвин, соскользнув с его спины, в несколько мощных гребков добрался до Дарнелла.

— Туда, — скомандовал он, кивнув в сторону изящной хрупкой каравеллы с гербом Ландории на мачте.

С борта отчаянно махали руками, матросы в мгновение ока спустили лодку и погребли в их сторону. Дарнелл сам затащил обессилевшую Полину в лодку и поддерживал за талию всю дорогу, пока под ногами не оказались вычищенные едва ли не до блеска доски верхней палубы.

— Ваше высочество! Ваше высочество! — со всех сторон налетели люди. — Ваше высочество, мы немедленно ответим на угрозу военными действиями!

— Не надо, — негромко, но твердо остановил Дарнелл. — Все вопросы уже улажены. Держим курс в гавань. Мне нужны полотенце и одеяло для леди Полины.

Иномирянка попыталась вяло воспротивиться, но даже Ирвину стало ее жалко. Они-то мужчины, для них испытания в радость, но Полина в одиночку проделала путешествие со дна океана и обратно. Устала, наверное.

Пока ее сушили и укутывали, Ирвин стоял в стороне и думал, что, пожалуй, стоит пересмотреть некоторые свои взгляды и убеждения, однако корабль уже пришвартовался, и по длинному пирсу к ним спешила целая процессия из взволнованных подданных и жителей Раковинки, заподозривших неладное, видимо, после визита Полины.

— Разойдитесь! В сторону! — разгонял Ирвин толпу, не скупясь на тычки. — Разойдись! Принц идет!

Они протолкнулись сквозь толпу, вышли на пляж, куда догадались пригнать хоть что-то на колесах, пусть даже и обычную телегу, груженную сеном. И тут Ирвин почувствовал, как сердце предательски пропустило удар. Возле гнедой крепенькой лошадки стояла герцогиня Армельская и трогательно прижимала к груди руки. Мальчишка-паж, крутившийся рядом, первым почувствовал их приближение, и его треугольные уши встали торчком. Гвендолин тоже увидела их, и ее щеки окрасились нежным румянцем. Через несколько секунд она сорвалась с места и с несвойственной ей поспешностью устремилась навстречу. Ирвин не ждал, что она спешит к нему, но все равно стало легче, когда Гвендолин с разбегу заключила в объятия иномирянку.

— Полина! Я боялась, что больше тебя не увижу! — воскликнула она, и полузадушенная девушка вяло махнула рукой вместо ответа.

— Видишь, мы все живы и даже на первый взгляд здоровы, — пошутила она. Дарнелл нахмурился. Ирвин тоже боялся, что Полина разболтает секрет, но она молчала.

— Это было просто кошмарно, — поделилась Гвендолин, поворачиваясь к принцу. — Вы всех напугали. Королева Джорджиана даже вынуждена была прибегнуть к близкой телепортации, а это вредно в ее возрасте.

Всем было известно, что внешне хрупкая королева понесла ребенка довольно поздно, сейчас была в приличном возрасте и тратила много времени на то, чтобы скрыть следы подкрадывающейся старости.

— Не стоило ее тревожить, — всерьез испугался Дарнелл. — Все в порядке.

— Вы упали за борт, ваше высочество, — строго напомнила Гвендолин. — Одна из участниц королевского отбора рухнула вместе с вами, а потом и Ирвин прыгнул в океан. Вы не считаете это достойным поводом для беспокойства?

Ирвин готов был захлопать в ладоши, глядя, как Дарнелл мучительно краснеет, сочиняя деликатный ответ. У него не получилось придумать ничего убедительного.

— Тогда поспешим в поместье, пока ее величество не сошла с ума от беспокойства.

Ирвин пропустил их с Полиной вперед и собирался дождаться, когда герцогиня тоже подойдет к телеге, ведь старик Нил из деревни уже сел на козлы. Однако Гвендолин внезапно встала на его пути и протянула руку. Медленно, точно во сне, ладонь коснулась его щеки, теплая и нежная, как розовые лепестки.

— Спасибо, что вернул их обоих обратно, — тихо поблагодарила Гвендолин, серьезно глядя ему в глаза.

Ирвин почувствовал, как в животе стало щекотно от волнения. Возникло странное ощущение падения, которое никак не заканчивалось. Ирвина затягивало в водоворот глубоких синих глаз, выбраться из которого посложнее, чем подняться со дна океана.

Как давно это продолжалось с ним, как давно мучило его это безответное болезненное чувство? Уже и не вспомнить точно…

— Я не сделал ничего особенного, — глухо признался он. — Все лавры на этот раз достались нашей героине из другого мира.

Гвендолин кивнула и, смутившись, поспешно отвернулась. Дарнелл помог ей сесть в телегу, забрался сам, а Ирвин отказался, сказал, что пойдет следом, благо лошадка никуда не спешила. Марко тоже заупрямился и пристроился рядом. Спрашивал разное: про русалок, про их короля, про предсказательницу и еще много чего. И предела детскому любопытству не было. Впрочем, Ирвин сейчас только радовался неиссякаемому энтузиазму пажа, он отвлекал от мерно покачивающегося в телеге стройного силуэта герцогини.

Но в любом случае — сейчас прежде всего важны принц и его проблемы. Все остальное… Все остальное когда-нибудь потом.


Королева Джорджиана вскочила им навстречу, едва заслышала цокот копыт и шорох гравия на подъездной дороге. Ее величество пожелали расположиться в том же домике, что и ее сын, так что Клодии («Маме», — пока еще мысленно поправил себя Ирвин, он пытался привыкнуть к звучанию этого слова) и Рикене пришлось расстараться, чтобы оказать королеве достойный прием. Правда, на месте Джорджиане не сиделось, и она выследила бедового отпрыска у порога особняка.

— Сынок! Дарнелл! — Королева буквально накинулась на принца, не обращая внимания на свидетелей. — Милый, ты в порядке? Только скажи, мы отправим весь наш флот…

— Мама! — перебил Дарнелл. — Мама, успокойтесь. Ничего страшного не случилось. К тому же инцидент нам даже кое в чем помог.

Его взгляд, брошенный на Полину, не укрылся не только от Ирвина.

— Леди… — Королева замолчала, будто пыталась вспомнить имя. — Леди Полина, так? Я слышала, вы пострадали, как и мой сын?

— Она пыталась меня спасти, — быстро вставил Дарнелл, и иномирянка на удивление правильно и даже весьма грациозно сделала реверанс. Правда, мальчишеский наряд изрядно портил картину. Хотя, стоит признать, все трое выглядели жалко после того, что случилось.

Клодия поняла бывшую госпожу с полувзгляда и ушла, наверняка распорядиться о горячей воде, еде и всем прочем. Рикена не доверила сопровождение монаршей особы никому, поэтому маячила сзади молчаливой бледной тенью.

— Дарнелл… — пробормотала королева, касаясь его плеча, где под складками мокрой рубашки пряталось отвратительное, быстро распространяющееся окаменевшее пятно. — Боюсь, это больше не может ждать. Идем, нам нужно поговорить наедине.

— У меня нет секретов от Ирвина, вы же знаете, — ответил Дарнелл.

— Разумеется, — не стала спорить королева, как будто очень спешила начать таинственный разговор. — В таком случае леди Полина…

— И от нее тоже.

Тут уж удивились все, в том числе и сама Полина.

— У вас намечается семейная беседа, — сказала она, — так что я совершенно ни при чем. Пойду лучше в порядок себя приведу.

Она глянула на Гвендолин, ища поддержки, но та смотрела на Дарнелла пристальным взглядом, полагая, что этого никто не замечает.

— Это отличная мысль, — поддержала королева, однако Дарнелл неожиданно твердо повторил:

— Мама, эта девушка спасла наши жизни, я не преувеличиваю. Благодаря ей я заключил с русалками долгосрочный мирный договор и пересмотрел некоторые торговые вопросы. В конце концов, ради нас с Ирвином она рисковала собой дважды.

— Это достойно восхищения и, конечно, награды, — многозначительно сказала королева, — но то, что я должна тебе сказать, не для посторонних ушей.

Мать и сын обменялись взглядами, и началась нешуточная борьба характеров. Ирвин полагал, что мягкость принц унаследовал от отца, но догадывался, что кое-что от матери ему тоже перепало, и не только красота.

— Рикена приготовит ванну в охотничьем домике и принесет леди Полине ее одежду, — наконец решила королева. — И если после моих слов ты, сын, решишь, что хочешь поделиться с другими, мы пригласим всех, кого пожелаешь.

— Меня это устроит.

На том и договорились, Полину отправили приводить себя в порядок, а Гвендолин осталась, и Ирвин разрывался между тревогой за друга и волнением из-за присутствия герцогини.

— Так, значит, вы и правда попали к русалкам? — спросила герцогиня, видимо, из вежливости, чтобы не молчать.

— Так и было.

— Вы, верно, очень испугались?

— Мужчины ничего не боятся, — гордо ответил Ирвин, — но ситуация была неоднозначной.

Он не хотел пугать девушку, а она так внимательно слушала, так доверчиво смотрела, что оруженосец незаметно для себя рассказал ей все, от начала до конца, и даже признался, что немного сожалеет о подозрениях в адрес иномирянки.

— Тогда нужно перед ней извиниться, только и всего, — улыбнулась Гвендолин. — Она хорошая, добрая и все поймет.

Ирвин рассеянно кивнул. Ему бы самому понять, что происходит с ним и вокруг него. Все сплелось в один запутанный узел, и кто-то невидимый тянул за ниточки, затягивая его все туже и туже.

— Как думаешь, что там происходит? — спросила Гвендолин, кивнув на закрытые двери.

— Возможно, мы узнаем, а может, и нет. Время покажет.

Он верил, что у Дарнелла не будет от него секретов, но где-то в душе все равно ворочался червячок сомнения. Все так быстро менялось: еще вчера они были неразрывны и едины, а теперь только слепой не заметит, что принц благоволит выписанной из другого мира диковинке, а сам Ирвин тонет в безответной любви к подруге детства. Но они уже выросли, а герцогиня не ровня оруженосцу, пусть и волшебному.

— Я думаю, все будет хорошо, — внезапно сказала Гвендолин с улыбкой, потянулась вперед и накрыла его руку теплой ладошкой.

Не нужно было других слов. Ирвин осторожно, чтобы не спугнуть, перевернул ладонь и мягко, трепетно сжал тонкие девичьи пальчики.

— Я волновалась, — просто сказала Гвендолин. — За вас… За тебя.

Дверь в покои принца тихо скрипнула.

— Ирвин, найди леди Полину, пожалуйста. А потом жду вас всех здесь.

Договорив, он скрылся с глаз, но Ирвин как будто все еще видел белое лицо Дарнелла, бескровные губы и глаза, в которых застыл ужас.


Полина Покровская, иномирянка


Даже горячая ванна и чистая одежда не вернули нормального состояния. Все еще казалось, что меня качает на волнах, голова была тяжелой и будто набитой ватой, ноги едва волочились. Ну почему я такая слабачка?! Бегала бы больше по утрам, не чувствовала бы себя сейчас, как выжатая половая тряпка. Только кто же знал, что мне придется вылавливать тонущих принцев и устраивать заплывы наперегонки с русалками?

— Леди Полина, если вы готовы, вас ожидают в покоях его высочества, — сообщила Рикена и промокнула уголок глаза платком.

— Что-то случилось? — спросила я.

— О нет-нет… Ничего не случилось, — торопливо ответила женщина с напускной бодростью. — Прошу за мной.

Итак, что-то происходило, причем продолжительное время, потому что и дурак поймет, что речь о внезапном «окаменении» принца. То есть это я вынесла такой диагноз, который, кстати, можно проверить прямо сейчас.

— Простите, а принц, случайно, не проклят? — спросила я как бы между прочим. Госпожа Рикена споткнулась, выронила платок и икнула от неожиданности.

— Проклят? Нет! Нет конечно! Что за глупости, право слово? Ерунда какая-то. Чушь.

Ага, поэтому слова из нее так и льются.

Больше я ничего спрашивать не стала. Отчасти — было жалко бедную женщину, отчасти — потому что мы уже пришли.

Потрепанный и мокрый Ирвин распахнул перед нами двери. Выглядел он, как ни странно, изможденным, но счастливым, и даже ничего обидного мне не сказал. Я пропустила вперед Гвен и вошла в покои принца. Королева сидела в глубоком кресле и казалась маленькой и хрупкой — кожа, кости и роскошное платье. В комнате было сумрачно, и я не сразу заметила Дарнелла, замершего у окна с задернутыми шторами. Свет, проникающий сквозь узкую щелку, бросал ярко-желтую полоску на его лицо. Мне почему-то стало не по себе.

— Ваше величество. — Гвен сделала реверанс, я тоже.

Ирвин коротко поклонился. Королева не пошевелилась, и я поняла, что она вот-вот заплачет, возможно, лишь привитое с младенчества чувство собственного достоинства не позволяло ей этого сделать.

Да что же тут творится-то?!

— Мой сын пожелал, чтобы вы были в курсе… происходящего, — с заметной паузой в середине фразы сказала королева. Слова давались с трудом, и мне было ее очень жаль.

— Это честь для нас, — ответила Гвен, а Ирвин был так напряжен, что стало страшно.

— Милая моя, прости, что тебе придется все это услышать, — проронила королева так тихо, что пришлось почти читать по губам.

Дверь еще раз скрипнула, и к нам присоединились Клодия и Рикена. Обе выглядели расстроенными и серьезными, а вот удивленными или непонимающими — нет. Образовалась гнетущая пауза, которую нарушил Дарнелл. Все так же глядя на зашторенное окно, он пугающе спокойно и четко произнес:

— Я фальшивка. Я ненастоящий.

Никакого эффекта признание не возымело, мы стояли и тупо глазели на мрачного принца. Он смотрел на нас, потом резко схватил шторы и распахнул их. В комнату хлынул солнечный свет, я часто заморгала от неожиданности, а когда цветные пятна перед глазами исчезли, увидела, что Дарнелл раздевается.

— Нет, смотрите, — велел он, когда Гвен попыталась отвернуться. Я же даже не подумала стесняться, точно завороженная, глядела на посеревшую кожу. Будто зараза, подозрительное пятно расползлось по левому плечу, спустилось по руке почти до локтя и уже подбиралось к груди. Я сделала шаг вперед, и Дарнелл тоже.

— Видите теперь? Я больше не уверен, могу ли считать себя человеком. Я больше не знаю, кто я на самом деле.

Я дотронулась до пятен: надо же, на ощупь и правда камень, только теплый, как будто нагретый солнышком. Значит, мне тогда не почудилось…

Гвен так побледнела, что Ирвин обнял ее и усадил на диванчик от греха подальше. Я убрала руку, и Дарнелл запахнул рубашку, скрывая следы загадочного недуга.

— Наверное, лучше продолжу я, — сказала королева, как будто решившись на важный шаг. — В конце концов, в том, что сейчас происходит, моя вина. Моя, и ничья больше.

Королева Джорджиана в те годы только-только получила свой высокий статус и все еще чувствовала себя неуверенно, когда придворные называли ее «ваше величество». Девушкой она была целеустремленной и решительной, как раз такая требовалась едва занявшему трон молодому королю Ландории. Брак заключили к взаимной выгоде обеих сторон, все остались довольны и счастливы. Бастиан Корнелиус Третий укрепил свои позиции за счет многочисленных влиятельных родственников жены и понятия не имел, что рассудительная, не по годам мудрая девушка влюбилась в него с первого взгляда, как малолетняя дурочка. Но показывать окружающим свои чувства монаршим особам не с руки, Джорджиана молчала и всякий раз робела, стоило им с супругом остаться наедине.

Традиции Ландории гласили, что если супруга короля не родит ему наследника в течение первого года брака, то он вправе развестись с ней и вновь жениться на той, которая обеспечит королевство будущим правителем. Очень скоро Джорджиана поняла, что ее шансы провести всю жизнь возле любимого человека тают, как первый снег. Прошли первые месяцы, и во дворце заговорили, что королева не способна зачать наследника. Бастиан был слишком занят делами, поэтому не сразу озадачился этим вопросом, и у Джорджианы имелось немного времени, чтобы его решить. Но казалось, что дни ее короткого счастья сочтены.

Первый раз она обманула супруга, сказавшись беременной и уехав из дворца, якобы чтобы поправить здоровье. Неродившегося ребенка потом признали мертворожденным, благо Бастиан снова был слишком занят и не приехал взглянуть на тельце. Джорджиана выиграла время, но прошло еще несколько лет, и придворные снова вспомнили, что у королевства все еще нет наследника. Кое-кто из вельмож уже прочил юных дочерей на место бесполезной королевы. Ей выдвинули новый ультиматум и дали новый срок. Если в течение этого года Джорджиана не понесет сына, ей придется уступить место рядом с любимым мужем новой королеве.

Это был конец, так она думала, пока ее верная юная горничная не предложила на время скрыться в самом отдаленном поместье, якобы для того, чтобы поправить женское здоровье. По совету той же горничной Джорджиана была ласкова с мужем накануне отъезда и разделила с ним ложе.

Горничную звали Клодия. Поместье называлось Солнечной бухтой.

Вместе с королевой, ее фрейлиной-оруженосцем Юнис и подругой Клодии, женой управляющего поместьем, они дни напролет раздумывали, как спасти положение. Новорожденный наследник должен будет пройти проверку у самых сильных магов королевства, так что выдать чужого малыша за своего не получилось бы. Дни шли за днями, и Джорджиане становилось все сложнее отклонять предложения супруга забрать ее обратно во дворец или приехать самому. И когда Бастиан все же приказал заотдыхавшейся жене возвращаться, случилось чудо.

Оно пришло в облике оборванной девчонки, жалкой, тощей и голодной. Джорджиана сжалилась над ней, велела приютить и накормить. А потом узнала, что спасла от смерти представительницу потерянного народа подземных эльфов. Они так давно ушли под землю, что успели стать легендой, которая передавалась из уст в уста.

— Позвольте мне закончить, ваше величество, — попросила Клодия, заметив, что королева слишком затянула паузу. Получив в ответ слабый кивок, она заговорила: — Подземные эльфы имели много уникальных способностей. В благодарность за спасение от охотников эта эльфийка подарила королеве сына, но не обычного. Она создала живого мальчика из статуи в дальней части сада, крови королевы и волос ее супруга, которые она хранила в медальоне. Но у этого волшебства был срок действия.

— Я вновь стану камнем, если не найду любовь до своего двадцать пятого дня рождения. Взаимную и настоящую, если такая бывает.

— Это произойдет через семь дней, — сказала Джорджиана. — Но я не думала… не думала, что все начнется гораздо раньше. Мне жаль, что я так долго хранила эту тайну, но я ничуть не жалею, что согласилась на предложение эльфийки. Да, после твоего появления в этом мире я родила двух дочерей, хотя уже и не надеялась стать матерью, и это тоже было чудом. Но мы с Бастианом действительно любим тебя, Дарнелл, ты больше человек, чем все, кого я знаю, и ты наш сын.

— Отец знает?

— Нет. Когда я поняла, что беда неминуема, придумала этот отбор. Тебе должен был кто-нибудь понравиться, и я собрала красавиц отовсюду. Я хотела тебя спасти.

На лице принца отразилось отчаяние, он едва сдерживался, чтобы не сорваться. Мне мучительно захотелось оказаться рядом, взять его за руку, поддержать. Честно, я, наверное, не до конца понимала, что происходит, поэтому не испытывала такого шока, как Гвен или Ирвин. Только жалость — ведь это все равно что узнать, что ты приемный ребенок. Я так думала.

— А плевать, — высказался Ирвин в своей манере, и я готова была расцеловать его за смелость. — Для меня в тебе ничего не изменилось. Нужно только найти эту эльфийку и заставить переделать волшебство.

— Это невозможно, — ответила ему Клодия. — Это было четверть века назад, она могла умереть или уйти на другой конец мира. Да и волшебство, тем более столь сильное и древнее, не переделать.

— Надо переделать!

— Ирвин, — позвал принц, и оруженосец послушно замолчал, — нужно быть готовым к любому исходу.

Этот намек я поняла сразу.

— Ну уж нет! — заявила, уперев руки в бока. — Я так понимаю, отбор был придуман для того, чтобы найти его высочеству настоящую любовь. Да? Так время еще есть. Неделя! Если эти участницы не подходят, киньте клич, типа «открылся второй сезон». Уверена, недостатка в претендентках не будет. Пробовать надо, а не к смерти готовиться.

Стоило произнести это вслух, как до меня дошел весь ужас ситуации. Горло перехватило, и я не смогла продолжить, потому что чувствовала — скажу еще хоть слово, зареву.

— Леди Полина говорит разумные вещи, — подала голос Гвендолин. — Его величество не знает правды?

— Нет, — покачала головой королева. — Я так и не смогла признаться, это разрушило бы абсолютно все.

По ее щеке все-таки скатилась скупая слезинка, и сердце Дарнелла дрогнуло.

— Вы не виноваты, мама. Я ведь и сам мешал вам меня спасти, отвергая всех девушек, которых вы для меня находили.

Я отошла ближе к Гвен и положила ей руку на плечо. Подруга улыбнулась мне, и на душе стало чуточку легче.

— Спасибо, что выслушали и не осудили, — поблагодарила Джорджиана. — Дарнелл, я прошу… Оставьте меня, мне нужно еще раз все обдумать.

Мы покинули комнату с облегчением, потому что смотреть на несчастную женщину, пожинающую плоды своих давних поступков, было тяжело. Нет, я ее ни в коем случае не осуждала, если кому и осуждать, то точно не иномирянке, которая не то что выйти замуж, даже диплом забрать еще не успела.

— Гвен, ты… — обернулась и увидела, что все уже спустились на первый этаж, а я застыла посреди коридора. В голове все кружилось, менялось местами и входило в свои пазы. Гвендолин могла бы стать спасением для принца, но с некоторых пор я видела в ее глазах отражение совсем другого мужчины. Нахального, дерзкого, яркого, преданного и сильного. Обязательно узнаю точно, но позже, может, вечером. Лувения, Йолонда, Виветта, Эрма, Даника и Дорита — нет. Тут и к гадалке не ходи. Я…

Мне хотелось бы в это верить, но самое сказочное в этой истории — розовый пони Сахарок, остальное оказалось реальной жизнью, просто с другими декорациями. Золушка может стать принцессой, но нужна ли принцу такая невеста?

— Леди Полина, подождите.

Я уже перестала вздрагивать от устаревшего для моего мира обращения и просто остановилась. Погруженная в себя, я вышла в сад, и Дарнелл догнал меня за несколько секунд. На нем была все та же рубашка с расстегнутыми верхними пуговицами. В таком виде принц мог сойти, скажем, за моего соседа.

— Леди Полина, я так и не отблагодарил вас за спасение, мое и Ирвина.

— Да не стоит, пустяки, — отмахнулась я. С каждым днем я все более неуверенно чувствовала себя рядом с принцем, забывала слова, краснела, не знала, куда деть руки и куда смотреть. В общем, диагноз очевиден, лечению, надеюсь, еще подлежит.

— Вы совершили подвиг, это было просто невероятно! — искренне восхитился Дарнелл, и я все-таки сдалась.

— Да, возможно. Но с этой вашей бедой мне не справиться.

Убрала руки за спину, сцепила пальцы, молясь, чтобы не потекли слезы.

Дарнелл промолчал. Солнце не доставало до нас, терялось в густой листве цветочной арки. За моей спиной начинался «коридор», зеленые стены которого бросали густую тень на дорожку. Подсвеченная сзади фигура принца мягко золотилась.

— Ну тогда… — начала я, и вдруг Дарнелл наклонился и поцеловал меня в губы. Я стояла как дурочка, спрятав руки, и часто-часто моргала, как будто это могло помочь мне понять, что случилось.

— Вы мне уже помогаете, — сказал Дарнелл, и в эту секунду я пожелала провалиться сквозь землю, хоть в ад, хоть к подземным эльфам. Только бы он не смотрел на меня с такой нежностью.

Я же не железная…

— Дарнелл! Ваше высочество, ты куда пропал? Мне опять весь сад прочесывать?

Мы оба узнали Ирвина и, кажется, оба обрадовались его появлению.

— Я желаю вам победы, — сказал Дарнелл. — Хоть мне это и запрещено.

Я проследила, как он уходит, растворяясь в сиянии дня, и схватилась за голову. Лицо горело, но еще сильнее горели губы — как будто меня поцеловало солнце!

Кошмар, кошмар, кошмар!!!

Я должна поговорить с Гвен, серьезно поговорить. Так больше не может продолжаться.


Выполнила намеченное в тот же день, точнее, ближе к вечеру. Поскольку я трусливо не спустилась к ужину, Гвен пришла ко мне вместе с парой горничных, которые принесли подносы с едой. Только вот есть я не хотела.

— В чем дело? — спросила подруга, отпустив прислугу. — Если тебя так впечатлил рассказ ее величества…

— Гвен, я так больше не могу.

Она замолчала на полуслове и нервно прикусила губу.

— Говори.

Я подобрала под себя ноги и сжалась в углу кровати, как нашкодивший котенок.

— В общем, наверное, надо было раньше сказать… Я хотела, точнее, не хотела. Я… — Тянуть больше не имело смысла, да и выглядело это глупо. — Это насчет Дарнелла и нашего с тобой договора.

Гвендолин хмурилась и молчала, но стоило мне договорить, как морщинка на ее лбу разгладилась.

— Ты влюбилась в принца и боишься мне в этом признаться?

— Ну конечно боюсь! — воскликнула в ответ. — Я ни за что не нарушу слова, которое тебе дала, ведь ты любишь Дарнелла гораздо дольше меня. Ты появилась в его жизни раньше.

— Дурочка! — рассмеялась Гвен, и я растерянно вытаращилась на нее. — Могла бы сразу сказать, я же все пойму. Я люблю Дарнелла, очень сильно люблю. Но с твоим появлением я поняла, что это не та любовь и что многое мне только казалось. Я все так же восхищаюсь им и считаю лучшим из мужчин, и я рада, что он считает меня своей сестрой.

— Гвен… — потрясенно выдохнула я.

— Я говорю правду. И если бы я кому-то доверила Дарнелла, то только тебе.

Я выползла из своего угла, подобралась к Гвендолин и уткнулась лицом в ее колени. Никогда не плакала от облегчения, но, похоже, этот день настал. Меня буквально прорвало, я даже не представляла, какую тяжесть носила в душе все это время. Испытания отбора и рядом не стояли с мыслью, что я предаю подругу.

Наплакавшись, села, наспех вытерла лицо и с подозрением посмотрела на беззаботно улыбающуюся Гвен.

— Но ведь дело не только во «внезапно поняла, что он мне как брат», — иронично передразнила ее.

Как и ожидалось, Гвендолин сразу зарделась.

— Неужели… — От удивления я распахнула рот. — Ирвин?! Что, правда Ирвин? Этот…

Гвен расправила складки юбки и едва заметно кивнула.

— Он не такой, как ты думаешь.

— Он тебя не обижает? Не принуждает ни к чему? — забеспокоилась я. — Руки не распускал? На первом свидании с ним не целуйся ни в коем случае. Нечего поощрять. Почему ты смеешься?

А Гвен уже хохотала в голос.

— Не смейся, я же серьезно!

— Спасибо, Полина! — Она крепко обняла меня. — Если бы не ты, я бы принесла страдания не только себе, но и Дарнеллу, и Ирвину. Пожалуйста, выиграй отбор, как мы хотели, но распорядись победой так, как хочется тебе.

Как хочется мне? Что ж, я так и поступлю.


Утро встретило меня теплым солнышком и стуком в дверь. Клодия сообщила, что еще до завтрака нас всех ждут в большой гостиной, чтобы объявить важные новости. Спросонья я даже не стала строить гипотезы, просто оделась, причесалась и спустилась к остальным участницам отбора. Только там, продрав заспанные глаза, обнаружила, что Жизель держит в руках какой-то свиток.

Я зашла не последней, поэтому, пока дожидались Виветты, любопытство достигло пика.

— Вот и настал тот заветный час, когда решится судьба двух девушек, которые вступят в последнюю, решительную схватку за сердце и руку принца! — торжественно объявила Жизель, когда мы готовы были лопнуть от нетерпения. — Две счастливицы предстанут друг перед другом, чтобы раз и навсегда решить вопрос, кто поднимется по красной дорожке навстречу своему ослепительному будущему. Кто получит единственный на миллион шанс сопровождать по жизни нашего будущего короля. Кто же это будет?

— Финалистки? Так внезапно? — удивилась Йолонда. — Почему нас не предупредили? Я совсем не подготовилась.

Все сразу заволновались, зашушукались, принялись наводить марафет, почувствовав работу хронописцев. А я поняла, что королева Джорджиана решила больше не играть с жизнью сына.

Жизель интригующе помолчала и окинула хитрым взглядом застывших перед ней девушек. Я поймала себя на мысли, что переживаю, как все. Как-то упустила я момент, когда отбор стал важен для меня сам по себе, а не как способ отблагодарить хорошо относящегося ко мне человека. Когда взгляд Жизель остановился на мне, колени ощутимо дрогнули.

— Не томите! — почти взвыла Виветта.

Жизель картинно тряхнула волосами, убранными в свободную широкую косу с вплетенными в нее нитками бус.

— Не терпится услышать свое имя, птички мои?

Угрюмое молчание стало ей ответом. Она точно издевалась, проверяла, кто сорвется первым. Ну, или мне кругом стали мерещиться испытания.

— Ладно, томить не буду, — сказала она, натянув наши нервы до состояния звенящей струны. — Ко мне, мои крошки!

Жизель развела руки, и над ее ладонями зависли уже ставшие родными хронописцы. Коварные штучки записывали все испытания, безжалостно выставляя нас на обозрение сотен и тысяч людей. Так что, вернувшись, могу всем говорить, что снималась в реалити-шоу.

— Первую финалистку выбирали жители королевства, — сказала Жизель. — Мнение людей формировалось на протяжении всего срока отбора, так что оно проверено временем. И это-о-о-о…

Она так долго тянула эту несчастную «о», что не только у меня возникло непреодолимое желание стукнуть ведущую по лбу.

— Я больше не могу… — томно выдохнула Виветта и винтом ушла в обморок, но никто ее, разумеется, ловить не стал.

— Первой финалисткой становится леди Бетни!!! — радостно объявила Жизель.

Но, собственно, радовалась только она, у других новость энтузиазма не вызвала.

— Как так Бетни? — удивилась Лувения. — Вы что-то перепутали, уважаемая.

— Ошибка исключена, с перевесом в три процента зрители проголосовали за Бетни, — с явным удовольствием ответила Жизель. — У вас есть возражения, леди Лувения? Можете прямо сейчас высказать их народу Ландории.

Лувения уставилась на хронописцы, сглотнула и промолчала. Даже у нее хватило гордости хоть как-то сохранить лицо во время съемки.

— Вам есть что сказать, Бетни? — проворковала Жизель под зубовный скрежет остальных леди.

Только мы с Эрмой переглянулись как старые подруги и пожали плечами. Я нервничала, потому что, в отличие от нашей блаженной, строила кое-какие планы на принца, но результаты голосования показались мне логичными. Как, впрочем, и крошечный перевес между нами. Я отлично помнила, как меня встречали на городской площади, да и в Раковинке у меня было множество поклонников. Но Бетни местная, дочь простого поставщика — и может стать королевой. Людям хочется видеть на этом месте того, кого они понимают и кто поймет их.

Я спрятала руки за спину и сложила пальцы крестом.

— Я… ну… я… — заблеяла Бетни, стреляя испуганными глазами по сторонам. Она никак не могла заставить себя посмотреть прямо на Жизель. — Спасибо всем!

У бедняжки руки тряслись, мне ее даже жалко стало. Все, что я о ней помнила, это то, что она постоянно страдала от насмешек и презрения — сначала Фейлы, потом и всех остальных достойных леди. Еще она много ныла на испытании в лесу, легко поддавалась влиянию, предпочитала подчиниться, но не действовать на свой страх и риск. Однако вот как сложились обстоятельства.

— Немногословно, — констатировала Жизель, которая таким грехом не страдала. — Но потенциальная королева и не должна быть болтушкой. Что ж, с первой финалисткой определились. Так что же у нас со второй счастливицей?

Действительно, что?

Даника и Дорита взялись за руки, Виветта перестала изображать умирающую, самостоятельно доползла до диванчика и устроилась на нем как самая немощная. Йолонда вытянулась, как ищейка, почуявшая след, того и гляди кинется на ведущую.

Я ждала продолжения и слышала, как громко бьется мое сердце.

— Вторую финалистку я выбрала сама, внимательно изучив результаты всех состязаний, — сказала Жизель. — Но не только их. В моем распоряжении были и тайные хронозаписи, по которым я составила представление о вашем поведении в то время, когда вам не нужно было производить впечатление на жюри. А еще я поговорила со всеми, кто с вами контактировал, — участниками встречи на городской площади, жителями Раковинки, прислугой и пажами. Скажу, что была приятно удивлена, что леди Полина выручила конкурентку, лишившуюся горничной, а леди Эрма в Раковинке показала себя очень доброй и общительной девушкой, все детишки от нее в восторге. Леди Виветта нашла отклик в сердцах дворцовых садовников. Наверняка никто из вас не знал, что она в свободное время помогала ухаживать за редкими цветами в королевской оранжерее. Леди Йолонда и леди Лувения менее успешны, слуги от них в ужасе, однако воспитывали их с младенчества, ни одна из участниц не была так подкована в этикете, жаль только, в свободное время эти дамы не посчитали нужным использовать эти знания.

Данику и Дориту похвалили за дружбу, упорство и честные методы борьбы, и я мысленно поддержала подобную оценку.

— Так что выбор был непростым, — закончила Жизель. — Однако результаты испытаний говорят сами за себя. Леди Полина, я вас поздравляю.

Я вяло похлопала в ладоши в полной тишине, а потом сообразила, что речь обо мне. Обо мне!

А-а-а!!!

В голове пронеслось целое стадо возбужденных мыслей, но все они рано или поздно сходились на одной — еще немного, и между мной и Дарнеллом не останется препятствий! Гвен меня поддержала, дело за мной…

— Это нечестно! — взорвалась Лувения. — Она иномирянка! Как можно допустить, чтобы Ландорией правила такая, как она? Вы совершаете ошибку! Я требую пересмотреть решение!

Йолонда тронула ее за рукав, но Лувения раскраснелась, как помидор, и явно не желала отступать:

— Ни один уважающий себя аристократ не поддержит такой выбор королевы! Это бред какой-то!

— Нужно уметь проигрывать достойно, — холодно прервала ее Жизель. — Не вынуждайте меня выставить вас вон на глазах у всех. Леди Полина, встаньте рядом с первой финалисткой, пожалуйста.

Я сделала шаг вперед на ватных ногах. В голове вдруг стало гулко и подозрительно пусто, будто мысль, что я почти победила, отказывалась в ней укладываться. Я сделала еще шаг, и тут меня дернули назад.

— Леди Лувения! — грозно воскликнула Жизель. — Немедленно отпустите леди Полину.

Я обернулась и увидела красное от злости лицо Лувении, и без того не самое красивое, а сейчас вообще отталкивающее. Зависть и гнев мало кого красят.

— Уж лучше простолюдинка, чем иномирянка, — зло бросила она мне в лицо, развернулась и, чеканя шаг, вышла из комнаты.

Я поежилась и встала рядом с Бетни с уже изрядно испорченным настроением. Девушки смотрели на меня, и мне чудилось, что все они думают так же, как Лувения.

— Надеюсь, у оставшихся дам хватит благородства поздравить финалисток с первым пройденным этапом отбора? — спросила Жизель.

Раздались жидкие хлопки, имитирующие радостные аплодисменты. Я даже нашла в себе силы улыбнуться, но едва ли эта улыбка вышла счастливой и торжествующей. Скорее всего, просто усталой.

Я до сих пор понятия не имела, что сделать, чтобы спасти жизнь Дарнелла, потому что взаимная любовь — это слишком абстрактное понятие, чтобы стать лекарством. Я никак не могла поверить, что принц действительно мог меня полюбить. Ведь он ни разу не намекнул на это, да и в своих чувствах я все еще не была уверена. Со мной такое впервые.

Эх, кто бы дал совет.


Гвендолин уже была в курсе предварительных результатов, хотя не присутствовала в гостиной и не видела отвратительную сцену с Лувенией. И все равно при моем появлении у нее в комнате поднялась, шагнула навстречу и крепко обняла.

— Наши поздравления, леди Полина! — с улыбкой поздравила Клодия. — Хотите лимонада? Вы выглядите уставшей.

Я кивнула из-за плеча Гвен. Я бы сейчас чего покрепче выпила, но лимонад тоже сойдет. Пока утоляла жажду, Клодия выпроводила сунувшихся с поздравлениями Марко и Сэма. Сложилось впечатление, все меня жалеют, а не радуются.

— И что теперь? — спросила я, вытирая липкие капли, текущие по подбородку. — Кто-нибудь знает, что теперь будет? Нас что, драться заставят?

— Последнее испытание каждый раз разное, — ответила Гвендолин. — Я слышала, что их стараются не повторять. Это своего рода лотерея.

— Будем тянуть билеты? — привела я более понятную аналогию.

— Прости, я не понимаю.

— А, ладно, — отмахнулась устало. — Я вымоталась, как собака. Жизель сказала, что раньше завтрашнего утра меня не тронут.

Клодия странно кашлянула, Гвен прикусила губу, и тут я как бы со стороны услышала свои последние слова: «Меня не тронут».

— Вы же не думаете?..

Гвендолин глубоко вздохнула:

— Полина, ты не переживай, один денек осталось потерпеть.

Я рухнула в мягкое кресло и, задрав юбки, вытянула ноги.

— Денек… Не верится даже.

— Ты обязательно выиграешь и спасешь Дарнелла от заклятия! — с непоколебимой уверенностью заявила Гвен.

— И что для этого нужно? Поцелуй любви, как в мультиках? — зло спросила я, но подруга не обиделась.

— Поцелуй тоже не стоит списывать со счетов, — серьезно сказала она. — Но для начала нужно убедиться, что Дарнелл тоже в тебя влюблен.

Отлично, просто надо убедиться. Вот прям увижу его и сразу спрошу.

Я подергала ногами, разгоняя оцепенение, и тут за дверью послышались возня, три четких удара и голос принца. Я не успела спрятать ноги, а Дарнелл уже вошел. После заплывов в море чулки я не надевала, так что осталась сидеть враскорячку, явив миру свои покрасневшие коленки.

— Простите, — извинился принц, но не вышел в коридор, как я думала, лишь отвел взгляд. — Мне необходимо переговорить с леди Полиной. Наедине, если это возможно.

— Невозможно, — выпалила я, прежде чем Гвен успела выскользнуть вон. — У меня нет секретов от Гвендолин, да и Клодии можно доверять.

Мы же почти целовались, как мне ему в глаза смотреть наедине, особенно после разговора, который мы тут только что закончили. Хорошо, что из-за спины Дарнелла бочком протиснулся Ирвин, и от меня не укрылось, как порозовела герцогиня. Выходит, и правда нашла что-то в этом красноволосом хаме, хотя, стоит признать, в последнее время он показывал себя и с хорошей стороны.

Ирвин что-то шепнул принцу на ухо, и тот кивнул.

— Пожалуй, вы правы. Леди Полина, боюсь, этой ночью на вас может быть совершено покушение.

Гвен ахнула, а вот я особо не удивилась услышанному.

— А Бетни? Погодите… Вы думаете, это она?! Да она же безобидная.

— Горничная, которая должна была дать показания, пропала, но некоторые девушки из числа обслуги видели их вместе.

— Это еще ничего не значит. Я тоже много с кем из горничных общалась.

— Отец Бетни — королевский поставщик лекарственных препаратов.

— Отлично, и дальше?

— Это не только обычные лекарства, леди Полина. Он продает и слабые зелья, вроде той настойки, что на время лишила меня голоса. К тому же он поставляет придворному магу некоторые ингредиенты для приготовления зелий, так что есть вероятность, что некто помог ему создать или добыть что-то более серьезное, чем сыворотка от морщин.

Я переосмыслила его слова и ужаснулась. Неведомый поставщик непонятно чего вдруг стал ключом к разгадке? Но ведь, как бы это ни было чудовищно и неожиданно, смысл в этом имелся.

— Тогда нужно просто арестовать леди Бетни и закончить отбор, — предложила Гвен. — Нельзя игнорировать опасность, угрожающую Полине!

Ирвин бросил на нее быстрый тревожный взгляд и тут же его отвел.

— Правила отбора не позволяют завершить его до окончательного определения победительницы.

— Даже если ею может стать отравительница?

— Если это будет доказано, то победу не засчитают, но только после завершения последнего испытания.

— Нам нужно, чтобы леди Полина в целости и сохранности пережила эту ночь и вступила в противостояние с леди Бетни, — сказал принц. — Мы с Ирвином со своей стороны постараемся к завершению отбора предоставить неопровержимые доказательства вины леди Бетни.

Уже столько всего произошло, а новое потрясение все же выбило меня из колеи. Это все как будто происходило не со мной…

— Чего тянуть? Давайте прямо сейчас устроим ей допрос! — воскликнула я, к собственному позору, нервно.

Эта дрянь во всем сознается, победительницей объявят меня, с призом я как-нибудь разберусь, и все будет хорошо.

— Ирвин предлагал то же самое, но все не так просто, — возразил Дарнелл. — Ее признание ничего не даст, нужны доказательства.

Клодия его поддержала:

— У леди Бетни образ трусишки и плаксы, так что, если народ узнает, что она призналась в злодеяниях, многие подумают, что ее вынудили взять на себя вину. Более того, то, что ее отец связан с изготовлением настоек и зелий, не основание для ареста. С таким же успехом можно предположить, что другие участницы отбора или их доброжелатели из дворца могли приобрести опасные зелья, так как у них есть деньги и связи.

Ну не горничная, а мисс Марпл!

— Тогда я тоже буду искать доказательства, — сказала я в отчаянии. — Они же не свалятся на нас с неба!

Дверь внезапно распахнулась, и в мою комнату ворвалась ватага мальчиков в одинаковых синих костюмах. За пажами кое-как пробирался пожилой управляющий.

— Вы что творите, негодники?! Совсем ополоумели?! — Старик явно собирался продолжить свою гневную тираду, но осекся. — Ва… ваше высочество! Ваша светлость! Я пытался их остановить, но эти разбойники меня не слушаются!

Дарнелл даже не думал ругаться.

— Не беспокойтесь, Карлин. Если у молодых людей есть ко мне важное дело, я не могу отказать им в приеме. Не сомневаюсь, что у них имеется веская причина вести себя столь разнузданно.

Поворчав для приличия, Карлин пригладил усы и удалился.

— Ваше высочество, мы привели его сюда. — Джулз пихнул Дерека.

— Не привели, я сам сюда пришел, — вспыхнул тот.

Остальные горячо поддержали Джулза.

— Молчать! — рявкнул Ирвин, и все послушно заткнулись. — Говорить будет только один из вас.

Однако, несмотря на всеобщее оживление, доброволец выискался лишь один. Сэмюэль спокойно, словно и не было никакого бешеного ажиотажа, предложил:

— Позвольте я все подробно объясню.

— Нет, — оборвал Ирвин. — Ты нудный, как моя мать. Марко!

Юный зверолюд не стал отнекиваться, и из его рассказа мы узнали кое-что интересное. Выяснилось, что флакон с любовным зельем подобрал Дерек. После ссоры с Марко он проследил за моим пажом и заметил, как тот что-то бросил в море. Вскоре волны выбросили флакон на берег, и Дерек отнес добычу даме, к которой был приставлен. К Бетни. Как ни странно, никакого плана у вредного пажа не было, он просто из любопытства спросил у госпожи, что это может быть. Та ответила, что это слабая магическая настойка, которую принимают для привлечения внимания, и пояснила, что мальчик-зверолюд ее выкинул, потому что решил, что она ему больше не нужна. Дерек не сомневался в правдивости ответов, ведь Марко непонятно почему всеобщий любимчик, да еще во время спора все встали на его сторону. А всякие зелья и настойки, как известно, нельзя принимать слишком долго, чтобы не испортить эффект. Бетни поплакалась пажу, что ее никто не любит, а девушки не хотят с ней дружить, и выменяла у него флакон с розовой жидкостью на колечко с хризолитом. Побрякушка женская, но Дерек же не дурак, ее можно подарить какой-нибудь смазливой горничной или девчонке с королевской кухни, так что оба остались довольны сделкой.

В качестве доказательства паж Бетни продемонстрировал нам скромное девичье колечко.

— Если вы считаете, что я его украл, то ошибаетесь. Быть вором позорней, чем убийцей.

— Заявление спорное, но я тебе верю. — Дарнелл повертел перед глазами кольцо и вернул его мальчику.

Гвен тихонько ахнула:

— Значит, это Бетни подставила Малинду… Какая подлость!

— Но это все равно не доказывает причастность леди Бетни к другим преступлениям, — обломала нас всех Клодия.

— Но ее же можно дисквалифицировать, — нашлась я. — Чего мудрить?

Ирвин покачал головой:

— Финалисты не подвергаются дисквалификации.

От досады я шикнула сквозь стиснутые зубы, чтобы сдержать ругательства. Дурацкие, нет, дебильные правила в этом отборе!

— А вы чего уши греете! — Ирвин вылил свое раздражение на пажей. — Идите отсюда, взрослые без вас разберутся!

Я подозвала к себе Марко, а Дарнелл обратился к Дереку:

— С тобой у меня будет отдельный разговор.

Побледневший паж кивнул, что-то пристыженно пробормотал и ринулся к выходу.

— И ты подожди. — Принц положил руку на плечо Сэмюэлю, который, в отличие от остальных, не сильно-то и спешил. — Знаешь, я в последнее время часто вспоминаю твои строки.

Порой я думаю о том,

Когда от мук не деться:

Уж лучше буду я с хвостом,

Чем с камнем вместо сердца.

— Ваше высочество, вы читали мою «Оду зверолюду»? — удивился юный поэт.

— И не только. Мастер Рейнольд говорит, что в будущем ты непременно прославишься как гениальный стихотворец.

Не вслушиваясь в их дальнейшую беседу, я снова и снова прогоняла в уме одни и те же строки, но вовсе не для того, чтобы определить стихотворный размер. Я догадывалась, почему они в последнее время вертелись в голове у Дарнелла, и от жалости к нему мне хотелось плакать.

— Полина?

Я очнулась от горьких дум. Опустившийся передо мной на колени Марко трогал меня за руки и заглядывал в глаза.

— Не плачь, я буду защищать тебя, — прошептал он. — Эта Бетни к тебе ночью не подберется, и ты ее одолеешь, потому что ты в миллион раз лучше, чем она. А народ ее выбрал, потому что она не аристократка и не чужестранка. Ближе к ним. Тупая крестьянская логика, как говорит мой папа.

Шмыгнув носом, я вытерла сбежавшую по щеке слезинку и с благодарностью взглянула на присутствующих: никто не сделал Марко замечания, хотя наверняка все слышали, что он обращался ко мне на «ты».

— Ты настоящий друг, Марко. — Я слабо улыбнулась и сжала его теплые ладони подрагивающими пальцами.

Дарнелл подошел к нам и вдруг накрыл наши руки своими ладонями.

— Я верю в вас обоих.


После обеда состоялся очередной сбор в большом зале, но на этот раз из всех участниц присутствовали только я, кусающая губы Бетни и Эрма, которая почему-то не захотела уезжать домой, как другие выбывшие. Девушка скромно сидела на стуле у стеночки и переплетала светлую косу, будто находилась в своих покоях, а не у всех на виду. К счастью, Жизель была не против зрителей, поэтому в зале на легальных основаниях присутствовали Дарнелл, Гвен и Ирвин. Имея более или менее определенную цель, я старалась взбодриться насколько это возможно.

Впервые за все время нам должны были заранее сказать, что за испытание нас ожидает, но это мне спокойствия не прибавило. Наверняка что-то очень трудное, раз нам дают фору. Ох, что же мне надо сделать для победы? Вышить за ночь два ковра? Укротить трехглавого Цербера? Достать с неба звезду? Ну ничего, я же лучше Бетни! Лучше. Лучше. Лучше…

— Мои котики, я волнуюсь больше, чем вы, — проворковала Жизель. — Видите этот хрустальный куб? В него организаторы отбора, в том числе я, положили записки с вариантами финального испытания. Видите свернутые в трубочку бумажки? Одна из них станет судьбоносной. Мне так хочется достать ее! Однако будет уместней, если этой чести удостоится, как говорится, виновник торжества. Ха-ха-ха! Ваше высочество, поскольку вы здесь, не могу отказать вам в этом удовольствии.

Преследуемый хронописцем, Дарнелл без энтузиазма подошел к стоящему на высоком табурете кубу. Словно бы почувствовав рядом человека, бумажки закружились в воздухе, как листья на ветру.

— У вас же нет ничего в рукаве? — попробовала пошутить ведущая.

— Что вы, я же не карточный жулик, — ответил принц без улыбки.

Он выловил первую попавшуюся бумажку и протянул ее Жизель, чтобы та зачитала содержание.

Ведущая кокетливо захлопала ресницами.

— Благодарю, ваше высочество. Так, что там у нас?

Сильно растянутые в улыбке губы женщины вдруг сжались в тонкую нитку. Даже блеск в глазах погас.

— Это… — Она повернула развернутый листочек бумаги так, чтобы всем было видно, хотя буквы были мелкими, а я, ко всему прочему, не могла их прочитать. — Дуэль на мечах.

— Что?! — вскричал Ирвин.

Дарнелл стоял ни жив ни мертв. Его словно мучила вина за столь жестокое испытание.

Я нервно сглотнула.

— До смерти? До первой крови?

Жизель заторможенно покачала головой:

— Конечно, за годы проведения отборов чего только не было, даже укрощение драконов, и несчастные случаи имелись… — Тут она явно сообразила, что выбилась из образа легкомысленной балаболки. — Ой, да нечего тревожиться, девочки и мальчики! Мы же не дикари какие-то. Уверена, это будет что-то вроде спортивного соревнования.

— Не люблю спорт, — поморщилась Бетни.

Я прикусила язык, чтобы не сказать ей пару ласковых. С виду дура дурой, а на деле хитрая и подлая. Теперь я понимала, что зла можно ждать не только от сильных и дерзких, но и от слабых.

Жизель болтала и болтала, а я лихорадочно пыталась придумать, как выпутаться из ситуации. Какие мечи? Какая дуэль? Я же, черт побери, девочка! Оружия никогда в руках не держала и драки не выношу! С другой стороны, Бетни можно легко, извиняюсь за свой «французский», соплей перешибить… но мало ли какую пакость она задумает. Короче, влипла я по самые уши.

Так, не время паниковать. И с этим я справлюсь. И Дарнелла спасу во что бы то ни стало.

Я могла сколько угодно сочинять духоподъемные монологи, и все же они не принесли бы мне реальной пользы. Поэтому неравнодушные товарищи решили заняться мной вплотную.

Ой-ой.


— Руку выше!

— Тяжело!

— Не пригибайся так к земле!

— Ты бьешь слишком сильно!

— Не хнычь!

— Я щас упаду…

— Не путай лево и право!

— Солнце слепит!

— Старайся!

— Я устала!

— А огрызаться ты не устала?!

Хотя я велела себе держаться до последнего, все равно не смогла справиться с нагрузкой, поэтому, не испытывая чувства вины, отбросила в траву меч и вытерла вспотевшие ладони о джинсы.

Ирвин плашмя стукнул меня своим клинком по голове.

— Ай!

— Интеллигенция, ты в своем уме? Завтра у тебя важный поединок, или ты забыла?

— Перестань, Ирвин. Позволь ей передохнуть, — подал голос Дарнелл, сидящий рядом с Гвен на парковой скамейке. Позади стоял Марко и напряженно наблюдал за тренировкой.

Герцогиня смяла кружевной платочек.

— Действительно, пора сделать перерыв. Может, выпить чая?

Золотые глаза оруженосца стремительно потемнели.

— Да вы что, совсем ничего не понимаете? Ей завтра биться с хитроумной тварью, а вы сидите тут, ножками болтаете и чаи гонять предлагаете. Такое впечатление, будто мне одному это надо.

Я сняла заколку и снова подобрала волосы, пытаясь придать себе более или менее приличный вид. Видимо, зря. Кожа была горячей, а на лице, скорее всего, еще и красной. Волосы и рубашка пропитались потом, что также красоты не прибавляло.

— Не нагнетай обстановку, и так тошно, — попросила Ирвина. — Сколько раз мне говорить, что я не собиралась участвовать ни в каком отборе. У меня стресс!

Он высокомерно наморщил нос:

— Неженка.

— Да, неженка. И не стыжусь этого.

— Пожалуйста, не ссорьтесь. — Дарнелл подобрал мой меч и встал между нами. — Предлагаю леди Полине немного передохнуть и заодно понаблюдать за нашим дружеским поединком.

А что леди Полина? Леди Полина не возражала.

Я села на скамейку и откинулась на спинку. Все мышцы заныли.

— Ты молодец, — сказала Гвен. — Я бы и так не смогла.

— Почему же? Не попробуешь — не узнаешь.

— Это ведь Бетни подложила листок с кошмарным последним испытанием? — уныло спросила Гвендолин. — Просто чудовищно. Неужели она надеется победить? Леди вовсе не должна владеть искусством меча. Это лишнее.

— Может быть. — Я согласно покивала. — Это значит, что она что-то задумала, а я до сих пор не знаю что… Или у меня уже паранойя.

— Ты справишься. Обязательно справишься.

Мы замолчали и обратили свои взоры на парней. Зрелище было просто чудесным! Скромный и деликатный принц в бою становился решительным и смелым, а его длинноволосый оруженосец оставался таким же, как всегда, дерзким и наглым. Клинки звенели, дуэлянты нападали и отбивали удары…

Пока принц не рухнул как подкошенный. Мы с Гвен одновременно ахнули и вскочили с места.

— Дар! — Ирвин отбросил оружие и опустился на колени перед хозяином. — Что с тобой?

Тот слабо отмахнулся.

— Не надо волноваться. Всего лишь нога… Я на миг перестал ее чувствовать. И в колене плохо сгибается. А так все в порядке.

— Вы напуганы, ваше высочество, — с грустью отметил Марко.

— Меня напугало то, что вы все напугались, — выкрутился Дарнелл. — Все-таки поддержу Гвендолин. Давайте передохнем. Как насчет пикника? Ирвин, распорядись.

К моему удивлению, вместо того чтобы остаться с ранее столь желанным принцем, Гвен увязалась за оруженосцем и пажом. Якобы под предлогом, что ей нужно все проконтролировать. Что с ней? Неужели хочет подстроить свидание для меня и Дарнелла? Кажется, я перегрелась.

Мы с принцем сидели на скамейке то ли как старая, прожившая жизнь пара, то ли как робкие влюбленные. Он медленно-медленно стряхивал со штанин мелкие песчинки, налипшие после падения. Между нами повисло такое молчание, будто в мире пропали все звуки.

— Прости меня, — сказала я, обращаясь к своим коленкам.

— За что?

Поздно, слово не воробей.

— За то, что я плохо стараюсь для тебя… то есть для вас. Завтра важный день, а я капризничаю, как пятилетка. То мне тяжело, то жарко, то пить хочется. А так нельзя! На кону же твоя… ваша жизнь.

— «Твоя жизнь». Мне так больше нравится.

Я повернулась к нему и увидела в его ясных глазах задорные искорки.

— Мне нравится, что ты ведешь себя естественно, — добавил он. — Ничего ведь, что я…

— Ничего. — Я невольно улыбнулась. — Мы вместе пуд соли съели, почти друзья.

И недавно почти по-настоящему поцеловались…

— Друзья, — повторил он отчего-то тоскливо. — Вы… Ты не хочешь за меня замуж? Если нет, я тебя пойму. Тебя же привел в наш мир Ирвин, фактически похитил в тот момент, когда ты этого меньше всего ожидала. Вряд ли ты сильно жаждешь замужества. У тебя же там, в том мире, своя жизнь, свои амбиции.

Что же ответить? Что же ответить?!

— Если отбор выиграет Бетни, мои желания не будут никого волновать, — увернулась я.

— Но я не люблю Бетни, — сказал принц уверенно и, как мне почудилось, немножко сердито. — После всех мерзостей, что она сотворила, я ни за что не соглашусь сочетаться с ней браком.

— Ты погибнешь, если не женишься.

— Даже если я женюсь, это не продлит мою жизнь. Мне нужна не просто жена. Мне нужна любимая жена, которая смотрит на меня не как на приз.

Лицо принца так изменилось, что мне снова стало за него страшно. Чуть нахмурившись, он потер грудь в том месте, где росло каменное пятно.

— Дарнелл, я сделаю все, чтобы ты не достался этой негодяйке!

— Ты любишь меня?

Это был удар под дых. Мучивший меня после физической нагрузки жар сменился натуральным ознобом. Сейчас или никогда. Я глубоко вдохнула и сказала:

— Люблю. Но я не думала, что все так закрутится и завертится. Я хотела выиграть, чтобы ты женился на Гвен, а сама я вернулась бы домой.

Ну вот. Ляпнула лишнее. Теперь вся влюбленность принца разобьется о слова идиотки. Раньше мне не казалось, что наша с Гвен затея настолько глупа и эгоистична по отношению к Дарнеллу.

Однако вместо упреков я услышала звонкий смех.

— Ты хотела подарить меня Гвендолин? Прости, но это так нелепо!

Моя спина покрылась мурашками. Боже мой, какие мы с ней дуры! Сначала сгоряча затеяли эту авантюру, а теперь я, как безответственная школьница, стесняюсь и не знаю, что сказать.

— Да, как-то глупо получилось, — пробормотала пристыженно.

— Но намерения у тебя были добрые. — Принц наконец-то отсмеялся и заговорил серьезно: — Ты хотела вернуться домой и напоследок сделать приятное подруге. Это похвально и куда менее подло и корыстно, чем желания многих претенденток на место моей жены. Только ты не учла, что моя крошка Гвен не задумывается о замужестве и ни по кому не вздыхает.

Тут я не выдержала и тоже рассмеялась. Ваше высочество, ну как же можно быть таким жирафом! Так и не заметил, что его «крошка Гвен» сохла по нему не один год!

— Ты совсем не сердишься на нас? — спросила я, все еще улыбаясь, но забыла про веселье, стоило Дарнеллу фамильярно положить руку на мое колено.

— Конечно нет. Ты не знала меня, я не знал тебя. Теперь все это в прошлом. Полина, нельзя быть настолько самоотверженной. Надо иногда думать и о себе. О своих чувствах. Так ты правда… любишь меня?

Закрыв глаза, я представила, как вместо заурядного «да» кидаюсь ему на шею и впиваюсь поцелуем в его губы… но у меня не хватило на это смелости. А еще сердилась, когда героини в книгах и фильмах жестко тормозили в такие моменты. Со стороны всегда все просто.

Я сжала кулаки и заставила себя повернуться к принцу.

— Я люблю тебя, Дарнелл.

Хотя не хотела влюбляться. Не хотела замуж. Старалась представлять приз отбора бездушной картинкой, просто безликим гламурным красавчиком из модных журналов про знаменитостей. Не строила ему глазки и не кокетничала.

Слова застряли у меня в горле, и я потерянно спросила:

— Тебе не стало лучше? Заклятие… Оно еще действует? Я просто не знаю, может, слов недостаточно?

Горячей волной накатил жар, и я стыдливо замолчала.

— Я очень рад это слышать… — нарушая любовную идиллию, Дарнелл откинулся на спинку скамейки и мученически прикрыл веки. Сквозь стиснутые зубы вырвался стон. — Прости, голова закружилась. И у тебя не вызывает отвращения… моя особенность?

— О чем ты говоришь! Ты нормальный. Мне абсолютно не важно, при каких обстоятельствах ты появился на свет. Через ЭКО или тебя выносила суррогатная мать, мне все равно! У тебя есть душа, и она прекрасна!

— Полина…

Я закусила губу, чтобы не расплакаться, забыла о сдержанности и бросилась ему на грудь. Обхватила любимого руками и прижалась так крепко, как могла.

Его сердце билось слишком медленно.


Ирвин, оруженосец его высочества


Так и знал! Он так и знал. Стоило ненадолго оставить принца без присмотра, и с ним опять что-то случилось. Ну и что, что до вечера он больше ничего не выкинул, все равно после такого непростого разговора надо было за ним лучше смотреть! Ирвину хватило доли секунды, чтобы переместиться от двери до лежащего у письменного стола Дарнелла. Пульс слабо бился, несмотря на зловеще холодную кожу, и это приносило хоть какое-то утешение. Жив. Всего лишь без сознания. После пары звучных пощечин веки Дарнелла дрогнули, он открыл глаза и с поразительной беспечностью пробормотал:

— Прости. Кажется, я снова упал в обморок.

— Не прощу, — съязвил Ирвин, ощупывая его бледное лицо. — Не смей меня больше так пугать, не смей!

Слова сами сорвались с губ, но принц даже не поморщился.

— Помоги встать. Нога не слушается. И рука тоже.

Упрашивать не пришлось. Ирвин поднял друга на руки и понес к кровати.

— Нет, нет. — Дарнелл вяло воспротивился этому. — Я не доделал…

— Лежи. Лучше — смирно!

Ирвин положил принца поверх одеяла, поправил подушку, хотя она и без его манипуляций неплохо лежала в изголовье кровати, но надо было чем-то себя занять, чтобы скрыть нервную дрожь. Умом Ирвин понимал, что каким бы образом ни родился его друг, это ничего не меняет в их отношениях, но… Произошедшее казалось страшным, странным, непонятным. Больше всего ему хотелось бы, чтобы он сам смог снять с Дарнелла чары, но, кажется, это было невозможно.

— Тогда принеси сюда. Мне там только расписаться осталось и печать поставить.

Чудной он. Ему грозит гибель, а он о каких-то бумажках думает. Ладно, пусть ставит свою дурацкую печать и забывает о ерунде. Ирвин вернулся к столу и сгреб листы в кучу. Любое занятие сейчас, в принципе, на пользу, так что пусть хоть историю королевства от руки переписывает, лишь бы не думал о дурном.

Невольно Ирвин взглянул на верхний, исписанный убористым почерком лист бумаги, и сердце его екнуло. Там стояло его имя. Не спрашивая разрешения, Ирвин пробежал глазами по строчкам. Чем дальше он читал, тем сильнее сердился.

Это был не тот стандартный документ, коими принца порой заваливали, чтобы не расслаблялся, это было письмо отцу, королю Бастиану. В нем Дарнелл просил родителя в случае печального исхода не бросать оруженосца на произвол судьбы, дать ему хотя бы самый скромный титул и найти какое-нибудь занятие. Ирвин выпрямился и, не оборачиваясь, напряженно спросил:

— Дар, что это?

Принц немного приподнялся на подушке:

— Я думал, ты уже прочитал. Просто я хочу, чтобы у тебя все было хорошо. Вряд ли ты кому-то еще подойдешь как оруженосец, уж прости… Что ты делаешь?

Поздно. Ирвин с треском разорвал письмо и нервно смял бумагу.

— Ты дурак! Как тебе в голову могло такое прийти? Кто тебе разрешил умирать?!

— Я понимаю твои эмоции, но и ты меня пойми. Мне было очень тяжело писать, и во второй раз я вряд ли решусь на это. — Вздохнув, Дарнелл положил руку на глаза, как будто даже мягкий свет причинял ему страдания. — Случиться может что угодно, и я должен быть уверен, что обеспечил тебе хорошее стабильное будущее.

Обрывки письма, как хлопья снега, опустились на пол.

— Если бы ты был здоров, я бы тебе вмазал, — честно признался Ирвин.

Принц невесело хмыкнул:

— Как хорошо, что я нездоров.

— Дошутишься у меня, — проворчал Ирвин, усаживаясь на край кровати. — Я все думаю, как тебе помочь, а ты завещания пишешь, писатель. Давай попробуем обратиться к магии? Ты же имеешь навыки целителя, а я могу развеивать колдовство. Соглашайся, что ты теряешь?

Дарнелл отвернулся.

— Это не болезнь, чтобы ее можно было исцелить.

— Ну так я могу попробовать…

— Нет. Это не злые чары, не проклятие. Считай, что у старого волшебства истек срок годности, вот и все.

Едва он договорил, Ирвин крепко сдавил ему руку. Дарнелл даже не поморщился, словно больше не мог чувствовать боль в онемевшей конечности. А вот сердце Ирвина разрывалось от боли.

— Я постараюсь! Я не смогу жить без тебя! Попробуем, давай же! Позови меня!

— Нет.

— Заладил «нет-нет», позови меня!

Принц закрыл глаза и промолчал. А ведь только и надо было — придать Ирвину вид клинка и попробовать, всего лишь проверить, поможет или нет. Одна царапинка, одна магическая вспышка. Это же совсем несложно…

Ирвин упал ему на грудь, будто вмиг ослабел от отупляющего бессилия и страха, и крепко обнял.

— Позови. Ну позови…

— Ирвин, не плачь.

— И не думал даже. Очень надо…

Оруженосец со свистом втянул воздух сквозь стиснутые зубы, резко сел и, демонстративно повернувшись к принцу спиной, затеребил свою красную косу. Шмыгнул украдкой носом.

— Но у тебя же с этой… с Полиной… любовь? Да? — спросил он после затянувшейся паузы.

— Мы влюблены друг в друга, сегодня леди Полина призналась мне в своих чувствах, — не стал спорить Дарнелл. — Но настоящая ли это любовь? Не мимолетное ли увлечение? Я не ощущаю в себе изменений, совсем никаких, но знаю, что Полина мне не солгала. Она говорила искренне.

«Это хорошо», — подумал Ирвин. Если не он, пусть эта девушка спасет принца, ведь что бы Ирвин про нее ни думал, на охотницу за положением в обществе и богатством она не похожа. Древние чары такие сложные, в них много таких мелких нюансов, и если Дарнеллу суждено исцелиться любовью, то пусть любят друг друга открыто. Ирвин готов на все, на любые уступки. Лишь бы все закончилось хорошо.

— Знаешь, в чем твоя беда? Тебе не с чем сравнивать. Ты раньше ни в кого не влюблялся и вообще за девочками не бегал. То с книжками, то со зверьем возился.

— А ты в этом сам разбираешься?

Ирвин фыркнул, давая понять, что разговор стал ему неприятен.

— Побольше некоторых.

— Ну ладно. — Дарнелл снова закрыл глаза. — Погаси, пожалуйста, свет. Спать хочу. Устал, будто камни весь день таскал.

Ирвин потушил огонь, не удержался и перед уходом заботливо накинул на принца плед, но Дарнелл уже заснул. Принца спасет искренняя взаимная любовь, так сказала королева, а той так сказала подземная эльфийка. Что ж, Ирвин готов был признать, что после Гвендолин Полина была самым искренним человеком из тех, кого он знал.

Ну, интеллигенция, твой выход!


Полина Покровская, иномирянка


Я храбрилась и всячески сопротивлялась, но Клодия все-таки уговорила меня выпить перед сном какой-то успокаивающий отвар, и благодаря массажу, расслабляющему мышцы после упорной тренировки, мне удалось вырубиться в считаные минуты. Даже не видела, как и кто меня охранял. Наутро узнала, что Марко все время был со мной рядом, а Ирвин и Дарнелл дежурили в пустой комнате напротив, чтобы защитить, когда поднимется тревога. Но, судя по тому, что я проснулась живой, обошлось без этого. Кроме того, снов я не видела, поэтому проснулась бодрой и со светлой головой. Правда, вид сонного Марко в кресле, всю ночь проторчавшего в моей комнате, огорчил. И мальчика было жалко, и напоминание об опасности не способствовало укреплению боевого духа.

Бетни не напала на меня, потому что не посчитала серьезной угрозой или потому что мы зря на нее наговаривали?

От волнения кусок в горло не лез, так что завтрак я закончила в рекордные сроки, и тут даже увещевания главной горничной не помогли. То ли она обиделась, то ли поняла, как я напряжена, но все же перестала ворчать и ни слова не сказала, когда я заявила, что испытание буду проходить в своей иномирской одежде. Ничего не должно путаться, сдавливать и мешать. И пусть только кто-то попробует меня осудить! Не каждому приходилось биться на мечах за того, кто тебе дорог, не умея при этом владеть оружием. Если я проиграю, Дарнеллу придется жениться на Бетни, тогда он окаменеет навсегда. А я не могу позволить себе потерять его — больно будет не только мне.

Одевшись, я сморгнула пару слезинок и похлопала себя по щекам. Нельзя думать о плохом. У меня все получится.

Дуэль должна была состояться на территории поместья. На таком грандиозном событии жителям окрестных деревень позволили присутствовать в качестве зрителей. Я вглядывалась в лица людей, узнавала некоторых жителей Раковинки. Заметила Гирама и Кигана, но не подошла поздороваться, потому что появившийся словно из ниоткуда Ирвин схватил меня за руку и, как в старые добрые времена, бесцеремонно потащил к одному из двух шатров. Его длинная коса едва не хлестнула меня по лицу.

— Интеллигенция, где тебя носит! Мы должны отработать пару движений, а ты гуляешь по полянке, как беззаботная лань!

— Не злись, я и так спешу.

— Как улитка ты спешишь.

— Так я лань или улитка?

Он не стал развивать эту тему и втащил меня в шатер. Там нас уже ждали Гвендолин, Марко и Дарнелл. Внешне принц оставался спокойным, но мне всюду чудился подвох, и его безмятежность я приняла за вялость из-за стремительного угасания жизни. С трудом сдерживая эмоции, под колкие комментарии Ирвина по очереди обняла всех троих. Дарнелла не выпускала из объятий особенно долго.

— Я не мог не прийти. Очень хочу тебя поддержать, — тихо сказал он.

— Что было ночью? Она приходила? — спросила я тихо.

— Нет. Возможно, она умнее, чем хотелось бы, и поняла, что мы будем ее ждать.

Это совсем не радовало. Я предпочла бы, чтобы неведомая злодейка выбыла из отбора.

— Полина, мы все желаем тебе победы, — сказала Гвен, подходя к нам.

Ой, только не надо сентиментальностей, я же разревусь!

На мое счастье, разговор был прерван появлением Дерека. Паж ворвался внутрь шатра без предупреждения и стушевался лишь из-за присутствия принца.

— Ваше высочество, — произнес он дрогнувшим голосом и поклонился.

Ирвин накинулся на него, как цепной пес на незваного гостя.

— Твоя госпожа в другом шатре, болван!

— Мне нужно поговорить с леди Полиной. — Похоже, агрессивного оруженосца Дерек боялся меньше, чем принца. — Прошу, не прогоняйте меня.

Признаюсь честно, его заявление меня заинтриговало.

— Ну, говори, раз пришел.

Паж набрал побольше воздуха и выпалил:

— Леди Бетни погубит вас!

Я была готова ко всему, но колени предательски дрогнули.

— Какой ужас! Что она затеяла на этот раз? — воскликнула Гвен, опередив меня.

— Рассказывай все, что знаешь, — приказал Дарнелл.

Дерек не стал медлить с ответом.

— Я случайно увидел, как она выпила что-то из этого пузырька. — Как только он вытянул ладонь, Ирвин тут же сцапал маленький круглый флакончик из зеленого стекла. — Ее вдруг стало корежить, как под действием каких-то чар, она даже упала на пол! Я кинулся к ней, чтобы помочь подняться, а она встала сама, схватила меня за грудки и отбросила так, что я врезался в стену. — В этом месте повествования мальчик стянул с головы берет. — У меня в голове помутилось от удара. Вот, шишка осталась. Клянусь, я вам не лгу!

Ушки Марко встрепенулись.

— Я чую сильную магию!

— Так и есть, малыш, — сказал Ирвин, понюхав горлышко флакончика. — Ягода медвежьего плюща. Кажется, эта плакса решила стать сильной, как великан. Плохо дело.

Дерек снова поклонился и смылся, как будто его и не было.

Гвен смотрела на зеленый сосуд из-под зелья в его руке с нескрываемым презрением.

— Мы должны сказать об этом Жизель. Это самое натуральное жульничество.

— Не все так просто, герцогиня, — возразил Ирвин. — Как я говорил раньше, дошедшие до финала участницы не могут быть дисквалифицированы ни при каких обстоятельствах. Мы связаны по рукам и ногам. Если между нами, то ее величество могла бы смягчить правила прежде, чем устраивать этот затянувшийся спектакль.

— Мама хотела как лучше, — вяло заступился Дарнелл, но видно было, что он согласен с другом.

— Ага, как будто среди этих наряженных клуш реально можно было найти твою любовь, — скривился оруженосец. — Да там и выбирать не из кого.

— Ирвин!

— Молчу, молчу.

Я тяжело плюхнулась в плетеное кресло.

Мне хана.

Но раз хана мне, значит, Дарнелл обречен. Что за несправедливость!

— Я сражаюсь лучше Полины, — вклинился Марко. — Наложу на себя иллюзию и буду драться вместо нее.

Красноволосый оруженосец звучно хмыкнул:

— Иллюзии тебе удаются на славу, но для битвы, тем более с таким противником, у тебя еще нет опыта. — Он подошел ко мне и опустил руку на плечо. — Не реви, интеллигенция. Вместо той булавки возьмешь меня. Не бросать же тебя в такой ситуации.

Я аж дернулась от удивления.

— Как? То есть… ты мне поможешь? Ничего себе! Ты превратишься в меч ради меня?

— Приказ его высочества превратит меня в меч, — поправил меня Ирвин, и его глаза озорно позеленели. — И это не ради тебя, не обольщайся. Я не позволю какой-то стерве с веснушками уничтожить все, что мне дорого.

Герцогиня в умилении сложила руки на груди.

— Ох, Ирвин!

Наверное, в эти секунды он виделся ей самым бесстрашным и всемогущим героем, и я была с ней почти согласна.

— Замечательная идея! — похвалил Дарнелл. — Разумеется, Полина не сможет применять заклятия, зато в силах Ирвина направлять ее руку и давать подсказки. Я думал об этом, но Ирвин меня опередил.

— Ой! — Я приложила ладошку ко рту. — А если Бетни его сломает? Я же себе этого никогда не прощу!

Оруженосец самодовольно рассмеялся.

— Нас потому и ценят в бою, что никто не может нас сломать. Дарнелл, не будем терять время.

— Хорошо. Ирвин!

Вспыхнув красной искрой, оруженосец перенесся в руку хозяина. Не в первый раз видела это превращение, а все равно стало не по себе. Что за жуткая профессия! А Марко так не кажется. Вон как у него глаза сияют!

Принц одарил меня требовательным взглядом.

— Полина, встань, пожалуйста.

Еще не придя в себя от шока, я поднялась, как тупой робот.

— Возьми его. Не бойся, с ним все в порядке. Он легче обычного меча, так что не уронишь.

Странное чувство. Почти как на сложном экзамене, когда тянешь билет.

Рукоять меча удобно легла в мою ладонь. Я крепко сжала пальцы.

«Если ты будешь так трястись, я все-таки выпаду», — услышала в своей голове ворчание Ирвина.

— Ничего я не трясусь, — буркнула в ответ.

— Все хорошо. Вы поладите, — сказал Дарнелл. — А я постараюсь найти место поближе, чтобы Ирвин услышал мой приказ, если тебе будет угрожать опасность. Увы, оруженосцы не могут кастовать магические атаки без команды хозяина.

— Спасибо. Вы меня просто спасаете. Вы все. Если бы Дерек не предупредил нас, я бы вышла на бой с обычным мечом. Дарнелл, это ведь ты велел ему следить за Бетни?

Принц покачал головой.

— Что ты. Вчера я всего лишь объяснил ему, почему люди больше тянутся к Марко. Думаю, после нашего разговора в нем поубавилось высокомерия и эгоизма. А сейчас давай ты покажешь нам пару выученных приемов. Заодно сработаешься с Ирвином. Кстати, все время было любопытно… почему он называет тебя «интеллигенцией»?

Я с улыбкой полюбовалась на меч в вытянутой руке.

— Мы расскажем об этом после победы. Пойдет?

После победы? А что? Звучит обнадеживающе.


Можно сказать, что я привыкла к экстравагантным нарядам Жизель, но на сей раз наша ведущая сумела всех поразить. Ее фигуру обтягивало платье из мелких металлических колечек, навевавшее мысли о кольчуге. Белокурые волосы свободно струились по спине, а голову венчал венок из полевых цветов. Даже обидно стало: я вчера до седьмого пота железкой махала, чтобы не ударить в грязь лицом, а она работала над своим имиджем. А про то, что нам с Бетни как участницам поединка не выдали даже шлемов, лучше промолчу, потому что леди нельзя ругаться, как сапожнику. Моя заклятая соперница, видимо, настолько надеялась на свое чудо-зелье, что нарядилась в платье. Или просто не взяла с собой в Солнечную бухту штаны.

«Она точно под воздействием зелья и бахнула явно не один глоток», — поделился экспертным мнением Ирвин.

Да я это видела и без него. Вечно напуганный взгляд Бетни сменила гримаса ненависти. Ее легкие тряпичные туфельки и подол платья покрылись пылью — она загребала ногами землю под собой, как нетерпеливая лошадь копытами. Отвратительное зрелище.

— Напоминаю, напоминаю! — Бряцая платьем, Жизель подняла руки, хотя, стоя на помосте, она и без этого давно привлекла всеобщее внимание. — Дуэль продолжается либо до первого падения, либо до ранения одной из участниц. Молюсь, чтобы все прошло без происшествий. Итак! Леди Полина, леди Бетни, начина… А-а-а!

Не дожидаясь конца команды, Бетни обрушила на меня удар. Рука сама собой, будто машинально, подставила под него Ирвина. Мои колени подогнулись, по спине прошла неприятная волна.

«Не спи, интеллигенция!».

— Ты играешь нечестно! — сказала я, глядя в бешеные глаза девушки. — Ты с самого начала так поступала!

Я увернулась от следующего удара и с помощью Ирвина парировала третий. От мечей летели искры. Толпа возбужденно ревела.

— Ты чуть не убила меня в купальне! — Я отошла от соперницы на несколько шагов. — Ты отравила Эстель! Гадила другим девочкам! Ради чего?! Зачем?!

От напряжения Бетни так прикусила губу, что из нее потекла кровь. Боли прежняя плакса не чувствовала.

— Чтобы победить. — Я едва узнала голос, искаженный злобой.

Воспользовавшись тем, что мне удалось разговорить соперницу, я снова попятилась.

«Держи ухо востро! Она накинется в любой момент!!!» — надрывался Ирвин.

Никак к этому не привыкну.

— Почему ты не нападаешь? — вдруг спросила Бетни, и вопрос этот прозвучал не наивно, а зловеще.

— Потому что не хочу ранить тебя!

— Глупо. Разве тебе нравится быть слабой? Мне никогда не нравилось.

— Можно быть сильной, не причиняя страданий другим.

От окрика Ирвина я подскочила, как чертик на пружинке, и отразила новый удар. Недолго продлился наш перерыв.

В несчастную худышку словно бес вселился. Не прошло и минуты, как я начала задыхаться, но все же надеялась на очередной счастливый случай.

«Держись! Когда скомандую, ударишь! Просто ударишь, иначе ты проиграешь!»

Кажется, придется смириться с тем, что надо покалечить эту сумасшедшую, пока она не извела меня.

— Все тебе легко дается! Ненавижу таких! — проорала Бетни.

Дзынь!

— Дура! Ничего мне легко не дается!

Дзынь! Дзынь!

— Проклятая иномирянка!

— Ты готова убить ради победы! Тебе самой не противно?

— У меня великая цель! Я стану королевой! И никто больше не будет надо мной смеяться!

В запале она рубанула мимо, и ее меч застрял в земле. Жизель, объяви меня победительницей, объяви!!!

Однако ведущая молчала. Наверное, в ее представлении поединок не закончился.

— Дарнелл ни за что не полюбит тебя, потому что ты злая и завистливая, — заявила я во всеуслышание.

Бетни вырвала из земли меч, и вокруг разлетелись комья сухой земли.

— А мне не нужна его любовь! Он женится на мне, и я стану принцессой, а потом королевой!

Комплекс неполноценности налицо.

«Бей по ней! Бей!» — заголосил Ирвин.

И я атаковала. Не раздумывая и с удовольствием.

Не ожидавшая от меня подвоха Бетни поздно подняла меч и выронила его от моего удара. Стоило ей наклониться за ним, как я с диким криком налетела на нее и долбанула рукоятью меча по голове. Моя соперница упала лицом на землю. Волосы цвета соломы медленно темнели от крови.

«Ну… так тоже можно», — рассудил Ирвин.

— Победа присуждается леди Полине! — не стала томить зрителей Жизель. Все и так было очевидно. Зрители радостно вопили и свистели.

У меня кружилась голова. Лица как будто смешались, я с трудом угадывала знакомых. Что? Правда? Я победила?! Хеппи-энд близок как никогда!

«Полина!» — вдруг рявкнул волшебный оруженосец.

То, что он назвал меня по имени, само по себе показалось поразительным, но некогда было об этом думать. Я взмахнула клинком, вынудив поднявшуюся и вновь напавшую на меня Бетни отскочить назад. Да она готова прикончить меня голыми руками! От неожиданности я попятилась, оступилась и чуть не упала. Бетни кинулась на меня, повалила на землю и принялась душить. Я увидела ее изуродованное ненавистью и колдовством лицо с выпученными глазами совсем рядом с собой, потянулась к нему, но силы явно были не равны. Тогда выпустила Ирвина и стала бороться за свою жизнь. Жизель орала как умалишенная, к нам спешили вооруженные стражники, охранявшие монарших особ. Я смогла спихнуть с себя соперницу, совсем не геройски отползти подальше и подобрать меч, на всякий случай. Четверо мужиков еле-еле скрутили рычащую Бетни и оттащили подальше от меня.

Я вытерла тыльной стороной ладони пот со лба. Теперь по-настоящему все?

Ирвин довольно усмехнулся.

«Мы славно постарались, интеллигенция!»

— Да, — выдохнула я.

Скорее бы встретиться с Дарнеллом и с остальными. Я их заобнимаю и зацелую, да так, что будут молить о пощаде!

На площадку упала большая тень, и от нехорошего предчувствия снова задрожали колени. Задрав голову, я заметила не безобидную тучу, а черного дракона. Воздух тут же наполнили крики ужаса, начиналась паника. Ящер, поняв, что его появление заметили, огласил округу свирепым рыком. Сквозь весь этот хаос я слышала, как Ирвин зовет хозяина, но Дарнелл был слишком далеко от нас.

Я побежала, и передо мной возникла огненная стена. От испуга я снова выронила Ирвина. Щурясь от жара, присела — нащупала руками траву с землей. О нет-нет!

За несколько ударов сердца стена разрослась до огненного кольца. От застилавших глаза слез я ничего не видела. Только алый огонь сквозь веки.

Что это еще за шоу? Что за невезуха!

Ощутив приближение дракона, я пригнулась, в следующее мгновение что-то сдавило мне ребра и оторвало от единственной опоры. От удушья мой крик превратился в невнятное сипение. Горячий воздух обжигал легкие, черный дым застилал обзор.

Я цеплялась за ускользающее сознание, но это было бесполезно…


Когда открыла глаза, вокруг было беспросветно темно. Я решила на всякий случай не шевелиться, чтобы дракон решил, что я сдохла и в пищу не гожусь, заодно украдкой поморгала, привыкая к отсутствию света. В такие минуты я очень жалела, что не ругаюсь матом вслух, потому что иных слов у меня все равно не находилось — при всем моем обширном словарном запасе. Потому что это был полный… капец!

Путешествие в когтях дракона я не запомнила, так как позорно вырубилась, едва взглянула вниз, на стремительно удаляющуюся площадь. К такому жизнь меня не готовила. Ирвин остался где-то на земле, я была безоружна, одинока и напугана. Напугана, пожалуй, в первую очередь.

Однако все было тихо и спокойно, так что минут через десять, устав неподвижно лежать на холодном камне, я робко пошевелилась, замерла, потом пошевелилась снова и, наконец, рискнула сесть. Никто не набросился на меня из темноты, да и темнота эта, если присмотреться, была не такой уж непроглядной.

— Ау? — тихо позвала я. — Есть тут кто?

Голос повышать не стала, поскольку не убедилась в собственной безопасности. Поднялась, обнаружив позади себя стену, оперлась на нее плечом. Меня немного шатало, желудок конвульсивно сжимался, как в полете. Во рту чувствовался гадкий привкус крови. Кажется, язык прикусила.

Шаг вперед, еще шажок, еще. Вытянула руки, боясь натолкнуться на препятствие, но помещение оказалось просторным, так что вскоре я удалилась от стены достаточно далеко и едва ли сумела бы вернуться. Как же хорошо, что я не боюсь темноты! Так я продвигалась вперед, пока не увидела пятно света впереди и чуть выше. Ага, ступени. Выходит, я в подвале, а свет, который вижу, льется из приоткрытой двери, ведущей на свободу.

На свободу ли?

Я медленно поднималась по лестнице, благо ступени были широкими и ровными, как по заказу. А вот и выход — небольшая, призывно приоткрытая дверь. Сначала прислушалась, ничего подозрительного не услышала и проскользнула в щелку. С непривычки зажмурилась — свет был не слишком ярким, но я почувствовала себя кротом, который первый раз за год выбрался на поверхность. Факелы чадили, пахло гарью и дымом. Вытерла слезы и огляделась. Абсолютно пустой высокий зал, монолитный, как бетонная коробка. Стены были сложены из серого камня, потолок поддерживали широкие круглые колонны. Над головой висела старинная люстра для свечей, но они сейчас были погашены, и свет исходил от нескольких факелов, вставленных в крепежи высоко на стенах. Ощутимо повеяло рыцарскими романами…

Так, в какой стороне выход? Мне пора домой.

— Я думала, ты появишься раньше, иномирянка. Видимо, слухи о твоей силе и отваге здорово преувеличены.

Я дернулась и, защищаясь, вскинула руки, но дальше вопроса дело не пошло. Кстати, о голосе. Его изрядно искажало эхо пустого зала, но все равно было в нем что-то знакомое.

— А ну покажись немедленно! — приказала я самым строгим тоном.

В ответ раздался звонкий смех, от которого у меня мурашки побежали по телу.

— Соскучиться успела, мелкая дрянь?

Из-за дальней колонны вышла высокая медноволосая девушка в длинном красном платье. Я прищурилась и узнала ее.

— Фейла!

— Полина! — протянула она угрожающе. — Вот и свиделись.

Вот же гадство! Она явно не чай с пирогами пить собирается, и меня сюда не в гости пригласили. Стало страшно. Реально, до дрожи страшно.

— Да я не особо соскучилась, — дерзко бросила, инстинктивно пятясь от нее. — Меня вообще-то дела ждут… всякие… разные.

Фейла приближалась, и я была почти уверена, что от страха легко уложила бы ее, чисто на адреналине, но она же не будет драться честно. Зачем, если ты большой зубастый дракон?

— Ты меня раздражаешь, — процедила она.

— Аналогично.

— Мелкая несуразная бестолочь.

— Ана… Нет, забудь.

Я сделала еще шаг назад и обернулась. Дверь почти прямо за моей спиной, я могу скрыться за ней, но это все равно что загнать себя в тупик. Зато за Фейлой виднелось нечто, похожее на двустворчатые огромные двери.

— Где мы? — спросила я.

— Отвлекаешь внимание?

— Думаешь, я армию вызвала?

— Не думаю, — усмехнулась Фейла. — Это старый замок графа Александра, сгоревший много лет назад. Но, как видишь, он вполне пригоден. Не для жизни, нет. Для игр.

— К… каких игр?

— А вот для таких.

Она взмахнула рукой, и на меня понеслась огненная стрела. Я чудом увернулась. От следующей пришлось убегать, потому что струя огня не желала отставать от меня так просто. Стало жарко, воздух нагрелся и пропах гарью. В тех местах, где огонь ударился о стены, пол или колонны, на сером камне появились черные пятна. Во мне же проснулась небывалая прыть — так ловко и быстро я не бегала и не прыгала со времен обучения в средней школе. Этакая игра в вышибалы на выживание. Наконец шипение пламени стихло, я притаилась за колонной, слушая, как постукивают каблучки принцессы в другой части зала.

— В прятки вздумала играть? Когда найду, угольков от тебя не оставлю.

И ведь найдет. Я покосилась на приоткрытую дверь подвала — далеко, но ближе, чем до высоких дверей. К тому же не уверена, что смогу их быстро открыть, а пока буду пытаться, превращусь в курочку-гриль.

— А хочешь, расскажу тебе кое-что? — ласково спросила Фейла, но я благоразумно промолчала. — Например, почему принесла тебя в старый замок графа Александра?

Мне было любопытно, но я стоически хранила молчание, даже дышать старалась через раз.

— Что, совсем неинтересно?

Она запулила огненным клубком в одну из колонн, и сверху посыпалась мелкая каменная крошка. Отлично, лучше не придумаешь. Скоро от мини-взрывов обрушится потолок и нас обеих завалит обломками.

— Граф хочет твоей смерти, потому что ты унизила его дочь, — поделилась информацией Фейла. В отличие от меня ей прямо не терпелось поболтать. Надеюсь, она не аппетит таким образом нагуливает. — Я слышала новости про эту бедную замарашку. Если это она стояла за покушениями, принцу не позавидуешь. Впрочем, из всей вашей толпы только я подходила на роль королевы.

Ага, десять раз. А потом всему королевству придется девственницами скидываться, чтобы ее прокормить. Я бросила тоскливый взгляд на дверь подвала. Сделать один мощный рывок — и я там. Не подпалить бы только шкурку.

— Виржиния тоже та еще дура, а вот папе ее палец в рот не клади. Таких людей я уважаю, поэтому согласилась помочь. Ведь принц бросится тебя спасать, я права? Как думаешь, может, он уже на пути сюда? Конечно, если сообразил, где тебя искать. А тут твои обугленные косточки. Может, я улечу, а может, встречу Дарнелла со всем своим пылом…

— Ах ты, ящерица! — не выдержала я. — Только попробуй его тронуть!..

— Попалась! — радостно взвизгнула Фейла и на моих глазах превратилась в дракона.

Я отшатнулась, упала, ударилась задницей и содрала ладони до крови, а шипастая морда уже тянулась ко мне, щелкая клыками. Я бы заорала, но от ужаса перехватило дыхание, поэтому молча вскочила на ноги и бросилась бежать. Струя огня чуть не поджарила мне пятки, а я, как заяц, петляла из стороны в сторону. План мой был прост до безобразия — не поджариться, а заодно поближе подобраться к открытой двери. Как назло, Фейла почти закрыла ее своим драконьим задом. Я, уворачиваясь и пригибаясь, прыгнула вправо, и вдруг гладкая подошва моих кед заскользила, я взмахнула руками и едва не ударилась лбом о колонну. Послышался торжествующий рев и одновременно с ним — громоподобный треск. Длинный хвост рептилии задел дальнюю колонну и отколол от нее приличный кусок. Я резко сменила траекторию, пытаясь обойти дракониду. В итоге вместо того, чтобы гнаться за мной, Фейла начала ловить хвост. Грации ей явно не хватало, грохот падающих камней сопровождал каждое движение. Я выбрала две самые шаткие колонны и прыгала между ними до рези в боку. Фейла окончательно рассвирепела, а я обзавелась несколькими весьма досадными и болезненными ожогами. К счастью, не лица.

И вот мои хитрости увенчались успехом. Фейла яростно хлестнула хвостом, правая колонна не выдержала и рухнула ей на спину. Раненый дракон взвыл и дернулся, раскрыв зачем-то крылья, и вторая колонна упала следом. Я остановилась перевести дух, но тут начал рушиться потолок, лишившийся сразу двух опор. К счастью, выход был совсем рядом, я кинулась к нему, влетела в проем и захлопнула дверь за собой.

Стало темно.

Рев дракона еще раздавался в ушах. Зал рушился, но я не была уверена, что это остановит чудовище, поэтому поспешила вперед. От страха и усталости чувства немного притупились, так что я не опасалась упасть или врезаться во что-то — просто шла, пока не увидела свет. К моему огорчению, его источником было не солнце, а факелы. Мне что, теперь до конца своих дней бродить по этому лабиринту, опасаясь, что в любой момент из темноты появится драконья морда или что-то похуже? Так нечестно! Я выиграла отбор, как и обещала, но счастливей от этого никто не стал.

Все напрасно. Не может быть…

С каждой минутой я все больше приходила в себя и все отчетливее ощущала ушибы и ожоги. Молча рыдала и выла, хотела превратиться в дракона, чтобы раскрошить все в крошку и улететь в Солнечную бухту, однако, каким бы гадким ни было чувство юмора у мироздания, ничего подобного со мной не происходило. Я только сильнее отчаивалась, и борьба с усталостью стала наконец невыносимой. Все-таки я решила идти — пока есть силы.

Из узкого коридора вышла в темную галерею, ибо больше коридор никуда не вел, и меня вдруг окутал тяжелый животный запах. В полумраке блеснуло несколько пар глаз, невидимые твари приветствовали меня хриплым рыком и пронзительным, как у мартышек, визгом. Забряцали цепи, чьи-то когти неистово заскребли камень. Под потолком суетливо захлопали крылья. Как в кошмаре вертела головой и угадывала в очертаниях существ хищников, напоминающих пантер, крокодилов и медведей. Более чем скудное освещение вкупе с моей фантазией навевали мысли о чудовищах из старинных бестиариев. Как только глаза немного привыкли к темноте, стало заметно, что многие звери были прикованы несколькими цепями, а некоторые томились в клетках. Так вот она какая — любовь графа Александра к животным! Ладно меня, врагиню номер один, решил отдать на растерзание драконихе, а эти зверюшки что плохого ему сделали?!

Голодный рык заставил переключиться на мысли о себе любимой. Так, либо я остаюсь тут и умираю, либо иду дальше. Разумеется, второй вариант подходил больше, но как же жутко идти, не зная, насколько длинные у этих чудищ-юдищ цепи! Рассудив, что граф все же не самоубийца и, если двигаться строго по центру, меня не тронут, я зашагала по галерее. Дракона в одиночку «ушатала», значит, эти тявкалки мне не помеха. Не скрою, поджилки тряслись, пару раз казалось, что мне вот-вот откусят голову, поэтому, увидев поджидавший меня у поворота за галереей «сюрприз», позорно закричала. В свете факелов я увидела Эрму!

— Прости. Я тебя напугала?

Не то слово! Еще одна прикидывавшаяся невинной овечкой тварь? Еще одна дева-дракон? Внебрачная дочь графа Александра?

Я хотела сглотнуть, но во рту было сухо.

— Кто ты такая?

Хихикнув, Эрма улыбнулась так, что на щеках заиграли ямочки.

— Что ж, я как раз собиралась тебе это рассказать.

В следующий момент от стены отделилась тень. Еще одна Эрма! Мать честная, они что, близняшки?!

— Привет, Полина. — Вторая Эрма помахала мне рукой.

Первая снова хихикнула и в одно мгновение преобразилась: передо мной стояла стройная худенькая женщина с острыми скулами и еще более острыми ушами.

— Эльфийка, — недолго гадала я.

— Меня зовут Саана, — представилась она. — Мы не встречались прежде, но я думаю, что ты уже слышала обо мне.

Я неуверенно кивнула и повернулась ко второй девушке:

— А ты кто?

Та прыснула в кулачок, как ребенок, чья шалость превзошла все ожидания.

— Ну ты что, это же я, Эрма! Саана моя подруга, мы познакомились в Солнечной бухте, и она попросила меня помочь. Я очень хотела познакомить вас, но у нас была секретная миссия.

Надежда что-то понять таяла, как кусок масла на тосте. Какая-то эльфийка, возможно, та самая, и еще Эрма — секретный агент… Да я уже не в состоянии здраво мыслить!

— Полина, ты очень храбрая девушка, — сказала Саана и взяла меня за руку. Я подумала, что она всего лишь выражает симпатию, но вдруг заметила, как от ее ладони полился тусклый свет, и мой ожог на запястье исчез. — Я все тебе расскажу.

Я вяло кивнула:

— Ага, хорошо. Только отойдем отсюда подальше? И лучше выйдем на свежий воздух.

Никто не возражал. Саана уверенно шла вперед, словно всю жизнь провела в подземельях.

— Ты уже знаешь историю принца. Много лет назад я отблагодарила за помощь человеческую женщину, королеву, и все это время меня терзало беспокойство. Вдохнуть жизнь в каменного младенца оказалось несложно, гораздо тяжелее было осознавать, что однажды чары могут ослабеть и исчезнуть. Как бы я себе ни внушала, что за мальчика должны отвечать его мать и он сам, все равно не могла с этим смириться. Поэтому вновь отправилась в Солнечную бухту и, чтобы быть поближе к принцу, приняла облик Эрмы. К счастью, она охотно согласилась мне помочь.

Хм, а эльфийка, выходит, не только сильная чародейка, но и хорошая актриса. Правда, в последние дни я не общалась с Эрмой, но и того, что видела, было достаточно, чтобы понимать — с ней все в порядке.

— А я была у подземных эльфов, — радостно поделился со мной «оригинал». — Они такие добрые и гостеприимные, столько всего знают! Представляешь, они хотят попросить моих родителей, чтобы те отпускали меня к ним. Их правительница говорит, что я могу играть с эльфятами, учить их рисованию и игре на музыкальных инструментах. А если эльфы наладят отношения с Ландорией, я могу открыть там свою школу. Так здорово!

— Я очень рада за тебя, — искренне ответила ей. На большее меня не хватило, эмоционально я была выжата почти досуха.

Мы свернули за угол и начали подъем по крутой лестнице.

— Когда тебя похитили после дуэли, мы с Эрмой немедленно отправились на поиски, — продолжила Саана. — Заклинание поиска привело нас сюда, благо замок находится недалеко от Солнечной бухты, а я знаю подземные ходы, в том числе те, которые способны сократить путь. Твоя любовь должна спасти принца Дарнелла.

Мое сердце словно сдавили тиски, в носу защипало от невыплаканных слез. Я так мало знала принца, но любила, любила так, что готова была даже выйти за него замуж, лишь бы он был жив и счастлив… Только получится ли у меня преодолеть древнюю магию?

— Эльфы удивительные, — снова затараторила Эрма. — Я спрашивала у них про зверолюдов, они сказали, что это одно из проявлений эльфийской магии. Эльфы давным-давно разбрелись — кто по другим странам, кто по другим мирам, но их магия до сих пор витает в воздухе. А Раковинка находится так близко от подземных городов, что люди там начали меняться, вот. Я им рассказала про Марко… Кстати, как он поживает? Я однажды видела, как его обижал какой-то мальчишка.

Я вспомнила о паже-зверолюде, и на душе стало еще тоскливей. Захотелось прижать мальчика к себе и зарыться лицом в его мягкие волосы.

Под жизнерадостный щебет Эрмы Саана вывела нас из мрачного подземелья через сеть потайных ходов, из которых без провожатой мне никогда не удалось бы выбраться. Я боялась, что сейчас глубокая ночь, однако солнце еще не село. Мы оказались почти у самого подножия каменного утеса, а еще ниже виднелась пыльная полоса дороги.

— Сюда скачут друзья, — вдруг спокойно произнесла эльфийка.

— Друзья? — эхом переспросила я. — Мои друзья?

— Двое, а с ними люди, закованные в латы, с оружием. — Она словно смотрела через пространство, таким отрешенным было ее лицо. — Времени у нас мало. Вот что я тебе скажу. Дарнелл снова в камень обращается, потому как чары мои срок исчерпали, а новые я наложить не в силах. Как только четверть века минует, конец придет моей магии. Из камня принц вышел, в камень и вернется.

— Тогда что…

— Внимательно слушай меня, — перебила Саана. — В сердце твоем есть тепло, которое и камень растопит, и смерть в жизнь обратит. Но спешить надо. Только тебе одной это под силу.

— Но что мне надо сделать?! — закричала я. — Что — конкретно? Неужели нельзя просто сказать, что надо сделать?

Саана покачала головой:

— В том я тебе не помощник. Сама поймешь, когда время придет. Твои друзья близко, пойдем им навстречу.

Она пошла вперед, и мы с Эрмой поспешили за ней. Я замешкалась, обходя нагромождение гладких валунов у дороги, а когда подошла к Эрме, эльфийки уже не было.

— Она вернулась домой, — с готовностью пояснила Эрма. — Эльфы не любят показываться людям.

Как только мы вернулись к мосту через ров и перешли его, из-за холма показался небольшой конный отряд. Я приложила козырьком руку ко лбу и чуть не закричала от счастья. Среди закованных в доспехи всадников были Дарнелл и Ирвин. Забыв, что совсем недавно собиралась лечь и умереть от усталости, бросилась вперед.

— Ребята! — Я махала руками как мельница. — Ребята, я здесь!

С легким ветерком до меня донесся голос Дарнелла:

— Полина!

— Не слезай с коня, обратно ты на него не заберешься! — гавкнул в своей манере Ирвин, а сам остановил лошадь и спешился. — Интеллигенция, ты где была?!

Несмотря на напускную сердитость, он подошел ко мне и то ли обнял, то ли поймал, чтобы больше никуда не убежала.

Непослушный Дарнелл тоже слез со скакуна, и я, вывернувшись из рук Ирвина, кинулась к нему.

— Как вы меня нашли?

— Жизель послала за драконом хронописец. Он и привел нас сюда. Гвен успела сказать, что это чудище похоже на принцессу Фейлу в ее втором обличье. Я и не знал, что она уже пыталась вас убить!

— Женщины такие скрытные, — вздохнул Ирвин. — Но сейчас не до ваших тайн. Выкладывай, что произошло. И откуда здесь эта девица?

С помощью Эрмы я ввела их в курс дела. Сказала, что Фейла упоминала графа Александра и что он, похоже, стоит за моим похищением. Новость удивила парней, и, пока Дарнелл хмурился, пытаясь понять мотивы графа, Ирвин громко ругался. Я редко слышала местные ругательства, так что невольно заслушалась.

— В чем дело? — насторожился Дарнелл.

— Гвендолин. Граф дважды сватался к ней и дважды получал от тебя отказ. В последний раз он был подозрительно настойчив, а накануне его дочку выгнали с отбора.

— Гвен в опасности, — понял Дарнелл. — Александр попытается пробиться во дворец любым способом. Сильван доложил мне об интересе графа к королевскому зверинцу. А Полина видела в подземелье его замка плененных животных. Так вот его тайная страсть! Он хотел через Гвен прибрать к рукам зверинец!

— Надо срочно возвращаться! — вцепилась в руку Дарнелла. — Я только приманка, чтобы увести вас подальше от поместья!

Дарнелл велел сопровождавшим его рыцарям проверить обстановку в замке графа и убедиться, что Фейла, если она не сбежала, не попытается снова на нас напасть. Потом Эрму усадили на коня позади Ирвина, я села позади Дарнелла, и мы во весь опор помчались в Солнечную бухту.

Времени было в обрез.

К счастью, королевские скакуны не зря ели отборный овес. Да и замок находился не так уж далеко, буквально в нескольких часах безостановочной скачки. Магический фейерверк мы заметили издалека. Я уже видела нечто подобное прежде, поэтому на скаку махнула рукой в том направлении. Дарнелл и Ирвин натянули поводья, и послушные кони понесли нас на свет разноцветных вспышек. Дорога лежала в стороне от территории поместья и в стороне от Раковинки. Я крепко держалась за принца, такого холодного и твердого — то ли от напряжения, то ли от поедающей его магии. Я надеялась на первый вариант.

— На пляже! — первым увидел цель Ирвин, и сидящая за его спиной Эрма издала неопределенный возглас, скорее восторженный, чем испуганный. У каменистой гряды с невысокими редкими зарослями кустарника Дарнелл ловко спешился и протянул руку к Ирвину, но в последний момент передумал.

— Леди, оставайтесь на месте, — приказал он. Оруженосец спрыгнул на землю, и они с принцем устремились вниз по крутому склону. Я тоже не могла спокойно сидеть, поэтому кое-как спустилась с коня и поспешила следом.

— Куда ты? — воскликнула Эрма. — Это может быть опасно!

— Я знаю, но там… — Я взобралась на склон. — Гвен! Там Гвен!

Я кубарем скатилась вниз и едва не угодила под ноги Дарнеллу.

— Полина? — Он протянул мне руку. — Почему ты не с леди Эрмой?

— Там Гвен, — выплюнула попавший в рот песок. — Что случилось?

С помощью Дарнелла поднялась на ноги и увидела подругу в объятиях Ирвина. Она дрожала, но, на первый взгляд, была невредима.

— Леди Полина! — по-щенячьи взвизгнул Марко, бросился ко мне и с детской искренностью обнял за талию. — Вы живы!

Я пошатнулась, но смогла устоять на ногах. Как приятно, когда тебя так ждут!

— Со мной все хорошо, только не реви. Ты же мужчина.

Дарнелл посмотрел на нас и сказал:

— Иногда даже мужчина может позволить себе слезы, и это не делает его менее мужественным.

— Мы все очень переживали, — вклинился Рето.

— И защищали герцогиню, — гордо сообщил Марко. — Дерек в них так пальнул, что в глазах потемнело. Да, Дерек?

Мальчишка смутился, но кивнул. Все пажи собрались здесь: Марко, Дерек, Сэм, Джулз, Рето и еще пара мальчишек, чьих имен я не запомнила. Ощетинились парадными кинжалами, которыми, кажется, и масло не разрежешь, зато какая отвага в глазах! Настоящие защитники.

— Кто-то напал на Гвендолин, — мрачно сообщил Дарнелл. — Если бы мальчики не охраняли ее и не подали сигнал, мы бы ни за что не успели на помощь.

— После того как леди Полину похитил дракон, мы решили, что надо быть начеку, — рассудительно сказал Сэмюэль.

Гвендолин отцепилась от Ирвина и протянула ко мне руки. Бедная, кто же тебя так напугал? Найду — ноги оторву.

Я обняла Гвен — дрожащую, точно птичка в силках, а мужчины, большие и маленькие, быстро обсудили ситуацию. Выяснилось, что Гвен получила от неизвестного записку, в которой говорилось обо мне. Мол, если придешь одна, узнаешь, как спасти подругу. Мальчишки про это проведали, проследили за самоотверженной герцогиней и услышали, как люди в черных одеждах потребовали от Гвен, чтобы она немедленно поехала с ними и делала, что ей скажут, иначе Полину (то есть меня) скормят дракону.

— Я видел там, далеко, карету, — сказал Джулз и махнул рукой. — На ней был вот такой герб.

Он опустился на корточки и пальцем нарисовал на песке какую-то непонятную загогулину, но принц ее явно узнал.

— Граф Александр, — прорычал он. — Мерзавец!

Знакомое имечко, кто бы сомневался.

— Чего он хотел, Гвен? — спросила тихо.

— Чтобы я стала его женой, — выдавила она еле слышно. — Я так испугалась… Но ведь если бы не пришла, он бы убил тебя.

— Черта с два он меня убил бы! — эмоционально воскликнула я, всерьез рассердившись. — Да я бы сама из него подушечку для иголок сделала! Шантажист недоделанный! Да я его…

— Полина, не надо, — попросил Дарнелл и крепко меня обнял. Я вмиг перестала кипятиться, осознав, что все на нас смотрят, а я…

А мне это нравится.

— Мы вернемся в поместье и отправим за графом королевских солдат. Предъявим ему обвинение в шантаже, покушении на жизнь леди Полины, попытке похищения герцогини Армельской, незаконном отлове и содержании редких животных, а еще докажем, что он причастен к смерти родителей Гвендолин. Пусть ответит за свои… за свои…

Объятия ослабели, и я почувствовала, как на меня навалилась тяжесть безвольного мужского тела. Ирвин подхватил хозяина на руки и скомандовал:

— Все, живо возвращаемся. Бегом!

Оруженосец с Дарнеллом поскакал вперед, мы с Эрмой и ребятами пошли пешком, хотя я готова была полететь за принцем, если бы могла. Неужели мы опоздали? Неужели я опоздала? Или моя любовь недостаточно сильная, чтобы его спасти?

— Скачи за ним, — сказала Гвен, и Марко протянул мне поводья. Я несколько секунд просто смотрела на подругу, потом почти без посторонней помощи вскочила в седло и пришпорила коня. Вперед! Я ни за что не дам Дарнеллу умереть!

Управляющий помог мне спешиться, а горничные проводили в покои принца, откуда выходили, скорбно покачивая головами, королевский лекарь, маг и астролог. Никто из них не знал способа облегчить участь Дарнелла. Я замерла на пороге, страшась сделать шаг.

— Спаси его, — попросила королева, отходя от постели. — Никто ничего не может. Только ты. Я сначала была против тебя, не понимала, что время моих решений уже прошло. Теперь выбор должны сделать вы сами. Прошу, спаси моего сына.

— Я хочу, — ответила я, но горло сдавило, и говорить получалось с трудом. — Я хочу его спасти, но не знаю как. Что мне нужно сделать?

— Никто тебе этого не скажет, — покачала головой Джорджиана. — Прости меня. Простите меня…

Она вышла за дверь, и я осталась одна в полутемной комнате. Одна, не считая Дарнелла, неподвижно лежащего в постели под балдахином. Тонкая белая ткань, собранная аккуратными волнами, навевала неприятные мысли о погребальном саване. Я подошла ближе — широкая полоса света падала на принца, безжалостно подчеркивая неестественную бледность и заостренность застывших черт лица. Он был как спящая красавица из сказки, только настоящий. И почти мертвый.

Я поняла это, когда отвела в сторону ворот его рубашки. Серые трещины покрывали грудь, плечо, всю левую руку до кисти и уже обхватили левый бок. Я не думала, что все настолько плохо.

— Эй, — позвала тихо, — ты меня слышишь? Это Полина. Я пришла.

Он молчал и не шевелился, даже ресницы не дрогнули. Я сжала кулаки.

— Я не знаю, что мне сделать, чтобы тебя спасти. Я правда не знаю, но я готова на все, чтобы тебе стало лучше. Ты мне веришь?

Принц оставался все таким же неподвижным и холодным, и я заплакала. Тоненько, жалобно, совсем некрасиво. Почему нельзя просто взмахнуть волшебной палочкой и сотворить чудо? Почему хорошие люди должны страдать, а плохие — безнаказанно делать гадости? Почему нельзя быть с тем, кого любишь, ибо вы не просто разные по характеру или происхождению, но из разных миров? Я вытерла слезы кулаком и заревела снова, еще безутешнее прежнего.

Нет, хватит. Распуская нюни, я никого не спасу.

— Когда ты очнешься и станешь таким, как был, я покажу тебе свой мир и познакомлю с родителями. Они хорошие, и брат тебе тоже понравится. — Я заставила себя улыбнуться. — Мне не нужен трон, короны мне вообще не идут, так что вряд ли смогу стать твоей женой. Знаешь, я вообще-то о замужестве только сейчас серьезно задумалась. Из-за тебя…

Я наклонилась и поцеловала холодные твердые губы. Дыхание едва ощущалось, и мне казалось, что я целую статую, а не человека. Но это все еще был Дарнелл, а я все еще боялась признаться… Хотя…

— Я люблю тебя, — прошептала и погладила бледную щеку. — Моей любви должно хватить на двоих. Это больше не соревнование с ценным призом и не обещание подруге. Я тебя полюбила такого, какой ты есть. И если моя любовь не сможет тебя исцелить, тогда я не знаю, что такое любовь.

Вышла из комнаты, тихо притворила за собой дверь. Я сделала все, что могла, и, если этого окажется недостаточно, в этом лишь моя вина.


Трое суток прошли в сплошном тумане — что день, что ночь, все едино. К Дарнеллу почти никого не пускали. Я вроде бы гуляла, ела, разговаривала со знакомыми, но была как во сне и не могла проснуться. Это походило на затянувшийся кошмар.

На четвертый день после ужина я отправилась погулять в саду и, как в предыдущие три дня, вышла к неработающему фонтану с двумя скульптурами на постаменте. Они притягивали меня, я знала, что Ирвин тоже сюда приходит, просто мы старались друг с другом не встречаться и давали друг другу возможность побыть в одиночестве.

Итак, я пришла и первым делом увидела Саану, которая сидела на бортике фонтана и плела венок.

— Эй! — Я в мгновение ока оказалась рядом с ней. — Что ты здесь делаешь?

— Плету тебе корону, — ответила она. — Наклонись-ка.

Я зачем-то подчинилась, и эльфийка надела мне на голову венок.

— Вот так гораздо лучше, — удовлетворенно сказала она и улыбнулась. — Я пришла попрощаться. Больше меня здесь ничто не держит.

— А как же принц? Я думала, ты пришла, чтобы помочь ему.

— Я уже говорила, что это магия другого порядка. Здесь не может быть обратного заклинания или чего-то подобного. Только то, что у вас, людей, в душе.

— Я все еще не понимаю.

— А тебе и не нужно понимать. — Она спрыгнула на землю и положила ладони мне на плечи. — Тебе нужно чувствовать.

Эльфийка отошла, помахала мне на прощанье рукой и исчезла. Я моргнула, а ее и след простыл, поминай как звали. Вернулась к крыльцу и увидела, что в окнах комнаты принца горит свет. Это могло означать только одно — что-то изменилось. Только в какую сторону…

Я подхватила юбки и побежала, перепрыгивая через ступени и расталкивая зазевавшихся слуг. На повороте меня занесло, я больно ударилась плечом о стену, оттолкнулась от нее и побежала дальше. Возле спальни никого не было, и это еще сильнее напугало. Я буквально выбила дверь, ворвалась в комнату и угодила в широко распахнутые объятия.

— Где он?! Пустите! — выкрикнула в панике и только после этого поняла, что обнимает меня сам Дарнелл.

— Здесь, — улыбнулся он. — Я здесь.

Я обняла его, потом зарылась руками в растрепанные золотистые кудри и заглянула в улыбающееся живое лицо.

— Это правда ты.

— Совершенно точно.

Ирвин, Клодия, Рикена и Джорджиана молча поднялись и вышли. Дарнелл крепче обнял меня, и, когда наши губы разделяли считаные сантиметры, я не стала отворачиваться и с большим удовольствием дала себя поцеловать. Отбор завершился, но в конце концов победила не я — победила любовь.

И все остались довольны.


Полина Покровская, иномирянка


Я не спала всю ночь, и горничным пришлось сотворить чудо, чтобы перед закрытыми дверями тронного зала я стояла свеженькой, как огурчик, и цветущей, как майская роза. Я старалась держаться бодрячком, но даже дышала через раз — и дело вовсе не в тугом корсете, который пришлось надеть под платье.

Сегодня я выходила замуж, и будущий правитель королевства Ландория, его высочество принц Дарнелл, уже ожидал меня. Будущий правитель, да. Но важнее всего для меня сейчас было то, что он мой будущий муж, как бы странно и непривычно это ни звучало.

Я переборола волнение и шагнула ему навстречу.

— Полина! — Дарнелл обрадовался так, словно не ожидал, что я приду. Красивый как никогда, в белоснежном парадном камзоле с золотыми пуговицами, узких брюках, начищенных до зеркального блеска высоких сапогах. На золотистых кудрях — тонкий обруч короны с небольшими зубцами. Ничего излишне вычурного или показного богатого, но такое простое украшение ему невероятно шло. Мне до сих пор не верилось, что этот прекрасный, высокий, стройный, добрый и умный мужчина скоро официально станет моим мужем. Впрочем, для этого ему пришлось изрядно постараться и уговорить меня.

После окончательного исцеления Дарнелла я засобиралась домой. Разумеется, я не стала меньше любить его, наоборот, любила еще сильнее, но факт оставался фактом. Мы слишком разные, и из этого ничего не получится. Королевы из меня не выйдет, а так Дарнелл хотя бы сможет найти себе достойную пару. Сам, без отборов и советов. Я должна была уйти, потому что считала это правильным. Тайком вернулась домой и позорно спряталась в родной квартире, обложившись мягкими игрушками и бумажными носовыми платками. Время без меня будто остановилось, я очутилась возле своего университета в момент, когда студент все так же развлекал девушку на лавочке игрой на губной гармошке. Светило солнце, и его лучи ярко играли в струях фонтана. На негнущихся ногах я пошла в копи-центр и забрала свою дипломную работу про штюрмеров, которая больше не имела для меня никакого значения. А потом отправилась домой.

— Ты не передумаешь? — обеспокоенно спросил Дарнелл, когда лакеи приготовились распахнуть перед нами двери.

Он отправился искать меня в другой, чужой мир, чтобы задать важный вопрос. «Ты согласна стать моей женой?» — выпалил принц, едва я, заспанная, в коротком халатике, вышла из спальни. Мама, впустившая моего «друга», синхронно со мной распахнула рот.

И начались дебаты…

— Раз я пришла за тобой сюда, значит, не передумаю, — ответила звенящим от напряжения голосом. — И вообще, за кого ты меня принимаешь?

— За свою невесту.

— О… — растерялась я. — Отлично. Тогда пойдем?

Я взялась за его локоть кончиками пальцев. Там, в зале, нас ждала восторженная, счастливая толпа друзей, родственников и просто людей, которые радовались за меня и Дарнелла. Были там Гвендолин с Ирвином, Эрма, Клодия, госпожа Рикена и господин Карлин, зверолюды из Раковинки и даже Киган с очаровательной невестой-русалочкой. Прибыла моя семья в полном составе, даже вечно занятый брат Никита. В местной одежде они напоминали аристократов, даже Буське, которую мама держала на руках, нашли нарядную заколочку на челку. Было непросто убедить родных, что мой будущий муж нам не мерещится и портал в другой мир — это не массовая галлюцинация. Но главное, что убедило их, это обещание Дарнелла сделать меня счастливой. Я тоже в это верила. Бетни отправилась за решетку, Фейла осталась безнаказанной благодаря своему высокому положению — все-таки война не входила в планы страны. Жалко только, граф Александр сумел сбежать, но я надеялась, что он никогда больше не вернется в Ландорию и не испортит жизнь никому из моих друзей.

Двери в тронный зал отворились, Марко и Сэм подхватили длинный шлейф моего платья, и Дарнелл повел меня навстречу королю и королеве. Все было так нереально, волнующе, страшно и приятно одновременно! Король поднялся и произнес прочувствованную речь, совсем как на настоящей русской свадьбе. Помнится, на свадьбе подруги ее отец под конец напутственного слова пустил скупую мужскую слезу. Странно, но это мимолетное воспоминание помогло мне немного расслабиться.

— Леди Полина Покровская нарекается единственной и полноправной супругой наследного принца Ландории Дарнелла и принцессой сих земель! — услышала я заключительные слова и вздрогнула, когда зал разразился ликующими криками и громкими аплодисментами. В воздух полетели цветочные лепестки и тонкие атласные ленты. Я наклонила голову, и королева Джорджиана надела на нее изящную корону невероятной красоты, в которую превратился прощальный подарок подземной эльфийки.

Я повернулась к Дарнеллу и оторопела — в ярком свете многочисленных ламп и ярких огоньков хронописцев он сиял, словно бог, сошедший с Олимпа. Теперь он мой, только мой!

— Жена моя, — с улыбкой сказал Дарнелл. — Подари мне первый поцелуй.

Толпа стихла, в абсолютной тишине я потянулась к мужу и почувствовала мягкость его губ, его свежий, мятный аромат, его тепло, которого мне так не хватало. И пусть я не мечтала ни о чем таком, чудеса, оказывается, все еще случаются.

Нужно только очень постараться.

Как только мы прервали поцелуй, все присутствующие вновь огласили зал криками, пожеланиями долгих лет счастья и аплодисментами. Голос Жизель я узнавала из тысячи, и даже Буся поддержала меня звонким лаем.

После торжественной церемонии должен был начаться праздничный пир, но я думать о еде не могла. Эйфория закружила голову и взбодрила лучше любых трапезы и вина.

Дарнелл мягко взял меня за локоть и привлек к себе. Я уже готова была благосклонно принять несколько новых поцелуев, однако муж не оправдал мои ожидания.

— Пока гости собираются, у нас есть время, чтобы уладить еще одно дело, — заговорщически прошептал он, от чего стал похож на великовозрастного шалуна.

— И что это за дело?

— Увидишь.

Решив не портить сюрприз, я промолчала и прошла с ним в небольшой зал, который местная прислуга называла «Звездным» из-за небесной тематики дизайна. Звезды были повсюду, на стенах, на полу, на мебели. А под потолком кружились ожившие солнце и луна. Горничные-хамелеончики любили это место, судя по всему, им нравилось, когда на их платьях появлялись звездочки и кометы.

Нас ждали четверо: Гвендолин, Ирвин, Марко и неизвестный мне приятный мужчина лет сорока с умным лицом и забранными в хвост каштановыми волосами.

— Полина, познакомься, это мастер Торстен, — ласково сказал Дарнелл, будто я была его маленькой дочкой, а не женой.

Мастер Торстен, чье имя показалось мне смутно знакомым, приветствовал меня легким поклоном.

— Поздравляю вас, ваше высочество.

О боже, это я-то высочество! Как бы поскорей привыкнуть к этому, а то чувствую, что заливаюсь румянцем, как дурочка.

— Благодарю, мастер. — Я на автомате сделала книксен, хотя, может, и не должна была в своем новом статусе. — А теперь мне кто-нибудь объяснит, что происходит? Что тут за вечеринка намечается?

Подсказок я не находила. Гвен хитренько улыбалась, Ирвин поглядывал на меня со снисходительной ухмылкой, и только Марко был как будто не в своей тарелке.

— Ты теперь принцесса, — напомнил мне Дарнелл, — и тебе полагается иметь оруженосца. Я подумал, что нет смысла тянуть с этим, вы же с Марко идеально друг другу подходите.

От этого заявления я чуть не рухнула на пол прямо в своем великолепном платье, а паж подскочил на месте.

— Что? Ваше высочество, вы шутите?

— Марко, где твои хорошие манеры? — протянул мастер Торстен с наигранной строгостью. — Разумеется, его высочество не шутит. Если ты согласен, мы проведем обряд по слиянию душ, — добавил он уже более серьезным тоном.

Хвост юного зверолюда дернулся, как у напуганной кошки.

— А если я не подойду леди Полине?

— Значит, ваши души не сольются, только и всего, — легко ответил наставник. — Никто от этого не умрет. А позже, если не передумаешь, попробуем найти тебе нового хозяина.

Невероятно, но в этот момент все мои предубеждения против мечты Марко куда-то испарились. Я подошла к мальчику и взяла его за руки.

— Марко, если ты этого хочешь, я согласна, чтобы ты стал моим оруженосцем.

Прерывая сентиментальную сцену, Ирвин нетерпеливо хлопнул два раза в ладоши.

— Довольно слов! У вас еще будет время наговориться, а пир без молодоженов не начнут.

Получив согласие обеих сторон, мастер Торстен достал из кармана камзола маленькую книжку в коричневом переплете и велел нам с Марко встать друг напротив друга. Даже после только что закончившейся церемонии бракосочетания я жутко волновалась.

А вот паж выглядел собранным. Настоящий мужчина.

Маг начал что-то читать на непонятном мне языке, и от нас с Марко отделились две сотканные из света фигуры. Из наших узнаваемых двойников они вдруг превратились в два луча и, закружившись, словно в танце, слились, став одним целым. А потом все произошло, как при обратной прокрутке кино. Мастер Торстен замолчал, и световые двойники вернулись в наши тела.

— Все получилось, — довольно произнес маг, убирая книжку в карман.

Марко вертел головой, пытаясь понять, что произошло. Я же успокоилась окончательно: его мечта осуществилась, и он, к моей радости, не изменился после обряда. Напрасно я боялась, что его шевелюра сделается зеленой или розовой: волосы и шерстка Марко еще больше стали отливать золотом, а зеленые глаза сияли ярче обычного.

От умиления я чуть не заплакала.

— Я тебя поздравляю, милый.

— А я поздравляю вас обоих, — сказала Гвен, промокнув глаза платочком.

Дарнелл положил руку на плечо новоиспеченному оруженосцу.

— Как насчет первого превращения? Попробуем сейчас?

— Конечно, попробуем, — откликнулся Ирвин вместо Марко. — Обряд без первого превращения — все равно что свадьба без первой брачной ночи.

Мы с Гвен зашикали на него, и тут наконец подал голос Марко:

— Я готов.

— Прекрасно, — обрадовался Дарнелл. — Полина, тебе нужно представить оружие в своей руке и позвать оруженосца. В первый раз будет немного больно, но только в первый, обещаю. Ты справишься.

— Ага. — Я тупо кивнула.

А ведь это не последний стресс, у меня еще брачная ночь впереди!

Избавившись от лишних мыслей, я шумно, совсем не как принцесса, выдохнула и вытянула руку.

— Марко!

Мое тело пронзила боль. Неприятная, но не такая, чтобы с воплями кататься по полу. Золотая молния, возникшая на месте мальчика, перелетела ко мне в ладонь и превратилась в изящную рапиру с витиеватым эфесом.

— Ox! — Я с восторгом разглядывала своего волшебного оруженосца. — Это невероятно! Марко, как ты?

«Все… все хорошо, Полина», — услышала в ответ.

И вскрикнула от неожиданности, когда Ирвин выхватил у меня рапиру и несколько раз со свистом рассек ею воздух.

— Отличный клинок, — похвалил он, возвращая мне оруженосца.

— Ты, наверное, его напугал. Марко, пока хватит превращений.

Из моей руки выскочила золотая молния — передо мной снова появился Марко. Он пошатнулся с непривычки, и Дарнелл сзади поддержал его.

— Ты еще всему научишься.

Я позволила эмоциям выплеснуться наружу и обняла растерянного оруженосца.

— Телячьи нежности. Вы еще усыновите его, — пробурчал Ирвин.

— Нет, мы своих родим. — Муж напоследок потрепал мальчика по голове. — А мы с тобой, Ирвин, начнем заниматься с Полиной и Марко. Им нужна наша помощь, и ты не откажешь. Ведь так?

— Что — так?

— Не вредничай, — сказала Гвендолин.

Он перекинул косу за спину.

— Больше не буду, ваша светлость.

Глядя на этих двоих, Дарнелл не удержался от улыбки.

— Ирвин, а помнишь, что я тебе говорил? Что после меня под венец пойдешь ты.

— С кем же?

Подыгрывая мужу, я пожала плечами:

— Ну не знаю. С герцогиней, например, какой-нибудь.

— Не сходи с ума, интеллигенция. Кому я нужен без титула?

— Титул будет, — успокоил его Дарнелл. — Как раз есть одно герцогство, нуждающееся в хозяине. Гвен, ты же не будешь против, если отец отдаст владения твоих родителей Ирвину?

Глаза девушки расширились. Платочек выпал из внезапно ослабевших пальчиков.

— Я не понимаю…

— Вы с Ирвином поженитесь, тормоза! — воскликнула я в нетерпении.

Марко засмеялся, и я мгновенно присоединилась к его смеху. Да и Дарнелл с мастером Торстеном нас поддержали.

Да. Бороться за свое счастье надо самому, но иногда необходимо, чтобы кто-то вовремя тебя пнул.

— Идем к столу? — невинно предложила я, и мы с Дарнеллом оставили растерянную парочку выяснять отношения. Мне еще столько нужно сделать! Например, раз и навсегда отменить отборы…

Принцесса я теперь или кто?


ЧАСТЬ ВТОРАЯ | Принцами надо делиться |