home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава тридцать четвертая

На единственном перроне провинциального вокзала не было видно ни души. Почему же они не едут дальше? Взгляд Ванды упал на вокзальные часы, подвешенные между двумя путями. Уже два часа дня! Если так и дальше пойдет, она попадет домой только ночью.

Наконец поезд дернулся, задрожал и пришел в движение. Еще немного, и Ванда собственноручно стала бы толкать тяжелый, громадный поезд.

После Нюрнберга они останавливались как минимум пять раз. Каждый раз Сильвия просыпалась и начинала плакать от пронзительного визга тормозов. Ванде с трудом удавалось успокоить ребенка. И каждый раз в купе попадал дым от сожженного угля, раздражая нос и глаза. Носовой платок Ванды совсем испачкался, да и она сама выглядела так, словно ночевала на угольном складе.

Девушка с облегчением наблюдала, как уменьшается здание вокзала и потом исчезает из виду.

Наконец-то! Ей очень хотелось домой.


Вскоре после этого открытую местность сменили густые леса. Теперь не видно было ни цветущих роз и лилий, а лишь разнотравье – растения, грациозно покачивавшиеся на ветру. Ванда задумчиво смотрела в окно, как вдруг, к своему удивлению, заметила две громадные сросшиеся пихты.

Сиамские близнецы!

На эти два дерева указал ей Рихард, когда они ехали в Италию и только отправились из Кобурга! «Вот такой должна быть и наша любовь, как эти деревья, которые тесно сплелись корнями и ветвями», – сказал он тогда Ванде. На ее губах заиграла улыбка.

Что скажет ее мать насчет Рихарда? Когда она познакомится с ним ближе, то наверняка простит ему то, что он стеклодув…

Мама в Лауше. Ванда все еще не могла осознать это. Может, Рут сказала так в состоянии шока? Может, она еще передумает? Но ее голос звучал очень решительно.

Сильвия стала тихо похныкивать. Ванда положила на руку одеяло и вынула девочку из корзинки. Она нежно пригладила тонкие, чуть взмокшие волосы на затылке Сильвии.

– Дорогая, любимая Сильвия, – тихо произнесла Ванда. – Скоро мы будем дома, скоро…

Малышка успокоилась и повернула головку к Ванде.

Ванда снова погрузилась в мысли. Как все-таки разговаривала с ней мать?! Как со взрослой. Совсем не так, как раньше.

«Я горжусь тобой», – сказала она дочери. Как же хорошо было от этих слов!

– Бедная маленькая девочка, ты еще ничего не знаешь о маме, и это хорошо…

Осознание этого пришло к Ванде так неожиданно, что она вздрогнула. Неужели она находилась в таком же положении, как и ее родная мать когда-то? Ванда путешествовала через пол-Европы с ребенком Марии на руках, который должен был носить фамилию де Лукка, но вырастет в Лауше. В прошлом Стивен заказал для Рут и Ванды поддельные документы – в ее случае это сделал отец Франко. Тогда Рут решила, что для дочери будет лучше ничего не знать о своем происхождении. А теперь Ванде предстояло уберечь девочку, чтобы та ничего не узнала о темных злодеяниях отца.

Ванда всхлипнула.

– Все будет хорошо, моя принцесса, – шептала она сдавленным голосом.

Словно откуда-то из ночи донеслись слова Йоханны: «Почему тебе непременно нужно совершать ошибки взрослых? Разве не умнее было хотя бы попытаться сделать все лучше?» Ванда не могла вспомнить, в отношении чего тетка говорила ей это. Эти фразы остались где-то в прошлом.

Скоро она будет дома. У Йоханны.

И скоро туда приедет ее мать. Должно было произойти ужасное несчастье, чтобы Рут снова решилась приехать на родину. Какая ирония судьбы! Ванда покачала головой. Они вместе будут скорбеть о Марии. Штайнманны. А Ванда была одной из них.

Внезапно ее душа наполнилась пламенем под названием «уверенность». И пламя это росло по мере того, как поезд подъезжал все ближе к месту назначения, расположенному среди пихтовых лесов.

Все будет хорошо.

До свадьбы она переберется с Сильвией в дом к отцу. Тогда мать сможет поселиться у Йоханны. Отличная идея! Еве наверняка понравится, если в доме появится ребенок и она сможет помогать Ванде с Сильвией. В конце концов, у нее ведь был большой опыт – она воспитывала братьев и сестер. На лице Ванды за долгое время мелькнула первая слабая улыбка. Горе, если Ева и Рут вспомнят старые ссоры! Тогда Ванда ясно выскажет им свою позицию по этому поводу.

Странно, но она была уверена, что ее настоящий отец и мать снова встретятся. И все же Ванде казалось, что визит Рут пройдет хорошо.

Малышка на ее руках зашевелилась.

Она передаст Сильвии всю любовь этого мира. Каждый вечер Ванда станет рассказывать девочке о ее красивой и гордой матери – грозе всех стеклодувов Лауши! Расскажет истории про стеклянные блестки и елочные шары… И Рихард возьмет ее на колени, так что она сможет наблюдать за его работой. Возможно, девочка даже унаследовала дар Марии?

А когда придет время, Ванда расскажет Сильвии о ее отце.


Глава тридцать третья | Американская леди | Несколько личных замечаний напоследок