home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцать девятая

Солнце висит низко и светит сквозь деревья. Они отбрасывают длинные тени, как пальцы, которые хотят схватить и

Отпустите меня!

Мария пригибается под ветками. Прочь из темноты! Но тени быстрее, чем она, и скользят именно туда, куда ступает ее нога, шаг за шагом. Они уже здесь, от них не скрыться

Игра, в которую играли близнецы Йоханны. Картинки всплывают в ее памятиКруги, нарисованные мелом на булыжной мостовой, кружащиеся юбки, детские песниРаз, два – оп! Тени подбирают слова, прежде чем она успевает их вспомнить.

– Мария, раздевайся наконец! Солнечные ванны нужно принимать голой.

Шерлейн, как всегда, недовольна тем, что Мария не придерживается в точности правил Монте-Верита. Руки начинают стягивать с нее платье, ткань прилипает к лицу, Мария хватает ртом воздух и не может вдохнуть. Так узко. Так узко, что она боится, но

– Не раздевайте, нет!.. Мужчина с длинной бородой! Он хочет забрать меня… – Мысли расплываются, как чернила на мокрой бумаге. Что за мужчина?


– Piano, Мария! Никто не хочет тебя раздеть.

Чья-то рука снова прижимает ее к постели.

– Позволь мне положить полотенце тебе на лоб. Нам нужно сбить жар.

Мария подхватилась, мокрая от пота.

– Жар…

Какое-то мгновение она не узнавала женщину, которая намочила белое полотенце в фарфоровой миске и отжала. А потом память постепенно стала возвращаться: роды, адские муки и в какой-то миг благостная пустота, никаких чувств, никакой боли…

Мужчина с длинной бородойОн снова здесь, он прячется в лесу среди зеленых и синих теней, иОн подзывает ее, она его отчетливо видит

Она что-то припоминала. Нечто важное, отчего она даже хотела подскочить на ноги, чтобы лучше думать. Она всеми силами пыталась превозмочь головокружение, которое тут же накатило на нее. Ясные моменты стали редкостью, она должна была использовать каждый.

– Мой ребенок. Где мой ребенок?

Как она могла позабыть о дочери? Она ведь должна позаботиться о малышке. О Сильвии.

Успокаивающие слова долетели до ее ушей, будто через слой ваты, отчего нарастающая паника сразу пропала.

С ребенкомвсехорошохорошо

Глаза Марии закрылись сами собой, как она ни старалась противиться этому.

Сильвия и Мария. Короткое имя. А больше ее ребенку и не нужно. Хорошее имя. Сильвия Штайнманн… Головокружение усилилось, голова отяжелела…

Под закрытыми веками появились какие-то проблески, словно капли росы после весеннего дождя. Но это не капельки воды, а отшлифованные стеклянные призмы, которые улавливали солнечный свет и превращали его в разноцветную радугу.

Горги у постели Марии. Она держит перед ее лицом стеклянные бусы.

– Видишь, тени ушли! – Она смеется, ее кожа блестит всеми цветами радуги.

– Теперь мы можем развлечься… – Она помахивает бусами, призмы плавятся, соединяясь друг с другом, становятся все округлее и округлее, превращаются в шары.

– Это стеклянный рай… – пробормотала Мария.


Глава двадцать восьмая | Американская леди | * * *